Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Митрополит Волоколамский Иларион: «Современный Катехизис Русской Православной Церкви станет соборным трудом»

Митрополит Волоколамский Иларион: «Современный Катехизис Русской Православной Церкви станет соборным трудом»
Версия для печати
27 мая 2010 г. 18:00

В интервью порталу Седмица.ru ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, председатель рабочей группы по подготовке современного Катехизиса Русской Православной Церкви митрополит Волоколамский Иларион рассказал о ходе работы над Катехизисом, реформировании духовного образования в соответствии с принципами Болонского процесса и актуальных задачах, стоящих перед Общецерковной аспирантурой.

— Ваше Высокопреосвященство, Вы возглавляете рабочую группу по подготовке современного Катехизиса Русской Православной Церкви. Почему и как возник этот проект?

— Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 25 декабря 2009 г. поручил мне возглавить рабочую группу по подготовке современного Катехизиса Русской Православной Церкви. Это решение было принято во исполнение постановления Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2008 г., признавшего важным «начать работу по созданию современного Катехизиса Русской Православной Церкви» (п. 21 определения «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви»).

Принимая это решение, Архиерейский Собор исходил из того, что сегодня у нас нет официального, утвержденного высшей церковной властью сборника, содержащего сведения по вероучению, нравственному учению, аскетической практике, литургическим темам и актуальным вопросам современности.

В истории Православия существовало много катехизисов и катехизических книг. В первую очередь, это тексты, относящиеся к святоотеческому наследию, например, среди наиболее известных — «Слова огласительные» святого Кирилла Иерусалимского и «Точное изложение Православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина.

Но катехизисы и изложения веры создавались и в более позднее время. Наиболее известным трудом XIX века является катехизис, составленный святителем Московским Филаретом. Но не будем забывать, что этот катехизис был написан почти 200 лет назад, он устарел по форме и стилю, устарела в немалой степени его тематика, а также и применяемый в нем метод изложения. Ни редактирование, ни адаптация к современным условиям не сможет сделать его актуальным и доступным для современного человека. Например, один из разделов катехизиса митрополита Филарета посвящен недопустимости дуэлей. С другой стороны, множество вопросов, которые ставит перед христианином современная действительность, в этом катехизисе не отражено.

Таким образом, современного, но в то же время соборно принятого всей Церковью катехизиса сегодня не существует. Но при этом потребность в нем весьма острая. Вот почему Архиерейский Собор и принял решение о подготовке современного Катехизиса Русской Православной Церкви.

— Каким будет новый Катехизис?

— На первом заседании рабочей группы мы пришли к выводу, что Катехизис должен быть подробным, фундаментальным трудом. Он должен не только охватывать вероучительные вопросы, но и содержать сведения о сфере нравственности, об устройстве Церкви, о богослужении и Таинствах, а также о тех вопросах, которые ставит перед христианином современность.

Катехизис должен быть подобен по методу и стилю иным современным церковным документам, принятым в последние десятилетия, например, Основам социальной концепции Русской Православной Церкви. Некоторые части Катехизиса, в силу специфики затрагивающие социальные и этические темы, будут базироваться на Основах социальной концепции — том документе, который уже апробирован высшей церковной властью.

Объем катехизиса должен быть весьма значительным. На основе полного Катехизиса можно будет создать и более краткий вариант — для решения миссионерских и катехизаторских задач, для чтения людьми, лишь недавно принявшими Таинство Крещения.

— Будет ли Катехизис писаться в классической вопросо-ответной форме?

— Нет. Мы сочли целесообразным излагать каждую тему систематически и последовательно.

— Какова будет его структура?

— Катехизис должен состоять из четырех больших разделов. Первый раздел имеет рабочее название «Бог и человек». В него войдет, по преимуществу, догматическое учение о Боге, о Святой Троице, о двух природах во Христе, о Святом Духе, учение о сотворении мира и человека, основы антропологии, эсхатологическое учение.

Предварительное название второго раздела — «Церковь и богослужение». Здесь будет излагаться учение о Церкви, строе церковной жизни, праздниках, богослужении суточного, седмичного и годичного кругов, о Божественной литургии, Таинствах и обрядах Православной Церкви.

Третий раздел мы условно назвали «Жизнь во Христе». В нем пойдет речь о нравственности — прежде всего, личной, включая некоторые аспекты семейной нравственности, а также об аскетике, например, о постах, о том, как христианин должен строить свою молитвенную жизнь.

Наконец, в последнем разделе, предварительно получившем название «Церковь и современный мир», будут излагаться основы социального учения Русской Православной Церкви, а также ответы на актуальные вопросы современности.

— Определена ли уже процедура подготовки текста?

— Для подготовки каждого раздела из членов нашей рабочей группы были сформированы подгруппы. В рамках подгрупп были подготовлены предложения по подробному содержанию каждого из разделов. На заседании рабочей группы мы определили общий план Катехизиса с приблизительным объемом каждого раздела, сформировали авторский коллектив, распределили задания. Сроки подготовки текстов довольно жесткие — мы надеемся получить первый вариант текстов уже этой осенью.

Каждый раздел будет подвергаться внутреннему, затем внешнему рецензированию. Потом мы будем рассматривать текст в рамках пленарного заседания рабочей группы, обсуждать его и, наконец, сводить все воедино, после чего труд будет представлен на рассмотрение Синодальной Библейско-богословской комиссии, которая, в свою очередь, представит документ Священному Синоду; окончательную редакцию Катехизиса рассмотрит Архиерейский Собор.

— Кто принимает участие в написании Катехизиса?

— В первую очередь члены рабочей группы, назначенной Священным Синодом, ведущие и наиболее авторитетные пастыри и богословы нашей Церкви, знатоки Священного Писания и Священного Предания Церкви, святоотеческого богословия и традиций православного подвижничества, известные эксперты, ученые и специалисты.

Очень важно, что современный Катехизис Русской Православной Церкви станет соборным трудом многих авторов, специалистов в различных областях богословия, будет результатом соборного церковного разума.

— Каковы, на Ваш взгляд, основные трудности при подготовке Катехизиса?

— В первую очередь важно обеспечить соборный и весьма основательный характер процесса его подготовки. Хотя первичные элементы текста будут писаться отдельными авторами, но просматриваться и дополняться они будут всеми членами рабочей группы, а также и специально привлеченными экспертами и специалистами.

Нам, вероятно, придется столкнуться с содержательными проблемами. Очевидно, что есть вопросы, ответы на которые уже давно сформулированы Церковью, в сфере вероучения и догматов. Но по ряду других тем, в частности, по вопросам, касающимся Церкви, личной и семейной нравственности, а также по некоторым аспектам аскетической практики требуется серьезное обсуждение. Работа эта будет непростой. Нам нужно будет приводить к общему знаменателю все многообразие существующих в Церкви практик, ведь мы должны дать людям официальный церковный документ, из которого человек — и тот, кто уже является членом Церкви, и тот, кто еще находится на пути к ней, — мог бы узнать, как учит Православная Церковь по тем или иным вопросам.

И, наконец, необходимо будет сформировать единый стиль изложения, который сочетал бы в себе доходчивость и основательность, понятность для современного человека и традиционную церковность.

— Будут ли учитываться пожелания мирян при подготовке Катехизиса?

— Да. И мы, возможно, даже откроем интернет-сайт, на котором будем собирать вопросы от наших верующих, для того чтобы не упустить при разработке этого документа какие-то важные аспекты вероучения, нравственного или социального учения Русской Православной Церкви.

— Очевидно, что такой сложный труд предполагает большую организационно-техническую работу...

— Конечно. И этот аспект процесса подготовки современного Катехизиса по благословению Святейшего Патриарха Кирилла поручен Церковно-научному центру «Православная энциклопедия». Силами энциклопедии будет осуществляться весь необходимый объем редакционно-технической, а впоследствии и издательской работы. «Православная энциклопедия» представляет собой профессиональный коллектив, состоящий из высококлассных специалистов, способных осуществлять научно-редакционную деятельность на самом высоком уровне. Именно поэтому церковно-научный центр и был избран в качестве организационно-технической базы подготовки Катехизиса Русской Православной Церкви.

При этом, разумеется, ответственность за содержательную сторону работы над Катехизисом лежит на учрежденной Священным Синодом рабочей группе, руководство которой, как и общее руководство всем проектом, осуществляется мною.

— Можно ли сегодня говорить о сроках подготовки Катехизиса?

— Трудно сейчас предположить, как много времени займет эта работа. Ясно лишь, что этот проект потребует более одного года.

— Будут ли к подготовке Катехизиса привлекаться не только хорошо известные эксперты, опытные богословы, но и молодые силы, например из возглавляемой Вашим Высокопреосвященством Общецерковной аспирантуры и докторантуры?

— Мне хочется на это надеяться. В Общецерковной аспирантуре подходит к концу первый учебный год, но я думаю, что учебное заведение все еще находится в стадии становления. Наши духовные академии и многие светские высшие учебные заведения существуют столетиями и десятилетиями, и на этом историческом фоне один год — это слишком мало для формирования норм и традиций, собственного духа и, если так можно выразиться, имиджа учебного заведения. Но тот факт, что Общецерковная аспирантура стала создаваться практически с нуля, хотя и в тесном взаимодействии с Отделом внешних церковных связей, при котором ранее существовал филиал аспирантуры Московской духовной академии, является одновременно и преимуществом этой новой духовной школы.

Думаю, что к подготовке Катехизиса смогут быть привлечены и сотрудники, и учащиеся Общецерковной аспирантуры, как, впрочем, и других академических учреждений нашей Церкви, с которыми рабочая группа по Катехизису будет тесно взаимодействовать.

— Вы упомянули, что в Общецерковной аспирантуре приближается к концу первый учебный год. Можно ли уже подвести какие-либо промежуточные итоги этого года?

— 5 мая Святейший Патриарх Кирилл на протяжении трех часов общался с нашими учащимися. У Его Святейшества сложилось в целом положительное впечатление от этого общения, и Предстоятель сделал вывод, что Общецерковная аспирантура состоялась как учебное заведение.

Но у нас есть и свои проблемы. Некоторые из них связаны с образом мышления, а потому пока с большим трудом поддаются решению. Святейший Патриарх Кирилл особо подчеркивает, что Общецерковная аспирантура должна быть местом и средством развития церковной науки, а вовсе не карьерным трамплином — неким учреждением, поступление в которое гарантирует повышение по должности или сану. Действительно, если человек идет учиться не для получения новых знаний и навыков, которые помогут ему в его повседневном служении, а лишь для того чтобы получить документ об образовании и, может быть, еще завести какие-то нужные знакомства, то такому человеку не место в серьезном научно-образовательном учреждении, в нашем случае — в Общецерковной аспирантуре.

В Церкви карьера не может быть самоцелью. И особенно это касается нынешнего монашествующего духовенства, среди которых есть те, кто думает о карьерном росте. А нужно, прежде всего, думать о деле. Нужно изучать вызовы современности — и это не расхожие слова. Нынешний мир устроен очень сложно, и чтобы священнослужителю адекватно реагировать на происходящее, ему надо хорошо знать общественные отношения, мотивации, индивидуальные и коллективные стереотипы во всем их разнообразии.

Церковный ученый — это человек широкой культуры, прежде всего книжной культуры, пусть и вооруженный в наши дни электронными приборами, которые по своей сути являются лишь средством, но не влияют на содержание.

Нельзя считать церковным ученым человека, которому, например, по его заказу были собраны ксерокопии книг и архивных материалов по тому или иному вопросу и для которого другими людьми на этих материалах была написана диссертация. У церковного ученого должно быть базовое богословское и общегуманитарное образование, навыки самостоятельной работы с информацией. Он должен сам тянуться к знаниям.

— Владыка, в Общецерковной аспирантуре в последние месяцы прошли выступления зарубежных профессоров богословских факультетов европейских и американских университетов. Насколько оправданным является чтение лекций иностранцами или инославными в учебном заведении Русской Православной Церкви?

— Мы не должны охранять нашу церковную науку от общения с богословами и другими учеными из европейских стран, Америки, как мы не можем в целом отгородиться от инославного христианского мира. Напротив, нам надо усиленно изучать и анализировать те процессы, которые происходят у католиков, у протестантов, у других инославных христиан и даже у представителей других религий. Организация подобной регулярной аналитической работы — одна из перспективных задач Общецерковной аспирантуры.

— Большой резонанс вызвала недавно появившаяся новость об открытии в Общецерковной аспирантуре магистерской программы. Расскажите, пожалуйста, Владыка, что это событие означает для системы образования в нашей Церкви?

— Сегодня ясно, что реформирование высшего богословского образования на принципах, сформулированных Болонской декларацией и последующими общеевропейскими соглашениями в области образования, неизбежно. К этому идет и светская система образования России, хотя и достаточно медленно. Вырабатываемые нами стандарты должны соответствовать и светским нормативам, и одновременно вписываться в европейские реалии. Наш студент-богослов должен иметь возможность часть своего обучения пройти за границей и набрать там часть необходимых кредитов (зачетных единиц), другую часть — в одном из светских вузов России, а основную часть — в Общецерковной аспирантуре, академии или семинарии. Современный студент-богослов должен быть мобилен и иметь возможность выбора тех дисциплин, которые более всего соответствуют его представлениям о его будущем служении Церкви и одновременно являются актуальными, отвечают современным нуждам церковной жизни.

— Кто сможет поступать на магистерскую программу?

— Мы будем принимать на эту программу выпускников духовных семинарий, имеющих диплом бакалавра или специалиста. Наша цель — отобрать лучших из тех, кто имеет на руках семинарский диплом. Те же люди, у которых есть только светское высшее образование (в том числе диплом бакалавра или даже магистра по другим наукам), тоже получат возможность поступить к нам в магистратуру — это соответствует требованиям Болонской системы. Однако они должны будут на вступительных экзаменах показать, что их знания в области богословия соответствуют знаниям выпускников наших духовных семинарий.

— После Вашего выступления в Московской духовной академии у многих появились вопросы, связанные с тем, что в Московских духовных школах сохраняются старые ступени высшего богословского образования, а в Общецерковной аспирантуре с нуля создается новая ступень — магистратура. Как быть тем, кто в этом году заканчивает семинарию?

— При всех кажущихся трудностях разобраться в создаваемой системе очень просто. В ближайшем будущем в ней будут стандартные для современного европейского образования уровни собственно вузовского образования: бакалавриат и магистратура. На эти принципы перейдут уже со следующего года и наши духовные академии.

Далее идут уже научно-квалификационные уровни, на которых присуждаются ученые степени. Поскольку Святейший Патриарх Кирилл ставит задачу не только интегрироваться в Болонский процесс, но и соответствовать принципам светского образования России через процедуры лицензирования, аккредитации и нострификации наших церковных стандартов, целесообразно сохранять двухуровневую систему ученых степеней: кандидат и доктор. Эта система отличается от используемой ныне в большинстве европейских стран одноуровневой системы (только степень доктора), но она имеет корни в истории как светского, так и духовного образования России. Сохраняется она и в ряде стран Европы, например в германоязычных университетах. Прохождение через «хабилитацию», которая соответствует нашей степени доктора наук, является во многих немецких университетах условием для занятия профессорских должностей.

У двухуровневой системы есть свои очевидные преимущества: степень доктора достаточно редка, она отражает действительно выдающийся вклад в науку, на который способен не каждый. Поэтому для соискателей степени доктора богословия должны быть установлены самые высокие требования, соответствующие тем требованиям, которые Высшая аттестационная комиссия Российской Федерации предъявляет к «светским» докторам. И мы в Общецерковной аспирантуре и докторантуре также устанавливаем эти высокие требования. Например, наш Ученый совет утвердил собственный список ведущих научных изданий. Докторант к моменту защиты должен иметь не менее чем шесть публикаций в журналах из этого списка. Формулирование таких требований, близких к государственным требованиям, а иногда и превосходящих их, позволяют нам надеяться, что государство в недалеком будущем пойдет на то, чтобы нострифицировать наши ученые степени и приравнивать их к аналогичным светским степеням.

Большинство же тех людей, которые всерьез занимаются церковной наукой, будут, как и ныне в духовных академиях, получать в случае успешной защиты диссертации степень кандидата богословия. Эта ученая степень должна отражать достаточно серьезные усилия и обширные навыки работы с информацией. Срок подготовки кандидата богословия в аспирантуре — три-четыре года.

Выстраивается очень стройная и логичная система высшего и послевузовского образования в Церкви: четырехлетний бакалавриат, соответствующий уровню семинарии; двухлетняя магистратура, соответствующий уровню духовной академии; трехлетняя аспирантура для лучших выпускников магистратуры и докторантура для избранных. В идеале образовательный ценз для рукоположения в священный сан — это магистр богословия (теологии). Выпускник средней школы, поступивший в семинарию, в 21 год может иметь уже диплом бакалавра, позволяющий занимать церковнослужительские должности (алтарник, чтец, иподиакон), в 22-23 года он может уже быть магистром, а в возрасте около 25 лет — кандидатом богословия.

В духовных академиях при лучшем раскладе студенту требуется три года, для того чтобы защитить диссертацию и стать кандидатом богословия. Но это отрицательно влияет на качество диссертаций, да и подойти к защите с достойным текстом может лишь около четверти студентов академии. Но обращу внимание выпускников семинарий, что и в Общецерковной аспирантуре у них есть шанс за три года стать кандидатом богословия: если их магистерская диссертация будет выполнена на высоком уровне, за первый год обучения по кандидатской программе аспирант, выпускник магистратуры, может доработать свой текст и защитить его в качестве кандидатской диссертации. Такая практика распространена и в наших светских вузах, в которых вовсе не обязательно «отсиживать» все три года аспирантуры, а можно, после сдачи кандидатских экзаменов, защититься и раньше.

Для того чтобы описанная мною система хорошо работала, нужно при переходе на каждый следующий образовательный или квалификационный уровень производить очень серьезный отбор учащихся, а наиболее талантливых молодых ученых поощрять, освобождая их от каких-либо послушаний, не имеющих чисто церковный характер (скажем, хозяйственных), бытовых забот и выплачивая им достойные стипендии.

— Ваше Высокопреосвященство, спасибо Вам за то, что нашли время ответить на вопросы нашего портала. В заключение позвольте поздравить Вас с тем, что на днях Вам была вручена золотая медаль Болонского университета, что очень символично в свете рассказанного Вами о реформировании нашего духовного образования на принципах Болонского процесса.

— Благодарю Вас.

Патриархия.ru

Материалы по теме

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 25 августа 2016 года [Патриарх : Приветствия и обращения]

Митрополит Волоколамский Иларион рассказал участникам Архиерейского Собора о работе над новыми учебными пособиями для духовных школ

Митрополит Волоколамский Иларион возглавил заседание кураторов авторских коллективов серии учебных пособий для бакалавриата духовных школ

В рамках Рабочей группы по выработке единого образовательного стандарта рассмотрены учебные пособия по сравнительному богословию и сектоведению

Митрополит Волоколамский Иларион: Всем в своей жизни я обязан Церкви [Интервью]

Святейший Патриарх Кирилл: На настоящем этапе подготовки Катехизиса первоочередной задачей становится его церковная рецепция

Синодальная библейско-богословская комиссия утвердила первый проект Катехизиса Русской Православной Церкви

Состоялся пленум Синодальной библейско-богословской комиссии

Истории монашества посвящен новый раздел сайта Иоанно-Предтеченского монастыря [Интервью]

В Салониках состоялась презентация 41-го тома «Православной энциклопедии»

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на презентации 37, 38, 39 и 40 томов «Православной энциклопедии» [Патриарх : Приветствия и обращения]

28-е совместное заседание Наблюдательного, Общественного и Попечительского Советов по изданию «Православной энциклопедии». Презентация новых томов

Подписано соглашение о сотрудничестве между Общецерковной аспирантурой и Синодальным отделом по тюремному служению

Патриаршее поздравление митрополиту Волоколамскому Илариону с 50-летием со дня рождения [Патриарх : Приветствия и обращения]

Святейший Патриарх Кирилл посетил торжественный вечер, посвященный 50-летию митрополита Волоколамского Илариона

Завершились курсы повышения квалификации руководителей епархиальных отделов по взаимодействию с казачеством

При содействии ОВЦС доставлена гуманитарная помощь в Долину христиан в Сирии

Представители Русской Православной Церкви приняли участие в общественном форуме «Что нас объединяет?!»

В Москве состоялось пятое заседание российско-китайской рабочей группы по контактам и сотрудничеству в религиозной сфере

Заявление Службы коммуникации Отдела внешних церковных связей [Документы]

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом

Истории монашества посвящен новый раздел сайта Иоанно-Предтеченского монастыря

Митрополит Волоколамский Иларион: Преподавание теологии в светских учебных заведениях — это, в каком-то смысле, вопрос национальной безопасности

Протоиерей Александр Троицкий: «Люди с интересом читают перевод Священного Писания на родном языке»

Притчи Соломона на якутском языке. Разговор с переводчиком

Митрополит Волоколамский Иларион: Присутствие теологии в образовании и науке — признак взросления общества

Митрополит Волоколамский Иларион: Афон — место, где сохраняется живая традиция святости

Протоиерей Геннадий Егоров об открытии первой в России дистанционной магистратуры по теологии

Митрополит Волоколамский Иларион: Теология имеет самое прямое отношение к нашей жизни

Митрополит Волоколамский Иларион: Благодаря присутствию Церкви в университетском пространстве наше студенчество может соприкоснуться с христианским взглядом на жизнь