Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Интервью протоиерея Дионисия Поздняева порталу «Интерфакс-Религия»

Интервью протоиерея Дионисия Поздняева порталу «Интерфакс-Религия»
Версия для печати
19 августа 2010 г. 16:00

Православие пришло на китайскую землю в конце XVII века, когда китайская армия пленила и увезла в Пекин казаков крепости Албазин вместе со священником. О современном положении Православия и православных верующих в Китае, об их трудностях и перспективах корреспонденту портала «Интерфакс-Религия» Е. Веревкиной  рассказал настоятель прихода святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге протоиерей Дионисий Поздняев.

— В России верующим мало что известно о Православии в Китае и Гонконге, если, конечно, они специально не изучают этот вопрос. Вроде бы службы разрешено совершать не везде. А как на самом деле обстоят дела со свободой вероисповедания в стране?

— Расхожее мнение — что Православие в Китае запрещено, но это серьезная ошибка. В Китае законодательно все религиозные движения защищены, имеют свои права, но есть определенные условия. Главное условие, на котором строится религиозная жизнь официально признанных религиозных организаций в КНР, — независимость от иностранных влияний: эти организации должны быть самофинансируемы, самоутверждаемы и самораспостраняемы, так называемый принцип тройной самостоятельности, который был взят как руководство в законодательной практике еще в 1950-е годы. Таким образом, Китайская Автономная Православная Церковь тоже должна вписываться в рамки этого закона. Она не существует на общенациональном уровне, но в Китае есть четыре официально открытых места для совершения православных богослужений: два на северо-западе страны, в Синьцзян-Уйгурском автономной районе, один храм в городе Харбин и один — в городе Лабдарин автономного района Внутренняя Монголия. Эти четыре храма мы относим к Китайской Автономной Православной Церкви. Надо сказать, что в этой Автономной Церкви не осталось ни одного служащего священника, тем более епископа, хотя группы православных верующих живут не только в этих регионах, но и в других районах страны, в частности, в крупных городах — Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Гуанчжоу, в провинции Юньнань, но у них нет мест для совершения богослужений.

— То есть богослужение не может совершаться, поскольку нет священников, а священников нет, поскольку нет епископов...

— Да. Согласно законодательству, иностранные священники могут совершать богослужения на территории китайских храмов, если их пригласят местные общины и совершение богослужения будет одобрено Управлением по делам религий.

— Разрешение нужно получать на каждое богослужение?

— Да, но в практике у нас пока не было таких случаев, чтобы иностранные священники, русские например, совершали бы богослужения для китайских граждан в этих открытых храмах. Были случаи, когда совершались богослужения для иностранцев, потому что религиозная деятельность иностранцев регулируется специальным, отдельным законодательством.

— А для китайцев вы не имеете права совершать службы?

— Де-юре — имеем.

— А де-факто?

— Пока такая практика еще не сложилась, но я не исключаю, что она может сложиться, потому что, в принципе, какие-то позитивные тенденции в этом году уже были заметны, некоторые действия китайских властей позволяют нам об этом говорить. Впервые в этом году было разрешено послужить в храме для иностранцев в Харбине. Потом, существует один очень старенький китайский священник, живущий на покое в Шанхае. Ему было разрешено послужить для китайских граждан, в этой службе могли принять участие и иностранцы. В Шанхае на время проведения «Экспо-2010» православной общине, которая не имеет еще, правда, юридического статуса, был предоставлен один из православных храмов (пока он в ведении муниципалитета). Это временное решение, на период проведения «Экспо-2010». Посмотрим, какие будут приняты решения по окончании этого периода. Может быть, эта практика будет продолжена. В любом случае, ни в коей мере нельзя говорить о каком-то негативном отношении властей Китайской Народной Республики к Православной Церкви. Скорее, проблема в слабости самих этих приходов.

— Что же делать в этой ситуации, когда нет епископа? Как, по-Вашему, она может разрешиться?

— Пока вопрос о епископах и в ближайшей перспективе не стоит.

— Но священники же китайским верующим нужны...

— Этот вопрос понимается и китайской стороной. Речь должна идти о подготовке священнослужителей из числа прихожан тех четырех храмов, о которых я говорил, причем из числа граждан КНР. Русская Православная Церковь может оказывать всемерную поддержку в рамках законодательства всякому такому движению. Мы можем предоставить возможность обучения студентов в наших духовных школах, у нас сейчас идут переговоры с китайскими властями об официальном порядке направления на обучение студентов. Я думаю, это дело ближайшего будущего.

— А епископ Русской Православной Церкви может рукоположить священника для Китайской Автономной Церкви?

— Это вопрос достаточно сложный и тонкий. В любом случае он не может быть удовлетворительно решен без согласования с властями.

— Насколько христианское учение близко и понятно рядовым китайцам? Есть ли у них интерес к Православию?

— Западные христиане период последних 30 лет называют периодом золотого века для христианства в Китае, потому что число католиков и протестантов, по оценкам католиков и протестантов, растет примерно на 13 % ежегодно. Существует большой интерес к христианству, но прежде всего китайцы видят католицизм и протестантизм, которые неизмеримо шире представлены в Китае. Хотя могу сказать, что к Православию растет интерес в академических кругах, достаточно большой отзыв на наш сайт в Интернете, идут обсуждения в китайской части нашего форума, посвященного Православию в Китае. У людей, как у простых, так и у образованных, есть достаточно большой интерес к Православию, поскольку католицизм и протестантизм ряда ответов на их внутренние вопросы не несут. В китайской духовной традиции есть ряд моментов, которые делают Православие более привлекательным для китайцев, чем католицизм и протестантизм.

— В Московской духовной академии уже более пяти лет студенты по желанию могут изучать китайский язык и культуру. Есть ли реальная потребность в этих кадрах?

— Это чрезвычайно важно, нам нужно сейчас прилагать к этому все усилия, этот вопрос требует общецерковного осмысления: он относится к деятельности, с одной стороны, приграничных епархий, с другой стороны, духовных учебных заведений, с третьей стороны, Отдела внешних церковных связей. В принципе, любой из Синодальных отделов может что-то делать в этом направлении. Православие в Китае — тема, которая должна быть поднята на общецерковный уровень.

— Насколько мне известно, по китайским традициям, имена уважаемых и любимых людей нужно упоминать как можно реже и уж тем более не называть в их честь храмы и потомков. Как в головах у православных китайцев эта традиция совмещается с традицией называть храмы и людей в честь святых?

— Во-первых, традиции разнообразны, во-вторых, они уже не так устойчивы, в-третьих, конкретно в этом случае мы можем сказать, что эта традиция может быть применена к светской жизни людей, тех, для кого она актуальна, но необязательно мы должны их распространять на сферу религиозной жизни.

— Существуют ли какие-то национальные китайские традиции, которые гармонично вписались в православный быт?

— На самом деле, я не вижу никаких противоречий в возможной адаптации этих традиций, если они не несут в себе чисто религиозного содержания. Камнем преткновения будет участие в заупокойных церемониях на могилах предков, а по большому счету, народные традиции — это народные традиции, которые чаще всего основываются на сельскохозяйственных циклах.

— А в чем проблема с совершением заупокойных церемоний?

— У китайцев существует определенное религиозное поклонение табличкам, на которых написаны имена предков, поскольку, по их представлениям, в таблички вселяется часть их души. Западные католики всегда видели в этом некое противоречие, да и многие китайские христиане периодически вступают в пререкания со своими родственниками по вопросу об этой форме поклонения предкам. С точки зрения православного христианина, это нельзя назвать иначе, как идолопоклонством. С догматической точки зрения это абсолютно неприемлемо. Вопрос поиска компромиссов требует богословского осмысления, но я думаю, что верный путь — объяснить, что в Православии существует устойчивая практика молитвы за усопших, может быть, даже более глубокая.

— Как китайцы относятся к традиции хранить мощи святых?

— Достаточно почитают. Дело в том, что в буддизме мощи Будды есть или в идеале должны быть в основании всякой пагоды. Здесь нет страха смерти, поскольку этот человек уже святой. Конечно, для них характерно языческое отношение к смерти: боятся кладбищ, боятся могил, боятся умерших, соприкосновение с умершим телом считают осквернением, но, когда мы говорим о мире святых, включаются совершенно другие механизмы. Они изъяты из порядка падшего мира. Китайцы это очень хорошо понимают.

— То есть противоречия в умах тут не возникает?

— Да, в этом смысле все очень похоже на конструктор Лего: достаточно гибко, все можно пристраивать, вставлять новые модули. Вот этим китайская культура очень интересна: она очень легко многое в себя принимает и адаптирует.

— Может быть, с этим связано и китайское экономическое чудо?

— Отчасти. Сейчас Китай — страна, находящаяся в процессе реформ, трансформаций. Она очень многое в себя вбирает, начиная с идей и технологий и заканчивая финансами. Китай сейчас очень открыт вовне, ко всему миру, практически все воспринимается, все адаптируется, все рассматривается, и от того, в какой степени это будет воспринято, зависит будущее развитие Китая.

— Возвращаясь к вопросу о мощах... Насколько я знаю, существуют мощи 222 китайских мучеников, которые до сих пор не обретены и находятся где-то на поле для гольфа. Планируется ли озаботиться вопросом их обретения?

— Все китайские православные почитают этих святых, часто выбирают себе имена в память о них, мне не раз приходилось крестить людей, которые просили дать им имена именно этих святых.

— Это китайские имена?

- Нет, христианские — скажем, Иоанн, Ия... Пока об обретении мощей речи нет, потому что это политически достаточно сложный вопрос. Дело в том, что отношение к восстанию ихэтуаней, от рук которых и погибли мученики, довольно неоднозначно. Считают, что это антиимпериалистическое освободительное восстание, и те, кто пострадал во время него, пострадали заслуженным образом. С точки зрения христиан это, может быть, мученики за веру, а с точки зрения официальной китайской историографии — это силы Запада, старавшиеся колонизировать Китай, китайцы, которые были вовлечены в орбиту влияния империалистических держав. Поэтому существовал достаточно острый конфликт между Пекином и Ватиканом, когда Ватикан официально заявил о прославлении ста католических мучеников восстания ихэтуаней.

— Издается ли православная литература на китайском языке? Все ли необходимые книги переведены, например, доступны ли молитвословы на китайском?

— Мы в Гонконге как раз преимущественно занимаемся тем, что переводим и издаем православную литературу. В этом году на китайском языке вышло семь книг. В основном это касается катехизической литературы, богослужебной — в меньшей степени, поскольку это требует большего искусства в языке. Но что-то в этом направлении делается: у нас есть молитвослов, мы работаем со старыми текстами, которые миссия переводила. Ряд текстов был найден в разных библиотеках мира — от Америки и Японии до России. Это очень серьезная работа. За этот год мы перевели и издали семь книг. У нас существует и сотрудничество с китайскими университетами, которые тоже, в своих рамках, ведут исследовательские работы и издают книги. Например, в Китайской Народной Республике нам удалость издать протоиерея Георгия Флоровского «Пути русского богословия», прп. Силуана. А за пределами республики — еще много чего.

— Когда у вас совершаются богослужения, есть ли какие-то возгласы на китайском языке?

— Бывает, что и возгласы на китайском, но чаще на китайском у нас читается Псалтирь, Апостол, Евангелие.

— Какие православные святыни есть в Китае?

— В разных храмах у нас существуют частицы мощей тех или иных чтимых святых — Иоанна Шанхайского, святителя Иннокентия Иркутского. Достаточно много мощей существует у нас в приходе Гонконга, там более тридцати частиц мощей разных святых.

— Насколько комфортно лично Вы и Ваша семья чувствуете себя в Китае? Не тяжело было привыкать?

— Ничуть не тяжело. Достаточно легко. Мы совершенно свободно и спокойно себя чувствуем.

— Как Вы оцениваете перспективы Православия в Китае? Что нужно делать, чтобы миссия развивалась?

— Перспективы есть. Главная задача — решить вопрос о создании православной среды. Для этого нужно воспитывать людей и взращивать именно китайцев, давать им образование, переводить литературу на китайский язык. Это должно быть осознано как общецерковная проблема. Основной вопрос, который я здесь вижу (в целом традиционный для миссионерства за рубежом) — Николай Японский ставил достаточно остро этот вопрос в своих дневниках — это проблема ресурсов, как материальных, так и человеческих. Я думаю, если этот вопрос задействования ресурсов по максимуму будет решен, то мы увидим очень хорошие перспективы и результаты в ближайшее время.

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Терроризм — заразительная идеология

Митрополит Волоколамский Иларион: Константинопольский Патриарх претендует на власть над самой историей

Митрополит Волоколамский Иларион: Не раскаявшиеся в своих деяниях раскольники остаются раскольниками, и структура, в которую они войдут, тоже будет раскольнической

Митрополит Волоколамский Иларион: Решение о невозможности евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом распространяется и на афонские монастыри

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Действия Константинополя направлены на разрушение основ Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Патриарх Варфоломей несвободен в своих действиях

Священник Игорь Палкин: К фоточудесам отношусь осторожно

В.Р. Легойда: Нам важно научиться работать с блогерами

Священник Александр Волков: Нужно быть открытыми и честными по отношению к обществу

Митрополит Волоколамский Иларион: Константинополь больше не является лидером мирового Православия