Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Константин Кинчев: «Пытаюсь бороться с тщеславием». Интервью газете «Труд» (21.05.2005).

Версия для печати
21 мая 2005 г. 14:52
Большинство песен известного рок-музыканта связано теперь с темами Православия, веры, патриотизма. Известно, что группа «Алиса» не выступает с концертами во время православных постов. И в этом году, когда начался Великий пост, Константин Кинчев со товарищи, возвратясь с гастролей по Дальнему Востоку, зачехлили гитары и дорожные сумки и посвятили время поста молитве и покаянию... — Костя, почему все-таки «Алиса» во время постов отказывается от концертов? — Прежде всего потому, что среди нашей публики есть люди, придерживающиеся того же мировоззрения, что и я. И дабы не искушать их во время православных постов и самим не искушаться, я посчитал, что полезней в это время заниматься соборной и келейной молитвой и соответственно вести более умеренный, тихий и размыслительный образ жизни. Пост — такое время, когда человеку самому надо решить, в чем себя полезно оградить, от каких удовольствий отказаться. Одним из удовольствий может стать посещение рок-концерта группы «Алиса». Не давая концерты, мы просто помогаем слушателю. — Вас не искушает то, что Великий пост падает на самое активное концертное время? — А Рождественский? В декабре самая концертная пора. Конечно, отказавшись от гастролей, мы потеряли много в заработке... — Тем не менее в апреле вы отправились в Германию — работать над новым альбомом «Изгой»... Эта деятельность соответствует «более умеренному образу жизни»? — Конечно. Работа в студии не требует выплеска экспрессии. — Расскажите про вашего батюшку-духовника... — В Питере у меня есть исповедник отец Игорь. Раньше он служил в церкви на Конюшенной у отца Константина. А сейчас у него свой приход — маленькая часовня у Кировского моста, рядом с улицей Куйбышева. А в Москве с 1996 года (я крестился в 1992-м) ведет меня по жизни отец Владислав, профессор, доктор богословия. — Костя, в феврале я после долгого перерыва побывал на сольном концерте «Алисы» в питерском дворце спорта «Юбилейный»... — Ну и как впечатления?.. — Эмоционально — сильные. В семитысячном зале яблоку негде было упасть. Несмотря на то, что была заявлена программа из нового альбома «Изгой», публика хором распевала песни... — Это традиция «Алисы»: прежде чем выпускать альбом, мы песни выносим на суд уважаемой публики. — Еще одно впечатление о концерте: публика «Алисы» стала старше. Почти не встретишь 12-14-летних подростков, которые раньше составляли основу «армии «Алисы», зато много 20-25-летней молодежи... — Есть ощущение, что на концерт приходят прежде всего наши единомышленники. — Тем не менее агрессивные проявления у вашей публики остались... — Да нет! В тот раз вообще ни одной драки не было. — Но в партере обстановочка была еще та. Группки разгоряченных парней, раздетых по пояс, курсировали по переполненному стоячему партеру, грубо толкая и даже сметая тех, кто попадался им под горячую руку, а то и под горячую ногу... — Вообще-то «слэмовать» — это значит толкаться. Для поклонников это такое проявление радости, но не злой агрессии. Драк, слава Богу, стало все-таки меньше. — В «Алису» год назад пришел питерский супергитарист Игорь Романов, который привел с собой еще и превосходного барабанщика Вдовиченко... Теперь ваша группа звучит еще жестче — «Алиса» играет быстрый жесткий рок... — «Металл». Скорей, даже «нью-металл». — А ведь стиль «металл» ассоциируется с адом, сатанизмом... — Это обывательская точка зрения. Взять такой столовый прибор, как нож, — им можно зарезать, а можно порезать хлеб. Вот и в музыке так. Взял человек в руки нож (микрофон), и куда он его обратит? Поэтому рок-музыка не может быть ни бесовской, ни Божьей. Это просто средство, через которое конкретная личность делится своими настроениями, взглядами. Важен вопрос ответственности личности: куда направляется это орудие? Или во благо, или во зло. — Большинство ваших песен последнего периода так или иначе связаны с темами Православия, веры, патриотизма... Интересно, есть ли еще в мире такие группы, что адаптируют религиозные идеи через «металл»? — Не знаю. Может быть... Во всяком случае, я со своей верой, с одной стороны, и профессией, с другой, никакого диссонанса не обнаруживаю... — Известный молодой актер Дмитрий Дюжев, человек верующий, признался мне в интервью, что подумывает о монастыре... — Дай Бог! Значит, сильный человек. Я не подумываю, хотя это самый прямой, но самый трудный путь. Это же ответственность колоссальная. Я слаб для такого креста. У меня есть профессия. Уверен, что это было призвание, которое я вовремя услышал. — В среде рок-музыкантов царит дружеская, творческая атмосфера, что не мешает вам время от времени пикироваться с Юрием Шевчуком... Знаете, в разговоре со мной Юрий Юлианович высказал любопытную мысль: «Костя, мне кажется, похож на крестоносца средних веков. Такие, как Кинчев, брали Иерусалим... Для меня же православие — это все-таки свечка на погосте, в уютном храме — нежная, тихая, душевная». — Это печалит. Потому что это чисто визуальная вера. Сродни открытке! Вряд ли Юра имел это в виду. — Тем не менее в одном из своих интервью вы сказали следующее: «Без Духа даже очень хороший человек растрачивает себя на душевность, чем в принципе и занимается замечательный рок-музыкант и человек Юрий Шевчук. Он — сплошная ходячая «душевность». Поэтому его и бросает в крайности...» — Человек может быть добрым, совершать добрые поступки, но это к Духу не имеет никакого отношения. А Дух — это узда для души. Дух взнуздывает душу, заставляет ее быть более собранной и твердой. Дух и к культуре не имеет никакого отношения. К культуре имеет отношение душа. А Дух, Святой Дух — это одна из ипостасей Бога. И он в человека входит в момент таинства причастия. И вот удержать этот дух всеми силами сердца как можно дольше — это задача христианина. Без таинства причастия ни о каком Духе мы говорить вообще не можем. После причастия ты же очень мобилизованный. — Как часто вы сами причащаетесь? — Раз в месяц, летом реже. Конечно, лучше бы раз в неделю причащаться. Но важно ведь, чтобы это не превратилось в рутину, чтобы сохранился трепет. — Музыканты «Алисы» тоже верующие? — У нас все православные. — Скажите, а были такие примеры, чтобы под вашим влиянием кто-то из музыкантов стал веровать? — Сказать такое было бы нескромно. Кто я такой? Если кто-то и пришел к вере, то это не благодаря мне, а благодаря тому, что человек обратился к Богу и Господь указал ему дорогу. А я-то кто? — Но неоспоримый факт, что многие из поклонников «Алисы» пришли к вере и благодаря вам... — Благодаря Богу! — А вы явились духовным посредником... — Чрезвычайно лестно слышать, если это так. Но слушать мне не полезно, потому воспитывает во мне тщеславие, получается: бахвалюсь. А я с тщеславием как раз пытаюсь бороться. Я пою песни, а люди сами решают: что в этих песнях, как они откликаются в их сердцах. Конечно, мне бы хотелось, чтобы они откликались с тем посылом, который я в них закладываю. — Вы один из немногих музыкантов, кто в течение уже нескольких лет постоянно общается с поклонниками через Интернет. Там, кстати, каждый пятый вопрос на темы веры и религии... — Это тяжкое бремя, которое я на себя взвалил. А раз взвалил, значит, надо нести. — Костя, известно, что вы хороший отец... Младшая дочь Вера даже появлялась на сцене во время ваших концертов... — Вера играет на домре... Но делает это лениво и неохотно. Ей это Богом дано, поэтому никаких усилий особых она не прикладывает, на слух ловит хорошо, по сольфеджио пятерки — благодаря опять же собственному дару, а не трудолюбию. А поскольку трудолюбия нет, то и результата не будет, как мне кажется. — Старшая дочка Маша учится в Театральной академии? — На театроведческом факультете. Критиком будет. — То есть никто музыкально-артистическую династию Кинчевых не продолжит? — Наверное, Вера пойдет. А куда ее еще девать? Только в артистки! — Скажите, Костя, а ваш сын в армию пойдет? — Женька — первокурсник Военной академии. Будущий военный. — Вы и своим поклонникам призывного возраста советуете идти в армию? — Мне тут сложно что-то советовать, потому что я сам в армии не служил. Просто не хотел идти в советскую армию, поэтому и «откосил». Сегодня же для меня ясно, что Родине служить необходимо. Поскольку незыблемым и верным остается тезис, произнесенный императором Александром III: нет у России союзников, кроме Российской армии и Российского флота. «Есть такая профессия — Родину защищать» — тоже очень правильная формулировка. Это достойный выбор для молодого человека. Беседовал Садчиков Михаил.

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Единство нашей Церкви мы унаследовали от предков и хотим передать потомкам

Митрополит Волоколамский Иларион: Храм — не только место совершения богослужений, но и центр социальной работы, общения прихожан

Вера в отпуск не уходит

Интервью митрополита Волоколамского Илариона Швейцарскому католическому информационному агентству

Двуликий Янус Фанара. Интервью доктора исторических наук М. Шкаровского

Архиепископ Корейский Феофан: «В Корее мы продолжаем давно начатую работу»

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь никогда не забывает о прошлом

Митрополит Волоколамский Иларион: Мы не должны создавать ситуации, которые могут привести к гражданскому противостоянию

Митрополит Волоколамский Иларион: Произведения, связанные с темой Великой Отечественной войны, стали важной страницей в истории нашей культуры

Митрополит Волоколамский Иларион: Храмы — это культурное достояние всего народа