Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы
Версия для печати
7 апреля 2011 г. 14:57

7 апреля 2011 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, Святейший Патриарх Кирилл совершил Божественную литургию в Благовещенском соборе Московского Кремля. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сердечно приветствую всех вас, дорогие отцы, братья, сестры, уважаемая Светлана Владимировна! Поздравляю с великим двунадесятым праздником Благовещения Пресвятой Богородицы.

«Днесь спасения нашего главизна» — сегодня начало нашего спасения. Этот день положил начало великой тайне Божественного воплощения, тайне, которая не может быть объята человеческим умом. В этой тайне так много непонятного для людей, и, в первую очередь, само благовещение, зачатие и непорочное рождение Сына Божиего и Сына Человеческого. Люди пытаются примерить все эти тайны к своему опыту, но ничего не получается, потому что в человеческой жизни нет аналогов воплощения Бога в лице Сына Человеческого. Мы лишь можем благоговеть перед этой тайной и прикасаться к ней — не разумом своим, несущим в себе и грех, и несовершенство нашего мира и нашей собственной личности, — но только чистой верой, и обретать от этого прикосновения великую силу.

О празднике Благовещения в святоотеческих творениях написано очень много; сохранились замечательные проповеди выдающихся иерархов, отцов Церкви, в которых раскрывается богословие этого великого события. Но, с другой стороны, эти древние слова не всегда понятны современному человеку; а поскольку факт Боговоплощения лежит вне опыта современного человека, то даже самое мудрое и самое прекрасное человеческое слово как бы повисает в воздухе. Для того чтобы иметь живую веру, нам нужно все то, что Бог явил во Христе роду человеческому, включить в свою жизнь, в свое понимание. Сделать это очень непросто, но, опять-таки, святые отцы помогают нам это сделать.

Мы говорим о Божией Матери, что Она выше Ангелов и Архангелов, «честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим». Мы понимаем — кто-то очень отчетливо, а кто-то хотя бы в общем, — что речь идет о каком-то величайшем совершенстве. А как это совершенство было выражено в жизни? Сохранились ли свидетельства о том, как выглядела Божия Матерь, как Она одевалась, как Она себя вела? Наверное, если бы мы увидели обычную земную жизнь Богородицы, то от нас бы отступили всякие сомнения, потому что величайшая святость являлась во всем, в том числе и во внешнем облике, и в общении с людьми, и в том, что и как Она говорила.

И вот вопрос: а сохранились ли эти свидетельства, есть ли где-нибудь эти описания — не сказочные, не фантастические, а записанные со слов очевидцев? Такие описания есть, и я хотел бы вам сегодня их зачитать.

Около 110 года после Рождества Христова мученически скончался епископ Антиохии Игнатий, именуемый Богоносцем. По преданию, он был тот самый младенец, которого Господь взял на руки и сказал: «Если будете как дети, войдете в Царство Небесное» (см. Мф. 18, 3). Игнатий Богоносец не был, конечно, ровесником Спасителя, но он был ровесником тех, кто видел и Самого Спасителя, и Божию Матерь.

Что же пишет нам святитель Игнатий Богоносец о Божией Матери? Цитирую: «У нас все знают, что Приснодевственная Матерь Божия исполнена благодати и всех добродетелей. Рассказывают, что Она в гонениях и бедах всегда была весела; в нуждах и нищете не огорчалась; на оскорбляющих Ее не гневалась, но даже благодетельствовала им. Была кроткой в благополучии, милостивой к бедным и всегда помогала им — как и чем могла. Была наставницей в благочестии, во всяком добром деле. Она особенно любила смиренных, потому что Сама была исполнена смирения. Много похвал воздают Ей видевшие Ее. О Ней рассказывали люди, достойные доверия, что по Ее святости в наружности Ее соединились естество Ангельское с человеческим». Свидетели — те, кто видел, слышал — сказали Игнатию Богоносцу, человеку, жившему не во втором, не в третьем поколении, а в то же самое время.

Известный церковный писатель Никифор Каллист, также отталкиваясь от рассказов свидетелей и очевидцев, пишет: «Она была среднего роста, или, как иные говорят, несколько более среднего. Волосы у Нее были золотистые, глаза живые, брови дугообразные, темные, нос прямой, удлиненный, губы цветущие, лицо не круглое и не заостренное, но несколько удлиненное, руки и пальцы длинные».

Святитель Амвросий Медиоланский жил несколькими столетиями позже Пресвятой Богородицы. Но он также пишет не от ветра головы своея, но отталкиваясь от того живого Предания, которое положили самовидцы Пресвятой Девы Марии: «Она была Девою не только телом, но и душою: смиренна сердцем, осмотрительна в словах, благоразумна, немногоречива, любительница чтения, трудолюбива, целомудренна в речи, почитая не человека, но Бога Судией Своих мыслей. Правилом Ее было никого не оскорблять, всем благожелать, почитать старших, не завидовать равным, избегать хвастовства, быть здравомыслящей, любить добродетель. Разве Она хотя бы выражением лица когда-нибудь обидела родителей или была в несогласии с родными, погордилась перед человеком скромным, посмеялась над слабым, уклонилась от неимущего? У Нее не было ничего сурового во взгляде, ничего неосмотрительного в словах, ничего неприличного в действиях: телодвижения скромные, поступь тихая, голос ровный; так что вид Ее был отражением души, олицетворением чистоты».

Замечательно также свидетельствует о Ней тот же Никифор Каллист: «В беседе Она сохраняла скромное достоинство, не смеялась, не возмущалась, особенно же не гневалась. Совершенно безыскусственная, простая, Она нимало о Себе не думала, и, далекая от изнеженности, отличалась полным смирением. Она довольствовалась естественным цветом одежд, что и теперь доказывает священный головной покров Ее» (который во времена Никифора Каллиста хранился в церкви). Короче говоря, во всех Ее действиях обнаруживалась особенная благодать.

Вот какой дивный физический образ Божией Матери сохранен в Предании. Эти слова должна бы знать каждая современная женщина — и богатая, и бедная. Это идеал женщины, это идеал человека. И потому, когда мы говорим о Ней, что Она выше всех Ангелов и Архангелов, мы ведь имеем в виду не небожительницу — мы имеем в виду реального человека, Пречистую Преблагословенную Деву Марию, Которая запечатлела в истории, в словах тех, кто свидетельствовал о Ней, великую красоту Своего образа — и физического, и духовного.

Конечно, как Мать Сына Божиего Она несет миру совершенно особую миссию. Она предстоит пред престолом Божиим и молится за Церковь и за всех, кто обращает к Ней свою молитву. Но Она также является идеалом и великим примером для подражания.

Пусть же Господь всем нам поможет воспринять святой образ Приснодевы Марии, в том числе и физический, как пример для подражания и как одну из основ почитания Пречистой и Преблагословенной Девы Марии в Православной Церкви. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Версия: украинская

Другие статьи

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Свято-Троицком соборе Соловецкого монастыря

Патриаршее слово после Божественной литургии в Никольском кафедральном соборе Мурманска

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после всенощного бдения в Андреевском соборе г. Североморска

Патриаршее слово после Литургии в Иоанно-Предтеченском соборе Зарайского кремля

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти преподобного Серафима Саровского после Литургии в Серафимо-Дивеевском монастыре

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в День Крещения Руси после Литургии в Богоявленском соборе Орла

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке г. Москвы

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Благовещенском соборе Казанского кремля

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после всенощного бдения в Свияжском монастыре

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти преподобного Сергия Радонежского в Троице-Сергиевой лавре