Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Епископ Ставропольский Кирилл: Православная вера — основа глубинных традиций казачества

Епископ Ставропольский Кирилл: Православная вера — основа глубинных традиций казачества
Версия для печати
6 октября 2011 г. 10:30

Председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл ответил на вопросы корреспондента газеты «Православная Осетия» (№ 9 (125), 2011).

— Полтора года назад Вы возглавили Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством. А ранее занимались вопросами казачества?

— Нет. Тема казачества мне была совсем не знакома. Я двадцать лет был священником в Нижегородской епархии. Это не казачий регион и казачество там слабо развито. Хотя вырос я на Урале, но в те годы о казачестве было не принято говорить, поэтому я имел лишь общее представление.

В конце 2009 года меня утвердили в должности наместника Донского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы. Это было символично, учитывая значение для казачества Донской иконы Божией Матери. Как известно, эта икона была поднесена донскими казаками московскому князю Димитрию Донскому перед Куликовской битвой в 1380 году. Весной 2010 года мне поручили возглавить Синодальный комитет по казачеству. Пришлось быстро входить в эту тему. В этом деле мне хорошо помог атаман Всевеликого войска Донского Виктор Петрович Водолацкий.

Когда берешься за послушание, с Божией помощью все получается. Я сразу совершил около 15 поездок по казачьим областям и ознакомился с их деятельностью. В результате казачество я полюбил навсегда. Это же феномен: несмотря на многие годы гонений, несмотря на репрессии, в наши дни тысячи граждан признают себя казаками, желают служить на благо Отечества! Как не относиться с уважением к таким людям!

— Вы уже наметили программу действий в деле возрождения казачества?

— Конечно, у меня есть конкретные планы и инициативы. С Божией помощью они будут осуществляться. Здесь необходимо учитывать, что казачество всегда было второй силой наравне с регулярной армией в России, и теперь постепенно нужно к этому возвращаться. Правда, само казачество к этому пока не готово. Именно поэтому государству надо заниматься проблемами казачества, а Церкви — духовно укреплять казаков, чтобы они были способны решать задачи, которые жизнь перед нами ставит. Задачи казаков почти не изменились с XIX века: на юге России они всегда занимались укреплением границ. Кому, как не коренному населению этим заниматься? Они знают нравы и обычаи народов Северного Кавказа. На казаках лежит большая ответственность, а мы им будем помогать.

Может показаться, что возрождение казачества идет медленно, но по другому и быть не может. Ведь все надо создавать с нуля. Прежде на это ушли сотни лет, а теперь за несколько лет нереально все воссоздать. И в первую очередь надо перевоспитать людей. Я всячески буду поддерживать все позитивные инициативы казачества: открытие казачьих корпусов, школ и т.д.

— А разве не все инициативы казачества позитивные?

— К сожалению. Я не буду здесь говорить о расколе казачества на реестровое и общественное. Хотя и здесь присутствует искусственное разделение. Большую опасность представляет конфессиональный раскол. Ранее казачество почти сплошь было православным с частью старообрядцев. А что теперь? Появились казаки-язычники, а недавно и вовсе заговорили о «казачьей церкви». Некая инициативная группа, собравшаяся в Подольске, объявила своей целью «возрождение» отдельной религиозной организации. Было даже сформировано временное духовное управление, которому поручено подготовить «поместный собор казачьей автокефальной церкви».

Могу с уверенностью заявить: никогда не было какой-то отдельной «казачьей» Церкви, но всегда в России, на Украине и в Беларуси казаки были чадами Русской Православной Церкви — и тогда, когда казачество было приграничной вольницей, и тогда, когда стало служилым сословием, и в тяжкие времена атеистических гонений в ХХ веке. Поэтому ни о каком «своем» возрождении говорить не приходится. Лживы также и попытки обвинить Церковь в отказе окормлять нереестровых казаков.

Многим памятны первый Большой круг казаков России в 1990 году в Москве и Большой круг в том же году в Ставрополе с участием митрополита Гедеона. Все последующие годы содружество казачества и Русской Православной Церкви последовательно продолжалось и развивалось. Принцип равного окормления всех казаков нашел свое отражение в создании Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и распоряжении о закреплении священников за каждым казачьим обществом, что и сделано по всей стране.

Казакам надо осознать, что усилия раскольников направлены против нашей веры и нашей страны, против казачества. Довольно разделений. У казаков еще слишком много настоящих бед и проблем, без решения которых нет будущего у казачества, нет будущего у России. Преодолеем их только вместе. Кроме того, казакам надо помнить, что православная вера — основа глубинных традиций казачества.

— Одна из больных тем в казачьей сфере — о земле. Казаки все чаще остаются без нее и теряют основу своего существования. Как смотрите на этот вопрос?

— Конечно, без земли казаки не могут существовать. Поэтому все чаще раздаются предложения о том, что ее необходимо передавать Церкви, а уж она по справедливости будет отдавать для обработки, в том числе казакам. Уже есть соответствующие обращения у нас в Ставропольской епархии. Я предлагаю создавать приходские фермерские хозяйства. Этот вопрос сейчас решается. К сожалению, земля нередко уже во многом роздана. В Ставропольской епархии есть лишь один приход с землей в 1 800 гектаров, но эта земля была оформлена давно, когда участки свободно раздавались. Здесь еще надо учитывать, что полученная казаками земля часто не обрабатывается, в чем их упрекают местные власти. Эти вопросы тоже решаемы. В чем здесь причина — нет техники, или нет желающих работать?

— Не менее остро стоит вопрос о признании казачества отдельным народом...

— Исторически это так и было. И то, что казачество стало возрождаться тому подтверждение, сословия не возрождаются. Этнически это и сейчас так, а вот в структуре государства казаки являются сословием. Чем сильнее казаки возродятся, наберут силу, тем больше шансов, что их признают народом. Здесь многое зависит от самих казаков и от государства.

Для того, чтобы казаки занялись охраной общественного порядка и пресечением преступлений, то министерствам, заключившим договоры, нужно будет делиться ресурсами, помогать им в случае ранений, в решении социальных вопросов. Как ни печально, никому не хочется этим заниматься. Ведомства предлагают работу только на общественных началах. То есть казак, который должен кормить семью, находясь на государственной службе, не получает за нее деньги. И это при том, что по статистическим данным, очень много преступлений пресекается именно казаками. Каждой структуре, работающей с казачеством, необходимо следовать закону.

С другой стороны, понятно, что казачество у нас еще слабо, ему надо развиваться. Как раз для этого и созданы Совет при Президенте Российской Федерации по делам казачества и Синодальный комитет Русской Православной Церкви по взаимодействию с казачеством. Мы должны духовно поддержать и воспитать казаков, чтобы они действительно стали достойными того служения, которое ожидает от казачества общество.

Беседовал Феликс Киреев

Другие интервью

Интервью главы Татарстанской митрополии по итогам Первосвятительского визита в Татарстан

Игумен Мелетий (Павлюченков): Традиции передаются при живом общении

Под кровом святых Петра и Февронии. Интервью с настоятельницей Муромского Свято-Троицкого монастыря игуменией Тавифой (Горлановой)

Епископ Владикавказский Леонид: «Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

Митрополит Киевский Онуфрий: Собрание отдельных Православных Церквей не станет Великим и Святым Всеправославным Собором ― его решения не будут иметь всеправославного значения

Притчи Соломона на якутском языке. Разговор с переводчиком

Игумения Варвара (Сажнева): Самое трудное — работа над своей душой

Митрополит Волоколамский Иларион: Если у людей есть потребность в храме — он должен быть в шаговой доступности

Епископ Горноалтайский Каллистрат: Еще 4 храма-часовни могут появиться в Антарктиде

В.Р. Легойда: Храм при МГИМО — чудо, показывающее изменение народа и страны