Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

ОБРАЩЕНИЕ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II к клиру, Приходским советам храмов гор. Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на Епархиальном собрании 2006 года

ОБРАЩЕНИЕ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II к клиру, Приходским советам храмов гор. Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на Епархиальном собрании 2006 года
Версия для печати
22 декабря 2006 г. 16:28

5 декабря 2006 года в Зале Церковных соборов Кафедрального соборного Храма Христа Спасителя состоялось очередное заседание Епархиального собрания города Москвы под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ.

В заседании приняли участие Управляющий делами Московской Патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент, викарные епископы: архиепископ Истринский Арсений, архиепископ Орехово-Зуевский Алексий, епископ Красногорский Савва, епископ Дмитровский Александр, епископ Сергиево-Посадский Феогност, епископ Люберецкий Вениамин, епископ Бронницкий Амвросий, а также епископ Аркадий (Афонин) и епископ Никон (Миронов).

Кроме того, присутствовали председатели и представители Синодальных отделов Московского Патриархата, настоятели, клирики, председатели и члены Приходских советов московских храмов, настоятели Патриарших подворий, Представительств Поместных Православных Церквей, наместники и настоятельницы московских и ставропигиальных монастырей и монастырских подворий. Всего — 1072 человека.

Открывая собрание, Святейший Патриарх обратился к присутствующим:

Сердечно приветствую Преосвященных архипастырей, представителей Поместных Православных Церквей, ставропигиальных монастырей, настоятелей, клириков и членов Приходских советов града Москвы, собравшихся на это Епархиальное собрание, которое объявляю открытым.

Напомнив собранию, что обычно в начале заседания избирается Епархиальный совет, но в текущем году нет необходимости это делать, так как полномочия нынешнего состава Епархиального совета продолжаются до конца 2007 года.

За прошедший год Епархиальный совет провел семь заседаний, на которых были разрешены многие проблемы приходской жизни Москвы. После рассмотрения прошений были проведены собеседования с шестьюдесятью лицами, рекомендованными настоятелями и духовниками московских храмов к рукоположению в священный сан. Также проведены собеседования с двумя клириками других епархий, пожелавшими перейти на служение в клир Москвы и имеющими регистрацию в столице. Рассмотрены прошения шестидесяти восьми абитуриентов, желающих поступить в Духовные учебные заведения, и проведены собеседования с ними. Рассматривались и случаи дисциплинарных нарушений отдельных клириков.

Епархиальный совет имеет Наше поручение временно заниматься вопросами церковного судопроизводства. Однако, слава Богу, за прошедший год таких вопросов в Москве не возникало.

Я благодарю членов Епархиального совета во главе с архиепископом Истринским Арсением за сложную и многоплановую работу, которую Епархиальный совет проделал в нынешнем году, и надеюсь, что и в грядущем году он будет так же оперативно помогать мне в управлении епархиальной жизнью стольного града.

Благодарю также председателей и членов комиссий при Епархиальном совете за большую работу по различным направлениям приходской жизнедеятельности.

Уже стало доброй традицией начинать год с проведения Международных Рождественских образовательных чтений. Не стал исключением и уходящий 2006 год. XIV Международные Рождественские образовательные чтения под общим названием «Школа и Церковь — традиции и реформы образования состоялись в Москве с 29 января по 4 февраля. В докладах участников Чтений звучала живая обеспокоенность будущим нашего отечества, понимание того, что это будущее во многом зависит от качества и эффективности процесса образования и воспитания подрастающего поколения. Постоянно подчеркивалось, что эффективное образование в России невозможно без обращения к духовно-нравственным ценностям традиционной русской культуры и обеспечения культурно-исторической преемственности.

За последние полтора десятилетия в отношениях Церкви и государства по милости Божией установилась атмосфера взаимопонимания. Социальное партнерство между нашими институтами уже принесло много добрых плодов. Государство способствует развитию Церкви, помогая ей в деле социального служения, и при этом отмечает ее заслуги перед обществом.

Государство помогает сохранению архитектурных памятников, правда, эти средства не могут обеспечить нужды Церкви, но эти средства помогают в некоторых случаях решить вопросы текущих неотложных ремонтных работ.

В нынешнем году мне была присуждена Государственная премия — цитирую: «за плодотворную просветительскую и миротворческую деятельность, способствующую утверждению непреходящих нравственных ценностей и консолидации общества». Безусловно, эту высокую награду я отношу ко всей Русской Православной Церкви: к своим соработникам — архипастырям, пастырям, монашествующим и всем православным верующим. Денежная составляющая премии была передана мной в приюты для детей и учреждения, которые занимаются делами милосердия.

Как и в прошлые годы, на многочисленных встречах с государственными лидерами Российской Федерации: с Президентом (таких встреч было семь), с руководителями обеих палат Государственной Думы, с Полномочными представителями Президента в Федеральных округах, министрами, губернаторами, мэрами городов — мы постоянно углубляли взаимопонимание в вопросах улучшения нравственного климата в стране, утверждения традиционных ценностей нации, сохранения и упрочения межнационального и межрелигиозного мира.

Церковь, глубоко обеспокоенная многочисленными проблемами нашего общества, в первую очередь демографической проблемой, а также распространением среди молодого поколения таких пороков, как алкоголизм, наркомания, нравственная распущенность, игромания, прилагает все усилия, чтобы укрепить российское общество. Главная забота на пути решения этой проблемы — укрепление института семьи. Во многом, я думаю, те беды, которые сегодня постигают наше общество 700 тыс. беспризорных детей при живых родителях. Причина этого — нарушение института семьи. Воспитание, в первую очередь, должно проходить в семье, затем — в школе.

Церковь, понимая значение семьи для формирования будущего России, учредила «Патриарший знак материнства», который вручается «в благословение за чадолюбие и жертвенное материнское служение».

«Патриаршим знаком материнства» награждаются лица, воспитавшие в традициях православной веры пять и более детей; явившие образец духовно-нравственного воспитания детей (в том числе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей); явившие исключительный пример подвига чадолюбия, материнства, служения семье и укрепления семейных ценностей в российском обществе. 28 ноября сего года были вручены первые такие знаки многодетным матерям Центрального Федерального округа, в том числе и матерям града Москвы.

Я скажу, что трогательно было видеть матерей, которые родили и воспитали 14, 12, 10, 9 детей. В своих выступлениях матери, и обращаясь ко мне, просили благословения и помощи Церкви, чтобы помочь им воспитать детей в христианском духе и настроении.

По инициативе Церкви и при поддержке общественных организаций в 2006 году были проведены различные форумы и конференции, посвященные демографии и проблеме семьи. В марте нынешнего года в Свято-Даниловом монастыре в Москве состоялась Наша встреча с членами Международной общественной ассоциации благотворительных фондов «Мама». В феврале в российской столице проходила конференция, посвященная духовно-нравственным и социально-правовым проблемам детско-подростковой беспризорности и безнадзорности и социального сиротства в современной России. Детские дома в нашей стране переполнены сиротами и беспризорниками, причем у многих из них живы родители. Когда я посещаю приюты, то с содроганием сердца слушаю рассказы детей о том, как они бежали из дома, скитались, голодали. Это совершенно здоровые красивые ребята, которые мечтают только об одном — иметь родителей. К сожалению, родители не оправдали этих надежд.

Церковь всеми силами стремится содействовать государству в решении межнациональных и межрелигиозных проблем. Русская Православная Церковь была инициатором Всемирного саммита религиозных лидеров, который проходил в Москве, в Президент-отеле с 3 по 5 июля 2006 года — в преддверии саммита «большой восьмерки». На форум собрались более ста религиозных деятелей: Предстоятели Поместных Православных Церквей, главы и представители других христианских конфессий, а также руководители мусульманских, еврейских, буддистских и иных религиозных общин из разных стран мира.

На саммите обсуждались самые разнообразные вопросы, в том числе роль веры и религии, а также защита и утверждение духовных и нравственных ценностей в современном обществе, ответственность религиозных деятелей за это; пути преодоления терроризма и экстремизма; проблемы образования, необходимость нравственного воспитания молодежи; законность, свобода, права человека, нравственная ответственность; поддержка ценностей семьи, человеческой жизни и равенства полов; уважение религиозных чувств и того, что почитается священным в религиозных традициях; нравственность в экономике; преодоление бедности; роль средств массовой информации; состояние ресурсов планеты, экологическая ответственность; проблемы, связанные с эпидемиями, наркоманией; распространение оружия массового уничтожения; диалог и партнерство цивилизаций; проблемы глобализации и миропорядка; диалог религиозных общин с политиками, всеми структурами гражданского общества, международными организациями.

Общность позиций представителей разных религий лежит не в области вероучения, но в сфере нравственности, а часто и в том, что касается оценки общественных процессов. Убежден, что мы смогли сформулировать единый взгляд на многие темы, которые обсуждались в ходе саммита. Верю, это поможет избежать многих нестроений, не допустить превращения межнациональных конфликтов в межрелигиозные, положить предел экспансии разрушительных псевдорелигиозных течений.

Я думаю, представителей средств массовой информации на этом саммите поразило то единодушие, в котором прошли заседания саммита религиозных деятелей, потому что для всех религиозных деятелей, какому бы вероисповеданию они ни принадлежали, нравственные ценности едины. И в заботе о сохранении нравственных ценностей перед лицом распущенности, которая царит в мире, мы были едины — это объединяло всех нас, равно как и другие вопросы, которые мы обсуждали.

В связи с этим хочется напомнить об истории нового государственного праздника — Дня народного единства, наглядно демонстрирующей возможность изменения общественного мнения нашими общими усилиями. Началось с переименования в 1996 году Дня октябрьской революции, отмечавшегося 7 ноября, в День согласия и примирения. А в 2004 году по инициативе Русской Православной Церкви Государственная Дума приняла решение о переносе праздничного дня с 7-го на 4 ноября, когда совершается празднование в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Впервые этот праздник отмечался в прошлом году и его центром был Нижний Новгород, где собиралось народное ополчение под руководством Минина и Пожарского. В нынешнем году центром праздничных торжеств в честь Дня народного единства стала столица нашего государства Москва. Так постепенно обществу прививается сознание того, что бескорыстная любовь к ближнему и преданность отечеству необходимы современной России не меньше, чем в далеком 1612 году.

Этот праздник имеет еще одно важное значение, потому что впервые государственный праздник вышел за рамки 1917 года. Мы вспоминаем свою историю, мы вспоминаем тот патриотический порыв, который проявился ради спасения отечества по призыву Минина и Пожарского по освобождению Москвы. C образом Казанской иконы Божией Матери шло народное ополчение, поэтому символично, что день народного единства празднуется в день Казанской иконы Божией Матери.

В продолжение года Мы имели радость братского общения с Предстоятелями Поместных Церквей: в январе с архиепископом Албанской Православной Церкви Анастасием, в июле — со Святейшим Патриархом-Католикосом Грузинской Православной Церкви Илией II. В марте и в августе состоялась Наша встреча с Верховным Патриархом и Католикосом всех армян Гарегином II.

Не раз Мы встречались и с делегациями Католической Церкви, однако хочу подчеркнуть, что эти встречи, хотя и выглядели вполне результативными, на самом деле носили больше дипломатический характер. Продолжается католическая миссия в России и в других странах СНГ среди людей, крещенных в православии, а так же крайне не дружественная политика руководства Украинской Греко-Католической Церкви по отношению к канонической Украинской Православной Церкви на Украине. Надеюсь, что Ватикан предпримет конкретные шаги по изменению ситуации в лучшую сторону, без этого наши встречи с представителями Римско-Католической Церкви будут носить лишь протокольный характер, и не принесут облегчения людям, испытывающим боль от небратских действий.

В нынешнем году во многих епархиях проходили форумы, посвященные проблемам воспитания молодежи. В Москве в очередной раз прошел Московский фестиваль православной студенческой молодежи, пятый по счету. Этот фестиваль ежегодно собирает молодых людей: столичное студенчество, представителей православных молодежных и детских организаций, тружеников на ниве православного молодежного движения со всей России и ближнего зарубежья. За пять лет лауреатам фестиваля было вручено пятьдесят премий «Обретенное поколение».

Стоит отметить Международный московский рождественский конкурс-фестиваль детского изобразительного творчества «Вифлеемская звезда», который проводится в целях духовного, нравственно-эстетического и патриотического воспитания детей и подростков, выявления и поддержки юных дарований, возрождения любви и интереса к традициям Православия, к истории и художественно-культурному наследию Москвы.

Состоялся также второй фестиваль православных СМИ «Вера и слово». В ходе этого форума отмечались некоторые успехи в развитии православных СМИ, говорилось о том, что выработаны новые формы адекватного отражения событий церковной жизни и позиций Русской Православной Церкви по вопросам общегосударственной значимости, причем было подчеркнуто, что этому способствовала активная деятельность Пресс-службы Московской Патриархии, Службы коммуникаций Отдела внешних церковных связей и Издательского Совета Русской Православной Церкви.

Действительно, ряд епархий серьезно пересмотрели свою информационную политику: были созданы новые епархиальные пресс-службы, телестудии и печатные издания. Особенно хочется отметить стремительное развитие православного телевещания. Еще три-четыре года назад к самой возможности появления православного телеканала многие относились скептически. Сегодня у нас работают несколько подобных каналов, и их аудитория постоянно расширяется. Надеюсь, этому будет способствовать и проектируемый государством переход на цифровое вещание на всей территории России.

Однако хотелось бы сказать и о недостатках в этой сфере деятельности. Миссионерская работа московских приходов должна служить примером для других епархий. Мы давали много благословений на открытие приходских интернет-сайтов, но они в большинстве своем застыли на публикации фотопортретов настоятелей и расписания богослужений пятилетней давности. Информация о деятельности приходов годами не обновляется. Неужели события приходской жизни, о которых повествуется в ежегодных отчетах, является засекреченной информацией, которая не может быть донесена до пользователей Интернета? В каждом приходе есть технически подготовленные молодые люди, которые с удовольствием помогут настоятелям храма рассказывать о делах прихода во всемирной сети. Призовите их к этой деятельности. Посмотрите, как это делают Сретенский монастырь, храм святой мученицы Татианы при МГУ, подворье Троице-Сергиевой Лавры, храм Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря. Мы часто сетуем на то, что церковные недоброжелатели загоняют нас в конфессиональное гетто, но не замечаем, что, демонстрируя отсутствие желания быть открытыми обществу, мы сами себя загоняем в это гетто. Впрочем, большинство храмов еще живут в прошлом веке и вообще не имеют своей интернет-страницы.

Одними из наиболее значимых событий церковной жизни были и остаются регулярные сессии Священного Синода Русской Православной Церкви. В прошедшем году их было четыре. Многие вопросы, которые рассматривались на заседаниях Синода, имели внутрицерковное значение. Например, почти на каждом из прошедших заседаний утверждались предложения по причислению к Собору новомучеников и исповедников Российских новых святых. В этом году к Собору было причислено около пятидесяти подвижников. Учреждались семинарии, решались вопросы об избрании новых епископов.

Обсуждались вопросы, связанные с возобновлением канонического общения с Русской Православной Церковью Заграницей. В течение всего года проходила работа специальной комиссии Московского Патриархата по диалогу с РПЦЗ и комиссии Русской Зарубежной Церкви по переговорам с Московским Патриархатом. Результатом ее работы стало принятие «Акта о каноническом общении», который должен быть принят Синодами Зарубежной Церкви и Московского Патриархата.

Этот год был значимым для всего православного российского народа, ибо по щедрой милости Божией в пределы православной Руси были принесены великие святыни — честная десница Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, частица Честного и Животворящего Креста Господня и честные мощи святой Марии Магдалины. Этим святыням поклонились около трех миллионов человек в восемнадцати городах Российской Федерации и Украины. Многие москвичи самоотверженно простаивали в очереди многие часы, чтобы поклониться святыням. Но многие, особенно пожилые и больные люди, к сожалению, не смогли поклониться им.

В связи с этим хотелось бы поделиться с вами своими размышлениями. Если для многих епархий и городов, где побывали упомянутые святыни, это была единственная возможность поклониться им, то в столице все обстоит по-другому. Наши московские храмы являются хранителями уникальных реликвий — чудотворных икон, мощей угодников Божиих, других православных святынь, в том числе и частиц мощей Крестителя Господня Иоанна, равноапостольной Марии Магдалины и Животворящего Креста Господня. Но многим москвичам об этом просто не известно. Надо продумать способы оповещения москвичей обо всех святынях нашего града, издать буклеты, справочники и путеводители по святыням Москвы, сделать доступными для всех верующих чудотворные, намоленные иконы и ковчеги со святыми мощами.

В текущем году состоялось десять заседаний попечительских советов под Нашим председательством. Это попечительские советы ЦНЦ «Православная энциклопедия», Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, Международного фонда единства православных народов, Спасо-Кижского Патриаршего подворья, Центральной клинической больницы Московской Патриархии, Марфо-Мариинской обители и другие. Был создан Попечительский совет благотворительного фонда поддержки русских святынь на Святой Горе Афон. Отмечу, что это очень важная составляющая современной жизни Церкви в России. Благодаря деятельности попечительских советов идет возрождение духовных центров России, одной из главных их задач является вовлечение благотворителей в дело созидания культурных и духовных ценностей нашего отечества.

Хочу отметить и юбилейный, десятый Всемирный Русский Народный Собор, прошедший в этом году и озаглавленный «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке». На этом форуме обсуждался комплекс проблем, связанных с человеческой личностью, ее правами, достоинством и ответственностью. Действительно, сегодня подобные темы должны чаще обсуждаться не только в церковных кругах, но и в современном обществе. На Соборе была принята Декларация о правах и достоинстве человека, подготовленная во исполнение решения предшествующего Собора и отражающая понимание темы ценности, достоинства, прав и свобод человека в категориях, присущих русской национальной, религиозной и культурной традиции.

Как и в прошлом году, Мы были приглашены к участию в праздновании как общероссийских памятных дат, так и памятных дат нашего первопрестольного града. Принимали Мы участие и в воспоминании скорбных дней нашего отечества, возлагая вместе с духовенством Москвы венки на могилу Неизвестного солдата.

В период с 15 мая по 1 июня 2006 года в Москве отмечались Дни славянской письменности и культуры. Программа празднования состояла из ряда крупных мероприятий, самыми значительным из которых были Общероссийская конференция «Слово и образ — основа отечественной культуры» (15–16 мая), книжная вставка «Голос русской интеллигенции» (21–27 мая), «круглый стол» на тему: «Русский язык в XXI веке: развитие, сохранение, обновление» (23 мая), детская православная паломническая миссия по монастырям Москвы и Подмосковья (27 мая – 1 июня). Центральным событием празднования стало богослужение в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля и крестный ход к памятнику святым равноапостольным Мефодию и Кириллу на Славянской площади, который Мы завершили молебном.

С 29 сентября по 1 октября в Москве проходили торжества, посвященные 600-летию преставления святителя Киприана, митрополита Московского (1330–1406). Вместе с Нами в праздновании этой юбилейной даты приняли участие иерархи Болгарской Церкви, специально для этого прибывшие в Москву.

В прошедшем году была организована IV выставка-форум «Православная Русь», центральная тема которой была сформулирована как «Социальное партнерство и благотворительность». Выставка проходила в период с 30 мая по 3 июня. А 1 ноября вновь состоялось открытие выставки «Православная Русь», на этот раз приуроченной к Дню народного единства. По традиции, Мы совершили открытие обеих этих выставок.

Кроме того, Мы приняли участие в Международной научно-богословской конференции «Россия — Афон: тысячелетие духовного единства», которая была приурочена к отмечавшимся в прошедшем году 450-летию со дня кончины преподобного Максима Грека и 10-летию обретения его мощей и проходила в Москве с 1 по 4 октября.

Прошедший год был ознаменован памятными событиями и в моей жизни. Исполнилось шестнадцать лет с начала моего патриаршего служения и сорок пять лет со дня архиерейской хиротонии. В годы своего патриаршего служения я черпал духовные силы в свершениях великих святителей и пастырей церковных, молитвами и подвигами которых созидалась Русская Православная Церковь. Митрополиты и Патриархи Московские, многие из которых прославлены Церковью в сонме святых угодников Божиих, подают каждому из нас пример беззаветного служения Церкви и народу. Путь архиерейского служения тернист и требует от избранного огромной ответственности за своих пасомых перед Господом. Но первосвятительский крест — особый. Осознавая, что в твоем лице представлена вся Русская Православная Церковь, нужно постоянно молить Всемилостивого Жизнеподателя Христа о помощи в этом крестоношении и стремиться все свои силы полагать на благо Церкви Христовой, для ее процветания в нашем отечестве.

В этом году мною было совершено семь поездок по епархиям, не считая Подмосковья. В некоторых из них я побывал впервые. Скажу, что каждый из этих визитов был очень важным, хотя они и были разными по своему значению. Например, Наш визит в Латвию стал первым за всю 900-летнюю историю Православия в этой стране. Впервые Предстоятель Русской Православной Церкви ступил на Латвийскую землю. Посещение Латвийской Республики имело очень большое значение для поддержания духовного единства чад Русской Православной Церкви в России и сопредельных государствах.

По милости Божией в июле Нам удалось вновь посетить Валаам.

2006 год был ознаменован возобновлением монашеской жизни в Свято-Успенской Саровской пустыни — известном мужском монастыре Нижегородской епархии, а также празднованием 300-летия основания этой обители, в котором Мы приняли участие. В нынешнем году исполнилось 910 лет со времени первого исторического упоминания Спасо-Преображенского монастыря в Муроме, и к этому знаменательному юбилею был приурочен мой визит в старейшую во Владимирской епархии обитель.

При посещении в августе Саранской и Мордовской епархии был освящен кафедральный собор во имя святого праведного воина Феодора Ушакова, возведенный трудами многих людей в центре Саранска.

9–10 сентября сего года состоялся Наш архипастырский визит в Калининград, приуроченный к шестидесятилетию образования Калининградской области. Во время этого визита было совершено освящение кафедрального собора Христа Спасителя, что свидетельствует о продолжающемся благоустроении церковной жизни на Калининградской земле. Собор Христа Спасителя в Калининграде стал самым западным форпостом Православия на Русской земле.

В этом году произошло несколько знаменательных событий в Санкт-Петербургской епархии, в которых Господь сподобил Нас принять участие. Одно из них имело общероссийское значение. Перезахоронение в сентябре 2006 года останков императрицы Марии Федоровны стало символом восстановления преемства российской истории. Это событие свидетельствует о том, что к нашему народу возвращается память о людях, традициях и свершениях дореволюционной России, которую еще не так давно пытались очернить, оболгать и обречь на забвение. Ныне останки императрицы покоятся рядом с гробом ее венценосного супруга императора Александра III. Это добрый знак, знаменующий воссоединение и примирение исторических эпох, преодоления вражды и разделений, которые принесли с собой революция и гражданская война.

Прошедший год для Санкт-Петербургской епархии был ознаменован еще одним событием — шестидесятилетием со дня возрождения Санкт-Петербургских Духовных школ. Вместе с этим юбилеем Духовные школы города на Неве отмечали и 285-летие со времени их основания. За минувшие 60 лет из стен этого духовного вертограда вышло много архипастырей и пастырей, профессоров и преподавателей, которые в течение последних десятилетий несли служение в Церкви Христовой, приносившее благие плоды.

Встречаясь с профессорами и студентами Санкт-Петербургских Духовных академии и семинарии, я вспоминал 1946 год, когда я пытался поступить в Ленинградскую Духовную семинарию, но не был принят, так как мне не было еще восемнадцати лет, но я по приглашению тогдашнего ректора протоиерея Иоанна Богоявленского участвовал в первом акте открытия Ленинградских Духовных школ. В 1947 году я поступил в третий класс семинарии. И вот теперь, вспоминая те годы, я вновь ощущаю тот подъем, ту благодарность Господу за возможность получить духовное образование, которые испытывали все учащиеся. И с каким воодушевлением спели свою лебединую песню профессора и преподаватели дореволюционной Санкт-Петербургской Духовной академии, которые пришли по призыву приснопамятного митрополита Григория, чтобы обеспечить преемственность Духовной школы. Ценят ли сегодня поступающие в Духовную школу возможность получить духовное образование? Ценят ли так, как ценили поступающие в послевоенные годы, после семнадцатилетнего перерыва?! Сегодня часто, к сожалению, все это воспринимается как должное, а надо ценить возможность получить богословское образование, которая есть у нас сегодня.

Однако главным для Нас, как и всегда, являлось совершение богослужений. За период с предыдущего Епархиального собрания Нами совершено 170 богослужений, из них в соборах Московского Кремля — 24, в кафедральных соборах Москвы — 53, в обителях, монастырских подворьях, приходских храмах Москвы, ставропигиальных монастырях — 73  и 20 — в храмах и обителях других епархий. В текущем году было совершено 6 архиерейских хиротоний. Кроме того — три епископа были рукоположены на Украине для Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Прежде чем перейти к основной части доклада, хотелось бы привести некоторые статистические данные обо всей нашей Церкви и о первопрестольном граде.

В настоящее время в Русской Православной Церкви 136 епархий. Число архиереев на сегодняшний день 171, из них 131 епархиальных, 40 викарных, не считая 13-ти находящихся на покое.

Действует 713 монастырей, в том числе в России: 208 мужских и 235 женских обителей; на Украине: 89 мужских и 84 женских; в странах СНГ и Прибалтике: 38 мужских и 54 женских; в зарубежных странах: 2 мужские и 3 женские.

Общее число приходов Русской Православной Церкви — 27 393. Общее количество духовенства — 29 450.

В Патриаршем ведении находятся 25 ставропигиальных монастырей, в число которых входят 4 мужские и 4 женские обители в Москве, имеющие 16 монастырских подворий (с 64-мя храмами). Действуют 7 подворий Поместных Православных Церквей с 9-ю храмами.

Общее количество храмов и часовен в Москве — 730, в их число входят:

  • 7 Кремлевских соборов
  • 2 кафедральных собора
  • 5 храмов при Синодальных учреждениях
  • 298 Приходских храмов
  • 118 Патриарших подворий
  • 64 монастырских подворий
  • 68 монастырских храмов
  • 9 крестильных храмов
  • 69 часовен
  • 90 строящихся храмов и часовен

Богослужение совершается в 590 храмах и часовнях, 129 храмов являются домовыми. Не возобновлено богослужение в 17 храмах. Не освобождены прежними арендаторами 33 храма.

На приходах Москвы совершают служение 820 священников и 297 диаконов, всего 1117 клириков.

В монастырях совершает служение монастырское духовенство — 400 священников и 185 диаконов, всего 585 клириков.

Кроме того, имеются клирики, состоящие за штатом: 36 священников и 20 диаконов, всего 56 клириков.

Запрещены в служении 18 священников и 6 диаконов, всего 24 человека.

Общее количество духовенства в Москве — 1273 священников и 510 диаконов, всего 1783 клириков, в том числе 17 клириков находятся в заграничной командировке.

На конец 2006 года Русская Православная Церковь имеет 5 Духовных академий, 2 Православных университета, 2  Богословских института, 37 Духовных семинарий, 38 Духовных училищ и в одной епархии — пастырские курсы. При нескольких академиях и семинариях открыты иконописные и регентские школы. Подготовку кандидатов в священство и других церковных работников для Москвы осуществляют Московские Духовные академия и семинария, Сретенская, Перервинская и Николо-Угрешская семинарии, а также Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

В 2006 году Московскую Духовную академию окончили 57 выпускников по стационару, 35 — по заочному сектору. При этом нынешний учебный год стал последним для двух параллельных выпусков академии. Одни выпускники (30 человек) обучались по старой системе, включавшей 4 года семинарского и 4 года академического образования, а другие (25 человек) — по новой, с пятилетним семинарским и трехлетним академическим курсами. Таким образом, в академии и семинарии завершился этап реформы духовного образования, связанный с переходом к обучению со специализацией по библейским, богословским, церковно-историческим и церковно-практическим дисциплинам и продолжительностью обучения в три года.

К кандидатским диссертациям выпускников, получивших специализацию, предъявлялись при защите значительно более высокие требования, ориентированные на уровень кандидатов наук в системе светского образования. Выпускниками Московской Духовной академии с прежним, четырехгодичным курсом обучения было успешно защищено 14 кандидатских диссертаций, а выпускниками реформированной академии — 5 диссертаций. Некоторые выпускники реформированной академии представили к защите свои диссертации впоследствии. В дальнейшем предполагается проводить защиты кандидатских диссертаций в течение всего учебного года, по мере их подготовки.

Московскую Духовную семинарию окончили 56 выпускников по стационару, 105 — по заочному сектору, Регентскую школу — 27 выпускниц и Иконописную школу — 23 выпускника. Среди выпускников Московской Духовной академии и семинарии по стационару было 38 священнослужителей: 20 священников, 18 диаконов. В распоряжение Патриарха для служения на приходах Москвы, в Синодальных учреждениях и ставропигиальных монастырях были направлены 9 выпускников академии и 7 выпускников семинарии, а также 5 выпускников Иконописной и 4 выпускницы Регентской школы.

Тринадцать выпускников Московских Духовных школ были в 2006 году оставлены при академии и семинарии либо включены в число насельников Троице-Сергиевой Лавры.

В текущем учебном году в Московских Духовных школах обучается по стационару — 156 студентов в академии, 388 — в семинарии, 83 — в Регентской школе и 95 — в Иконописной школе, а также по сектору заочного обучения: 208 человек в академии, 792 — в семинарии.

Сектор заочного обучения при Московских Духовных школах имеет филиал, действующий в Новоспасском монастыре. Там обучаются клирики города Москвы. В настоящее время на четырех курсах филиала числится 135 студентов семинарии. Профессорско-преподавательская корпорация Московских Духовных школ составляет 127 человек. Среди них 19 профессоров, 11 доцентов, 6 докторов богословия и церковной истории, 5 докторов наук, 4 магистра богословия, 47 кандидатов богословия, 14 кандидатов наук.

В 2006 году Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет (ПСТГУ) окончили 390 выпускников, среди них 55 священнослужителей. В настоящее время там обучаются 972 студента — на дневном отделении стационара, 530 — на вечернем отделении и 1181 — заочно (в Москве и в филиалах). В состав ПСТГУ входит 9 факультетов, среди них богословский и миссионерский, факультеты церковных художеств и церковного пения. Преподавание в университете осуществляют 297 преподавателей, в том числе 42 профессора, 87 доцентов, 4 доктора богословия, церковного права и церковной истории, 4 магистра богословия, 12 кандидатов богословия и 185 лиц с учеными степенями, полученными в светских учреждениях. В распоряжение Патриарха для служения на московских приходах, в Синодальных и иных церковных учреждениях и ставропигиальных монастырях были направлены 10 выпускников ПСТГУ, 8 оставлены для преподавания в самом университете.

Из 55 священнослужителей только 10 поступили в Наше распоряжение, 8 были оставлены в университете — это 18, где же остальные?

В истекшем учебном году Сретенскую Духовную семинарию окончили 10 выпускников, Николо-Перервинскую — 13 и Николо-Угрешскую — 11 человек. Среди них 13 священнослужителей. В распоряжение Патриарха Московского и всея Руси из их числа направлено 9 человек. При семинариях оставлено четверо выпускников.

В текущем учебном году в Сретенской Духовной семинарии обучаются 74 студента по стационару и 15 по экстернату, в Николо-Перервинской – 69 по стационару и 7 по экстернату и в Николо-Угрешской — 67 по стационару и 5 по экстернату. Преподавание в трех этих семинариях осуществляют 134 человека, в том числе 10 профессоров, 8 доцентов, 4 доктора богословия, церковного права и церковной истории, 10 докторов наук, 2 магистра богословия, 35 кандидатов богословия.

Однако не только выпускники Духовных школ пополнили в минувшем году ряды московского духовенства. В 2006 году по рекомендациям духовников и представлению Епархиального совета и с обязательством закончить Духовную семинарию были рукоположены:
∙ в сан пресвитера — 18 человек;
∙ в сан диакона — 38 человек.

Имели мы, как и в прошлые годы, потери. Были почислены за штат:
1. Протоиерей Владимир Демин 
2. Священник Сергий Борисов 
3. Священник Михаил Дубовицкий 
4. Священник Илья Паршаков 
5. Священник Алексий Харин 
6. Игумен Вадим (Рындюк) 
7. Диакон Павел Быковский 

Запрещены в служении:
1. Протоиерей Сергий Крашенинников
2. Священник Владимир Байков
3. Священник Павел Буров

Невосполнимой утратой стала для нас потеря 15 клириков, которые отошли в мир иной. Это:
1. Протоиерей Алексий Бахтин
2. Протоиерей Матфей Грицак
3. Протоиерей Николай Гурьянов
4. Протоиерей Сергий Карамнов
5. Протоиерей Борис Никольский
6. Протоиерей Виктор Продан
7. Протоиерей Николай Ситников
8. Протоиерей Василий Фонченков
9. Священник Сергий Барышев
10. Священник Сергий Рзянин
11. Священник Димитрий Румянцев
12. Протодиакон Сергий Голубцов
13. Протодиакон Вадим Калинин
14. Диакон Вячеслав Пархунов
15. Диакон Алексий Щуров

Я думаю, что все вы слышали вчера сообщение в средствах массовой информации о гибели священника Андрея Николаева со всей семьей в Тверской епархии. Выясняются причины, но есть подозрения, что священник Андрей, матушка Ксения, их малолетние дети Давид, Анна и Анастасия — все они погибли от рук злоумышленников. Сегодня я послал соболезнование в Тверскую епархию, но все мы тоже принимаем гибель семьи священника близко к сердцу, и принося молитвенное поминовение о московских клириках, которые почили в минувшем году, и часть которых уже были в заштате, мы присоединяем  к нему молитвенное поминовение и о тех, которые погибли в Тверской епархии, в сельском приходе. Пропоем им «Вечную память».

Все поют «Вечную память».

Приведенные выше статистические данные красноречиво свидетельствуют о положительной динамики развития церковной жизни в ее внешних проявлениях. Однако более всего тем, кто заботится о благоустроении дома Божия, «который есть Церковь Бога Живаго, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15), следует помышлять о собственном душевном устроении, дабы не уподобиться тем, о ком сказано в Евангелии, как о «имеющих вид благочестия, силы же его отрекшихся» (см.: 2 Тим. 3, 5), дабы каждый домостроитель Таин Божиих был подлинным «образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1 Тим. 4, 12).

Нам, призванным к свидетельству о Христе перед миром, лежащим во зле (ср.: 1 Ин. 5, 19) строже всего следует судить самих себя, памятуя слова Спасителя: «кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48). Ныне же, наблюдая состояние окружающего нас общества и Церкви Христовой как свидетельницы Божественного Откровения в мире сем, мы можем с глубоким чувством повторить слова Священного Писания: «время начаться суду с дома Божия» (1 Пет. 4, 17).

Вопрос соответствия духовного состояния носителей благодати Божией своему высочайшему призванию и труднейшим задачам, предлежащим им, приобретает особую актуальность в настоящее время, в постиндустриальную эпоху.

Ныне мировое сообщество переживает период глобализации, представляющей собой стремительный процесс формирования единого информационно-экономического пространства. Это стало возможным в первую очередь благодаря активнейшему развитию технологий обработки, передачи и хранения информации.

В результате разного рода границы, казавшиеся нашим предкам незыблемыми, ныне утратили былую непроницаемость. Это касается не только политической, социальной, экономической сферы, но и сферы мировоззренческой. Удивительно, но сегодня и в области религиозной, для которой, как считалось ранее, характерны наиболее архаичные формы человеческого мышления, наблюдаются подобные тенденции к эклектическому смешению разнородных элементов.

Говоря об объективности указанных процессов, необходимо осознавать, что данные явления, как порождение человеческой деятельности, могут и должны быть оценены с христианских позиций.

Формирование единого информационно-экономического пространства сопряжено с неминуемым изменением ряда ключевых мировоззренческих ориентиров современного человека. К наиболее ярким явлениям подобного рода следует отнести, с одной стороны, широкое распространение в общественной среде формы бытового мировосприятия, опирающегося на принцип интеллектуальной всеядности, при котором в сознании человека сосуществуют совершенно разные, иногда взаимоисключающие идеи, а с другой — набирающие все большее влияние унификационные тенденции.

Можно даже говорить о постепенном формировании некоторой общей антропологической концепции, в которой мерой всех вещей становятся потребности человеческой природы, искаженной грехом. Именно на основании такого отношения к окружающему миру и к себе самому происходит постепенная секуляризация сознания современного общества, из жизни которого вытесняются традиционные религиозные ценности. Одним из прямых порождений такого взгляда является релятивистский подход к оценке действительности, что приводит к активному размыванию представлений современного человека о фундаментальных нравственных ценностях.

Конечно же было бы неоправданным преувеличением утверждать, что в минувшие века общество целиком состояло из людей морально совершенных, чуждых каким-либо порокам. Однако ныне становится очевидным стремление сделать все возможное для того, чтобы внушить обществу мысль об относительности всяких норм в области морали и неприемлемости категоричных суждений относительно нравственного достоинства человеческих поступков. Внешним проявлением этого становится попытка произвести словесную подмену, заменив наиболее очевидные термины, звучание которых воскрешает в сознании обывателя чувство нравственной ответственности. Словесные, языковые предпочтения здесь как нельзя более показательны. Убийство нерожденного ребенка называется «прерыванием беременности», блудное сожительство — «гражданским браком», корыстолюбие — «материальной заинтересованностью». Думаю, что каждый из сидящих в этом зале легко может продолжить этот печальный ряд.

Информационная среда, окружающая наших сограждан, изобилует множеством материалов, носящих откровенно безнравственный характер, пропагандирующих потребительское отношение к обществу и ближним, уничтожающих саму мысль о наличии абсолютной, незыблемой системы ценностей, основанной на вневременных и не подверженных тлению основаниях.

Идеология секуляризма, претендующая на универсальность, становится сегодня серьезным препятствием на пути возвещения Благой вести современному миру. Основная сложность противодействия этому мировоззрению состоит в том, что это миропонимание скорее является интуитивным, чем рационально принимаемым для подавляющего большинства своих адептов. Поэтому крайне сложно бывает побудить человека к принятию аргументов, опровергающих самодостаточные принципы отношения к миру, пропитавшие весь строй жизни современного человека и предоставляющие ему множество удобных поводов для потакания собственным страстям и порокам.

Отсутствие твердых нравственных принципов ведет к ложному восприятию окружающей действительности и своего места в мире. Часто человек стремится избежать осознания реальности, понимая, что это знание накладывает на него определенную моральную ответственность. Именно это ощущение становится плодородной почвой для порождения явления, которое с некоторой долей условности можно назвать социальным инфантилизмом.

Главным атрибутом этого явления становится общий недостаточно серьезный, можно даже сказать, игровой подход ко всему строю жизни. Приведем лишь несколько примеров подобного рода. Сейчас часто можно видеть взрослых или даже пожилых людей, одетых подобно воспитанникам детского сада. Значительное количество эфирного времени на радио и телевидении отводится развлекательным передачам: играм либо демонстрациям кино- и видеоматериалов с очевидно сказочным сюжетом, но часто нравственно искаженным сюжетом, активно развивается индустрия уличных развлечений: различных игровых клубов и развлекательных аттракционов. В области информационных технологий компьютерные игры, а равно и прочие явления, создающие «виртуальную реальность», также занимают огромное место. Сам факт «потребления» данных продуктов обществом является ярким свидетельством их востребованности.

Очевидно, что подобная среда, формируемая в ответ на определенные запросы общества, в свою очередь воспитывает в молодых поколениях наших сограждан отношение к жизни весьма специфического рода.

Вместе с тем не менее очевидно, что Православная Церковь не может спокойно взирать на сложившееся положение вещей, прежде всего в силу того, что ее основная задача — содействовать спасению человека, указывать ему на его высочайшее Божественное призвание и свидетельствовать о том, что Бог так «возлюбил... мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16).

Бог, будучи источником любви, призывает каждое из Своих разумных творений к уподоблению Себе. Поэтому христианство настаивает на том, что подлинная духовная жизнь немыслима без деятельной любви к Богу и ближним. Однако любовь только тогда достигает своего результата, когда получает выражение в конкретных делах, заботе о благополучии окружающих. Именно поэтому Православная Церковь, будучи наряду с другими религиозными организациями отделена от государства, не может отделить себя от нужд общества, в среде которого проходит свое земное служение. Особенно актуально социальное служение Церкви в нынешнюю эпоху торжества прагматизма, когда забота о благе ближних, социума, родины с легкостью уступает место попечению о собственных эгоистических интересах.

В связи с этим следует сказать, что Русская Православная Церковь во все времена своего бытия являлась тем духовным фундаментом, на основании которого росло и крепло могучее здание Российского государства. Для всякого православного христианина очевидно, что только высокодуховный человек может иметь подлинную любовь к людям и своему отечеству, способен быть настоящим патриотом.

Нам есть, что сказать человеку о нем самом. Однако, чтобы Истина Христова принесла добрый плод, она должна стать доброй закваской, изменяющий свойства всего «смешения» (ср.: Гал. 5, 9) не только в области внутрицерковной, она должна войти в жизнь всего общества, и прежде всего ее самой малой составляющей — семьи, соделав ее, по слову Апостола, «домашней Церковью» (ср.: Кол. 4, 15).

В свете тех задач, которые стоят перед Церковью, я не могу не упомянуть о том, что за эти годы многие нашли дорогу к храму и в этом, конечно, заслуга архипастырей, пастырей, монашествующих, которые своими молитвами, своим подвигом, своим трудом помогают духовному возрождению нашего народа. Если раньше в Москве было 46 храмов, то сейчас количество храмов, где совершаются богослужения, значительно увеличилось, храмы наполняются православными верующими. И в этом заслуга и труды всех вас, дорогие братья и сестры.

Но перед каждым из нас, и перед Церковью, и перед нашим народом встают многие соблазны и трудности. И особенно им подвержены молодые люди, дети, которые видят по телевизору, в компьютерных играх совершенно не то, что нужно для воспитания. Даже детские игры, которые раньше были добрыми, стали жестокими и злыми, а это приучает детей с малых лет к жестокости и свободному отношению полов. На нас с Запада, хотим мы этого или не хотим, надвигается и другая опасность, особенно для молодежи — это смешанные, однополые браки. На одном из заседаний Священного Синода мы приняли решение о приостановлении отношений с Лютеранской Церковью Швеции, я объясню почему. Церковь Швеции не только признает эти однополые браки, но и выработала чинопоследование благословения таких браков. Думаю, вы помните, у нас был такой случай в Нижнем Новгороде, пришлось принять очень жесткие меры, вплоть до лишения сана священника, который повенчал такой однополый брак. Опасностей много и опасностям нужно противостоять — и это наша общая задача.

Теперь переходим к основной части Нашего доклада.

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом… время раздирать и время сшивать, время молчать и время говорить» (Еккл. 3, 1. 7)

Так сказал библейский мудрец. И сегодня, по истечении почти года после очередного Епархиального собрания, для нас вновь настало время говорить о церковных событиях и делах уходящего года и держать ответ друг перед другом и перед Богом.

В служении каждого священнослужителя присутствуют две составляющие, противоположные друг другу и в то же время тесно связанные между собой, — Божественное и тварное, Небесное и земное, священное и профанное.

Если священнослужитель замкнется в себе, погрузится всецело в сферу Божественного и будет игнорировать сложный и неблагополучный мир, то он изменит своему назначению, той спасительной миссии, с которой Иисус Христос посылает всех Своих учеников: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф. 28, 19–20); «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15).

Но если священник впадет в другую крайность — полностью растворится в мире с его заботами, тревогами и проблемами и утратит понимание конечной цели всего мироздания — достижение Божественного совершенства (ср.: Мф. 5, 48), он также не выполнит своей основной пастырской задачи. Такая односторонняя «любовь» к миру есть измена и вражда к Богу. «Кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1 Ин. 2, 15).

Каждый раз, собираясь на ежегодное Епархиальное собрание, мы оглядываемся назад на пройденный путь, анализируем сегодняшнее положение Церкви и намечаем перспективы дальнейшего развития епархиальной жизни. Бог благословил многие наши начинания, совсем недавно казавшиеся неосуществимыми, умудрил и укрепил делателей, привел к исполнению, довершил задуманное и совершил то, о чем мы и мечтать не дерзали двадцать лет назад.

Не перестаешь удивляться тому, как за краткое время умножилась и благоукрасилась наша Церковь. Из руин, а иногда и буквально из ничего восстали в неземной красоте Божии храмы, к вере, к Церкви приходят люди: дети, старики, и преступники в тюрьмах и лагерях, и чиновники на всех уровнях власти. Церковные праздники становятся выходными днями, законодательно закрепляется соработничество Церкви и государства, мы получили широкую возможность через СМИ свидетельствовать обществу о евангельских ценностях.

Согласно опубликованным в ноябре сего года данным исследования, проведенного Российским институтом общественного проектирования, в 1991 году православными называла себя примерно треть населения, тогда как в 2006 году — уже две трети. Число же мусульман не меняется, а вот атеистов стало в два раза меньше. Регулярно посещают храм, исповедуются и причащаются вчетверо больше людей, чем пятнадцать лет назад.

Конечно, мы не можем закрывать глаза и на негативные явления нашей жизни, на различные современные искушения, связанные с оскудением веры, но все же мы должны и радоваться и благодарить Бога за все то доброе и великое, что по милости Божией совершается в наше время.

Мы не раз говорили о том, что нужно не только восстановить порушенные стены храмов и монастырей, но и возродить полноту церковной жизни внутри этих стен, реставрировать души людей, исковерканные атеистическим режимом. Полнота Христовой любви должна проявлять и за стенами храмов, наполняя всю жизнь наших прихожан.

 

ЦЕРКОВЬ И СЕМЬЯ

На прошлогодних собраниях говорилось о приходской жизни, о совершении богослужений и о проблемах образования, касались мы и юридических, и хозяйственных вопросов. Во всех этих областях, начиная от строительства и восстановления церковных зданий и кончая очень важной центральной темой совершения Божественной Литургии и достойного причащения Святых Таин, есть очень многое, о чем нужно сказать, что нужно исправлять и чего мы еще не достигли. Миссионерское и социальное служение не получило еще должного развития, православных учебных заведений слишком мало, и далеко не все они благоустроены.

О многом нужно было бы мне поговорить сегодня с вами, но, готовя сегодняшний доклад, я решил остановиться на одной ключевой теме, через рассмотрение которой мы поймем, как решить многие нынешние проблемы церковной жизни. Эта тема — семейная жизнь, жизнь семьи — малой, домашней Церкви. В ней источник всех наших достижений и неудач, в ней закладывается фундамент духовной жизни каждого человека. В семье формируется характер, мировоззрение и будущих монахов и священников, и будущих Патриархов и президентов, и церковных старост и сестер милосердия.

Сегодня хотелось бы вновь вернуться к этой очень тревожной, «болезненной» проблеме — теме кризиса брака и семьи и связанных с этим тяжелых нравственных, общественных, демографических последствий. Эта проблема затрагивает сегодня почти весь цивилизованный мир. Люди не хотят связывать себя серьезными отношениями; в результате население Европы продолжает сокращаться.

Правительства европейских стран выделяют немалые средства на поддержку рождаемости, но результаты незначительны. Материальное благополучие мало влияет на желание иметь детей. На Западе молодежь учится, путешествует, развлекается, а семью создает в лучшем случае в возрасте 30 лет. После этого люди посвящают все свое время обустройству комфортного жилья, карьере, наслаждению достатком. Детей же рассматривают как помеху комфорту и думают о них в последнюю очередь. Даже «гражданский брак» на Западе отходит в прошлое. Люди предпочитают жить и вести хозяйство отдельно. В Швеции средний возраст невесты, впервые вступающей в брак, превысил 30 лет, в большинстве стран Европы достиг 27–28 лет.

Похожие тенденции есть и в России. По данным Института народохозяйственного прогнозирования РАН, среди россиян в 2003–2004 годах отмечалось повышение возраста вступления в брак, наличие добрачной беременности уже не служило основанием для брака, увеличилось количество нерегистрируемых браков. По результатам исследований, доля людей, состоящих в браке, по отношению ко всему населению сейчас низка, как никогда, а доля разведенных увеличилась.

Из трех зарегистрированных браков в России распадаются два, причем уже в первые годы совместной жизни. Россия занимает первое место в мире по количеству загубленных жизней, невинных убиенных младенцев — первое место по абортам! У нас семьсот тысяч сирот, детей, не знающих родительской заботы и материнской ласки. У нас сотни тысяч детей в буквальном смысле выброшены на улицу, в холод, грязь и нищету, они обитают в подвалах и на чердаках. Высокая детская смертность, бродяжничество, детская и подростковая наркомания, преступность и проституция — позорные явления нашей сегодняшней действительности, на которые мы не имеем права закрывать глаза и не реагировать, потому что они приобрели катастрофические масштабы.

В последние годы государство в лице Президента и Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, региональных и местных властей обратило внимание на эту проблему и делает многое для исправления ситуации. Это и федеральные и региональные программы материальной и законодательной поддержки семьи, финансового и морального стимулирования деторождения, программы здравоохранения, образования, оказания содействия молодым семьям в обеспечении жильем, увеличения числа детских дошкольных и молодежных учреждений и многое другое. Эти начинания имеют солидное государственное финансовое обеспечение, организационную, моральную, общественную и информационную поддержку. Но необходимо время, чтобы эти государственные инициативы и программы заработали в полную силу и привели к ожидаемым результатам.

К тому же государство не всесильно, оно не может справиться с тем, что ему не подвластно, что не входит в его функции и превышает его возможности. Ведь кризис брака и семьи это прежде всего кризис духовно-нравственный, который и преодолевать нужно духовно-нравственными воспитательными средствами. Прежде всего мы должны осознать свою долю вины и ответственности за сложившуюся ситуацию, ведь распадаются браки и страдают дети не только в религиозно индифферентных семьях, но и среди верующих людей. И самое главное, следуя голосу своей христианской совести и пастырской ответственности, мы должны взять на себя труд воспитания, заботы и попечения о семьях наших прихожан, о том, чтобы в их семьях была атмосфера дружбы, единства, взаимопонимания, сострадания и бескорыстной, жертвенной, чистой любви.

К сожалению, ценность семьи в современном обществе девальвируется, она размывается и трансформируется в нечто совершенно иное.

Брак и основанная на нем семья есть первый естественный и вместе с тем установленный и благословенный Богом союз между мужчиной и женщиной в их свободном совместном избрании и взаимной любви. Брак, с одной стороны, есть таинство нахождения общего счастья в жертвенной любви между супругами. С другой стороны, брак есть договор, при котором возникают взаимные моральные и юридические права и обязанности каждой из договаривающихся сторон. На расширении и умножении брачного союза основываются такие общественные реалии, как род, общество, родина и государство, которые без семьи становятся невозможными. В идеале брак должен носить нерасторжимый, «вечный» характер [«что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6)]. История знает немало таких целомудренных браков, которые имели своим первообразом безграничную Божественную любовь Бога Сына к «Невесте» — Церкви.

В современном сознании это религиозное понятие о браке и семье все больше уступает место биологическому понятию о сексуальном партнерстве и чисто юридическому понятию брачного контракта. Стóит ли удивляться, что вся современная пропаганда направлена на подрыв семьи, ее устоев, разрыв связи поколений, растление подрастающего поколения. Сама по себе эта проблема не нова. Она является следствием общего процесса секуляризации, нарастания бездуховности.

Обеспокоенность светской власти сложившимся положением наглядно свидетельствуют сегодня об имеющемся понимании важности семьи как основной составляющей общества и государства. Однако на что обращает внимание секуляризованное государство в первую очередь? Прежде всего на демографический вопрос.

По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат) на 1 января 2006 года население Российской Федерации насчитывало 142,7 млн. человек, т. е. за 2005 год россиян стало на 736 тысяч меньше. Всего же за последние одиннадцать лет убыль населения нашей страны составила 5,8 млн. человек или 3,9 %. Но не менее значима и другая статистика, согласно которой вне брака рождаются около 30 % детей.

Принципиально важно, в какой среде зарождается новая жизнь, в соответствии с какими ценностями живут родители и дети. В связи с этим можно говорить о том, что демографический кризис современной России это показатель общего кризиса семьи. Систематическое превышение показателей смертности над рождаемостью — сигнал о том, что в семье не все в порядке, что есть проблемы, которые надо решать и решать срочно. И здесь значение и роль Церкви, роль прихода в нормализации семейных отношений, в возвращении утраченных семейных ценностей весьма велики.

Нельзя не отметить, что в современном обществе в течение последних десятилетий произошла смена приоритетов: семья отошла на второй план. Что такое семья для современного молодого человека? Какие задачи юноша или девушка ставят перед собой? К чему призывают произведения современного кинематографа и литературы? С телевизионного экрана и страниц прессы современной молодежи постоянно навязывается мысль о том, что виновного в не сложившейся семейной жизни надо искать в другом человеке, а не в себе. Соответственно с этим указывается и путь, или способ, решения всех семейных проблем: порвать прежние отношения, разрушить существующую семью и искать счастья с другим, третьим и т. д. человеком, и так до тех пор, пока все само собой не сложится. Причем опыт предыдущих поколений привлекается в качестве негативного примера, подтверждающего «правильность» упомянутого способа решения семейных проблем — наши родители терпели, и ничего из этого хорошего не вышло, лишь потеряли время и прожили жизнь несчастливо.

Другая тенденция, возникшая в последние несколько десятилетий — возрастание приоритета положения человека в обществе, по сравнению с его семьей. Молодые люди стремятся получить образование, сделать карьеру и только потом намереваются создавать семьи.

Казалось бы, в стремлении достичь определенного положения в обществе, прежде всего материального, и лишь потом рождать детей, имея реальную возможность обеспечить семью всем необходимым, нет ничего плохого. Но как быть, если карьера не складывается, если здоровье подорвано в непрестанной гонке за материальным благополучием, если годы бесцельно потеряны, а претендентки или претенденты на руку и сердце смотрят только на кошелек? Как подняться на достаточно высокую ступень материального благополучия и не пасть духовно-нравственно?

Весьма показательно появление в Москве специализированных агентств, в которых молодых девушек учат, в каких местах и каким образом знакомиться с богатыми людьми и как себя вести, чтобы, обратив на себя внимание, выйти замуж и тем самым обеспечить свое будущее благополучие.

Таким образом, мы видим, что зачастую семья рассматривается как возможность или средство для решения материальных проблем. Соответственно, ни о какой семье в православном понимании в вышеупомянутом случае речь не идет.

Православная Церковь видит в Таинстве Брака духовную тайну, которая становится доступной сознанию супругов как тайна единения Господа Иисуса Христа с Церковью. Поэтому христианский брачный союз заключается только в Церкви и только в Церкви становится «Таинством благодати». Благодаря этому семья становится «домашней церковью» (Кол. 4, 15).

Соединенные брачным союзом супруги имеют единую плоть и единую душу; взаимной любовью они побуждают друг в друге усердие к исполнению заповедей Божиих. «Супружество, — пишет святитель Григорий Богослов, — более привязывает к Богу, потому что имеет больше побуждений обращаться к Нему... Кто обязан заботиться о милой супруге и детях, тот рассекает более обширное море жизни, ему нужна большая помощь Божия, и он сам взаимно более любит Бога» (Творения. М., 1847. Ч. 5. С. 60).

К великому сожалению, еще одной проблемой современной семьи является отношение к детям. В этом вопросе, на наш взгляд, несколько аспектов, на которые следует обратить особое внимание.

Вопрос — иметь ребенка или не иметь, а также когда его рожать, для православного верующего человека не должен иметь места. Для православного человека чадородие это не только средство к спасению, не только продолжение рода, а благословение Божие, видимый знак присутствия благодати в семье и дар жизни, который подается человеку еще здесь, на земле. Соответственно, пренебрежение рождением детей это пренебрежением тем даром жизни, который человек имеет, живя на земле. И если для человека рождение детей — чисто биологический акт, а не дар Божий, если он тяготится детьми, то встает вопрос о том, имеет ли он вообще право продолжения рода?

Особую озабоченность вызывает разрыв, происходящий между родителями и детьми. Во-первых, этот разрыв лишает нас связи с предыдущими поколениями, во-вторых, теряется опыт построения семьи. Пятая заповедь Десятословия ясно указывает на зависимость нашей жизни от отношения к родителям. И долг священника, долг духовника — внимательно следить за соблюдением уважения к родителям в окормляемых им семьях. Нет ничего странного в том, что дети, забывшие о своих обязанностях по отношению к родителям, несчастны.

Нужно говорить о взаимных обязанностях детей и родителей в проповеди, указывая конкретные пути к решению данной проблемы. Самостоятельность детей должна проявляться не в уходе от родителей, не в разрыве всяческих отношений с ними. Социальная зрелость, самостоятельность должны выражаться в заботе о других.

В современном светском обществе родители «мешают» молодой семье — мешают своими советами, попыткой реализовать в жизни детей то, что не смогли осуществить в своей собственной жизни, наконец, мешают самим своим существованием, если живут с детьми под одной крышей. Но в православной семье все должно быть разумно, все должно строиться в духе христианской любви, взаимопонимания и уважения. При этом от взрослого верующего не требуется во всем быть согласным с родителями, единодушным с ними. Он сам определяет приоритеты своей жизни. Но целожизненная обязанность детей — почтение к родителям и забота о них.

В свою очередь, родителям надо помочь понять, что их дети уже выросли, что следует уже только советовать им, а не принуждать их. Не случайно Апостол Павел, напомнив заповедь о почитании родителей, пишет, обращаясь уже к родителям: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6, 4).

Современное цивилизованное общество, во многом облегчившее тяготы жизненных трудов человека, породило и ряд проблем. С одной стороны, женщине приходится работать наравне с мужчиной, и она перестала быть хозяйкой дома и зачастую женщиной в собственном смысле этого слова, а с другой стороны, появились женоподобные, инфантильные мужчины, неспособные быть главой семьи. Будет ли авторитетом для семьи мужчина, отец, который неспособен к принятию решений, который после работы занят исключительно просмотром телевизионных передач, в то время, как жена готовит на кухне, а дети предоставлены самим себе? В таких случаях главой семьи становится женщина, которой это по ее природе не свойственно. Ей присуща потребность опереться на сильное мужское плечо. Она вынужденно берет на себя чужую роль по причине неспособности мужа или вследствие его ухода из семьи. Поэтому важно, чтобы священник помогал отцу и мужу осознать свою ответственность перед Богом за домочадцев.

Серьезное беспокойство вызывает настойчивость, с которой в течение прошедшего года обсуждался в средствах массовой информации вопрос о многоженстве. Нельзя не констатировать, что, как ни парадоксально, но с данной проблемой все чаще и чаще сталкивается священнослужитель на приходе. Связано это с тем, что сейчас очень часто один из супругов не просто изменяет другому, продолжая жить в семье, или же совсем уходит из одной семьи в другую.

Появилась другая тенденция: один из супругов, как правило, это мужчина, не разрывая прежнего брака, вступает в супружеские отношения с другим человеком, образуя, по сути, новую семью без разрушения прежней. Фактически, мы имеем дело с реальным многоженством, правда, пока не узаконенным, противозаконным в нашем государстве. И, как ни парадоксально, но в данном случае вопрос о расторжении брака встает не перед живущим с двумя женщинами, а перед законной и с точки зрения государства, и с точки зрения канонического права, женой. И здесь правильный пастырский совет очень важен.

Несомненно, эта проблема проистекает из пропаганды вседозволенности и разнузданности, которой сейчас заполнены многие молодежные издания. Молодым людям даются советы до заключения брака «испытать себя» в семейной (а фактически — половой) жизни с разными «партнерами». Надо ли говорить, что после этого сожительства без всяких обязательств семейная жизнь не принесет ничего, кроме рутины повседневных хлопот. Очень многие браки заключаются сегодня из-за предстоящего рождения ребенка.

Все эти проблемы требуют реакции Церкви, четкого и определенного ее ответа. Общие фразы ничем не помогут прихожанам. Каждому, кто обращается к священнику, следует прежде всего вернуться в нормальное русло жизни, которое соответствовало бы если не христианским, то хотя бы обычным человеческим нормам жизни, нравственному закону. Прекратить то, что сейчас называется «гражданским браком», а по сути, является незаконным сожительством, или заключить с сожителем брак фактический. Если человек ушел из семьи, то вернуться, а если это невозможно, то, по крайней мере, примириться с семьей и исполнять долг по отношению к ней. Покаяние требует исправления совершенного проступка.

Долг семьи — готовить молодое поколение к семейной жизни. Пастырю, который очень часто встречается с вступающими в брак в тот момент, когда они пришли просить о совершении Таинства, а в худшем случае — когда они уже приехали со свадебной процессией, невозможно оказать серьезное воздействие на молодых людей. Разговор о тяготах семейной жизни, об ответственности обоих супругов за семью должен предварять каждое венчание.

Несомненно, пример семейной жизни самого священника должен быть образцом для прихожан.

Русский религиозный философ Иван Ильин писал о семье так: «Здесь (в семье) пробуждаются и начинают развертываться дремлющие силы личной души; здесь ребенок научается любить (кого и как?) верить (во что?) и жертвовать (чему и чем?); здесь слагаются первые основы его характера; здесь открываются в душе ребенка главные источники его будущего счастья или несчастья; здесь ребенок становится маленьким человеком, из которого впоследствии разовьется великая личность или, может быть, низкий проходимец... и не прав ли немецкий богослов Толук, утверждая: “Мир управляется из детской”. Мир не только строится из детской, но и разрушается из нее; здесь прокладываются не только пути спасения, но и пути погибели. И если мы подумаем, что следующее поколение все время вновь нарождается и воспитывается, и что все его будущие подвиги и преступления, его духовная сила и его возможное духовное крушение уже теперь, все время, слагаются и созревают вокруг нас и при нашем содействии или бездействии, то мы сможем отдать себе отчет о том, какая ответственность лежит на нас» (Путь к очевидности. М., 1993. С. 199).

Сегодня часто понятие духовно-нравственного воспитания подменяется понятием образования. В основном все родители хотят дать ребенку образование, т. е. систему общих или профессиональных знаний, необходимых для будущей деятельности.

Образование, наука сами по себе нейтральны, они могут быть использованы и во благо, и во зло. Для правильного применения знаний необходимы нравственные критерии, которые прививаются личным добрым примером и воспитанием. Ибо дети, вырастая, создавая потом свои семьи, копируют поведение своих родителей.

Дети школьного, подросткового возраста часто оказываются предоставленными сами себе. И тогда их «воспитывает» улица, сверстники, дискотека, телевидение, где царит культ лидерства любой ценой, насилия, вседозволенности и разврата. Даже в материально благополучных семьях дети нередко остаются в морально-духовном отношении брошенными. Все чаще духовно-нравственные основы жизни в семьях заменяются погоней за бытовыми техническими достижениями, за модой. При этом теряется самое главное, вечное, непреходящее.

Душа ребенка нуждается не только в благополучии, удобствах и развлечениях. Она изначально ждет и ищет справедливости, добра, чистой любви. Когда в семье нет единства, искренности, взаимной поддержки и любви, когда отношения между родителями натянутые, фальшивые, эгоистические, это не ускользает от чуткого сердца ребенка.

От того, что в семье в лице родителей, старших сестер и братьев дети не находят друзей уходят на «страну далече» (Лк. 15, 13) или в виртуальный компьютерный мир, или в ирреальный мир наркотиков, или, озлобившись на всех и вся, — в жестокий мир преступности.

Семья и общество подобны живому организму. Если в ослабленный организм попала инфекция, то одна больная клетка заражает другую, и болезни подвергается все тело. Нечто подобное, к сожалению, происходит с нашими семьями, с нашим обществом. Кризис, принимающий массовый характер, грозит распадом, крушением всему народу и государству.

Тем не менее как бы ни был силен и страшен грех в мире, в ограде семьи может сохраняться тепло любви, свет истинной веры. Однако очень часто именно в семье дети, подражать которым нас призвал Господь, теряют те добрые качества, которые им дарует Бог при рождении, и встают на путь греха.

Сегодня священник особенно должен заботиться о том, чтобы семейная жизнь его прихожан была устроена, чтобы среди искушений современности христианские семьи не только сами устояли, но и были источником света и любви для всех окружающих.

Пастырям приходится много времени уделять социально неблагополучным людям или людям одиноким. Но нельзя оставлять без внимания и людей семейных, у которых внешне вроде бы все хорошо. Не будет сада у того садовника, который занят исключительно больными и засохшими цветами или деревьями, не приносящими плода, ибо хорошим цветам и плодоносящим деревьям уход нужен не меньше.

Очевидно, семья священника должна быть примером для всех прихожан: примером заботы друг о друге, послушания младших старшим, отеческой любви и материнского подвига. Нельзя, чтобы, воспитывая духовных чад, священник забывал о собственных детях, чтобы весь груз ответственности за их образование и нравственное воспитание ложился на матушку, чтобы она чувствовала себя заброшенной и одинокой.

Следует сказать несколько слов о служении жены священника. Это настоящее церковное служение, высокое и ответственное. Заботясь о муже и детях, помогая ему во всем и строя семейный быт так, чтобы дом священника был надежной и благодатной пристанью, местом, где можно почерпнуть силы для многообразного церковного служения, матушка должна с любовью принимать всех приходящих за помощью и советом. Понятно, что дом пастыря не может стать проходным двором или приемной службы спасения. Но важно помнить, что посильное участие матушки в служении мужа дает семье клирика общее дело и единомыслие.

Епархиальному совету, рассматривающему кандидатуры ставленников, нужно обязательно учитывать их семейную ситуацию, так как от этого во многом зависит не только успешная деятельность будущего священнослужителя, но и жизнь всей приходской семьи.

Духовенству следует организовывать беседы на тему христианского брака не только с прихожанами, но и с учащимися общеобразовательных школ, лицеев, колледжей, высших учебных заведений — по согласованию с руководством этих учебных заведений. Разумеется, беседы с молодежью должны быть искренними, откровенными, но целомудренными.

Можно организовать чествование приходских супругов-юбиляров, отмечающих «серебряную» или «золотую» свадьбу. Может быть, они сочтут возможным рассказать собравшимся о том, благодаря чему они неразлучно прожили вместе столько лет, как они разрешали неизбежные в жизни семейные коллизии, поделятся другим полезным жизненным опытом.

Если вы знаете, что в многодетной семье прихожан ожидается прибавление, можно узнать, не нужна ли помощь другим детям, пока мама с новорожденным в роддоме. К такой помощи можно привлекать пожилых прихожанок — для них это может стать лекарством от одиночества.

В больших городах люди очень разобщены. Редко семьи из поколения в поколение живут на одном месте. Связи между родственниками ослабели, часто люди не находят времени не только встретиться, но и позвонить своим родным. А при встречах зачастую не знают, чем заняться, потому что навыки культурного общения утрачены. Современные люди отвыкли делать что-то вместе. Даже за стол члены одной семьи садятся в разное время. Традиции семейных праздников, застолий, совместного проведения досуга, культура взаимоотношений между людьми разных поколений — все это утрачено, и все это теперь приходится создавать заново.

Раньше священник часто навещал семьи своих прихожан, посещал все дома своего прихода в большие праздники, совершал молебны, принимал участие в семейных торжествах. А сейчас зачастую священник, исповедуя по очереди мужчину и женщину, и не догадывается, что они муж и жена. А ведь давая духовные наставления таким образом, легко нарушить мир в семье. Паисий Святогорец настоятельно советует, чтобы духовник у супругов был общий. «Опытный пастырь знает “выступы” и “шероховатости” обоих супругов. Он умело “обтесывает” их, дабы плотнее “подогнать” друг к другу. По сути, он работает “духовным столяром”: соединяет две избранные “доски”, чтобы они прилегали теснее и не расходились в разные стороны от “давления”. “Столяру-духовнику” нужно иметь в руках сразу оба “куска дерева”», — заключает старец.

Один раз побывав у людей дома, можно узнать о них намного больше, чем годами общаясь с ними в храме. Семья, как малая Церковь представляет собой ячейку Церкви Вселенской, поэтому важно, чтобы она жила церковной жизнью, участвовала в жизни прихода и была с ним непосредственно связана.

Поводы к общению могут быть самые разные — от совместной молитвы до просмотра хорошего художественного фильма. Прогулки и семейные чтения, домашние праздники, совместная работа по уборке приходской территории, спортивные соревнования, подготовка угощения для приходского торжества — все это можно делать по-семейному в приходском кругу. Важно приложить усилия к тому, чтобы наши приходы стали большими семьями, где люди не просто приходят в церковь по воскресеньям, но знают друг о друге, молятся друг за друга, помогают по мере сил и сами всегда могут рассчитывать на помощь.

Большинство из собравшихся в этом зале называют «отцами», и вы должны быть ими. Не требоисполнителями, не чиновниками и администраторами, не строителями и начальниками, а отцами ваших приходских семей. Любящий отец печется о своих детях, отказывает себе в отдыхе и достатке, чтобы его чада были утешены и накормлены. Если игумену монастыря преподобный Серафим заповедал быть не отцом, а матерью для насельников этой обители, то тем более приходской священник должен быть не грозным судией, а мамой для своих немощных духовных чад. Большинство наших прихожан пришли в церковь совсем недавно, многие еще не укреплены в вере, не воспитаны в православных традициях. Нельзя с них спрашивать слишком много. Сначала их нужно научить вере, молитве, любви.

Приходской храм — не вотчина настоятеля и не подведомственное учреждение, храм — это дом Божий, где все мы гости за Божественной трапезой.

Если суммировать все вышеизложенное, то можно сказать, что мы обязаны всеми доступными нам добрыми и правильными средствами подавать людям пример, учить их и помогать им строить брак и семью на крепких духовно-нравственных началах. В этом залог будущего нашего государства и нашей Церкви.

 

О ПАСТЫРСКОМ ПРИЗВАНИИ

В продолжение своего сегодняшнего выступления перед аудиторией, в которой собрались в основном священнослужители нашего стольного града, я хотел бы коснуться темы, которая меня как правящего архиерея Москвы и Предстоятеля всей Русской Церкви в последнее время волнует и тревожит все больше и больше, эта тема — пастырское призвание. Эту тему можно обозначить, говоря канцелярским языком, как не полное соответствие части духовенства пастырскому призванию или, применяя для определения угасания внутреннего горения сердца и веры евангельский образ, сказать, что «светильники наши угасают» (Мф. 25, 8).

За последние пятнадцать лет многое переменилось в нашей Церкви к лучшему: открыты, построены, отреставрированы тысячи храмов, сотни мужских и женских монастырей, открыты десятки Духовных семинарий, тысячи воскресных приходских школ. Все это не может нас не радовать. И мы благодарны за это Богу и признательны всем труженикам церковным, усилиями которых стало возможным возрождение церковных святынь. Однако внешне благополучная количественная статистика не дает представления о качестве внутренней духовной жизни, о содержательности и глубине веры, для проявления которых и строятся храмы.

Никто не станет отрицать, что атмосфера подлинной живой духовности, благочестия и святости или душевной холодности, безучастности, формализма во многом зависит от пастырской настроенности священника, от того, насколько глубоко, проникновенно или поверхностно-обывательски он относится к своему священническому призванию и долгу, к своим пастырским обязанностям.

Здесь есть серьезная проблема. При несомненном повышении общеобразовательного уровня и специальной, профессиональной подготовки сегодняшнего поколения молодых священнослужителей все-таки ощущается уменьшение пастырской ревности, угасание внутреннего горения. Все больше проявляется дух приземленности и рационализма. Скажут, что это общемировая тенденция, что маятник истории в очередной раз качнулся в сторону секуляризма, религиозной индифферентности, толерантности и что он не достиг еще своей крайней точки, что мы находимся в общемировом потоке. Но ведь история — это не абстрактное понятие, это прежде всего люди и их дела, и наша современная история — это мы с вами.

По течению плывет только мертвая рыба. Негативным влияниям подвержены люди, у которых затемнено сознание или парализована воля. Когда мы говорим о горении веры и благочестия, о свете нравственных начал, мы говорим не о временном, а о вечном. Это не есть призыв к неразумному, косному охранительству старого во что бы то ни стало, мы говорим о том, на чем всегда стоял, стоит и будет стоять человеческий мир.

В связи с этим мне хочется поделиться воспоминаниями и сравнить «век нынешний и век минувший», сравнить пастырскую, нравственную настроенность духовенства двадцатого и двадцать первого веков.

Двадцатый век начался в нашей стране под знаком революции. Кровавый серп и всесокрушающий молот сатанинской злобы обрушились на нашу землю, уничтожая все общественные, нравственные, жизненные устои России. В «окаянные» 1920–1930-е годы от невиданного ранее в истории государственного террора, от расстрелов, пыток, тюрем, ссылок и голода погибли миллионы наших граждан, были искалечены судьбы и души десятков миллионов людей. Тогда были закрыты или разрушены сотни монашеских обителей, тысячи храмов, репрессированы сотни тысяч священнослужителей и монашествующих.

Ровно 75 лет тому назад в этот день, 5 декабря 1931 года, был взорван Храм Христа Спасителя. Меня уже спрашивали журналисты о той трагедии, которая постигла Храм Христа Спасителя, и о восстановлении храма. Сегодня мы уже настолько привыкли, что здесь стоит Храм Христа Спасителя, что забываем о том, что еще 15 лет назад на месте Храма Христа Спасителя был бассейн. В те годы любой человек в каждый момент мог быть арестован и уничтожен. Тогда каждый верующий христианин в душевной скорби молился с такой искренностью и силой, какая недоступна в благополучные дни: «Да минует Меня чаша сия» (Мф. 26, 39) и вместе с тем с сыновним послушанием склонялся перед неисповедимой волей Божией: «Не моя воля, но Твоя, Господи, да будет».

Прочтите жития новомучеников и исповедников Российских и убедитесь, как вело себя в годы всеобщего страха и трепета перед всесокрушающим ураганом антихристовой злобы большинство духовенства (я не имею в виду обновленцев и живоцерковников; «иуды» всегда находились, но их было меньшинство). Большинство духовенства со смирением, но и с несокрушимым мужеством отстаивало свои убеждения, свидетельствовало перед лицом смерти о своей вере. Воистину «свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5)!

Нам довелось видеть тех, к сожалению, немногих, старых, измученных, больных священников, которые прошли тюрьмы, лагеря, ссылки, но выжили и вернулись в храмы, которые уцелели и где совершалось богослужение. И все эти вернувшиеся священнослужители сохранили доброту, сохранили свое пастырское призвание. Как они служили! Какая неподдельная пасхальная радость и благодарность Богу за вновь обретенную возможность стоять перед престолом Божиим светилась в их глазах. Каждую службу они воспринимали как подарок от Бога; каждую службу они совершали как первую и последнюю в своей жизни, «и отирал Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 7, 17).

В 1941 году нагрянула новая всенародная беда — началась Великая Отечественная война, самая кровопролитная за всю историю человечества. Наша родина потеряла около 27 миллионов своих отцов, матерей, братьев и сестер. Редкая семья не получала в те годы похоронки. Я начал свое пастырское служение в 1950-м году, и ни одной записки, которую подавали об упокоении, не было без целого столбца убиенных воинов и вообще убиенных. Нечеловеческие трудности и опасности ждали людей не только на фронте. В тылу было не легче: бомбежки, обстрелы, эвакуация, голод, изнурительный, до полного изнеможения труд.

Как вело себя в те роковые годы немногочисленное духовенство? Это особая тема, но если сказать кратко, то достойно. В те огненные годы священники оставались носителями благодатной силы, веры и надежды. Кто сострадал страждущим, кто плакал с плачущими, кто утешал неутешных, кто помогал терпеть нестерпимое, кто поддерживал стойкость и мужество? Наше духовенство. Храмы были наполнены молящимися. Никогда, наверное, не было столько стонов и молитвенных воплей, как в те смертоносные годы. Иереи Божии служили тогда кротко и скромно, просто и благодатно. Никто из них не искал ни почестей, ни славы, ни награды. Не до этого было. Тогда оружие скорби и страданий пронзало каждую душу (ср.: Лк. 2, 35).

Силы безбожия и зла вновь властно заявили о себе в конце 1950-х и в 1960-х годах прошлого столетия. Они вновь вынырнули из тьмы, как некогда вынырнул из Днепра поверженный Перун. Началась новая партийно-государственная антирелигиозная кампания, начались новые массовые притеснения верующих, гонения на Церковь. Опять стали закрываться и уничтожаться храмы, разрушаться обители. Вновь была развязана оголтелая антирелигиозная пропаганда в прессе и на телевидении. Все святое, церковное подвергалось осмеянию и глумлению. На верующего и особенно священника смотрели как на умственно и психически ненормального человека, как на юродивого.

Один из руководителей страны обещал тогда, в 80-е годы, показать последнего «попа». Но и в эти годы количество желающих поступать в Духовные школы не уменьшалось, несмотря на то, что запрещалось водить в церковь детей и подростков и специальные комсомольские патрули дежурили около церквей, пропуская только пожилых людей и не допуская молодежь. Комсомольские активисты нередко устраивали провокации и во время службы. Вводился строгий контроль за всеми действиями и проповедями священников. Доходы храма и священнослужителей облагались дискриминационными грабительскими налогами. Ставилась задача любыми методами и средствами в короткий период искоренить религию из жизни народа и уничтожить Церковь.

Многомиллионная армия антирелигиозников, исполняя волю безбожной партии, была брошена против горстки епископов и священников, которые в общей численности населения составляли сотые или тысячные доли одного процента. Но для властей само существование храмов, наличие даже малого стада, иерархии было своеобразным молчаливым вызовом системе воинствующего атеизма, особенно если учесть, что именно в те годы священство в основном перестало быть сословным, каковым оно было до революции и в первые десятилетия после октябрьского переворота. Иерархия, начиная с 1950–1960-х годов, уже не была «пережитком прошлого», она уже свободно и сознательно формировалась по-новому, из рабочих, крестьян и интеллигенции. И это серьезно раздражало советскую власть.

Каков же был результат борьбы советской власти с Богом, с Церковью? От Бога не отрекся ни один епископ. Всего несколько священников проявили слабость, поддались страху или поверили лживым обещаниям мирских благ и отказались от веры и Церкви, были запуганы. Единицы перешли из малого стана гонимых в лагерь гонителей. Превращение из «гонимого Павла» в «гонителя Савла» никогда не создает авторитета перебежчику, сердца людей не привлекаются к изменникам. Их не слушают, их жалеют.

Чем больше власти старались вытоптать, вытравить, «закатать в бетон» семена веры, тем более жизнеспособными они оказывались, пробиваясь к жизни и входя в современность сквозь административный и идеологический асфальт. Воистину «сила Божия в немощи (человеческой) совершается» и «если Бог за нас, кто против нас?» (2 Кор. 12, 9; Рим. 8, 31).

Надо также иметь в виду, что священнослужителям в те годы была оставлена, да и то в весьма урезанном виде только одна сфера религиозной деятельности — богослужебная. Не могло идти даже речи ни о катехизаторской, ни о миссионерской и учительной деятельности, ни о взаимодействии с какими-либо светскими учебными заведениями, ни о социальном служении. Здесь был полный запрет и полная изоляция от общества.

Какими же насыщенными, животрепещущими, горящими должны были быть богослужения, чтобы компенсировать отсутствие остальных видов религиозной деятельности, чтобы пробиться к сердцам и умам людей через толщу отовсюду навязываемых сомнений и отчужденности! Смиренными и ревностными трудниками веры, преданными слугами Божиими и молитвенниками были в то время очень многие священники, пастыри Церкви. Дух молитвы витал в храмах и осенял всех.

Мы не идеализируем церковный клир того времени. Были у священников недостатки, слабости, случались греховные падения. Но было и высокое горение души, была сильная, глубокая, искренняя вера, была верность своему пастырскому призванию. Те священнослужители не дрогнули среди насмешек, издевательств, лишений, которые касались не только их лично, но отражались на их семьях, на их детях. Они мужественно и с достоинством несли все тяготы своего служения, свой священнический крест, исповеднически являя глубину и основательность своей веры.

В те годы и в народе, среди иссохшей пустыни казенной советской идеологии, была неподдельная духовная жажда, тоска по живому слову, по Божией благодати. Так народ и духовенство шли навстречу друг другу, и вместе они дорожили Церковью, верой, молитвой, как той евангельской жемчужной, ради которой можно пожертвовать всем остальным (Мф. 13, 45–46).

Сегодня я предлагаю каждому из нас внимательно посмотреть внутрь себя и подумать о том, приняли ли мы от предшествующих поколений священнослужителей эстафету благодатного сердечного огня, и если приняли, то в какие сосуды души его поместили — не в соломенные ли, которые непременно сгорят и огонь погаснет. Душевные сено и солома — это теплохладность, равнодушие, черствость, прикрытые иногда внешне правильными формами, уставом, обычаем. А благодатный огонь — это не молитвенная экзальтация, не превыспреннее воспарение ума и слова, а смиренный, теплый, светлый пламень любви к Богу, благоговейный страх Божий и преданность Господу во всем до конца.

Еще кратко хочу сказать об абитуриентах и кандидатах в священство. В начале 1990-х годов, в период массового открытия храмов, многие настоятели боялись побуждать к принятию сана и давать рекомендации к рукоположению в сан диакона и священника даже людям, которые многолетним трудом положительно зарекомендовали себя как труженики Церкви. Позже среди них оказалось много достойных пастырей, которые уже закончили Духовные учебные заведения и трудятся на ниве Христовой.

Сейчас на ежегодных заседаниях Экзаменационной комиссии при Епархиальном совете все чаще выявляется другая крайность: многие священнослужители безответственно подходят к составлению рекомендаций на поступление в Духовные школы. Иногда с рекомендациями, выданными представителями московского духовенства, на совет приходят люди совершенно неподготовленные, зачастую не имеющие призвания к пастырству. Доходит до смешного: потенциальный абитуриент не может ответить на вопрос об основных истинах веры, совершенно не знаком с Библией, не говоря уже о последовании совершения служб и чтения по-славянски. На вопрос о его личном участии в службах звучит ответ: «Я просто помогал в алтаре». При этом он не может сказать даже, когда за Литургией подается кадило.

Сегодня я часто вижу за богослужением в храмах десятки людей в стихарях, прислуживающих в алтаре. И, к сожалению, многие из них не знают ни когда подать кадило, и тем более не имеют понятия о вере. Подобных лиц нельзя рекомендовать к рукоположению.

В то же время  не следует полностью уклоняться от дачи рекомендации, но пастырь при этом обязан думать о последствиях своего поступка. Желание поступать в Духовную школу предполагает устремление к сану, поэтому каждого кандидата необходимо предварительно испытывать на менее ответственных церковных послушаниях. Следует должным образом подготовить человека к вступительным экзаменам, поведав о тяжести пастырского служения.

Особое удивления вызывает тот факт, что зачастую дети священнослужителей оказываются менее подготовленными, чем абитуриенты из светских семей. На последнем заседании Экзаменационной комиссии в июле сего года двое потенциальных абитуриентов из семей московских священников не были допущены к вступительным экзаменам. Им было дано благословение поступать только на подготовительное отделение. Это говорит об отношении к делу самих священнослужителей: «Кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?» (1 Тим. 3, 5).

Воспитание будущих пастырей — наше общее дело, и потому пастырь не может ограничивать свою ответственность за рекомендуемого к поступлению в Духовную школу христианина исключительно подписанием определенных документов.

В дореволюционную церковную школу в основном поступали дети духовенства. Образовывалось сословное духовенство. Поступив в церковноприходскую школу, которые были созданы для того, чтобы дать сравнительно малоимущему сословию наших граждан, детям духовенства образование. После духовной школы, духовного училища люди шли в семинарию и не всегда по призванию становились священниками. Сейчас в наши духовные школы поступают около 16 % детей священников — это нормально, но когда 100 % — это не нормально. Поэтому вопрос о том, кого мы рекомендуем в духовные учебные заведения, какие у него есть знания — это ответственность каждого, кто рекомендует кандидата для поступления в семинарию.

 

НАСУЩНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПАСТЫРСКОГО СЛУЖЕНИЯ

Одной из непосредственных обязанностей священника является проповедь слова Божия. Проповедническое служение как неотъемлемая часть пастырской деятельности есть исполнение заповеди, которую Спаситель оставил Апостолом: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28, 19–20).

Однако успех проповеди напрямую зависит от ревности пастыря, от того, насколько он сам живет Христовым благовестием, и насколько он в своей жизни убедился, что «слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно <…> судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4, 12).

В связи с этим хочу обратить особое внимание на проблему взаимоотношений между пастырями, на необходимость для них единомыслия и взаимной поддержки. Многие священники, особенно монашествующие в центральных монастырях, живут по принципу: сам себе архиерей. Отсюда — уничижение младших и дерзость против старших, стремление опираться лишь на свой опыт и мнение, рознь с сопастырями, зависть, безразличие к их проблемам, стремление подчинить себе прихожан.

Важно помнить, что приход — это прежде всего община, а иного фундамента для созидания подлинно христианского общения, кроме любви Христовой, нет и быть не может. Не следует культивировать чрезмерную привязанность прихожан к конкретному священнику, тем более недопустима рознь между духовными чадами разных клириков на многоклировых приходах. Если пастырь не умеет или не хочет должным образом организовать жизнь пасомых, то это означает, что Истина Христова остается для него лишь внешним знанием. Из уст его будет рождаться слово немощное, питающееся мудростью мира сего, которое никак не отзывается в душах верующих.

С горечью думаешь о том, как современно звучат слова из дневников святителя Николая Японского. В свое время он обратился к студентам четырех Духовных академий с призывом помочь ему в деле проповеди Христа в Японии. Не откликнулся ни один человек. А ведь проблема внутренней миссии, проблема просвещения уже крещенных людей, которая стоит перед нами сегодня очень остро, требует от нас горения не меньшего, чем ситуация конца XIX века. Сейчас время благоприятное — у нас много возможностей донести суть евангельской вести до всех алчущих просвещения, попытаться разбудить сердца безразличных. Считаю полезным и нужным проповедовать не только в воскресные и праздничные дни, но и в будни. Слово пастыря обязательно должно звучать во время совершения треб.

Патриарха как правящего архиерея града Москвы не может не беспокоить низкий уровень проповедей, звучащих с амвонов некоторых московских храмов. Хорошее знание православного Предания, гомилетики дает слову пастыря глубину и силу. Прихожане ждут живого слова, которое ободрит их на трудном пути духовного делания, они хотят не пустых декламаций, а разрешения тех вопросов, с которыми сталкивается Православие в современном мире. Недопустимо, чтобы вместо ответа, укоренного в Церковном Предании, они получали легковесные рассуждения, часто потакающие самым темным суевериям.

Перед каждым человеком, впервые переступающим порог храма, в той или иной мере встает вопрос переоценки его жизни. Есть, конечно, люди, которые просто приходят, точнее, заходят в храм под влиянием каких-либо жизненных обстоятельств и, совершив то или иное действие, уходят и больше никогда не возвращаются в дом Божий. Но даже эти люди ощущают инородность греховному миру самой атмосферы храма. Большинство же из переступивших порог храма и соприкоснувшихся с благодатью Божией, стремятся снова и снова прильнуть к источнику живой воды.

Таинство Исповеди, помогающее человеку освободиться от груза грехов, составляющих препятствие на пути к Богу, сегодня с особой силой должно быть осознано как средство спасения каждым человеком, сознательно приходящим в Церковь. Первая исповедь — это некий рубеж, за которым начинается новый жизненный период.

Тем важнее роль, которая отводится священнику — свидетелю первой исповеди, которую человек помнит всю свою жизнь. Здесь христианин обретает надежду на прощение, на возможность новой жизни — жизни с Богом и без греха. Испытывая угрызения совести, ощущая тяжесть содеянных грехов, кающийся с надеждой взирает на священника, принимающего его исповедь, и от того, что скажет священник, залечит ли он кровоточащие душевные раны или, напротив, сделает их глубже, во многом зависит спасение души кающегося.

В наше время духовник и пасомый, как правило, знакомятся друг с другом именно на исповеди. Но и здесь «Христос невидимо стоит», и эта встреча происходит перед Господом, в Его непосредственном присутствии. Тем самым Господь вручает человека Своему служителю, чтобы тот привел пасомого к Нему.

Между тем исповедь часто превращается в механическое, формальное перечисление грехов: «раздражаюсь, осуждаю, мало молюсь» и т. д. Перечень этих грехов может быть бесконечным. Многочисленные брошюры с перечислением самых странных грехов, изданные чаще всего без всякого благословения, чрезвычайно способствуют распространению подобной практики. Человеку внушается, что главное — это перечислить все грехи, ничего не забыв, а не переменить свою жизнь, раскаяться и исправится. И вот, христианин, раз встав на этот «спасительный» путь, всю свою жизнь со скрупулезной точностью перечисляет на каждой исповеди свои бытовые грехи, как будто бы он дорожит ими больше всего на свете.

Священник должен стараться выработать у своих прихожан православную систему ценностей, чтобы они могли разобраться в том, что в жизни имеет первостепенное значение, а что ведет к измельчанию человеческой личности и крайне искаженным формам духовной жизни. Если этого нет, исповедь часто становится нудной и утомительной формальностью и для священника, и для кающегося. Такая исповедь может рождать чувство отчаяния и бессилия оттого, что из раза в раз приходится повторять одни и те же грехи.

Мы считаем, что правильно поступают те священники, которые избегают формализма в этом вопросе, осознавая недопустимость требования изложения подробностей совершения греха, что не только не служит делу спасения кающегося, но чрезвычайно вредит духовнику.

В то же время нельзя допускать, чтобы, когда служит один священник, исповедь совершалась во время запричастного стиха. Я знаю такие случаи и знаю храмы, где все остальные прихожане должны иногда по часу, по полтора ждать, пока происходит исповедь. Священнику надо исповедовать либо вечером, либо до богослужения, если он один, а если их несколько, то один должен совершать богослужение, а другой исповедовать.

Сознание ответственности за души человеческие страшило даже таких подвижников, как святой Григорий Богослов, и побуждало их избегать священного сана и удаляться от его принятия.

Прекрасно учил о духовничестве приснопамятный митрополит Сурожский Антоний, указывавший, что в духовничестве следует различать три степени. Первая — степень «приходского священника», роль которого – совершать Таинства Церкви. «Он может не быть хорошим проповедником, — поясняет Владыка Антоний, — он может не давать никаких советов на исповеди, он может ничем не проявлять себя в пастырском отношении. Достаточно того, что он совершает Божественную литургию, если только он помнит, что чудо Божественной литургии или других Таинств совершается Господом». Вторая степень — состояние более опытного священника, который может и призван давать наставления другому человеку. Но и такой священник, по мысли митрополита Антония, должен быть предельно осторожен. «Можно ли сказать, что каждый священник имеет в себе способность каждому человеку сказать то, что ему нужно? Нет. Бывает так, что исповедующий священник или просто священник, к которому пришел человек на духовную беседу, слышит его, понимает то, что говорится, но ответа у него нет». В таком случае Владыка советует священнику быть честным с пасомым, признаться, что он не знает, как разрешить сложившуюся ситуацию, и помолиться, чтобы Господь Сам умудрил вопрошающего. Наконец, третья ступень — это старчество. На этой ступени стоят те, кто прошел весь путь к Богу до конца.

«Старцем самого себя не сделаешь, — говорит митрополит Антоний, — и если можно так выразиться, старцами не рождаются. Это люди, которых коснется благодать Святого Духа и которые отзовутся на нее и будут верными тому, чему учит нас Христос, и верными тому, что говорит Дух Святой в их душах».

Нельзя не согласиться с размышлениями Владыки Антония, но жизненные реалии таковы, что исповедовать и окормлять прихожан приходится не только старцам или духовно опытным священникам, но и молодым пастырям, недавно принявшим этот великий сан.

«Двоякое полномочие — вязать и решить пасомых, — пишет епископ Вениамин (Милов), — ставит пастыря лицом к лицу с коллизиями любви и правды, снисходительности и строгости». Этот выбор между строгостью и снисходительностью стоял перед духовником с самого начала истории христианской Церкви.

Святой Апостол Павел в послании к Галатам пишет: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным» (6, 1). А в Евангелии от Матфея читаем: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним <...> если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух <...> если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь» (18, 15–17).

Пастырь Церкви Христовой, не должен мириться с грехом, но должен обличать и исправлять его. В то же время, как видно из приведенных выше мест Священного Писания, это обличение и исправление должны совершаться с любовью, «в духе кротости».

Существуют церковные каноны, в которых достаточно ясно определяется епитимья за тот, или иной грех, но те же каноны определяют и возможность умаления покаянного подвига, в зависимости от усердия кающегося и обстоятельств совершения греха.

Архимандрит Константин (Зайцев) указывает на следующее положение, помогающее исповедующему священнику определить нравственное состояние души исповедующегося, — как кающийся сам смотрит на несоответствие его жизни уставам Церкви. Совершал ли он грех намеренно и осознанно ли противится Богу или же согрешает по душевной слабости. В то же время отец Константин свидетельствует о почти полном прекращении епитимийной практики в наше время, указывая на необходимость ее возобновления, даже не в форме отлучения от Причастия, не в поклонах и больших молитвенных правилах, а в добродетелях, противоположных предшествовавшим грехам.

Но даже если человек сознательно совершает грех, то и здесь пастырь не должен поступать формально. «Для пастыря, обязанного искать заблудших овец, решительно нельзя только юридически подходить к немощным. Его долг, — указывает Владыка Вениамин (Милов), — искренно сострадать и снисходить им и веровать в возможность их возрождения. Сострадающая и ободряющая любовь пастыря в состоянии освободить в них все доброе от гнета порочности и душевно воскресить их для новой, святой жизни». Цель и назначение духовничества — рождать, растить и воспитывать истинных чад Церкви и чад Божиих. И как при воспитании ребенка нужно применять и строгость, и ласку, так и при ведении пасомых к Богу духовник должен и может прибегать и к акривии, и к икономии, разумно сообразовываясь с нравственным состоянием пасомого, с обстоятельствами и временем, со свойствами его души.

В то же время священник должен ясно осознавать нравственное состояние своей собственной души. «Каждый из нас, идущих по пути священства — говорит митрополит Сурожский Антоний, — должен постоянно ставить перед собой вопрос: где я стою, являюсь ли я просто священником — честным совершителем Таинств, способным сказать доброе слово на проповеди, или являюсь человеком с большим опытом, который может поделиться уже и собственным опытом и тем, что узнал от других людей, или в данную минуту — не обязательно все время, но в данную минуту Дух Святой мне говорит: “Этому человеку скажи то-то”?». И уже принимая во внимание все перечисленное выше, в подражание Истинному Пастырю, самому идти и вести свою паству к Богу — кого лаской, а кого и строгостью, руководствуясь в душепопечении буквой и духом Священного Писания и Священного Предания, заветами святых отцов и каноническими установлениями.

Особенного внимания требует окормление прихожан, состоящих в браке, дабы не оттолкнуть людей от Церкви, но сохранить и укрепить семью. Ведь очень часто к священнику приходит только муж или только жена, обращаясь за помощью, когда семья фактически распалась и уже сложно что-либо сделать. Как остро эти люди нуждаются в искренней горячей молитве, в живом участии со стороны священника, а не в простом формальном подходе:
— Венчаны? Освящена ли квартира? Ходите ли в храм?
— Нет.
— Ну а чего вы тогда хотите, все понятно!

Раз человек пришел в храм, значит, он осознал необходимость помощи Божией. Конечно, хорошо жить в освященной квартире в венчанном браке, но надо объяснять, что ни венчание, ни тем более освящение квартиры не станут панацеей и не являются какими-то магическими действиями, которые спасут распадающийся супружеский союз без кропотливой работы членов семьи над собой.

Следует разъяснить человеку, пришедшему в храм, что всегда и во всем необходимо постоянство. Невозможно с точки зрения веры дать единственно верный и одновременно простой совет в сложной ситуации, которая назревала давно. Если человек постоянно живет духовной жизнью, тогда он и в семейной жизни проявляет себя соответственно христианскому званию, и все жизненные испытания воспринимает в свете веры.

Еще одна проблема связана с формальным подходом к вопросам развода. Каноническое право указывает ряд причин, достаточных для развода: отпадение от Православия, прелюбодеяние, неспособность к брачному сожитию, безвестное отсутствие, посягательство на жизнь или здоровье супруги или детей, тяжелую душевную болезнь, злонамеренное оставление одного супруга другим, заболевание проказой, венерическими болезнями, медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа.

Однако следует помнить слова Спасителя, сказавшего фарисеям: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так» (Мф. 19, 8). Показательно, что в Церкви нет чина развода. В определенных случаях дается благословение на вступление в новый брак при жизни супруга. Это является констатацией Церковью свершившегося факта распада семьи, когда ее восстановление признается невозможным, т. е. признание брака несуществующим, и это дело пастырского снисхождения.

К сожалению, современный человек часто не может укрыться от непотребных картинок, фильмов, рекламы соответствующего содержания. По сути, в средствах массовой информации сегодня ведется целенаправленная проповедь беспорядочной половой жизни. Тем не менее каждый конкретный приход должен встать на защиту семейных ценностей, противопоставить разврату целомудрие.

В случае, когда пастырь узнает на исповеди о супружеской измене христианина и видит, что человек кается, желает исправиться и сохранить семью, надо помочь ему в этом. Если другой супруг, узнав об измене, пытается найти в себе силы простить — тем более надо помочь, а не указывать на возможность развода как на некое средство отмщения. В такой ситуации гораздо легче и проще разрушить семью, чем сохранить ее. И каждому пастырю особенно важно помнить о том, что благодать дана нам «к созиданию, а не к расстройству» (2 Кор. 10, 8).

 

ПРОБЛЕМЫ ПРИХОДСКОЙ ЖИЗНИ

Оздоровление и обновление жизни общества, а следовательно, и укрепление государства невозможно без возвращения к вере и церковной приходской жизни. Этот вопрос  серьезно обсуждался на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917–1918 годов и в предсоборных подготовительных обсуждениях. И хотя революция 1917 года и последующие гонения на Церковь сделали реформу невозможной, тем не менее во времена гонений был накоплен драгоценный опыт, преодолены многие проблемы Синодального периода.

К сожалению, наряду с возрождением евхаристической жизни в новое время возникло и много вредных обычаев, которые часто ставят нашу приходскую жизнь на грань профанации. К таким явлениям можно отнести меркантильное, корыстное отношение к пастырскому служению, совершение треб за деньги, формальное, без какой-либо предварительной подготовки крещение взрослых и младенцев из нецерковных семей, так называемую общую исповедь, через которую формально пропускают людей, впервые пришедших в Церковь и зачастую имеющих на совести много нераскаянных смертных грехов.

Все эти искажения духа пастырского служения и церковной жизни проистекают от забвения самой природы Церкви, тех принципов и целей, которые заложены Самим Господом Иисусом Христом в основу ее спасительного домостроительства в этом мире. Христианские общины с первых дней своего существования были явлены на земле как общины братьев и сестер во Христе, обретающих свое единство в Божественной Евхаристии.

«Страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12, 26), — говорит Апостол Павел. В древних общинах все события переживались вместе, особенно Крещение, т. е. благодатное рождение в жизнь Церкви нового ее члена, которое было торжеством всей общины и совершалось благодатью Божией при усиленной молитве всей церковной семьи. Здесь не могло быть формализма, тем более не могло быть речи о деньгах, о плате за великое Таинство. Подобно этому и покаяние впадшего в грех собрата переживалось всеми, все молились о нем, все радовались его возвращению в Церковь. Единство в любви к Богу, любовь каждого ко всем и всех к каждому — вот что такое христианская община по своей природе. Как в одной капле присутствует вся природа воды, так и в евхаристической общине является в удивительной полноте вся Церковь Христова. Такой общиной может быть монашеское братство, а в миру община состоит из христианских семей, которые имеют своим прообразом Церковь.

К сожалению, необходимо признать, что существующие теперь церковные общины сильно отличаются от древнего идеала, даже те из них, которые искренне стремятся к нему. Не видя истинной причины современных нестроений, некоторые пастыри и их пасомые полагают, что все можно исправить внешним, формальным изменением порядка церковной жизни. Например, совершать богослужение на русском языке, всем приходом обязательно причащаться каждое воскресение или за каждой Литургией, отменить традиционную в нашей Церкви обязательную исповедь перед Причастием и т. д.

Действительно, работа по очищению церковной жизни от накопившихся неправильностей, исправление исторических ошибок, разумные изменения с учетом все быстрее меняющейся жизни должны иметь место в Церкви. Так было и будет всегда. Однако такие изменения должны осуществляться в соответствии с принципом соборности, соборным разумом всей Церкви. Несомненно, что в отдельных случаях не преодоленная инертность и пассивность некоторых иерархов, их удаленность от паствы порождают нездоровый экстремизм, болезненный протест отдельных священников и их общин, начинающих без благословения правящего епископа вводить всевозможные новшества и реформы, нередко уподобляясь в этом обновленцам 1920–1930-х годов прошлого столетия и протестантам.

И возникают доморощенные переводы богослужения на русский язык, поражающие своей безвкусицей и бездарностью, отдающие сектантским душком пародии на древние «агапы», отмена исповеди в общем порядке и даже местные самостийные «канонизации», без какой-либо санкции церковной власти.

Из истории протестантизма известно, что за этим может последовать появление так называемых нерукоположенных пресвитеров и епископов, пересмотр границ Церкви и ее догматического учения. Пример протестантов, сектантов, раскольников всех толков однозначно свидетельствует о том, что настоящее обновление Церкви на этом пути никогда не достигается.

Призывая весь церковный народ, и прежде всего иерархию нашей Церкви, к разумному соборному обсуждению и преодолению недостатков, накопившихся в нашей жизни, не могу не подчеркнуть, что истинное обновление церковной жизни всегда начинается с подвига духовного совершенствования, с преодоления внутренних духовных недугов, с усердной молитвы и деятельной любви. Не от внешнего к внутреннему, а наоборот, от внутреннего подвига к внешнему должно двигаться обновляющее церковную жизнь домостроительство.

 

О НЕДОСТАТКАХ ПРИХОДСКОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Особую тему составляет проблема отношения к прихожанам. К сожалению, до сих пор некоторые священнослужители ведут себя в отношении прихожан высокомерно, а порой и недостойно пастырского звания. Позволяют себе громко, на весь храм делать замечания женщинам по поводу их одежды (чаще всего это касается брюк), отказывают им в совершении священнодействий.

Хочу напомнить о недопустимости подобного отношения к людям. Во многих светских организациях ношение определенного костюма, в том числе и брючного, устанавливается администрацией. И если таковая работница не успевает заехать домой, чтобы переодеться перед приходом в храм, ее нельзя упрекать за это, тем более принародно.

Во многих храмах по Нашему указанию сняты ценники за свечным ящиком, но вымогательство продолжается в несколько утонченном виде. Так, в ответ на вопрос: «Сколько стоит заказать сорокоуст, поминовение, молебен?», называются астрономические цифры, с фарисейской прибавкой: «Если вы не можете заплатить столько, можете внести меньше», в надежде, что внесенная человеком сумма будет более чем достаточной.

В других храмах на тот же вопрос отвечают: «Сколько пожертвуете», но далее на вопрос «Сто рублей достаточно?» — отвечают: «Нет». И так до тех пор, пока не получат с человека нужную сумму. После такого торга человек уходит из храма с чувством, что он попал в руки вымогателей, и потом старается обходить его стороной.

Поступают жалобы на то, что священники, причащая народ, становятся на верхней ступеньке амвона, и людям престарелым, с детьми на руках, инвалидам бывает очень трудно подниматься и спускаться по ступенькам. Причащать людей следует на нижней ступеньке амвона.

Недопустимо отказывать в исповеди и Причастии человеку, отсутствовавшему в храме за вечерним богослужением по уважительной причине, например, дежурившему у постели больного, сидевшему с малолетними детьми или просто заболевшему.

Более подробно хотелось бы остановиться на паломнических поездках духовенства. Современные технические средства позволяют совершать перемещение в любую точку мира в кратчайшие сроки. Еще сто лет назад русскому человеку, желающему совершить паломничество в Святую Землю, требовалось для этого огромное количество времени, и многим удавалось добраться только до Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой, чтобы увидеть подобие святого Гроба Господня и мест, связанные с земной жизнью Спасителя. В настоящее же время путешествие туда занимает всего 3–4 часа полета.

Желание любого православного человека — и священнослужителя, и мирянина совершать молитвенное делание около святынь Палестины, Греции и Италии всегда приветствовалось и будет приветствоваться Священноначалием. Но вряд ли кто станет оспаривать необходимость послушания и церковной дисциплины, которые требуют, чтобы миряне перед паломнической поездкой получали благословение у своего духовника, а священнослужители — у правящего архиерея.

В противном случае эти поездки становятся своевольными «экскурсиями» за границу и носят отпечаток гордости и непослушания церковной дисциплине, которая установлена как для мирян, так и для священнослужителей. Отсюда и различные неприятные происшествия заграницей, всевозможные неожиданные встречи с Нашими викариями и ответственными сотрудниками Московской Патриархии. Еще раз напоминаю вам, что любая поездка клирика за границу должна сопровождаться Нашим благословением. В противном случае таковые поездки будут расцениваться Нами как самовольное оставление прихода, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Хотелось бы обратить внимание на появившуюся в последнее время тенденцию частых заболеваний среди определенной части клириков и предоставление по этому поводу больничных листов. В связи с этим нелишним будет напомнить, что при рукоположении клирики сами свидетельствуют в ставленническом допросе, что не имеют никаких болезней, которые могли бы быть препятствием к совершению ими богослужений.

Однако после хиротонии вдруг выясняется, что у них целый букет заболеваний, которые не позволяют им в полной мере нести священническое или диаконское послушание. Личное дело таких клириков по большей мере состоит из больничных листов, которые, как показала выборочная проверка, нередко выдают им или знакомые врачи, или родственники, являющиеся медицинскими работниками или имеющие связь с ними.

Что касается таких клириков, то Мы не останемся безучастными к их здоровью и прежде всего будем направлять их на независимую медицинскую экспертизу на предмет выяснения того, может ли данный священнослужитель в полном объеме нести свое послушание. И если диагноз подтвердится, то такие клирики будут почисляться за штат или переводиться сверхштатными клириками, с разрешением служить по мере возможности и с минимальным материальным содержанием. Что же касается родственников и знакомых медицинских работников, помогающих клирикам уклоняться от службы, заключение независимой медицинской экспертизы будет направляться в Министерство здравоохранения на предмет уточнения их профессиональной пригодности.

Еще одно обстоятельство, на которое Нам хотелось бы обратить внимание. При проверке храмов Ревизионная комиссия обратила внимание на то, что в некоторых приходах лица, ответственные за кадровую политику, принимают на работу своих многочисленных родственников. При этом они не думают о том, что, заполняя все вакантные должности своими родственниками, они подчас подкладывают себе «мину» замедленного действия. Ведь порой очень трудно бывает потребовать от родственника соблюдения трудовой дисциплины, а также проявить твердость, когда многочисленные родственники дружно ходатайствуют за провинившуюся в очередной раз родню.

В одном из московских приходов дочери настоятеля после службы водворяются за церковным ящиком и начинают пересчитывать деньги. Мы не говорим о том, каким соблазном это служит для прихожан, но это ведь и грубейшее нарушение устава прихода. В другом приходе староста оформил на должности сторожа, рабочего и дворника своих престарелых отца и мать, а также брата. С какой эффективностью могут выполнять эту работу престарелые люди, когда и молодому человеку подчас тяжело бывает убирать снег, особенно в снежную зиму, всем понятно.

Мы сейчас не называем эти храмы. Я думаю, что упоминание о таких фактах должно побудить тех, кто делает это, ликвидировать такие факты, но если это продолжится, то в следующий раз на Епархиальном собрании будут упомянуты эти храмы.

Оставляет желать лучшего ведение в храмах богослужебного журнала, в котором не только должен приводиться график богослужений, но который должен являться настоящей приходской летописью. В приходах часто совершаются крестины, венчания, отпевания почтенных людей, постоянных прихожан храма, иногда известных всей православной Москве, но это, к сожалению, не находит отражения в богослужебных журналах. Из его содержания бывает невозможно понять, какая совершалась вечерня и утреня, уже не говоря о совершении особых праздничных богослужений и проведении мероприятий в связи с юбилейными датами храма и пр.

Хочу также обратить ваше внимание на то, что сегодня появилась нездоровая тенденция использовать церковную символику для «украшения» самых обыденных вещей. Кресты, изображения святых и православных храмов сплошь и рядом можно видеть на вещах бытового назначения: на пакетах, бутылках, конфетных и шоколадных обертках и т. п., между тем как все предметы, несущие эти изображения, должны утилизироваться только сжиганием.

В Москве, являющейся мегаполисом, с 1969 года запрещено разводить открытый огонь, и у обычных верующих нет условий для утилизации этих предметов. Мода на неуместное использование церковной символики приводит к тому, что часто можно видеть в мусорных контейнерах и на помойках предметы, несущие святые изображения. Это надругательство над священными изображениями совершается руками самих же верующих, с подачи горе-производителей такой продукции. Необходимо разъяснять прихожанам недопустимость подобного отношения к христианской символике.

 

О МОНАСТЫРСКОЙ ЖИЗНИ

Все сложности и проблемы современности неизбежно сказываются и на жизни монастырей. Милостью Божией горячее стремление к монашеской жизни, дающей возможность реализовать евангельский идеал и, оставив все, последовать Христу (Мф. 16, 24), в нашей Церкви и в нашем отечестве еще имеют место, несмотря на все возрастающее негативное влияние мира на сознание и жизнь общества. Учитывая современные условия, необходимо, как никогда, бережно и ответственно продолжать созидание монастырской жизнь в наших обителях.

Сегодня, когда трудности внешнего плана уже во многом преодолены и материальная сторона жизни, связанная с восстановлением монастырских строений и храмов, налаживанием хозяйства и быта уже не является самой актуальной и  большой проблемой, наместникам, настоятельницам и духовникам следует все свои усилия приложить к оздоровлению внутренней, духовной ситуации в своих обителях, а также к развитию позитивных тенденций, появившихся в процессе становления монашеской жизни.

Необходимо понять, что жизнь, такую, какая она есть на самом деле, невозможно скрыть за внешним показным благолепием. И не ради него открываем мы монастыри, не для того, чтобы удивить мир своими достижениями в сфере благоустройства быта и налаживания образцового хозяйства. Само по себе это очень похвально, но не нужно забывать, что цель монашеской жизни совсем в ином и, делая необходимое, не следует оставлять главного (Мф. 23, 23). Внешнего благополучия и богатства ищет мир с его материалистическими ценностями, монашество же призвано достигать уже здесь, на земле, идеала евангельского, и прежде всего «со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараться сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4, 2–3) в своих обителях.

Несомненно, много положительного и ценного мы имеем в монастырях на сегодняшний день. При посещении вверенных Нашему непосредственному управлению обителей отрадно видеть искреннее и живое стремление к истинной монашеской жизни в духе святоотеческих традиций как у монастырского начальства, так и у многих насельников и насельниц. Но, как показывает жизнь, одного доброго намерения, без усердной молитвы, мудрого рассуждения и многотрудного опыта недостаточно. Особенно это касается вновь открытых монастырей.

К сожалению, порой приходится сталкиваться с далеко не присущими монашеской жизни явлениями. Простительно, когда ошибки и недочеты вызваны отсутствием должного опыта. С учетом трудностей пережитого нами периода гонений, когда насильственно были нарушены традиции и преемственность, это понятно и объяснимо. Но когда чуждые духу монашества явления становятся нормой, снисходительность может перейти в попустительство.

Приходится констатировать, что немало негативного наблюдается и в уже достаточно давно обустроенных обителях, со значительным стажем и сложившимися добрыми традициями. В первую очередь это связано с привнесением в монашескую жизнь мирского духа, с его разрушающим действием. К прискорбию, многие современные иноки и инокини, приходя в монастырь на все готовое, воспринимают благополучные условия как единственно возможный для себя образ монашеской жизни. Для них все монашество сводится к двум положениям: создайте мне удобные условия и не мешайте мне спасаться, т. к. я сам знаю, что мне нужно. Можно было бы и потерпеть такого брата или сестру, полагаясь на Божественный о нем Промысл, но беда, когда подобные настроения охватывают значительную часть насельников монастыря. Тогда создается уже определенная среда, попадая в которую, молодое поколение будущих иноков и инокинь перенимает отнюдь не монашеский опыт, становится не воинством Христовым, а ни к чему не пригодной «обуявшей» солью (Лк. 14, 34).

Мы неоднократно повторяли, что недопустимо делать из дома Божия удобное, по образу мирских жилищ, место временного безбедного пребывания, где и сытно накормят, и оденут, и решат все проблемы. Монастырь — это место подвига, в котором необходимо искать не упокоения своей плоти и радостной жизни, а подвизаться в борьбе с грехом. По словам преподобного Паисия (Величковского), «лучше оставаться в миру, нежели, отрекшись от мира и всего мирского, проводить жизнь во всяком покое и довольстве ради угождения плоти, на соблазн миру и поношение монашеского образа и на вечное осуждение душ своих в день судный».

Монастырь призван объединять насельников в духе любви и согласия, а поэтому наместникам и настоятельницам необходимо укреплять и поддерживать все, что этому способствует. В первую очередь, это уставное богослужение и общая молитва. А все, что препятствует объединению братства или сестричества, не должно иметь места в наших обителях. К сожалению, подобных явлений немало:

  1. Общежительный монастырь предполагает общую уставную трапезу, и игнорировать ее, заменяя частной самочинной кухней, непозволительно.
  2. Недопустимо монахам и монахиням, послушникам и послушницам иметь в своих келлиях телевизоры и доступ к сети Интернет. Обслуживая общемонастырские нужды, любые средства информации по усмотрению монастырского начальства должны располагаться в соответствующих им местах.
  3. Наличие у монаха такой собственности, как дачи, автомобили, гаражи и тому подобное, является прямым нарушением данного им обета нестяжания. Тем более недопустима какая-либо частная деятельность иноков и инокинь с целью извлечения для себя материальной выгоды в любом ее виде, что является явным нарушением церковных канонов.
  4. Монашествующие в священном сане, а также занимающие ответственные должности не должны ставить себя в привилегированное положение и пользоваться разного рода льготами.

Много и иных нарушений истинно монашеских традиций имеют место как в женских, так и в мужских обителях. Мы неоднократно говорили о них, все нам они хорошо известны, однако они до сих пор не искореняются. Если посмотреть на посещение полунощниц, то создастся впечатление, что и братий, и сестер у нас нет, единицы посещают.

Есть и положительные тенденции в жизни монашеской. Хотелось бы отметить некоторые из них. Похвально желание насельников многих монастырей возобновить молитвенное поминовение прежде подвизавшихся и почивших в их обителях братьев или сестер. Составляются заупокойные синодики, ведется серьезная научная работа в государственных архивах. Некоторые обители подготавливают печатные издания, публикуют новые материалы о жизни подвижников и насельников своих монастырей.

«Упадок и запустение обителей и начинается с забвения своих основателей и подвижников», — говорит преподобный Варсонофий Оптинский, а молитвенная память и труды по сохранению наследия наших отцов и матерей подвигают их на предстательство за нас перед Богом и к реальному их участию в жизни обители. Также следует отметить и одобрить начинания по организации в монастырях церковноархеологических музеев, в которые Промыслом Божием стекаются утраченные в период гонений памятные вещи и святыни. Повышается уровень духовного образования насельников монастырей, что положительно сказывается на миссионерском и социальном служении, которое монастырское духовенство, а также многие иноки и инокини, послушники и послушницы осуществляют с полной самоотдачей, несмотря на все сложности этого служения в современном мире и в самих обителях.

Мы понимаем, насколько труден путь монашеской жизни, если выбравшие его подвизаются, не жалея себя, но, уповая на помощь и милость Божию, верим, что наши монастыри возродятся и окрепнут настолько, чтобы светить миру истинно евангельским светом, являя собой образ Царства Божия на земле. Обращаясь ко всем монашествующим словами преподобного Иоанна Лествичника, еще и еще раз призываем всех иноков и инокинь быть достойными своего высокого призвания: «Свет монахов суть Ангелы, а свет для всех человеков — монашеское житие; и поэтому да подвизаются иноки быть благим примером во всем, никому же претыкание дающее ни делом, ни словом. Если же свет сей бывает тьма, то оная тьма, то есть сущие в мире, кольми паче помрачаются».

 

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ
 
На прошлом собрании все направления, по которым должно развиваться социальное служение Церкви, разбирались очень подробно. Радостно видеть осознание важности священнослужителями этого служения и некоторые позитивные сдвиги по сравнению с прошлогодней ситуацией.

Так, например, 14 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в Москве был организован «День милосердия и сострадания ко всем в узах и темницах пребывающим». Это мероприятие проходит уже не в первый раз, и с каждым годом привлекает к себе все больше внимания. В храмах города собирались пожертвования, заключенные могли присутствовать на богослужениях. Священнослужители посетили все московские тюрьмы и передали заключенным тринадцать тысяч праздничных подарков.

Все заметнее становится роль Церкви в борьбе с пьянством и наркоманией. 18 мая этого года, в день празднования в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», был проведен «День надежды. За здоровый и нравственный образ жизни», когда мы вместе с близкими страдающих алкоголизмом молились за скорейшее исцеление их родных.

Большая часть социального служения в нашей епархии ведется и координируется Комиссией по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете. На прошлом собрании перед Комиссией был поставлен ряд задач, часть из которых была успешно решена, а часть решается в настоящее время.

4 октября сего года между Московской епархией Русской Православной Церкви и Департаментом здравоохранения Москвы было подписано соглашение о сотрудничестве, а 6 октября аналогичное соглашение было подписано и между Московской епархией и Департаментом социальной защиты населения. Эти соглашения открывают новые перспективы в деле сотрудничества во благо нуждающихся и страждущих. Например, уже восемь из одиннадцати городских православных сестричеств работают в государственных больницах. В апреле нынешнего года состоялся первый набор на курсы требных сестер, которые будут помогать священникам в их больничном служении.

Нельзя не отметить работу одного из подразделений Комиссии по церковной социальной деятельности – службы «Автобус милосердия». Очень сильные холода минувшей зимы, принесшие немало неприятностей даже благополучным людям, для бездомных стали настоящей трагедией. Зимой 2005/2006 года их существование, и без того тяжелое, превратилось в непрерывную борьбу за выживание. За прошлую зиму сотрудники этой службы спасли от неминуемой гибели на улице 1799 человек. «Автобус милосердия» продолжил работу и в теплое время года — бездомные обращались к его сотрудникам за медицинской помощью, а также за консультациями в социальных вопросах. За время работы дневного автобуса зафиксировано 3827 обращений за медицинской помощью, 87 человек удалось отправить домой. За самоотверженную работу сотрудники службы помощи бездомным были удостоены Патриарших наград. С осени 2006 года «Автобус милосердия» работает круглосуточно. Контактный телефон 764-49-11.

Комиссия по церковной социальной деятельности начала работу с освобождающимися заключенными. Так, например, ее сотрудники встречают проезжающих через Москву несовершеннолетних девушек, освободившихся из Новооскольской колонии, устраивают для них экскурсии по городу, отвечают на вопросы, иногда, если того хотят сами освободившиеся, идут с ними в храм. Такие встречи показывают бывшим заключенным возможность изменения их жизни. Однако очень важно, чтобы это начинание Комиссии было поддержано приходами на местах проживания этих девушек. Приходы должны не только переписываться с заключенными, но и, по возможности, помогать им после освобождения вернуться к нормальной жизни. Это сложная, но очень важная задача.

Комиссии следует разработать механизм сотрудничества с администрациями исправительных заведений и епархиями, в состав которых входят города, куда возвращаются бывшие заключенные, проезжающие через Москву транзитом.

Кроме того, в 2006 году была продолжена работа в государственных интернатах для детей-инвалидов. На начало года сотрудничество было налажено только с двумя из восьми интернатов, а сейчас окормляются уже шесть из них. Надеемся, что в наступающем году и для двух оставшихся найдутся добровольцы.

В связи с помощью детям-инвалидам и другим тяжелобольным хотелось бы затронуть очень важную и острую тему. Оскудение веры приводит к оскудению милосердия — мы это видим даже по сообщениям новостей. В последнее время в обществе, особенно западном, оживились дискуссии о допустимости эвтаназии, то есть умерщвления неизлечимых больных и тяжелых инвалидов, в том числе новорожденных младенцев. Для православного сознания обсуждение возможности убить беззащитного и невинного младенца или старика само по себе нечто вопиющее.

Церковь всегда совершенно определенно высказывалась о недопустимости такого убийства, пусть и прикрываемого благовидными целями облегчения страданий и согласием самого пациента. С православной точки зрения, это либо помощь в самоубийстве, либо просто убийство безгласного, беспомощного человека медиками, действующими под влиянием самонадеянного, жестокого и грубо материалистического обольщения и считающих, что так ему «будет лучше».

Хочу напомнить вам о необходимости разъяснять позицию Церкви по вопросу эвтаназии. Ведь часто невоцерковленные люди обращаются в наши храмы и на интернет-сайты с насущными для них вопросами — вопросами жизни и смерти. Особенно это касается клириков, несущих служение в больничных храмах и окормляющих медицинские учебные заведения.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что обязательно нужно напоминать прихожанам об ответственности и важности усыновления. Комиссией организованы курсы для будущих усыновителей и воспитателей, но пока еще не создан центр усыновителей, где семьи могли бы делиться опытом и получать консультации. Такой центр очень нужен, его следует создать как можно скорее.

Напомню вам справочный телефон Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете Москвы — 107-70-01. По этому номеру можно обращаться с любыми вопросами и предложениями, связанными с социальной деятельностью Церкви. Обращаю ваше внимание на то, что с декабря 2006 года этот телефон стал работать круглосуточно. Сегодня вам раздадут плакаты с телефоном скорой социальной помощи. Такой плакат должен находиться на доске объявлений в каждом храме.

В минувшем году в нашем городе по милости Божией не было чрезвычайных событий, аварий и катастроф, но тем не менее Мы считаем, что необходимо создать в нашей епархии центр помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях. К сожалению, опасность возникновения чрезвычайных ситуаций сохраняется. Некоторые люди настолько одержимы злом, что ради достижения своих целей готовы пожертвовать жизнью сотен и тысяч людей. Существует и опасность техногенных катастроф, да и природные катаклизмы все чаще уносят жизни тысяч людей. Православный центр помощи пострадавшим мог бы взять на себя оказание и материальной, и духовной помощи.

В прошлые годы подобная помощь была оказана после теракта во время спектакля «Норд-Ост», терактов в метро, пострадавшим в аквапарке, раненым детям и взрослым, доставленным в московские больницы из Беслана. Священники, сестры милосердия могут оказать духовную и психологическую помощь, поддержать людей, переживших трагические события, предложить им участие в Церковных Таинствах, передать им православные святыни: иконы, нательные кресты, книги. Кроме того, пострадавшим в катастрофах, которым помогают спасатели, психологи, врачи, медсестры, все же часто не хватает душевной теплоты и участия.

Сотрудники различных государственных служб помогают им в решении их проблем. Но каждая служба может помочь только в своей узкой области, а у пострадавших возникают проблемы, выходящие за рамки деятельности спасателей или медиков.

Люди, посещавшие по Нашему благословению пострадавших, попавших в московские клиники, заметили, например, что в одной палате было очень холодно. Они заклеили там окна, купили калорифер. После взрыва на Черкизовском рынке клирики Москвы, члены и сотрудники Комиссии, а также сестры милосердия посетили всех пострадавших, находившихся в больницах. Тридцати трем пострадавшим была оказана социальная и бытовая помощь, были переданы иконы, медикаменты, туалетные принадлежности, одежда и обувь. Желающие смогли исповедаться и причаститься. Кому-то из пострадавших сестры милосердия, церковные социальные работники заказали очки в аптеке, нашли инвалидную коляску, кому-то купили обувь, помогли оформить инвалидность. То, что может сделать для пострадавших Церковь, не может сделать ни одна государственная служба. Считаю, что участие Церкви, наряду со специальными подразделениями и службами, должно стать необходимой составляющей помощи жертвам чрезвычайных ситуаций. Этому и должен послужить православный центр помощи пострадавшим.

И, наконец, коснемся крайне важного вопроса православной медицины. Уже больше десяти лет в Москве существует церковная больница святителя Московского Алексия, бывшая 5-я Градская. За прошедший год в ней произошли большие изменения. Новое руководство больницы стремится сделать все, чтобы главным человеком в ней был пациент. В больнице святителя Алексия возрождаются традиции российской медицины, сострадательной к нуждам больного. Больница стала базой Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, все 200 студенток этого училища проходят там практику, все больше выпускниц училища приходят туда на работу. В больнице обновляется оборудование, внедряются новые лечебные методики, улучшилось питание больных. Теперь для постящихся и монашествующих предлагается особое меню.

Есть у больницы и трудности. Хотя около 50 % больных поступают туда по «Скорой помощи», средств из государственного бюджета выделяется крайне недостаточно. Думаю, что московские приходы и монастыри должны помочь больнице. Я знаю, что наши московские храмы помогают очень многим медицинским и социальным учреждениям, находя для этого необходимые средства. Это похвально и очень хорошо, но нельзя отказать в помощи и нашей церковной больнице, в которой лечатся священнослужители и насельники монастырей, тем более что в этой помощи больница сейчас остро нуждается.

За прошедший год в больнице лечились многие клирики, монашествующие, сотрудники Московской Патриархии и Синодальных отделов, работники храмов, студенты Духовных заведений и все остались довольны и уровнем медицинской помощи, и уходом. Всем вышеперечисленным категориям пациентов помощь в больнице оказывается бесплатно. Я и сам направлял туда нуждающихся в медицинской помощи.

В больницу можно обратиться не только в случае необходимости стационарного лечения, в ней есть консультационно-диагностический центр, который может и должен стать нашей ведомственной церковной поликлиникой. В нем ведут прием опытные и пользующиеся авторитетом в Москве специалисты с учеными степенями: сосудистые хирурги, неврологи, стоматологи, аллергологи и другие.

Еще раз повторяю, что вся помощь церковнослужителям, монашествующим, сотрудникам церковных учреждений, работникам храмов (всем работникам, включая сторожей и уборщиц) в больнице святителя Алексия оказывается бесплатно.

Для госпитализации или обследования в нашей клинике необходимо направление на бланке храма за подписью настоятеля. После этого на обратившегося за помощью пациента будет заведена амбулаторная карта, и он в случае нужды сможет в любое время сам получить там консультацию. Священнослужители и работники церковных организаций могут оформлять в больнице листок о нетрудоспособности — бюллетень. Сотрудникам храмов, которые иногда получают совсем небольшую зарплату, квалифицированная бесплатная медицинская помощь очень нужна.

Комиссия по церковной социальной деятельности на основе ваших отчетов ежегодно издает справочное издание «Социальная деятельность православных приходов Москвы». Это издание очень важно для нашей работы, на его основе осуществляется координация социальной деятельности и информирование общественности о возрождении православной диаконии.

К сожалению, из почти 300 московских приходских храмов отчеты за 2005 год представили только 245, причем 37 отчетов было получено не сразу, а когда срок подачи уже прошел. Некоторые монастыри и храмы уже не первый год пренебрегают обязанностью сдавать отчет о социальной деятельности в Патриархию. В некоторых отчетах не указываются ответственные за социальное служение в приходе.

В первохристианских общинах о помощи нуждающимся заботились диаконы. В наше время в каждой приходской общине должен быть человек, ответственный за организацию социального служения в своем храме. Хорошо, если это будет диакон. Диаконский чин украшает православное богослужение, призывает церковный народ к молитве, но участие диакона в приходской жизни часто только этим и ограничивается. Между тем для многих диаконов их служение — это необходимая ступень подготовки к принятию священства. Я думаю, что Епархиальному совету нужно предлагать к рукоположению в сан священника в первую очередь тех диаконов, которые активно участвуют не только в богослужении, но и в других областях внебогослужебной жизни прихода, и прежде всего в делах милосердия.

Комиссии по церковному социальному служению нужно подумать о том, как призвать наших диаконов к делам милосердия. Может быть, нужно устроить диаконское собрание под председательством одного из Наших викариев и поговорить о том, как диакон может помочь в организации социального служения на приходе. Конечно, ответственным за это служение может быть и сам настоятель, если это приход небольшой. Могут отвечать за это важное направление общинной жизни и женщины, сердца которых особенно чувствительны к страданиям ближнего.

Вызывает крайнее недоумение тот факт, что к составлению отчетов по социальной деятельности настоятели наших московских храмов относятся крайне небрежно. Почему-то не находят нужным отвечать на все предложенные вопросы и не указывают контактных телефонов, по которым можно было бы получить недостающую информацию.

Если на приходе из-за его малочисленности или по другим причинам (строящийся храм или храм при учебном заведении) не ведется никакой социальной деятельности, об этом надо прямо сказать и написать в ответе на соответствующие вопросы: нет, не ведется, не оказывается – за это никто вас наказывать не будет, но если отчеты и дальше не будут сдаваться вовремя или будут сдаваться не по предложенной форме, без указания контактных телефонов, по которым можно было бы получить вразумительные ответы и связаться с настоятелем, мы будем принимать самые строгие меры.

Каждому настоятелю следует внимательно ознакомиться со справочником «Социальная деятельность приходов Москвы», обратив особое внимание на то, что написано в нем о его храме. Если обнаружатся какие-либо несоответствия с реальным положением дел на приходе, сообщите в Комиссию по социальной деятельности, и в следующем выпуске справочника будут сделаны необходимые исправления. Если вашего храма в перечне приходов нет, значит, вы не сдали отчет в прошлом году и вам нужно позаботиться о том, чтобы в этом году ваш отчет был подготовлен вовремя.

Прошу обратить особое внимание на необходимость отметить в отчете, оказывается ли вашим приходом помощь вышедшим за штат священнослужителям и семьям почивших клириков, служивших в вашем храме. Если у храма нет возможности оказывать такую помощь, нужно сообщить об этом в Комиссию по социальной деятельности, которая должна найти необходимые средства.

Вся социальная деятельность приходов должна оперативно доводиться до сведения общественности. Сейчас для этого есть масса возможностей: пресса, приходские листки, православные интернет-сайты. К слову сказать, наш епархиальный социальный сайт Милосердие.ru в этом году занял первое место в номинации «Призвание» на фестивале православных СМИ «Вера и слово».

Еще раз подчеркну, что освещение церковной социальной деятельности крайне важно. Любой желающий предложить свою помощь или получить помощь должен знать, куда конкретно ему можно обратиться.

Мы живем в сложное время, когда действуют множество факторов, провоцирующих рост числа самоубийств и расстройств психики. В связи с этим некоторые приходы обращаются к Нам за благословением на создание центров помощи людям, попавшим в кризисную ситуацию, поскольку в наше время люди верят не столько словам, сколько делам и, обращаясь к Церкви, ищут помощи не только молитвенной, но и практической. Так, например, приход храма Воскресения Христова на бывшем Семеновском кладбище уже получил Наше благословение на организацию при нем Православного кризисного центра.

 

О ЦЕРКОВНОМ ПЕНИИ

Более полутора века назад святитель Игнатий (Брянчанинов), выдающийся подвижник и церковный писатель XIX века, двухсотлетие со дня рождения которого будет отмечаться в наступающем году, под впечатлением распевов Валаамской обители так писал о церковном пении: «Тóны этого напева... изображают стоны души, кающейся, воздыхающей в стране своего изгнания о блаженной, желанной стране радования вечного, наслаждения чистого, святого... Эти тóны — в гармонии с дикою, строгою природою, с громадными массами гранита, с темным лесом, с глубокими водами. Эти тóны то тянутся плачевно, тоскливо, как ветер пустынный, то постепенно исчезают, как эхо среди скал и ущелий, то гремят внезапно. Они, с тихою скорбию приносят жалобы на греховность, выражают томящую и снедающую скорбь по причине греховного бремени, то, как бы от невыносимой тяжести... начинают вопиять и призывать помощь неба: тогда они гремят!».

Думаю, что каждый их собравшихся здесь не сомневается в значимости церковного пения как важной составляющей церковного литургического действа, которое, по меткому выражению священника Павла Флоренского, является «синтезом искусств».

Мы, несомненно, присутствуем при возрождении церковно-певческой традиции. Отрадно заметить, что московские регенты, желая, чтобы их хор воспевал песнь Богу достойно, стараются открывать все новые богатства нашей церковно-певческой культуры. Наряду со ставшими для Москвы традиционными песнопениями сегодня в храмах звучат распевы известных монашеских обителей.

Неправильным было бы противопоставлять друг другу одноголосное и многоголосное пение. Певческая традиция Троице-Сергиевой Лавры наглядно показывает гармонию такого сосуществования. Церковь — это единство во Христе, которое не только не уничтожает, но возвышает личность и индивидуальность человека. Каждый, из пришедших в храм, должен иметь возможность выбрать то, что отвечает его глубоким внутренним потребностям, в чем находит себя его душа, в чем он находит для себя Бога. Однако, рассматривая нынешнее положение пения в православных храмах России, и в частности в московских, нельзя не отметить и недостатки.

Так, «клиросная практика» ряда московских приходов, особенно на повседневных службах, отличается не должным уровнем церковного пения, непродуманностью репертуара, а точнее, его несоответствием возможностям исполнителей. Некоторые регенты стараются ввести в храмовый обиход сложные в музыкальном отношении произведения. В то же время во многих храмах так называемые левые, любительские хоры собираются вместе лишь за богослужением, на клиросе, без дополнительной подготовки, без спевок. О результате такого «раздвоения» могут судить прихожане этих храмов.

С певчими, независимо от уровня их музыкального образования, следует заниматься особо, во внебогослужебное время. И, конечно, это забота не только и даже не столько регентов, сколько духовенства, и в первую очередь настоятелей московских храмов.

Иногда выясняется, что по прошествии многих лет «стояния на клиросе» человек не только не понимает значения многих песнопений, но даже приблизительно не представляет себе структуру богослужений суточного круга. Можно ли ждать от такого рода певчего разумного молитвенного пения?

Церковное пение должно доходить до сердца каждого молящегося, восприниматься всеми собирающимися в храме за богослужениями, и в первую очередь исполнителями. Это великая задача, и выполнить ее — наш долг не только перед нашими прихожанами, но и теми, кто впервые переступает порог храма.

Москва издревле славилась своими церковными хорами. Даже в самые тяжелые времена находились энтузиасты и ревнители церковной певческой традиции. В годы Великой Отечественной войны на клиросах московских церквей собирались известные музыканты, великие певцы, чьи имена у многих и сейчас в памяти, — Иван Козловский, Антонина Нежданова, Валерия Барсова, Надежда Шпиллер, Максим Михайлов. Искусство живого, одушевленного пения, не только церковного, но и светского, удалось сберечь в столице в самые тяжелые времена.

На нас с вами лежит большая ответственность по сохранению церковно-певческого наследия прошлого, по возвращению народу осмысленного пения за богослужением. Церковноприходские школы, училища, число которых ежегодно растет, должны просвещать народ и в области церковного пения, показывая ему все богатство Осмогласия, древних и новых напевов нашего обихода, обращая особое внимание на московскую традицию.

Может быть, не всегда даже нужно непременно требовать нотной грамотности, изучения сольфеджио, но знание гласов и обихода необходимо. В Москве всегда была богатейшая певческая культура со своими напевами — и стихирными, и тропарными, и ирмологическими различных видов даже в одном гласе, и припевными, со своим многоголосым стилем. Неужели все это исчезло, забыто? Если хор не имеет возможности исполнять сложные произведения, то и не нужно. Достаточно разучить гласы, но так, чтобы во время богослужения пение не отвлекало от молитвы, а наоборот, способствовало ей. Не следует также пренебрегать пением известных песнопений с народом.

 

О ПРЕПОДАВАНИИ В МОСКОВСКИХ ШКОЛАХ ОСНОВ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ

С каждым днем все более актуальным становится вопрос преподавания в школах основ православной культуры.

В Российской Федерации в настоящее время признается идеологическое многообразие, запрещается установление обязательной, или государственной, идеологии или религии, гарантированы свобода совести и равноправие граждан независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Это обусловило принципиальные изменения в организации, содержании и методах изучения религий в государственной и муниципальной системе образования, по сравнению с теми, что имелись в советском атеистическом государстве.

Демократический характер современного государства предполагает учет мировоззренческих и культурных особенностей разных социальных групп российского общества. В частности, религиозная часть российского общества также имеет право на реализацию своих специфических образовательных потребностей в государственной и муниципальной системе образования.

В последнее время в различных регионах Российской Федерации получила распространение практика преподавания в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях учебных предметов и курсов по истории и культуре основных религий, распространенных в российском обществе, — православия, ислама, иудаизма и ряда других на соответствующей религиозной мировоззренческой основе. В преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится, что эти религии составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России и общенациональной российской культуры. Приобщение детей к истории и традициям этих религий рассматривается религиозной частью россиян в качестве обязательного элемента их этнической и культурной самоидентификации, а также нравственного развития и формирования личности ребенка.

В то же время другая часть российского общества ощущает потребность в том, чтобы их дети осваивали знания о религии в государственной и муниципальной школе на основе нерелигиозных философских мировоззренческих подходов, формировали свою мировоззренческую и культурную идентичность и нравственные убеждения вне религиозных мировоззрений и традиций.

Следует понимать, что усилия, предпринимаемые Русской Православной Церковью в сфере образования, необходимы не только для упорядочения активно развивающейся практики изучения в общеобразовательных учреждениях учебных курсов по истории и культуре Православия, но и для обеспечения свободы совести всех участников образовательного процесса. Кроме того, это необходимо для сохранения и укрепления гражданского согласия в российском обществе на основе гражданского равноправия, взаимопонимания и сотрудничества между людьми и народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности.

В 2002 году было разработано, выпущено и используется в практике «Примерное содержание образования по учебному предмету “Православная культура”». Об этом подробно говорится в приложении к письму Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов РФ от 22.10.2002 (№14-52-876 ин/16). Наименование «Примерное содержание» соответствовало месту данного учебного предмета в учебном плане как курса по выбору, в рамках регионального компонента или компонента образовательного учреждения.

Этот материал был подготовлен рабочей группой, созданной в Министерстве образования Российской Федерации с участием специалистов ведущих научных центров и представителей Русской Православной Церкви и официально согласован с Русской Православной Церковью. Для учебного предмета «Православная культура» в составе новой образовательной области «Духовно-нравственная культура» в федеральном базисном учебном плане для общеобразовательных учреждений данный материал принимается в качестве образовательного стандарта.

Несмотря на это, в последнее время в различных средствах массовой информации высказываются опасения в связи с началом преподавания во многих общеобразовательных школах России учебной дисциплины «основы православной культуры». Поражает тревога противников этой инновации, связанная с якобы грозящей российскому обществу потерей «светского характера» всеобщего школьного образования и уклонением его в клерикализм. Странным кажется то, что, отстаивая тезис о религиозной неангажированности российской школы, наши оппоненты не предлагают обратиться к европейскому опыту, как это обычно делается в подобных ситуациях.

Дело в том, что в школах и гимназиях многих европейских государств ведется преподавание не только основ христианства как культурологического предмета, что, собственно, предлагаем и мы, но и вероучительных дисциплин, в соответствии с многовековой практикой Католической и протестантских Церквей. Во многих регионах России, в пределах ряда епархий Русской Православной Церкви, введение в сетку школьного расписания предметов, знакомящих детей с богатством православной культуры, не вызывает опасения ни у учителей, ни у родителей. Более того, многие ученые-педагоги и учителя-практики давно осознали необходимость такого расширения школьной программы и делают все от них зависящее, чтобы подрастающее поколение не было невежественным в вопросах, связанных с великим наследием христианства, подобно прежнему, «атеистическому» поколение.

Однако в этом отношении Москва остается на образовательной карте нашей страны своеобразной «точкой мерзлоты». Некоторые стражи «светского характера школьного образования» буквально насмерть стоят, не допуская преподавания основ православной культуры в московских школах. Столичный Департамент образования словно не знает о целом ряде документов, разработанных Министерством образования и науки РФ совместно с Российской академией образования в связи с введением учебного предмета «Православная культура» уже несколько лет назад. Надеемся, что такое положение не будет продолжаться вечно, а заявления некоторых московских ответственных чиновников сферы образования о том, что «основы православной культуры нужно изучать лишь в православных учебных заведениях» пополнят копилку словесных атеистических курьезов советского времени.

В связи с этим трудно переоценить значение решения, принятого Общественной Палатой Российской Федерации 30 ноября 2006 года, которым Министерству образования РФ рекомендовано внести предмет «Основы православной культуры» в сетку общеобразовательных предметов. Таким образом, голос Церкви в этом вопросе был услышан, что не может не вызывать у нас чувства удовлетворения, но в то же время должно подвигать нас к дальнейшему отстаиванию интересов Церкви перед лицом государства.

Вместе с тем нам следует высказать серьезные опасения относительно насаждения псевдосвобод в некоторых государственных образовательных учреждениях Москвы. Не раз нами говорилось о недопустимости своевольного введения в школьные курсы тем, относящихся к сокровенной, интимной стороне жизни человека, обсуждение которых невозможно не только в детской аудитории. Отсутствие моральных ограничений и вседозволенность делают ребенка легкой добычей для тех, кто хочет заработать на искусно культивируемых страстях и пороках людей, не стремящихся к духовному совершенству и не знакомых даже с основами православной аскетики.

В ряде московских государственных школ в прошлом учебном году через администрацию распространялись бесплатные приглашения в так называемые торгово-развлекательные центры. Причем такие «мероприятия» проводились в учебное время, а поездки на специальных бесплатных автобусах, подаваемых прямо к школьному крыльцу, заканчивались в залах игровых автоматов. При этом школьники получали от устроителей такой странной для системы образования формы организации детского досуга бесплатный билет на начало игры с «однорукими бандитами», а затем уже имели возможность продолжить ее за деньги.

К сожалению, такие факты не единичны, а вот высказываний против них не слышно. Молчит по этому поводу и наша церковная общественность, хотя квалифицировать организацию такого рода мероприятий не так уж и сложно.

К сожалению, вопрос о преподавании основ православной культуры, как уже сказано, не имеет развития в Москве, хотя в целом ряде областей — Белгородской, Калининградской, Курской, Новосибирской преподавание осуществляется, и кроме благодарности со стороны родителей и детей Епархиальные управления ничего не получают. В Москве же я слышу такие заявления, «что я не допущу, чтобы преподавался Закон Божий». Но основы православной культуры — это не Закон Божий, это культурологический предмет. И каждый культурный человек должен знать основы своей культуры.

Мы не можем быть иванами, не помнящими своего родства. Ну а если мы оглянемся в историю Руси, то вся культура Руси имеет христианские, православные корни. Но это, видимо, продолжается атеистическая работа, формы другие, а работа продолжается. Я помню, года четыре тому назад было одно заседание с участием министра образования Филиппова, когда было несколько руководителей регионов. И вот выступил губернатор Калининградской области с просьбой, обращенной к министру образования, чтобы в Калининградской области разрешили преподавание основ православной культуры сразу же, потому что 60 % процентов детей, живущих в Калининградской области, никогда не были в России. Они бывали в Польше, Литве, Германии, но в России никогда не были. Происходит отрыв будущего поколения от корней, от истории, от традиции. И посещая в сентябре Калининградскую область, я убедился, что никаких проблем с преподаванием этого предмета нет, оно осуществляется и проблем не вызывает.

 

О ЦЕРКОВНЫХ ЗДАНИЯХ И ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯХ

К разряду первоочередных и самых важных задач, связанных с имущественным статусом Русской Православной Церкви, является оформление земельных участков, на которых находятся храмовые и монастырские комплексы, а также строений, их составляющих, в церковную собственность.

На протяжении столетий жертвенность и бескорыстие православных людей были основой созидания в России величественных храмов, которые поистине преобразили лик нашей земли и стали неотъемлемой частью русского пейзажа. Для такого строительства гражданами нашей отчизны жертвовались земли и средства, на церковный алтарь они приносили и свой бескорыстный, жертвенный труд. Храмы и земли, на которых они стояли, относившиеся (уже в Синодальный период церковной истории) к «ведомству православного исповедания» поистине принадлежали всем вступавшим в церковную ограду. Присваивать то, что посвящено Самому Творцу, до 1917 года у нас в стране не смел никто.

Наверное, не стоит сейчас подробно говорить о том, как наши храмы были повергнуты в поругание, разрушены или обращены в овощные хранилища, склады, ремонтные мастерские и т. п. К счастью, это время прошло.

Сейчас в нашей стране государством передано верующим людям большинство некогда поруганных православных храмов. Особенно это заметно в Москве. Однако храмы, находившиеся в церковной собственности на протяжении многих столетий, переданы Церкви лишь в пользование.

Более семидесяти лет все земли в России, включая и бывшие церковные владения, находились в государственной собственности. Земельный кодекс РФ, вступивший в силу 30 октября 2001 года, предусматривает передачу российской земли собственнику. Собственником может быть и физическое, и юридическое лицо. Термин «эффективный собственник» появился именно потому, что в нашей стране государственная собственность на землю оказалась неэффективной. Несомненно, Русская Православная Церковь на протяжении всей отечественной истории, за исключением советского периода, была именно «эффективным собственником» по отношению к своей недвижимости и земле.

Современное российское законодательство говорит, что пользователь земли может быть ее собственником или арендовать ее. Третьего не дано. Однако на практике оказывается, что земельные участки, на которых стоят наши храмы и монастыри, переданы нашей Церкви «в бессрочное и безвозмездное пользование». Это касается и недвижимости, находящейся на бывших церковных землях. Каких-либо законодательных ограничений по вопросу передачи церковных земель и строений нет. Сегодня, когда масштабы церковной работы в России поражают многих, странным представляется такое «сиротское» положение — то, что должно принадлежать Русской Православной Церкви по праву, передано ей лишь в пользование.

Надеемся, что в ближайшее время справедливость восторжествует, и нашей Церкви будут возвращены принадлежавшие ей до 1917 года земли со стоящими на них храмовыми и монастырскими комплексами. Хотелось бы верить и в то, что процесс этот начнется с нашей первопрестольной столицы.

 

НОВОЕ В НАЛОГОВОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Принят закон о внесении изменений в статью 149 Налогового Кодекса, которая освобождает религиозные организации и их предприятия от уплаты НДС с реализации предметов религиозного назначения и религиозной литературы. Прежняя редакция статьи 149 освобождала от уплаты НДС только те религиозные организации, которые реализовывали произведенные ими предметы религиозного назначения и литературу.

Большинство приходов и монастырей не могли в полной мере воспользоваться этой льготой, поскольку они не являются производителями соответствующей продукции. Теперь, согласно новой редакции статьи 149 Налогового Кодекса, от обязанности платить НДС освобождены не только религиозные организации-производители, но также и те религиозные организации, которые осуществляют реализацию не произведенной ими продукции. Например, приход, реализующий церковную утварь, произведенную Художественно-производственным предприятием «Софрино», не должен платить НДС.

Перечень предметов религиозного назначения и литературы, реализация которых не подлежит налогообложению в  части  НДС, установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2001 года.

Следует подчеркнуть, что ряд указанных в этом перечне предметов (например, свечи) по-прежнему не подлежат реализации и должны распространяться религиозными организациями в порядке осуществления религиозной деятельности. Свеча не является товаром, поэтому денежные средства, получаемые от прихожан при распространении свечей, должны рассматриваться как пожертвования.

Согласно новой редакции статьи 149 Налогового Кодекса от уплаты НДС с реализации предметов религиозного назначения и литературы освобождаются созданные религиозными объединениями коммерческие и некоммерческие организации, в том числе хозяйственные общества, фонды. При этом закон требует, чтобы соответствующие религиозные объединения были единственными учредителями таких организаций.

По-прежнему не подлежат освобождению от уплаты НДС учрежденные религиозными организациями хозяйственные общества и иные юридические лица, имеющие несколько участников (вкладчиков).

 

О ЦЕРКОВНЫХ ИЗДАНИЯХ

В последние годы масштабы издательской деятельности Русской Православной Церкви увеличились весьма значительно. Если издание православных книг и журналов еще совсем недавно было прерогативой Издательства Московской Патриархии и ряда Синодальных учреждений, то теперь буквально все церковные структуры, включая приходы, могут заниматься издательской деятельностью. Однако издание официальной и богослужебной литературы по-прежнему должно быть прерогативой Издательского Совета нашей Церкви, который в ходе подготовки этих изданий непосредственно сносится с Нами, с Богослужебной комиссией, другими Синодальными учреждениями, что позволяет избежать ошибок.

Появилось много издательств, которые заявляют о своей принадлежности Православию. Причем иногда это следует уже из наименования таких издательств, а иногда из благословения преподанного тем или иным иерархом нашей Церкви на отдельное их издание. Во множестве издают книги, журналы и газеты православные учебные заведения, благочиния, монастыри.

К великому сожалению, учет этих изданий весьма затруднен. Строгие издательские правила советского периода, которые были приняты, как мы понимаем, отнюдь не для стимулирования издательского дела, обязывали любую издающую организацию предоставлять «узаконенное число экземпляров», как это было и в дореволюционной России, в соответствующие учреждения Госкомиздата. Библиографический учет новых изданий вообще и церковных в частности ведется сейчас в первую очередь Российской книжной палатой, но так как в наше время нет строгих требований к издателям, то многие из них вообще не удосуживаются заявлять о своем издании, кроме как в целях его коммерческой реализации. К сожалению, это относится и к православным издателям.

В следующем году исполняется двадцать лет Синодальной библиотеке Московского Патриархата. Она была возрождена в то время, когда с трудом верилось, что православная книга будет издаваться так свободно и в таком количестве, как сегодня. Когда в качестве главной задачи перед возрожденной библиотекой ставилось создание полной коллекции отечественной церковной печати, менее всего можно было предположить, что самым затруднительным в этом деле окажется комплектование ее фондов современными церковными изданиями.

Посудите сами. В фондах Синодальной библиотеки издания Московского печатного двора XVII века представлены пятой их частью (около ста изданий), а современные церковные издания последнего десятилетия — примерно пятью процентами. Как заставить православных издателей предоставлять свои новые книги, журналы и газеты в Синодальную библиотеку? Ведь пройдут годы, и церковные историки будут судить о нашем времени именно по этим изданиям. Но где они их будут искать? Библиография церковной печати должна быть предельно полной, исчерпывающей, однако без наличия описываемых изданий сделать ее таковой не представляется возможным. Следует заметить, что есть и «сознательные» православные издатели, но их слишком мало.

В начале этого года епархиальным архиереям, главам Синодальных учреждений, ректорам Духовных учебных заведений по Нашему благословению были разосланы письма Управляющего делами Московского Патриархата митрополита Климента о необходимости комплектования фонда Синодальной библиотеки Московского Патриархата обязательными экземплярами всех изданий, предпринимаемых ими. К сожалению, на эти письма откликнулись далеко не все. Лишь 27 епархий Московского Патриархата, включая епархии Украинской Православной Церкви и Белорусского Экзархата, откликнулись на это послание. Надо заметить, что благодаря циркулярному письму митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, направленному всем благочинным Московской областной епархии, с православными изданиями Подмосковья в фонде Синодальной библиотеки дело теперь обстоит образцово. Этого пока нельзя сказать о церковных издателях Москвы.

Заметим, что в Синодальную библиотеку не поступают издания Отдела религиозного образования и катехизации, Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, ряда Духовных учебных заведений, расположенных в Москве, например Российского Православного института Апостола Иоанна Богослова.

Прошу всех присутствующих постараться повлиять на сложившуюся ситуацию с церковными изданиями, а отцов благочинных обязать настоятелей московских храмов все издания, предпринимаемые на приходском уровне или при участии приходов, предоставлять в Синодальную библиотеку.

 

О ГОДОВЫХ ОТЧЕТАХ ЗА 2006 ГОД

Вновь наступает время, когда каждому приходу нужно будет отчитаться о проделанной в истекающем году работе. Это время подачи годовых отчетов в Московскую Патриархию и благочинному соответствующего округа.

В этот раз для сдачи отчетов Мы посчитали необходимым определить период с 22 января по 22 февраля будущего года, при этом каждому благочинническому округу будут определены специальные дни для сдачи отчета, что поможет Московской Патриархии более оперативно обрабатывать поданные сведения, а благочинным проконтролировать исполнение Нашего благословения приходами вверенного им округа.

В очередной раз напоминаю, что отчеты должны содержать только достоверную информацию. В прошлом году мы столкнулись с тем, что многие настоятели представляли неверные адреса и номера телефонов своих клириков. Не хочется думать, что это было сделано умышленно. В связи с этим обращаю ваше внимание на то, что на первой странице отчета написано: «Полноту и достоверность сведений подтверждаем».

В настоящее время практически все клирики имеют мобильные телефоны, и номера их должны быть в обязательном порядке представлены в канцелярию Московской Патриархии. Кроме того, мобильные телефоны отцов благочинных и настоятелей храмов должны быть постоянно включены, так, чтобы при необходимости с ними можно было связаться. Обращаю на это особое внимание.

Возвращаясь к теме годовых отчетов, хочу сказать, что годовой отчет может быть принят только после того, как бухгалтерия Московской Патриархии сделает свою отметку на финансовом отчете. Как обычно, вовремя сдали и прекрасно оформили свои отчеты о приходской жизнедеятельности те же храмы и благочиния, которые я перечислял в прошлом году.

Вместе с тем есть приходы, которые не подают свои отчеты не только в указанные сроки, но и вообще не считают необходимым прислушиваться к Нашим словам. Это в основном касается строящихся приходов, домовых храмов при различных учреждениях и приписных храмов. Излишне говорить, что отсутствие годового отчета или формальное отношение к его подготовке не может не вызвать определенную реакцию с Нашей стороны.

Так, анализируя в этом году годовые отчеты строящихся храмов, Мы пришли к выводу о том, что работа в них не ведется или ведется недостаточно интенсивно. В связи с этим Нами было поручено Ревизионной комиссии провести проверку финансово-хозяйственной деятельности этих религиозных организаций. Проверка подтвердила практически полное отсутствие какой-либо деятельности в этих приходах и обнаружила грубейшие нарушения финансово-бухгалтерского учета. Обращаю ваше внимание на то, что проверки строящихся храмов будут продолжены и в следующем году.

К настоящему моменту представитель кадровой службы Московской Патриархии посетил 67 храмов, знакомясь с постановкой дел по соблюдению трудовых прав наемных работников и ведению кадровой документации. Несомненно, проводимые Патриархией для представителей администрации храмов семинары по бухгалтерскому учету и кадровому делопроизводству дали положительные результаты. Во многих храмах документация приведена к необходимым нормам. К сожалению, общим недостатком ряда приходов остается оформление трудовых договоров, не соответствующих трудовому законодательству, а также отсутствие распоряжений по отпускам, что порой приводит к конфликтным ситуациям. Введение в действие с 1 октября текущего года поправок к Трудовому Кодексу обязывает нас более внимательно относиться к заключению трудовых договоров и охране труда. В ближайшее время будет проведена очередная встреча представителей Патриархии и храмов Москвы для консультаций по бухгалтерскому учету и кадровому делопроизводству.

Как и в прошлом году, для удобства составления отчета подготовлен вопросник новой формы, более удобной для компьютерной обработки, по которому следует дать исчерпывающие ответы. При этом не исключается представление годового отчета на бумажных носителях.

Каждый такой отчет до представления в Московскую Патриархию и благочинному округа должен быть утвержден на заседании Приходского собрания и получить отметку бухгалтерии Московской Патриархии.

В Патриарших подворьях годовой отчет должен быть обсужден активом подворья с участием Ревизионной комиссии, которую при этом следует проинформировать о проблемах, обсуждаемых на Епархиальном собрании.

Заседания Приходских собраний по принятию и утверждению годового отчета, штатного расписания и плана работ на 2007 год Нами благословляется провести во всех храмах города Москвы. В случае возникновения необходимости провести изменения в составе Приходского собрания или руководства прихода надлежит заранее подать письменное прошение, чтобы на данное собрание был направлен благочинный округа.

Надеемся, что все отчеты будут сданы вовремя, а «тяжелые болезни», как правило, обостряющиеся в конце января и начале февраля, на этот раз минуют членов Приходских советов и бухгалтеров тех храмов, которые систематически задерживают сдачу своих отчетов.

При подаче финансовых отчетов за прошлый год бухгалтерия Московской Патриархии неоднократно обращала внимание председателей Приходских советов, казначеев и бухгалтеров московских приходов на мизерную величину фонда оплаты труда сотрудников, зарплата которых зачастую была ниже официального прожиточного минимума. Как нормальный человек, имеющий семью, может прожить на тысячу или пятьсот рублей в месяц? Этот вопрос в нынешнем году заинтересовал не только Патриаршую бухгалтерию, им задались и сотрудники налоговых инспекций. Вероятно, именно такое удивительное бескорыстие, такое беспримерное несребролюбие подтолкнули их к направлению в данные приходы писем, в которых они предупреждали, что в ближайшее время будет проведена доскональная проверка финансово-хозяйственной деятельности этих приходов. Думаю, что и нашей Ревизионной комиссии стоит также навестить таковые приходы, чтобы ознакомиться с их нововведениями, после чего доложить Нам об увиденном письменным рапортом.

Во многих годовых отчетах за прошлый год бухгалтерией Московской Патриархии были выявлены грубые нарушения кассовой дисциплины, отмечено нецелевое использование средств: пожертвования на ремонт тратились на выплату премий и зарплаты. Вновь и вновь приходится говорить об отчислениях на общецерковные нужды.

С удовлетворением хочется отметить, что храмы, находящиеся в Центральном административном округе Москвы, в большинстве своем выполнили Наше благословение и перечислили 10 % от своего дохода на счет Московской Патриархии, чего, к сожалению, не скажешь о храмах, расположенных в так называемых спальных районах столицы. Здесь мы видим совсем противоположное. Многие не только не выполнили Нашего предписания, но и вообще постарались уклониться от выполнения своего сыновнего долга. В связи с этим бухгалтерии Московской Патриархии следует подумать о дифференцированном подходе к перечислению московскими приходами средств на общецерковные нужды, а в предстоящем году храмам, расположенным в «спальных районах», предложить перечислить в Московскую Патриархию до 20 % своего годового дохода. Прошу Ревизионную комиссию обратить на это особое внимание.

Считаем также справедливым, чтобы храмы, реализующие продукцию, произведенную в иных местах, чем ХПП «Софрино», делали отчисления в Патриархию значительно больше 10 %. Для остальных эта сумма должна быть не менее 10 %.

Теперь при сдаче отчетов бухгалтерия Московской Патриархии не будет выверять или, как это случалось в прошлые годы, пересоставлять их, а будет лишь ставить отметку, что отчет принят. Проверкой же правильности составления бухгалтерского отчета будет заниматься Ревизионная комиссия Епархиального совета.

По-прежнему отмечалось нецелевое использование средств, неправильное оформление пожертвований, нарушение законодательства по выплате зарплаты, пособий, больничных листов. Небрежное оформление документов, а зачастую их полное отсутствие приводит к штрафным санкциям и судебным разбирательствам, несвоевременному получению правоустанавливающих документов и т. п.

Приходские советы ряда храмов проявляют полное нежелание отслеживать изменения в законодательстве, а профессиональный уровень казначеев подобных храмов крайне низок.

Хочу предупредить, что приходы, в которых Ревизионная комиссия Епархиального совета в результате проверок выявила недостатки, до сдачи годового отчета должны получить отметку Ревизионной комиссии, свидетельствующую об устранении этих недостатков.

Кроме того, всем приходам при сдаче годовых отчетов в Московскую Патриархию надлежит предъявить для освидетельствования и отметки Богослужебный журнал за 2006 год и метрические книги (книги регистраций крещений, венчаний, отпеваний).

Я хочу обратить внимание отцов настоятелей и членов приходских советов на то, чтобы литература, которая реализуется в приходах, отвечала бы православным нормам, а не приобреталась неведомо где. Настоятели несут ответственность за это. Мы неоднократно уже говорили о том, что необходимо, чтобы приходы снабжались церковной утварью из нашего предприятия «Софрино», а не поддерживали бы частных предпринимателей, которые ни налогов государству не платят, ни никаких отчислений на содержание Церкви, общецерковные проблемы не делают. Было получено довольно много вопросов. Есть актуальные вопросы, есть анонимные, но если отвечать на все вопросы, потребуется еще пять часов. На большинство актуальных вопросов я постараюсь несколько позже ответить.

 

* * *

Сегодня, как и в прошлые годы, мы коснулись многих жизненно важных для Церкви проблем, решение которых не терпит отлагательства. Я благодарю всех участников собрания за внимание и надеюсь на вашу всемерную помощь в решении поставленных задач.

Спасибо всем вам за терпение, которое вы проявили сегодня. Я благодарю архипастырей, пастырей, настоятельниц, наместников, членов Приходских советов, за труды, которые каждый из вас нес и несет, и надеемся, будет нести на благо Церкви Христовой, с учетом тех замечаний, пожеланий, которые были высказаны в Нашем обращении.

Поздравляю всех с грядущим Праздником Рождества Христова и молитвенно желаю, чтобы радость праздника покрыла бы все наши трудности, испытания, беды, болезни, тревоги. Поздравляю также всех вас с грядущим Новолетием и желаю молитвенно, чтобы в новом году также усердно осуществлялась бы служение на благо Церкви Христовой.

Свое обращение к вам хочу закончить словами святого Апостола Павла: «Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная. По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил… Ибо всё из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь» (Рим. 12, 1–3; 11, 36). 

 

Москва, Зал церковных соборов храма Христа Спасителя, 5 декабря 2006 г.

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Патриарх и гуманизм

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Крещения Господня в Богоявленском кафедральном соборе г. Москвы

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Прихожанин берет на себя ответственность за все, что происходит в храме

Стенограмма встречи председателя Правительства РФ В.В. Путина со Святейшим Патриархом Кириллом и лидерами традиционных религиозных общин России

ОБРАЩЕНИЕ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II к клиру, Приходским советам храмов гор. Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на Епархиальном собрании 2006 года

Патриаршее послание по случаю 55-летия автокефалии Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Интервью Святейшего Патриарха Алексия сайту Русской Зарубежной Церкви

Приветствие Святейшего Патриарх Алексия участникам конференции «Церковь и секуляризм в современном обществе: позиция Православной и Римско-Католической Церквей» (Рим, 29-30 марта 2006 года)

Патриаршее поздравление руководителю Петербургского филиала ОВЦС с 55-летием со дня рождения

Поздравление Святейшего Патриарха Алексия журналу «Пограничник» со 100-летием выхода в свет первого номера