Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

«Слово пастыря». Выпуск от 7 апреля 2012 года

«Слово пастыря». Выпуск от 7 апреля 2012 года
Версия для печати
8 апреля 2012 г. 11:00

Свобода христианина, постный подвиг в наши дни, противостояние греху в условиях беспрецедентного прессинга со стороны СМИ — на эти и другие темы Предстоятель Русской Православной Церкви рассуждает в очередном выпуске телепрограммы «Слово пастыря», вышедшем в эфир 7 апреля 2012 года.

Доброе утро, дорогие телезрители.

В адрес нашей передачи поступило письмо, которое меня очень по-человечески тронуло, умилило. Хотел бы вам его зачитать.

Здравствуйте, Ваше Святейшество. Мне в этом году будет 16. Мои родители запрещают мне ходить в церковь, так как они считают, что в церкви из людей делают зомби. Они думают, что там из людей высасывают деньги. Я хожу в церковь, хоть они мне и не разрешают. Они считают, что верить можно в душе. Я не могу быть без Бога, меня душа тянет в церковь. Сейчас начнется Великий пост. Ваше Святейшество, что мне делать? Ермаков Артем, Приднестровье, город Днестровск.

Ходить в церковь, Артем. Если душа твоя тянет тебя прийти в дом Божий, слушайся этого внутреннего голоса. А родителям объясни, что в церкви из людей не делают зомби. Зомбирование — это полное подчинение личности человека другой человеческой личности. Вот в целом ряде тоталитарных сект зомбируют человека, когда он перестает быть личностью, когда для него богом становится гуру — учитель, наставник, слова которого он исполняет беспрекословно, вплоть до безумных поступков: например, продает свое имущество, все, что ему принадлежит, бросает семью, приходит в эту организацию, отдает все в руки гуру. Такое поведение опасно, потому что зомбированный или внушаемый человек может быть подвигнут на очень опасные для общества поступки.

В церкви не происходит ничего подобного — именно потому, что в основе обращения человека к Богу, в основе общения человека с Богом — свобода. Ведь Господь мог бы силой Своей всех нас принудить ходить в церковь, верить в Него, делать то, что Он учит. Но Господь не управляет так нашей волей, Он оставляет нам возможность самим выбирать. Ты приходишь в храм, слушаешь, что там говорят, наблюдаешь за тем, что там происходит, и раскрываешь душу навстречу тому, что положительно влияет на твою душу. Никто не имеет права поработить твое сознание, никто не имеет права направить твои действия в ту сторону, которую он считает правильной, — ты сам делаешь свой выбор.

Поэтому Церковь и является неким островом духовной свободы — потому что мир, которого не боятся твои родители, сегодня устроен именно так, чтобы вовлечь людей в определенный образ мыслей и в определенный образ действий, чтобы поработить волю и сознание людей. На это порабощение работает целая огромная финансовая империя, средства массовой информации, то, что мы нередко называем современной культурой, а часто просто псевдокультурой. Этот информационный поток, который зомбирует сознание современного человека, невозможно даже рядом поставить с усилиями Церкви, часто слабыми, тихими. Бояться нужно именно этого зомбирования за пределами храма. Потому и душа твоя стремится в храм — видимо, сердце твое чувствует, что это место, где Бог, а где Бог, там свобода, там мир, там покой, там радость.

Но ведь и денег никто не высасывает. Ведь в отличие, опять-таки, от псевдорелигиозных групп, где существуют конкретные членские взносы, иногда очень высокие, где собирают деньги по поименному списку, ничего подобного в церкви не происходит. Ты можешь отстоять службу, помолиться, исповедоваться, причаститься, не заплатив ни одной копейки. Больше того, если нужно совершить какое-то таинство или обряд и ты обратишься к священнику и скажешь, что у тебя нет денег, никому в голову не придет отказать тебе в этом.

Надеюсь, твои родители слышат, что я говорю. Поэтому хочу обратиться не только к тебе, но и к ним. Вы видите страх, где нет страха, вы видите опасность, где нет опасности. Может быть, в каком-то смысле ваша позиция в отношении вашего сына, замечательного сына, который сердцем почувствовал то, что многие из его одноклассников сегодня почувствовать не могут, продиктована тем, что в ваше сознание пришло извне. Это у вас сложилось ложное, неправильное впечатление, что в церкви нет свободы, что в церкви зомбируют сознание людей, что в церкви отнимают деньги. А сигналов подобного рода сегодня так много, что нужно действительно иметь внутреннюю силу и свободу, чтобы не подвергаться влиянию всех этих отрицательных сигналов, которые направлены на сознание верующего человека.

Господь сказал замечательные слова: «Не мешайте детям приходить ко Мне» (Мф. 19:14). Они чистым сердцем чувствуют Бога и, пребывая в храме, способны воспитать свою душу таким образом, чтобы навсегда остаться свободными от самых страшных веяний, от самого грозного зомбирования, каковые сегодня в избытке присутствуют в современном обществе.

И еще два вопроса — они имеют отношение к теме, которую мы сейчас обсуждаем, но касаются Великого поста.

Ваше Святейшество, мы вступили в таинственную область Великого поста, вновь звучит покаянная молитва святого Ефрема Сирина, а мир не становится лучше, так же как и сам человек не становится лучше. Может быть, человек стал даже хуже, чем он был 300 или 500 лет тому назад. Что же такое мы должны понять, чтобы действительно встать на путь исправления самих себя? Достаточно ли одной только скорби о своих грехах, если молиться как следует не умеешь, исполнять все предписания Церкви ленишься? Из письма Галины Дмитриевны Барашковой, город Москва.

И второй аналогичный вопрос.

Скажите, пожалуйста, в чем состоит главный труд или подвиг поста? Ведь внешне его соблюдать стало проще, даже, можно сказать, легче, чем 20-30 лет тому назад. Столько действующих храмов и в Москве, и у нас в Питере, и продуктов постных в магазине полно. Так в чем же подвиг? Все очень комфортно стало… Из письма Николая Петровича Гущина, Санкт Петербург.

В чем, действительно, специфика постного подвига человека XXI века? Я согласен с Вами, что поститься стало легко, комфортно, даже приятно. Люди сбрасывают вес, чувствуют себя лучше, переходя на вегетарианскую пищу. Все это в нынешних условиях почти не связано с напряжением воли, с каким-то сверхусилием. Это даже не так, как в моем собственном детстве, о котором я нередко вспоминаю, когда единственной пищей были картошка, каша и кислая капуста. Вот тогда действительно хотелось есть, тогда ограничение себя в скоромной пище было, может быть, даже подвигом — не таким уж огромным, но он, тем не менее, требовал напряжения, особенно в детском возрасте. Сегодня все иначе, и, действительно, где же самая главная точка приложения всех наших духовных сил? Мы становимся лучше или хуже?

Но вот в первом вопросе очень правильно сказано: нет свидетельств того, что человек, живший 300 или 500 лет назад, был хуже или лучше нас. Некоторым даже кажется, что предшествовавшие нам поколения в нравственном отношении были лучше. Опять-таки, трудно судить. Бог будет судить и каждого человека, и каждое поколение. Но вот сказать, что поститься сегодня стало легче, никак нельзя — только нужно понять, в чем же сегодня заключается тяжесть постного поприща.

Мы живем в мире, из которого нельзя никуда уйти. Мы живем в открытом мире, информационные потоки которого проникают в наш дом, в нашу спальню. Ведь у многих телевизоры стоят прямо рядом с кроватью; человек открывает себя для всех веяний века сего. И если повнимательнее посмотреть на то, что предлагает сегодня современный мир человеку постящемуся, то можно сделать один очень грустный вывод — все это представляет собой гигантское искушение на уровне мысли, на уровне чувств, на уровне воли. Никогда человек не подвергался таким искушениям, таким соблазнам — не в лоб бьющим, а исподволь проникающим в подсознание, формирующим некое негативное отношение к христианским ценностям, почти без участия самого человека.

Совсем недавно совершенно случайно я включил телевизор. В России, где большинство людей православные, молодые женщины с юмором обсуждают какую-то тему. Вначале эти лица вызвали у меня симпатию — действительно, люди остроумные, реакция хорошая. Но когда я прислушался к тому, о чем шла речь, я ужаснулся. Мне неудобно вам сказать, о чем шла речь. Мне неудобно использовать даже слова, которые с легкостью использовали эти женщины, работая на многомиллионную аудиторию, в которой большинство составляют люди православные, на аудиторию, где огромное количество детей и подростков. Я постараюсь очень прикровенно сказать, о чем шла речь: вступать в интимные отношения нужно с первой встречи или со второй? А вывод всей передачи заключался в следующем — наслаждайтесь сексом.

И ведь это не одна передача. 24 часа в сутки по десяткам каналов на нас обрушивается этот информационный поток, который разрушает всякое подобающее посту состояние. Какая еда? Какая селедка? Какой кусок сливочного масла? Мы сталкиваемся с колоссальным воздействием на нашу душу, и для того чтобы победить это воздействие, от человека требуются огромные усилия.

Сегодня поститься несравненно тяжелее. Но думаю, что и результат поста несравненно выше. Человек, способный преодолеть притяжение зла, усиленного всей мощью современной технической цивилизации, становится действительно свободным и действительно обретает то, к чему Господь призывает нас, — он обретает общение с Ним, а значит, полноту жизни и жизнь вечную.

На этом я завершаю нашу передачу и до следующих встреч.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Все материалы с ключевыми словами