Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Игумен Петр (Еремеев): Православный университет — место формирования национальной элиты

Игумен Петр (Еремеев): Православный университет — место формирования национальной элиты
Версия для печати
29 апреля 2012 г. 16:49

Какую пользу православные специалисты, например, в области экономики, права и журналистики могут принести своей стране, каким образом выстраивается сегодня диалог между православными вузами и властью, какие сложности приходится преодолевать православному университету, ставящему перед собой задачу воспитания национальной элиты, — об этом в интервью журналу «Православное образование» (№2, 2012) рассказывает ректор Российского православного университета игумен Петр (Еремеев).

— В начале февраля 2012 года тогда еще кандидат в президенты РФ Владимир Путин встречался с религиозными лидерами. В ходе беседы прозвучало предложение уравнять религиозное и светское образование. Как Вы к этому относитесь?

— Российское законодательство гарантирует гражданам Российской Федерации, вне зависимости от их религиозных воззрений, равные права в получении образования. И верующий, и тот, кто придерживается атеистических взглядов, может выбирать для себя соответствующую своему мировоззрению образовательную среду, будь то средняя или высшая школа. Решая задачу обеспечения верующих возможностью получать образование в комфортной для них среде, религиозные организации создают соответствующие учебные заведения. Если мы говорим о Русской Православной Церкви, то это, как правило, православные детские сады, лицеи, гимназии, православные университеты и институты. При наличии православной компоненты в образовании и воспитании здесь реализуются именно светские образовательные стандарты. Выпускники таких учебных заведений получают документы государственного образца и находят себя в той или иной светской профессии.

Поэтому, говоря о защите прав наших граждан на образование, мы просто обязаны добиваться от государства предоставления равных возможностей учащимся государственных школ и школ, учрежденных религиозными организациями.

Вот простой пример. Разве абитуриенты, поступающие в Российский православный университет на специальности, получившие гослицензию и аккредитацию, не вправе обучаться на бюджетной основе — так же, как студенты МГУ, РГГУ или других государственных вузов? Ведь наши студенты по окончании православного вуза принесут для страны не меньшую пользу, чем выпускники любого государственного университета. Более того, это будут специалисты с абсолютно ясной и понятной окружающим системой православных ценностей, базовой для нашей культуры и государственности.

— После упомянутой встречи Путина с религиозными лидерами в СМИ поднялась волна критики. Что в данном случае взбудоражило общественность?

— В большинстве случаев оппоненты в пылу полемики, выборочно ссылаясь, кстати, на высказывания представителей власти, заявляют, что сегодня стране необходимы главным образом вузы, способствующие процессам технической модернизации страны. Специалисты-гуманитарии, да еще и с определенной религиозной принадлежностью, оказываются якобы не нужны — как не имеющие отношения к «главным ценностям», таким, как технический прогресс, рост производства и ВВП. К сожалению, мало кто оспаривал данную позицию. Между тем, любому мало-мальски образованному человеку очевидно, что никакое развитие страны невозможно без развития гуманитарной сферы, духовного роста человека. Показателем успешного развития общества и государства не могут быть лишь качественно созданные спутники, телефоны, автомобили…

Ведь работа занимает относительно небольшую часть времени жизни человека. Людям жизненно необходима культура. Нельзя забывать и о семейных ценностях, устройстве домашнего очага. Чтобы люди были счастливы, им нужна не только результативная, интересная профессия, но и досуг. А если игнорировать гуманитарные науки, то наше общество лишится культуры и искусства — литературы, музыки, живописи, театра, кино. В конце концов, и религиозная жизнь от этого определенно пострадает.

Вообще же эта дискуссия позволила мне провести в среде оппонентов и собеседников своеобразную рекламу нашего вуза. Для многих стало откровением, что мы выпускаем не только историков, филологов и художников, но еще, например, экономистов, юристов или журналистов.

Поэтому при оценке перспективы получения бюджетного финансирования негосударственными вузами, учрежденными Церковью, важно учесть, что они по уровню преподавания, составу обучающихся ничем не отличаются от обычных светских вузов. Мы выделяемся на общем фоне только ясно выраженным православным мировоззрением, разделяемым здесь всеми — и учащими, и учащимися.

— Отец Петр, расскажите, пожалуйста, подробнее о законе, позволяющем православным вузам претендовать на бюджетное финансирование?

— Не один год негосударственные вузы ставили перед государством вопрос о материальной поддержке их программ подготовки специалистов. Каждый гражданин, платящий налоги, вправе претендовать на качественное субсидированное образование в любом — государственном и негосударственном — вузе. Эта дискуссия привела к решению дать возможность с текущего года негосударственным вузам на конкурсной основе получать равные с государственными права по выделению бюджетных мест. При распределении финансирования, естественно, будет учитываться уровень развития учебного дела, научных исследований в вузе, а также востребованность специальностей, которые будут получать субсидии.

К сожалению, если сейчас сопоставить религиозные вузы с прочими негосударственными, сравнение пока не в нашу пользу. Православные вузы социально ориентированы, и по ряду позиций у нас бесплатное обучение, а в части платного оно соответствует возможностям абитуриентов, которые не имеют подчас средств для учебы в других местах. В РПУ на платные направления самые низкие цены по Москве. Такая ситуация позволяет нам держаться на плаву, покрывать невысокие зарплаты и коммунальные платежи, но практически не дает возможности вкладывать средства в развитие. На последнее мы ищем внебюджетное финансирование — благотворительные и спонсорские средства.

То есть в нашем негосударственном православном вузе мы расходуем на науку денег несколько меньше, чем в любом другом частном вузе. Совершенно очевидно, что там средств на развитие поступает гораздо больше. В этом смысле рассматривать сегодня религиозные негосударственные вузы в качестве участников конкурса на получение бюджетных мест на равных основаниях пока нельзя. В то же время государство должно понимать, что во многом именно мы решаем задачи гособразования — даем практически бесплатное образование той молодежи, которая способна, успешна, но не всегда имеет средства на обучение.

— В контексте этой дискуссии, мне кажется, было бы интересно напомнить читателям о том, что на Руси образование зародилось в Православной Церкви. И все, что сегодня наше государство имеет, — весь багаж светской культуры — возникло в церковной ограде.

— Действительно, системное образование в нашем Отечестве появилось именно при участии Церкви. Напомню, что Славяно-греко-латинская академия — первое высшее учебное заведение в России — начала свою деятельность в ныне обезображенном, но все же сохранившемся Богоявленском монастыре. Именно здесь братья Лихуды реализовали концепцию первого русского высшего учебного заведения. Здесь же впоследствии получал образование и отец русской академической науки, основатель Московского государственного университета Ломоносов. Уже позднее, в XIX веке, государство приняло решение о разделении академического образования на светскую и богословскую составляющие. Продолжателем первой стал Московский университет, второй — Московская духовная академия, которая по праву считается сегодня преемницей СГЛА. То есть изначально наши предки считали одинаково важным в подготовке специалиста и профессиональные навыки, и мировоззренческий базис.

Рассуждая сегодня о развитии Российского православного университета, мы берем на вооружение изначальные основы российского образования. С той лишь поправкой, что сегодня, за отсутствием в обществе четких нравственных ориентиров, мы обязаны предложить студенту не только знания о богословии, религиозной философии, истории и литературе, но и возможность приобрести личный опыт духовной жизни.

Сейчас наш университет переживает второе рождение. Попечением Святейшего Патриарха Кирилла главный офис и духовный центр университета в самое ближайшее время расположатся в правительственном квартале Москвы в Китай-городе. В нашем новом комплексе при храме апостола Иоанна Богослова на Новой площади силами мэрии столицы идет реставрация. Недалеко, в упомянутом Богоявленском монастыре, разместился факультет церковного служения, созданный на базе реорганизуемой Московской регентско-певческой семинарии. Здесь же временно пребывает и факультет психологии. В располагающихся рядом храмовых постройках занимаются наши студенты, поступившие на программы подготовки катехизаторов.

Включение Богоявленского монастыря, колыбели российского образования, в наше университетское пространство налагает на нас особую ответственность и почетно для нас. Образно говоря — круг замкнулся. И в месте, из которого в XVII веке вышло наше высшее образование, сегодня размещается Российский православный университет, как и Славяно-греко-латинская академия, готовящий специалистов для церковной, общественной, государственной деятельности.

— Получается, что теперь основное место расположения университета — Китай-город, одно из важных исторических мест Москвы и политический центр России?

— Если рассматривать Китай-город как место размещения ректората, главного университетского храма и ряда наших ведущих факультетов, возникает интересная ассоциация. Может быть, со временем Китай-город станет созвучен наименованию нашего университета. Как Оксфорд, который воспринимается в первую очередь как наименование университетского центра, а не населенного пункта. Бог дал нам все необходимое, и теперь будущее университета зависит от нас, нашего усердия и профессионализма.

Надеюсь, расширяясь и обустраиваясь в этом древнем квартале Москвы, мы общими усилиями создадим здесь мощный современный университет, который послужит благу Церкви, государства и общества. Недаром наш девиз: «Традиции образования — специалистам XXI века».

— Насколько я понимаю, именно поэтому Вы пошли на параллельное развитие религиозного и светского учебных заведений? И теперь аккредитованный, светский по статусу Православный институт святого Иоанна Богослова действует в рамках религиозного образовательного учреждения — РПУ. Благодаря этому студенты могут получать два диплома — государственный и церковный.

— Да, сейчас вырисовывается именно такая конфигурация. Поступая к нам этим летом, абитуриенты смогут наряду с получением светской профессии выбрать и церковную специальность.

Предположим, тот, кто учится на психолога или религиоведа, параллельно может обучаться по программе подготовки церковнослужителя — катехизатора, работника с молодежью или социального работника. Здесь возможны любые варианты.

— Отец Петр, в этом году мы отмечаем 20-летие возрождения религиозного образования в России и странах бывшего Советского Союза в условиях свободы совести. Как бы Вы охарактеризовали это время? Какими были эти годы, чего мы добились, с чем встречаем новую веху?

— Самое главное достижение этих двух десятилетий в том, что сегодня почти ни у кого в научном сообществе не возникает сомнений — богословие является неотъемлемой частью суммы знаний, необходимой образованному человеку. Никто уже не воспринимает монашескую или священническую рясу как символ невежества — эти мифы большевистского прошлого преодолены. Теперь нам дана уникальная возможность правильным образом направлять развитие православных учебных заведений, привлекать широкий круг специалистов, делать наше образование доступным и открытым.

Конечно, необходимо вспомнить добрым словом всех тех, кто приложил много сил для сокрушения ложных идолов и стереотипов в мире светской науки и образования. Огромная заслуга в продвижении теологии принадлежит Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету. Вклад в развитие отношений Церкви со светской наукой внес и Российский православный университет.

Осваивая светские специальности, делая упор на религиоведении, мы также внесли свою лепту в развитие добрых отношений со светским ученым сообществом. Велик вклад и преподавательских корпораций Московской и Санкт-Петербургской духовных академий. И не только потому, что ведущая роль в деятельности православных университетов принадлежала и принадлежит питомцам академий, но и потому, что все это время наши духовные школы оставались сокровищницами богословского знания.

Беседовала Е. Жуковская

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Многие наши писатели, композиторы, художники реально участвовали в жизни Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Преподавание теологии в светских учебных заведениях — это, в каком-то смысле, вопрос национальной безопасности

Священник Александр Волков: Стремлений бойкотировать Собор на Крите не было и в помине

В.Р. Легойда: На сегодняшний день я не вижу угроз единству Вселенской Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Московский Патриархат предлагает совместными усилиями продолжить подготовку Собора

Игумен Арсений (Соколов): От происходящего на Ближнем Востоке зависит судьба всего человечества

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Русский писатель должен быть подвижником

Митрополит Волоколамский Иларион: Исламского терроризма не бывает

В.Р. Легойда: «24 мая на Красной площади споет вся страна»

Митрополит Волоколамский Иларион: Работа Отдела внешних церковных связей предотвратила полное разрушение Церкви