Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Устав соединения служб Благовещения Пресвятой Богородицы и Великой субботы: Историческая справка

Устав соединения служб Благовещения Пресвятой Богородицы и Великой субботы: Историческая справка
Версия для печати
6 апреля 2007 г. 20:01

Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы (25 марта по старому стилю) является одним из важнейших праздников всего церковного года. Его можно назвать и Господским, и Богородичным одновременно, поскольку он соединяет в себе торжество в честь Боговоплощения с воспоминанием благовестия архангела Гавриила Пресвятой Деве. Особое значение имеет даже сама дата праздника — уже авторы III века сщмч. Ипполит Римский (In Dan. IV. 23) и Тертуллиан (Adv. Jud. 8) называли 25 марта датой Распятия Христова по римскому календарю; в трудах свт. Афанасия Александрийского (PG. 28. Col. 632) говорится, что 25 марта — это и день сотворения человека, и день Боговоплощения; наконец, в так называемой византийской эре, принятой после VII века в Православной Церкви, 25 марта считается датой Воскресения Христова по римскому календарю. Именно поэтому в случае совпадения Благовещения с Пасхой Христовой праздник получает название Кириопасхи, то есть «истинной, правильной [т. е. правильной не только по лунному, но и по римскому календарю — д. М. Ж.] Пасхи» (от греч. to kyrion Pasсha, но не Pascha Kyriou; см.: Лебедев Д., свящ. Почему праздник Пасхи 25 марта называется «Кириопасха»? // Богословский вестник. Сергиев Посад, 1905. Т. 2. № 5. С. 118–128).

Но Благовещение может совпадать не только с Пасхой, но и с многими другими днями подвижного круга. В большинстве случаев Благовещение попадает на один из рядовых великопостных дней, поэтому нормативный устав благовещенских служб в Типиконе описывает именно такой случай. Случаи же совпадения Благовещения с различными особыми днями Триоди регулируются специальным разделом Типикона — Благовещенскими главами. В текущем году праздник Благовещения Пресвятой Богородицы пришелся на Великую субботу, поэтому при богослужении в этот день следует руководствоваться соответствующей Благовещенской главой: «О томже празднице [Благовещения — д. М. Ж.], аще случится в субботу великую». Настоящая заметка посвящена вопросу о том, как изменялось содержание этой главы в истории православного богослужения.

Как и другие Благовещенские главы, указание о совпадении Благовещения с Великой субботой в византийской традиции впервые фиксируется в Типиконе Великой церкви, памятнике константинопольского кафедрального богослужения IX–XI вв. (Le Typicon de la Grande Église: Ms. Saint-Croix n. 40, Xe siècle / Introd., texte critique, trad. et notes par J. Mateos. R., 1962. T. 1. (OCA; 165). P. 256). Здесь говорится о том, что богослужение в этом случае нужно совершать так же, как и при совпадении Благовещения с Великим четвергом, а именно: «После тритекти [постовой аналог дневных часов в древней кафедральной традиции — д. М. Ж.]… исходит лития и восходит на Форум, и идет в Халкопратию [один из главных Богородичных храмов Константинополя — д. М. Ж.], и там певцы поют: “Слава… и ныне…” — и тотчас Трисвятое, прокимен, Апостол, алиллуия, Евангелие, сугубая и просительная ектении и “С миром изыдем”». Вечерня, паремии (после первой из которых Константинопольский патриарх исходил в баптистерий для преподания оглашаемым таинства Крещения, а во время последней — возвращался вместе с новокрещеными в храм и, когда они входили, помазывал их св. миром), литургийные чтения и литургия свт. Василия Великого совершались в храме Св. Софии в свое положенное время. Иными словами, в древней кафедральной практике Константинополя при совпадении Благовещения с Великой субботой в честь Благовещения совершались крестный ход (праздничный крестный ход был одной из главных богослужебных особенностей праздника Благовещения в византийской традиции) по улицам города и литургия оглашенных — без литургии верных — в Халкопратийском храме. Тем самым, литургийные чтения Благовещения и Великой субботы были разнесены по самостоятельным службам и звучали в разное время в разных храмах; а о том, как соединялась (если соединялась) гимнография этих важнейших дней года, Типикон Великой церкви ничего не говорит.

Но уже в современном Типикону Великой церкви Студийском синаксаре — послеиконоборческом богослужебном уставе константинопольских монастырей — описано, как именно соединять гимнографические тексты Благовещения и Великой субботы (комплекты которых в византийской традиции уже в основном сформировались и имели вид, близкий к тому, который содержится в принятых ныне в Православной Церкви Минее и Триоди) во время вечерни вечером в Великую пятницу, утрени ночью с Великой пятницы на Великую субботу и вечерни вечером в Великую субботу, а также указан порядок следования благовещенских и великосубботних литургийных чтений друг за другом в рамках одной службы.

Наиболее близкая к первоначальному тексту редакция Студийского синаксаря сохранилась в так называемом Студийско-Алексиевском Типиконе 1034 года, дошедшем до нас только в славянском переводе (см.: Пентковский А. М. Типикон Патриарха Алексия Студита в Византии и на Руси. М., 2001). Как и в Типиконе Великой церкви, службу Благовещения в Великую субботу здесь предлагается совершать по аналогии с уставом соединения благовещенского последования cо службой Великого четверга. Общий порядок, следовательно, таков. На вечерне в Великую пятницу: стихиры дня (т. е. Великой субботы) и праздника (т. е. Благовещения), «Слава… и ныне…» — праздника; бывает вход с Евангелием; читаются паремии дня и праздника (как известно, в константинопольском послеиконоборческом лекционарии Благовещение имеет 5 паремий — 3 общих Богородичных и 2 особенных, Исх 3. 1b — 8a и Притч 8. 22–30, пророчествующих о Боговоплощении; здесь читаются только 3 общих Богородичных паремии); следует пение «Да исправится…»; читаются Апостол и Евангелие дня и совершается литургия Преждеосвященных Даров (в древней константинопольской практике в Великую пятницу всегда совершалась литургия Преждеосвященных Даров). На утрене в Великую субботу: на «Бог Господь» — тропарь праздника и тропарь дня («Благообразный Иосиф»); после кафизмы (следует заметить, что знаменитых похвал Великой субботы в уставах студийской традиции еще не было — они появляются только в Иерусалимском уставе, да и то не сразу, — кафизма пелась с обычным припевом «Аллилуия») — седальны праздника и дня; затем — степенны, прокимен, «Всякое дыхание» и Евангелие праздника; после 50 псалма —каноны праздника и дня (по 3 песни — кондак дня, по 6 песни — кондак праздника); на хвалитех стихиры праздника и дня; чтения в конце утрени — Великой субботы. Днем в Великую субботу должен совершаться крестный ход. На вечерне в Великую субботу: стихиры дня и праздника, «Слава… и ныне…» — праздника; бывает вход с Евангелием; читается первая паремия дня, а затем — 2 особые паремии праздника и, наконец, оставшиеся паремии дня; после малой ектении — «Елицы во Христа крестистеся» (эта особенность службы Великой субботы, связанная с ее крещальным характером, специально отмечена как отличие устава соединения Благовещения с Великой субботой от устава его соединения с Великим четвергом); прокимен дня; Апостол и Евангелие — праздника и дня; совершается литургия свт. Василия Великого (Там же. С. 337–339).

В целом тот же устав соединения последования праздника Благовещения со службой Великой субботы приводится и в двух производных от первоначальной редакциях Студийского устава — афоно-итальянской (представленной составленным на Афоне ок. 1042 г. Типиконом прп. Георгия Мтацмидели и целым рядом греческих южноитальянских Типиконов, среди которых древнейший из сохранившихся — Мессинский Типикон 1131 г.) и малоазийской (представленной литургическими Синаксарями Евергетидского монастыря (составлен ок. 80-х гг. XI в.) и монастыря Христа Человеколюбца (составлен в нач. XII в.)). Отличия от указаний Студийско-Алексиевского Типикона невелики: в Типиконе прп. Георгия Мтацмидели (Кекелидзе К., прот. Литургические грузинские памятники в отечественных книгохранилищах и их научное значение. Тифлис, 1908. С. 259) они сводятся к тому, что на «Бог Господь» тропарь дня «Благообразный Иосиф» предваряет тропарь праздника, и иному порядку чтения благовещенских библейских зачал: во-первых, паремии праздника читаются только на вечерне в Великую пятницу (но не в Великую субботу); во-вторых, на литургии Великой субботы Апостол праздника следует за Апостолом дня, специально подчеркнуто пение перед Евангелием только «Воскресни, Боже…» (как известно, замена литургийного аллилуиария этим песнопением составляет одну из самых ярких особенностей службы Великой субботы), а о литургиных евангельских чтениях сказано так: «Евангелие: “В вечер же суботный…”. После этого Евангелия возглас: “Премудрость, прости!”, и другой диакон читает Евангелие праздника» — иными словами, Евангелия дня и праздника подчеркнуто разделены при помощи дополнительного возгласа, а также того, что их читают разные священнослужители. В Мессинском Типиконе (Arranz M.Le Typicon du monastère du Saint-Sauveur à Messine: Codex Messinensis gr. 115, A. D. 1131. R., 1969. (Orientalia Christiana Analecta; 185). P. 141–142) среди отличий — только предписание петь вместо кафизмы на утрене три праздничных антифона (здесь — Пс 44, 71 и 148; замена в праздники утренних кафизм антифонами является общей чертой афоно-итальянской ветви Студийского устава; впоследствии она повлияла на появление т. н. избранных псалмов), а также приведенная в Типиконе дополнительная подробность: «На хвалитех… на “Слава…” — самогласен дня, на “И ныне…” — “Преблагословенна еси…”»; указания о тропарях на «Бог Господь» и о литургийных чтениях в Великую субботу полностью совпадают со сказанным в Типиконе прп. Георгия Мтацмидели. В Евергетидском Синаксаре (Дмитриевский А. А. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. T. 1: Typika. К., 1895. С. 439–441) указания отличаются от содержащихся в Студийско-Алексиевском Типиконе большей степенью подробности (например, только здесь говорится об отмене Евангельских и прочих зачал на часах Великой пятницы и о чтении часов по келлиям; указаны incipita славников всех стихир (в частности, на «И ныне…» на хвалитех — не «Преблагословенна еси…», а стихира дня «Тебе одеющагося…»)); из отличий — пение монастырской паннихис (служба, которую не следует смешивать с кафедральной паннихис; на основе монастырской паннихис впоследствии возникли чины общего молебна и панихиды) перед утреней (на паннихис — каноны на Плач Пресв. Богородицы и Благовещения (предпразднства или отдания)); такой же порядок тропарей на «Бог Господь», как в афоно-итальянских Типиконах; указание о трех стихологиях на утрене (неясно, идет ли речь о трех разных кафизмах или же о трех статиях непорочнов), причем после первой и второй стихологии — седальны праздника, после третьей — седален дня; необычный (в сравнении с другими уставами) порядок канонов на утрене: канон дня предваряет канон праздника; паремии читаются так же, как в Студийско-Алексиевском Типиконе (т. е. три общие богородичные — на вечерне в Великую пятницу; две благовещенские — после первой паремии на вечерне в Великую субботу); прокимен на литургии — только дня («Воскресни, Боже…» также не соединяется с аллилуиарием), а Апостол и Евангелие — и праздника, и дня (к сожалению, Типикон ничего не сообщает о порядке их следования друг за другом).

В Иерусалимском уставе, который — вопреки своему названию — не связан напрямую с древним иерусалимским богослужением, а представляет собой сделанную в Палестине переработку первоначальной и малоазийской редакций Студийского синаксаря, указания о порядке соединения служб Благовещения и Великой субботы первоначально полностью совпадали с предписаниями первоначальной редакции Студийского синаксаря. Так, в одной из древнейших сохранившихся рукописей Иерусалимского устава, Sinait. gr. 1094, XII в. (Lossky A. Le Typicon byzantine: édition d’une version grecque (partiellement inédite); analyze de la partie liturgique: Diss. P., 1987. T. 2. P. 203–205), для случая совпадения Благовещения с Великой субботой дана отсылка на устав соединения последования Благовещения со службой Великого четверга — так же, как и в Студийско-Алексиевском Типиконе, — и этот устав во всем совпадает (если не считать одно-единственное дополнительное указание о славнике на «Господи воззвах» в Великую пятницу) с указаниями первоначальной редакции Студийского синаксаря (включая даже сохраненное (возможно, по невнимательности) предписание совершать накануне Благовещения литургию Преждеосвященных Даров — несмотря на то, что согласно основному тексту Иерусалимского устава литургия Преждеосвященных Даров в Великую пятницу уже не совершается). Та же картина наблюдается и в Шио-Мгвимском Типиконе — грузинской версии дивногорской редакции Иерусалимского устава XII в. — из отличий по сравнению с первоначальной редакцией Студийского синаксаря здесь лишь указаны славники дня на всех стихирах (на «И ныне…» — всюду праздника), а на утрене канон праздника следует за каноном дня; в остальном указания совпадают — в том числе, и указания о вставке двух благовещенских паремий после первой паремии Великой субботы, и указания о литургийных чтениях (прокимен — только дня; Апостол и Евангелие — сначала праздника, потом дня).

В позднейших редакциях Иерусалимского устава возникает новая сложность в соединении Благовещения с Великой субботой — с одной стороны, в XIII–XIV вв. к непорочнам на утрене Великой субботы прибавляются припевы-«похвалы»; с другой стороны, к полиелею (который стал к этому времени совершенно неотъемлемой частью праздничной утрени — в том числе, и утрени Благовещения) с XIII–XIV вв. могли прибавляться те или иные избранные псалмы и припевы-величания; поэтому возникла проблема соединения непорочнов с похвалами и полиелея с избранным псалмом и величанием. Эта проблема могла решаться по разному: так, в первопечатном греческом издании Типикона (Венеция, 1545), где указания о соединении последований Благовещения и Великой субботы, в основном, те же, что и в древнейших редакциях Иерусалимского устава (и, следовательно, примерно те же, что и в первоначальной редакции Студийского синаксаря), на утрене предписано петь полиелей, а о непорочнах ничего не сказано. С другой стороны, в русских рукописных уставах XV–XVII вв. (например, РГБ. ТСЛ. осн. 239, XV в.; 240, XV в.; 241, сер. XVI в.; 246, нач. XVII в.) на утрене Великой субботы в случае совпадения этого дня с праздником Благовещения Пресвятой Богородицы предписано петь и непорочны, и полиелей. Текст соответствующей главы в указанных рукописях практически неизменен (отличие касается лишь указания о литургийном Апостоле в Великую субботу — Уставы РГБ. ТСЛ. осн. 239, 240 и 241 предписывают читать Апостол дня и праздника, а Устав РГБ. ТСЛ. осн. 246 — только Апостол дня) и в том же виде воспроизводится и в первопечатном русском издании Типикона (Москва, 1610), подготовленном уставщиком Троице-Сергиевой Лавры Лонгином (Коровой) (причем здесь, как и в РГБ. ТСЛ. осн. 246 говорится о чтении на литургии в Великую субботу только Апостола дня. Опущение апостольского зачала Благовещения можно оправдать тем, что это чтение — Евр 2. 11–18 — читается не только за литургией праздников Благовещения и Собора Пресв. Богородицы, но и за получившим в позднейшую эпоху очень широкое распространение чином малого водоосвящения).

Устав соединения последований праздника Благовещения Пресвятой Богородицы и Великой субботы согласно принятой ныне в Русской Православной Церкви редакции Иерусалимского устава практически полностью совпадает с описанным в Типиконе 1610 года; отличий всего пять: не предусмотрен вариант службы с совершением всенощного бдения (первопечатный устав позволял, при желании, петь в Великую пятницу благовещенскую малую вечерню, а вечерню Великой пятницы соединять с утреней Великой субботы (в этом случае на вечерне появлялись «Блажен муж» и лития с благовещенскими стихирами); в современном Типиконе эти указания опущены); по девятой песни канона утрени появилось предписание петь двойную катавасию — и из канона дня (ирмос), и из канона праздника (припев и ирмос); не указаны incipita большинства славников (так, на хвалитех старопечатный Типикон позволял сделать выбор между «Проси Иосиф…» и «Днешний [день] тайно…»; в пореформенном Типиконе говорится просто: «Слава…» — дне); литургийный Апостол — и дня, и праздника; пропущены указания о литургийных «Воскресни, Боже…» и Евангелиях. Текст устава (текст немного русифицирован и сопровождается некоторыми комментариями) следующий: «В пяток вечера, при часе 10-м дне, знаменает в великий, и во вся тяжкая, и поем вечерню. На “Господи воззвах”: стихиры самогласны дня на 6, и праздника на 4. “Слава…” — дня, “И ныне…” — праздника. Вход со Евангелием. “Свете тихий”. Прокимен, и чтение дня, и праздника 5 (ПРИМЕЧАНИЕ: таким образом, в современном русском Типиконе, в отличие от первоначальной редакции Студийского синаксаря, не разделены общие Богородичные и особые паремии Благовещения — д. М. Ж.). Таже прокимен, Апостол, аллилуиа, и Евангелие дня. Посем ектения “Рцем вси”. Таже “Сподоби Господи в вечер сей”, “Исполним вечернюю молитву”. На стиховне стихиры дня с припевами их. “Слава…” — праздника, “И ныне…” — дня. Таже “Ныне отпущаеши”. По Трисвятом: тропарь праздника: “Слава… и ныне” — “Благообразный Иосиф”. Иерей: “Премудрость”, и отпуст. Повечерие поем в келлии (ПРИМЕЧАНИЕ: опущение второстепенных суточных служб характерно для всех уставов соединения служб Благовещения и Великой субботы; в частности, все редакции Иерусалимского устава предписывают читать повечерие по келлиям (или вообще умалчивают о нем); канон на Плач Пресв. Богородицы также читается по келлиям или вовсе опускается — из всех уставов допечатной эпохи о сохранении этого канона говорит только Евергетидский Синаксарь, что неудивительно: канон на Плач Пресв. Богородицы впервые появляется именно в этом уставе — д. М. Ж.); кондак дня, “Слава… и ныне…” — праздника. При часе же 1-м нощи знаменает в великий, и во вся тяжкая, и поем утреню. На “Бог Господь” тропарь дня, глас 2: “Благообразный Иосиф” (единожды), “Егда снизшел еси к смерти” (единожды), “Слава…” — “Мироносицам женам”, “И ныне…” — праздника: “Днесь спасения нашего”. Таже поем непорочны, на глас 5. Кадит иерей на 1-й славе, такожде и на 2-й, и на 3-й, яко обычай. По скончании непорочных поем тропари воскресны: “Ангельский собор…” и прочая. Таже ектения малая и седален дня. Таже полиелей, и седален праздника, и чтение праздника. Степенна, 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен праздника. “Всякое дыхание”. Евангелие праздника. Псалом 50, стихира праздника. Канон праздника со ирмосом на 8, ирмос дважды; и дня, со ирмосом на 8 (ПРИМЕЧАНИЕ: таким образом, оба канона должны петься со ирмосом, что четко отделяет их друг от друга: ирмос канона праздника и тропари канона праздника, затем — ирмос канона дня и тропари канона дня — — д. М. Ж.). Катавасия — ирмос дня, оба лика вкупе. По 3-й песни: кондак и икос дня; и седален дня, “Слава… и ныне…” — праздника; и чтение праздника. По 6-й песни: кондак и икос праздника; Пролог, и синаксарий. На 9-й песни “Честнейшую” не поем, но поем припев праздника, якоже указася. В конце 9-й песни — ирмос дня: “Не рыдай Мене, Мати”, таже припев праздника и ирмос. “Свят Господь Бог наш” на глас 2. Светилен праздника дважды. На хвалитех: три самогласных стихиры дня и три подобна праздника, таже самогласен праздника, глас 8: “Да веселятся небеса…”, с припевом: “Благовестите день от дне спасение Бога нашего”; “Слава…” — дня, “И ныне…” — “Преблагословенна еси Богородице Дево…”. Славословие великое, и бывает вход, якоже писано в Триоди. Посем прокимен и паремии дня. Прокимен, Апостол, аллилуиа и Евангелие — дня. Ектения и отпуст; и час 1-й поем в притворе. Прочие же часы поются во свое время. На часах: тропарь праздника и дня; кондаки глаголем пременяюще. Блаженны глаголем скоро, без пения. “Помяни нас, Господи…” и прочая. По “Отче наш”: кондак дня, “Слава… и ныне…: — праздника. “Господи, помилуй” (40 раз) и молитва: “Всесвятая Троице…”, и отпуст. Во святую и великую субботу вечера, о часе 10-м дне, знаменает в великое, и во вся тяжкая. И собравшеся во храм, благословившу иерею, поем вечерню по обычаю, без кафизмы. На “Господи воззвах”: стихиры воскресны три, глас 1: “Вечерния наша молитвы…”, и Великия субботы самогласны три, глас 8, и праздника на четыре; “Слава…” — дня, глас 6: “Днешний день тайно…”; “И ныне…” — праздника: “Послан бысть…”. Вход со Евангелием. “Свете тихий”. Прокимен не глаголем, но абие иерей глаголет: “Премудрость”, и чтения дня по чину их. По скончании же чтения: ектения малая и возглас. И поем вместо Трисвятаго: “Елицы во Христа крестистеся. Аллилуия”. Прокимен дня и праздника. Апостол дня и праздника. (ПРИМЕЧАНИЕ: опущение указаний о литургийных Евангелиях — более, чем заметно). Вместо же херувимской песни поется: “Да молчит всякая плоть” — и по ряду Божественная литургия Великого Василия. Вместо “Достойно”, поем ирмос: “Не рыдай Мене, Мати”; в храме же Благовещения Богородицы поем ирмос: “Яко одушевленному Божию кивоту”. Причастен — дня и праздника».

Практически тот же устав, что и в русских редакциях Иерусалимского устава, приведен в «Типиконе» прот. Георгия Риги, авторитетного греческого уставщика 1-й пол. XX в. (2-е изд.: Фессалоники, 1994). Отличия состоят лишь в выборе славников у некоторых групп стихир; в количестве тропарей канона утрени (канон праздника поется на 6, а не на 8) и количестве стихир на хвалитех (самогласны дня — на 4, а не на 3; стихиры Благовещения имеют не один, а два дополнительных стиха); в выборе литургийного прокимна (только дня). Крайне интересные уставы соединения Благовещения с Великой субботой содержатся в рукописных соборных Типиконах афонских монастырей XVIII–XIX вв., каковые доныне регламентируют литургическую жизнь Святой горы. Так, в соборных Типиконах Дионисиата (один из наиболее авторитетных на Афоне) и Филофеу (основан на Типиконе Дионисиата), Ксенофонта и Костамонита (основан на Типиконе Ксенофонта), для случая совпадения Благовещения с Великой субботой предусмотрено совершение всенощного бдения — как и в русских дониконовских Типиконах. В Великую пятницу в этом случае служатся две вечерни — но, в отличие от русской дониконовской практики, это не совершаемая отдельно малая вечерня Благовещения и совершаемая в составе всенощной великая вечерня Благовещения и Великой пятницы, а совершаемая отдельно полная вечерня Великой пятницы (согласно афонским Типиконам, служится полностью по обычному чину Великой пятницы; из благовещенских песнопений здесь — только стихира на «И ныне…» на «Господи воззвах» (по Дионисиатскому Типикону на «Господи воззвах» также поются благовещенские стихиры с малой вечерни) и стихира на «Слава…» на стиховне) и совершаемая в составе всенощного бдения великая вечерня Благовещения (все песнопения — только Благовещения; прокимен: «Кто Бог велий…»; согласно Типиконам Ксенофонта и Костамонита — но не Филофеу — всенощное бдение предваряется малым повечерием с каноном на Плач Пресв. Богородицы; Дионисиатский Типикон упоминает совершение повечерия перед бдением, но не говорит о каноне). На утрене (в составе того же бдения) на «Бог Господь»: два тропаря дня («Благообразный Иосиф» и «Мироносицам женам») и дважды тропарь праздника; непорочны с похвалами Великой субботы (полиелей согласно Типиконам Ксенофонта и Костамонита опускается; согласно Типиконам Дионисиата и Филофеу — поется после непорочнов, тропарей «Ангельский Собор…», малой ектении и седальнов — так же, как в русских Типиконах); степенны, прокимен, «Всякое дыхание», Евангелие и стихира по 50 псалме — Благовещения; канон — на 16 (праздника со ирмосом на 8 и дня со ирмосом на 8), катавасия от обоих канонов — не только в 9-й, а во всех песнях; указания о песнопениях по 3-й, 6-1 и 9-й песнях канона — практически те же, что и в русских Типиконах; на хвалитех стихиры на 6 (т. е. без дополнительного стиха), «Слава…» — дня (Типикон Филофеу: «Днешний день тайно…»; Типиконы Ксенофонта и Костамонита: «Проси Иосиф…»; Дионисиатский Типикон предписывает петь славник праздника), «И ныне…» — праздника: «Да радуются небеса…» (но не «Преблагословенна еси…»; Дионисиатский Типикон предписывает петь «Преблагословенна еси…»); конец утрени — согласно современной греческой практике, с троекратным обхождением храма с Евангелием и плащаницей и т. д. Устав вечерни и литургии в Великую субботу в Типиконах Ксенофонта, Костамонита и Дионисиата — практически тот же, что в русских Типиконах (но согласно Типиконам Ксенофонта и Костамонита стихиры на «Господи воззвах» — не 3 воскресных, 3 дня и 4 праздника, а 4 воскресных, 3 дня и 3 праздника), тогда как согласно Типикону Филофеу при совпадении Благовещения с Великой субботой литургия служится не на вечерне, а в свое обычное время (в 3-й час дня; перенесение литургии с вечерни на обычное утреннее время обсусловлено тем, что кафоликон Филофеу посвящен Благовещению); на литургии — изобразительные антифоны и блаженна от канона праздника; входной стих праздника; чтения — как в русских Типиконах. Вечерня же Великой субботы служится вечером; порядок пения стихир на «Господи воззвах» — тот же, что в Типиконах Ксенофонта и Костамонита; после паремий — «Рцем вси» и прочее последование вечерни (стихиры на стиховне — только праздника; в конце вечерни — трижды тропарь праздника и отпуст). В принятом в современной греческой приходской и соборной практике «Типиконе Христовой Великой церкви», составленном протопсалтом Георгием Виолакисом, который — несмотря на название — представляет собой особую редакцию Иерусалимского устава (но не древнего кафедрального Типикона Великой церкви), в случае совпадения Благовещения с Великой субботой праздник просто переносится на день Пасхи: так было сделано уже в Типиконе протопсалта Константина (Константинополь, 1838), на котором и основывается Типикон Георгия Виолакиса.

Итак, устав соединения праздника Благовещения Пресвятой Богородицы с Великой субботой в византийской и поствизантийской традиции разработан очень подробно. Основные принципы этого соединения были заложены уже тысячу лет назад и представляют собой хоть и небольшую, но ценную часть многообразного и богатейшего литургического наследия Православной Церкви. Ими и следует руководствоваться при совершении богослужения в этот день — в той их форме, в какой они представлены в принятом в Русской Православной Церкви и утвержденном ее священноначалием еще в конце XVII века Типиконе (можно также обратить внимание на имевшуюся в русских дониконовских Типиконах возможность совершения всенощного бдения в случае совпадения Благовещения с Великой субботой и на устав совершения такого бдения и вечерни Великой пятницы в принятых ныне в практике афонских монастырей соборных Типиконах; вероятно, использование этого устава могло бы быть особенно уместным в храмах, посвященных Благовещению Пресвятой Богородицы). Главную проблему составляет порядок чтения Евангелия на литургии Великой субботы, о котором в принятом ныне в Русской Православной Церкви Типиконе ничего не сказано. Проблема здесь состоит в том, что чтение Евангелия праздника после Евангелия дня будет противоречить порядку Священной истории — в этом случае после рассказа о Воскресении Христовом (Евангелие Великой субботы) будет звучать рассказ о Благовещении, которое в действительности произошло не после, а до Воскресения. Устав избегает случаев нарушения порядка событий Священной истории — в качестве примера можно привести указание Типикона и Цветной Триоди о том, что в будние дни периода Пятидесятницы сначала поются песнопения воскресные и после них — дня, но по средам и пятницам сначала поются песнопения дня (Креста), а только потом — Воскресения: «Вестно буди, яко в среды и пятки предваряют стихиры Крестныя… зане Господь наш первее распяся, посем же воскресе из мертвых». Примеры чтения на литургии Великой субботы, при совпадении ее с Благовещением, сначала Евангелия праздника и только затем — дня, содержатся в таких важных памятниках истории православного богослужения, как первоначальная редакция Студийского синаксаря (согласно Студийско-Алексиевскому Типикону, принятому на Руси до кон. XIV в.) и древнейшие редакции Иерусалимского устава. Однако это решение проблемы представляется неудовлетворительным по двум причинам — оно противоречит указаниям русских дониконовских Типиконов (на которых и основывается устав соединения служб Благовещения и Великой субботы в современном русском Типиконе), но главное — оно разрывает связь между знаменитым песнопением Великой субботы «Воскресни, Боже…» и следующим за этим песнопением великим Евангелием о Воскресении Христовом. Благовестие о Воскресении, провозглашаемое диаконом в белоснежных облачениях, теснейшим образом связано с предшествующим ему молитвенным пением «Воскресни, Боже…», во время которого священнослужители сменяют темные облачения скорби на светлые облачения радости. Поэтому Евангелие дня все же должно читаться прежде Евангелия праздника. Но как же тогда решить проблему с нарушением порядка изложения событий Священной истории? Как кажется, для этого можно было бы прибегнуть к указаниям Типиконов афоно-итальянской редакции Студийского устава (тем более, что соответствующие этой редакции Минеи и Триоди лежат в основе древнерусских Миней и Триодей студийской эпохи): первый диакон читает Евангелие дня, затем следует возглас: «Премудрость, прости, услышим…» — и второй диакон (или священник) читает благовещенское Евангелие.

диакон Михаил Желтов

Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Преследования и дискриминация христиан как вызов справедливому миропорядку в XXI веке

Монашество перед вызовами революционной эпохи

«Светильники духа» — служение духовного наставничества монашествующих в годы гонений на Церковь в XX веке

О почитании новомучеников и исповедников Церкви Русской в Московской епархии

Доклад председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерея Димитрия Смирнова на секции «Катастрофические последствия 1917 года для народной жизни»

Выступление министра иностранных дел России Сергея Лаврова на открытии XXV Международных Рождественских образовательных чтений

Слово митрополита Волоколамского Илариона на заседании круглого стола «Культурное и духовное наследие русского зарубежья»

Доклад митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия на открытии XXV Международных Рождественских чтений

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на заседании Ученого совета МГЛУ

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на Международной научно-практической конференции «Религия против терроризма»