Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Вероисповедальные кладбища

Вероисповедальные кладбища
Версия для печати
1 июня 2012 г. 13:16

В настоящее время активно обсуждается проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О погребении и похоронном деле"». Необходимость совершенствования правовых норм касается, в том числе, и вопроса оказания ритуальных услуг не исключительно муниципальными компаниями, но и организациями иных форм собственности, в том числе религиозными.

В опубликованной на страницах журнала «Приход» (№ 3 (105), 2012) статье адвоката Адвокатской палаты Санкт-Петербурга К.Б. Ерофеева, проведено исследование правового статуса вероисповедальных кладбищ в контексте православного опыта.

Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
время рождаться и время умирать(Еккл. 3:1-2)

По мнению святых отцов Православной Церкви Бог разлучает душу человека с его телом в тот момент, когда сам человек наиболее готов к этому, но время наступления этого таинства известно только Богу. Всем нам со страхом Божиим надо готовиться к этому таинственному моменту духовно. Для этого следует возрастать в вере, стяжать, как указывал св. Серафим Саровский Духа Святого, изучать православные обычаи, в том числе связанные с погребением. Полезно также знать и отечественное светское законодательство о погребении и похоронном деле.

В настоящее время активно обсуждается проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О погребении и похоронном деле"» (дата первой официальной публикации на сайте «Российской газеты» 13 февраля 2012 г.). Необходимость внесения изменений в действующее законодательство в этой области давно назрела. Специалисты [1] отмечают необходимость совершенствования правовых норм, касающихся обеспечения равного доступа на рынок этих услуг муниципальных предприятий, предприятий и организаций иных форм собственности, в том числе религиозных организаций. Для развития конкуренции. Также требуется регламентация похоронной деятельности посредством разработки пакета инструктивных и рекомендательных документов (норм и правил, режимов работы похоронных объектов, инструкций, положений, распоряжений и т.д.). В связи с общей тенденцией к созданию и развитию саморегулируемых организаций (СРО) говорится о замещении малоэффективных методов государственного контроля самоорганизаций, саморегулированием и добровольной сертификацией предприятий и организаций, занимающихся похоронным делом.

Поставив в настоящей статье задачу исследования правового статуса вероисповедальных кладбищ, в основном в связи с православным опытом, автор осветит лишь общие черты проекта Закона, сосредоточив внимание на наиболее интересных нашим читателям положениях. Безусловно, важным в проекте Закона является введение основных определений: агентские услуги, законный представитель умершего (погибшего), кладбище (места погребения), надмогильные сооружения (надгробия), организация и проведение обряда прощания, похороны, профессиональная похоронная этика (похоронная этика), ритуальные услуги, услуги по изготовлению предметов похоронного назначения и др.

Проект Закона в целях развития конкуренции на рынке похоронных услуг устанавливает, кто оказывать ритуальные услуги: «юридическое или физическое лицо, независимо от его организационно-правовой формы и формы собственности, в том числе индивидуальный предприниматель, являющееся членом саморегулируемой организации в сфере похоронного дела, занимающееся деятельностью по оказанию одного или нескольких видов ритуальных услуг» (п. 4.1. проекта Закона).

Ощущаемый в крупных городах недостаток земель, выделяемых под кладбища, нашел отражение в проекте Закона, установлен 25-летний срок с даты погребения для повторного использования места захоронения при отсутствии родственников либо иных лиц, осуществляющих уход за местом захоронения. Однако некоторые положения законопроекта, в общем, объективно отражающие реалии, по мнению автора статьи, делают требования об обязательном соблюдении 25-летнего срока размытыми. Органы местного самоуправления, не реже одного раза в пять лет проводят инвентаризацию мест захоронения на государственных и местных кладбищах. В случае обнаружения бесхозяйного места захоронения (места захоронения, в отношении которого имеются основания предположить, что уход за ним не осуществляется более года) орган местного самоуправления проводит мероприятия по выявлению владельцев захоронения. В частности, устанавливает на указанном месте захоронения информационную табличку, содержащую просьбу к владельцу места захоронения обратиться в администрацию кладбища для подтверждения факта наличия лица, ответственного за уход за местом захоронения.

В случае если по истечении трех лет с момента установления информационной таблички, владелец места захоронения не будет установлен, орган местного самоуправления вправе использовать указанное бесхозяйное место для повторного захоронения. Было бы целесообразно, по мнению автора, установить, например 20-летний срок, с даты захоронения, когда орган местного самоуправления может начать процесс инициирования повторного использования места захоронения. Действующая редакция позволяет уничтожить могилу значительно раньше. Например, инвентаризация произошла спустя три года после захоронения, за могилой по какой-то причине не ухаживают (установка памятника не всегда финансово доступна). Устанавливают информационную табличку, ждут три года и уничтожают могилу. Думаю, что с моральной точки зрения это вряд ли оправдано, хотя и позволит увеличить денежный оборот на кладбище.

Похвальны мысли законодателя о недопустимости повторного использования мест захоронения на мемориальных, военных мемориальных, и воинских кладбищах. В то же время, можно ввести положение о сохранении исторического облика исторических кладбищ, в том числе околохрамовых, монастырских. В погоне за прибылью от продажи престижных участков можно получить разрушение ансамблей уникальных исторических кладбищах. Такая ситуация происходит, в частности, на исторических кладбищах Санкт-Петербурга. Тот, кто бывал на святом для каждого православного месте у часовни блаженной Ксении Петербургской, имел возможность наблюдать, как ее (часовню) обступают новые надмогильные памятники, по своему размеру и архитектуре явно не соответствующие тихому и благостному культурно-историческому ансамблю. Делается все это на законных основаниях, поэтому нормы о возможности быстрого повторного захоронения и коммерциализация ритуальной сферы могут подобные процессы лишь ускорить.

Верующие люди могут приветствовать включение в проект Закона статьи о нормах профессиональной похоронной этики, насущно необходимой в данной сфере в настоящее время. Профессиональная похоронная этика представляет собой свод принципов и базовых правил поведения лиц, оказывающих ритуальные услуги, направленный на соблюдение интересов всех лиц, чьи интересы затронуты такой деятельностью, а также государства, общества и природы. К действиям, нарушающим нормы профессиональной похоронной этики, относится воспрепятствование исполнению волеизъявления умершего, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации (в том числе, в препятствовании осуществления волеизъявления гражданина о православном обряде погребения). Запрещается также воспрепятствование свободе выбора организации, оказывающей ритуальные услуги (можно было бы даже усилить данную статью нормами законодательства об административных правонарушениях).

Следует приветствовать положение о том, что «предоставление недостоверной информации о порядке организации похоронного дела и предоставления ритуальных услуг, в том числе об их стоимости, а также не предоставление лицам, взявшим на себя обязанность осуществить погребение умершего, иным законным представителям умершего информации о гарантированном перечне услуг по погребению в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, иными нормативными правовыми актами». Эта норма в условиях коррумпированности и непрозрачности ритуальной сферы является необходимой, но в отсутствии наказания за данное нарушение (а иногда такие нарушения очень близки мошенничеству) норма остается малоэффективной.

Важным представляется запрет на «навязывание населению ритуальных услуг и товаров, а также религиозных и иных обрядов и символики, музыкального сопровождения, не соответствующих волеизъявлению умершего». Эта статья является достаточно актуальной, так как мы имеем возможность сталкиваться с «деятельностью» на кладбищах, в моргах и крематориях разного рода проходимцев, под видом священников Русской Православной Церкви предлагающих оказать «религиозные услуги». В «лучшем» случае это могут быть представители «альтернативных» околоправославных сект, навязывающих «молебны» и «панихиды». А могут встретиться и из числа так называемых «новых религиозных движений», в том числе сатанинского толка, собирающих информацию в целях посмертных «крещений» и иных обрядов. Будет ли от таких «религиозных обрядов» польза душе усопшего, психическому здоровью и материальному благополучию живых — остается большим вопросом.

Серьезное место законопроект уделяет организации деятельности лиц, оказывающих ритуальные услуги (далее — «Лица»). Лица, являющиеся членами саморегулируемой организации в сфере ритуальных услуг (далее — «СРО»), включаются в реестр лиц, оказывающих ритуальные услуги на основании заявления, направляемого органу местного самоуправления, носящего уведомительный характер. Орган местного самоуправления не вправе отказать лицу, подавшему заявление о намерении заниматься деятельностью по оказанию услуг по погребению, в приеме заявления и во включении в реестр лиц, оказывающих ритуальные услуги, если оно входит в реестр СРО. Порядок ведения реестра Лиц определяется органами местного самоуправления. Перечень (реестр) Лиц с указанием наименований, адресов и контактов, в обязательном порядке размещается в административном здании кладбища (крематория) и дополнительно может быть доведен до сведения жителей соответствующего населенного пункта иными способами. Услуги по содержанию территории кладбища оказываются лицом, победившем по итогам открытого конкурса в порядке, установленном Федеральным законом «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Лица осуществляют свою деятельность на основании договора об оказании услуг (выполнении работ) с супругом, родственниками или законными представителями умершего. Порядок и правила деятельности Лиц определяются СРО. При этом государство оставляет за собой функции государственного контроля (надзора) за деятельностью СРО в сфере похоронного дела.

Важным представляется отсутствие формального запрета религиозным организация профессионально участвовать в сфере ритуальных услуг как непосредственно, путем создания специализированных служб, так и путем создания специализированных организаций, учредителями которых могут выступать религиозные организации.

В соответствии с п. 2 ст. 15 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями от 26 марта 2000 г., 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г., 6 июля 2006 г., 28 февраля 2008 г.) «государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации». Государство также признает обряды и церемонии религиозных организаций, в частности, совершать беспрепятственно совершать «богослужения, другие обряды и церемонии «на кладбищах и в крематориях» (п. 2 ст. 16 ФЗ).

В сфере похоронного дела и ритуальных услуг национальные и религиозные обычаи и традиции играют огромную роль. Так, пункт 1 статьи 1 Закона «О погребении и похоронном деле» гарантирует «погребение умершего с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожелания родственников». Ст. 3 данного Закона характеризует погребение как «обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям». И хотя в Законе «О погребении и похоронном деле» не детализируется понятие обычаев и традиций, очевидно, что обычаи и традиции могут иметь прямое отношение к мировоззрению умершего и его родственников, т.е. к комплексу религиозных, этических, политических и иных взглядов.

Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля толкует «обряд» как «введенный законом или обычаем порядок в чем-либо» и как «церемонию, обык, законный порядок, чин». Рекомендации о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации МДК 11-01.2002 (рекомендованы протоколом НТС Госстроя России от 25 декабря 2001 г. № 01-НС-22/1) в преамбуле содержат положения о вероисповедных, воинских и иных (например, захоронение по гражданскому обряду) обычаях и традициях. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст. 15, ст. 16) регламентирует понятие «религиозных обрядов и церемоний»: действия религиозной организации, богослужения в соответствии с внутренними установлениями соответствующей церкви. Согласно п. 2 ст. 16 Закона «О свободе совести…» «богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях». Разумеется, для нас важным является право зарегистрированных религиозных организаций и незарегистрированных религиозных групп, общин проводить богослужения и совершать обряды, ритуалы в местах прощания с умершими (больницах, ритуальных залах) и в местах погребения (кладбищах, колумбариях).

Принципиальным является волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме «быть погребенным на том или ином месте по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими», «о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу» (п. 1 ст. 5 Закона). В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение указанных действий имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего (п. 3 ст. 5 Закона). Очевидно, что умерший или его родственники имеют право избрать погребение с учетом своих религиозных (или атеистических) воззрений.

Несмотря на то, что государство не вторгается в сферу религиозных воззрений граждан и одинаково уважает все конфессии, для самих граждан весьма важным является соблюдение тех или иных религиозных и иных обрядов, обычаев и традиций и желание быть похороненными со своими единоверцами. Именно поэтому издревле на территории нашей страны существовал обычай создавать вероисповедальные кладбища.

Ярким примером такого положения дел является Санкт-Петербург, называемый иногда столицей веротерпимости. В городе существуют кладбища различных христианских конфессий (например, Смоленское православное, Волковское лютеранское, Смоленское армянское, Выборгское римско-католическое (уничтоженное после революции), Громовское старообрядческое и др.), кладбища нехристианских конфессий Ново-Волковское (магометанское) кладбище, Преображенское еврейское кладбище и др. Так как до 1917 года объем прав и обязанностей граждан имел непосредственную связь с их отношением к религии, государство не предполагало иных видов мест массового погребения как вероисповедальные кладбища. Хотя в Санкт-Петербурге была традиция захоронений граждан разных конфессий на территории одного кладбища (например, Преображенское кладбище, на разных участках которого были захоронения православных, старообрядцев, католиков, лютеран, иудеев, предполагалось устройство мусульманского участка), все же общим правилом было выделение обособленных участков для захоронения лиц соответствующего вероисповедания. Напомним и о практике захоронения умерших без церковного покаяния лиц (к ним можно отнести и атеистов) вне пределов кладбищ на так называемых «указанных» местах. Исчерпывающее объяснение данной практике в 1862 г. дал протоиерей церкви Смоленского православного кладбища в Санкт-Петербурге Василий Лавров: «Самоубийцы и трупы их не имеют ничего общего с усопшими по воле Божией православными христианами и их телесами. Трупы самоубийц лишаются Церковью Христианского отпевания и погребения, запрещается Церковью как общая, так и частная молитва о самоубийцах. Напротив, тела православных христиан всегда отпеваются в храме и погребаются на освященном кладбище с молитвою и благословением Церкви, которая ежедневно взносит великую Жертву о усопших в вере и надежде будущего воскресения, в знак чего и поставляется крест на могиле».

Примером несколько иного отношения к погребению иноверцев являлась существовавшая несколько веков практика в средневековом Риме. Правила, касавшиеся погребений «схизматиков» и «еретиков», каковыми считала католическая Церковь до Второго Ватиканского Собора других христиан, были весьма жесткими. «Им отводили место на позорном кладбище Муро Торто (близ холма Пинчо, за старой северной границей города), где хоронили преступников, проституток и нераскаявшихся грешников. У католиков тогда существовало представление о городской территории, как об освященной земле, которую нельзя было осквернять некатолическими захоронениями. Еще в большей степени это относилось к итальянским кладбищам, которые и поныне называют camposanto, т.е. «святое поле».

И после появления внутри городской черты "протестантского" кладбища в районе Тестаччо с середины XVIII до начала XIX века существовал унизительный регламент похорон некатоликов: ночью, при свете факелов, под эскортом конных жандармов. Власти опасались манифестаций фанатиков, не желавших осквернения римской земли. О таких ночных похоронах можно судить по анонимному рисунку «Похороны шведского художника Й. Окерстрема» (1795, Государственный архив в Стокгольме) и гравюре Б. Пинелли (1811), хранящейся в римском муниципальном фотоархиве. Впрочем, для видных иностранцев иногда делали исключение и их разрешали погребать днем. Известны, например, дневные похороны одного английского аристократа в 1821 г. На могилах запрещались изображения крестов и религиозные по содержанию эпитафии. Цензуру осуществляла специальная папская комиссия, руководствовавшаяся принципом «extra ecclesiam nulla», т.е. «вне Церкви (католической) нет спасения». Эти запреты были отменены только в 1870 г., когда Рим вместе с Папской областью вошел в состав объединенного Итальянского королевства».

Стремление Советского государства к повсеместному равенству привело к разрушению конфессиональной картины устройства мест погребений. Лица всех званий, сословий и религий находили место своего последнего упокоения на одной и той же территории. 7 декабря 1918 г. был подписан декрет Совнаркома «О кладбищах и похоронах», согласно которому все места захоронений и управления кладбищами переходили к местным органам власти (советам). Духовные лица от управления кладбищами устранялись. Дискуссионным является вопрос отнесения к понятию «вероисповедных кладбищ» созданных в годы Советской власти «коммунистических площадок» на кладбищах для погребения последователей коммунистической идеологии.

Распад Советского государства и кризис коммунистической идеологии сопровождался религиозным возрождением появлением устойчивого интереса широких народных масс к религиозным традициям и обычаям. Уже немало воцерковленных людей, крепко связывающих свою жизнь с обрядами и традициями церкви. Это миллионы наших соотечественников, желающих, в том числе, быть похороненными в соответствии с религиозными обрядами среди единоверцев.

Весьма интересны в этой связи опубликованные правила погребения иудейской ритуальной религиозной службы «Хевра Кадиша» («Святое Братство»), а также другие материалы, которые предусматривают отдельные от мест захоронения верующих евреев места захоронения самоубийц, вероотступников, неверующих, лиц с плохой репутацией, кремированных. Разумеется, такие правила существуют во всех традиционных религиях. Несмотря на «демократизацию» и «толерантность» многие православные сформулировали бы схожие пожелания по обустройству своих православных кладбищ.

Закон «О погребении и похоронном деле» подразумевает создание и функционирование общественных (ст. 18 Закона), вероисповедных (ст. 19 Закона) и воинских (ст. 20 Закона) кладбищ. Общественные кладбища предназначены для погребения умерших с учетом их волеизъявления либо по решению специализированной службы по вопросам похоронного дела. Иными словами это кладбища для лиц и исполнителей их последней воли, для которых религиозные предпочтения не столь принципиальны или вообще несущественны, а также в случаях отсутствия на данной территории вероисповедальных кладбищ либо невозможности захоронения на их территории. Но и на общественных кладбищах погребение может осуществляться с учетом вероисповедальных, воинских и иных обычаев и традиций (п. 2 ст. 18 Закона).

Вероисповедальные кладбища могут находиться в ведении органов местного самоуправления. Порядок деятельности вероисповедальных кладбищ определяется органами местного самоуправления по согласованию с соответствующими религиозными объединениями. Деятельность вероисповедальных кладбищ на территориях сельских поселений может осуществляться гражданами самостоятельно.

Согласно подпункту 2 п. 1 ст. 15 Закона «О погребении и похоронном деле» предложения по созданию мест погребения вносятся «массовыми религиозными объединениями, уставы которых предусматривают осуществление религиозных обрядов на кладбищах, для создания вероисповедальных кладбищ». Аналогичны нормы региональных нормативно-правовых актов. Так, положения п. 1.3 ст. 22 Закона г. Москвы от 4 июня 1997 г. № 11 «О погребении и похоронном деле в городе Москве» 12 (с изменениями от 13 января 1999 г., 21 февраля 2001 г., 5 сентября 2001 г.) предусматривают, что «предложения по созданию мест погребения в Москве вносятся... религиозными объединениями, уставы которых предусматривают осуществление религиозных обрядов, для создания вероисповедальных кладбищ или вероисповедальных участков общественных кладбищ».

Рекомендации о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации МДК 11-01.2002 предполагают, что вероисповедальные кладбища или участки кладбищ следует проектировать с учетом требований и традиций религиозных организаций и конфессий (ст. 9.10). Вероисповедальные участки кладбищ следует отделять зоной моральной защиты шириной не менее 20 м. Территория зоны может использоваться для озеленения и благоустройства с применением малых архитектурных форм (ст. 9.11).

Согласно ст. 9.12. Рекомендаций на вероисповедальных кладбищах или участках рекомендуется предусматривать ритуальные зоны с культовыми сооружениями или зданиями для проведения обрядов прощания и поминовения. Для размещения на общем участке ритуальной зоны нескольких сооружений или зданий следует руководствоваться требованиями норм по противопожарной безопасности.

Примечательно, что в соответствии со ст. 10.6. Рекомендаций на всех типах кладбищ, кроме вероисповедательных, независимо от того, являются они общественными, воинскими, иными, а также независимо от форм собственности, для захоронения останков после кремации (праха) следует предусматривать специальные участки, предназначенные для захоронения погребальных урн и безурновых захоронений. 

Общим для всех перечисленных нормативно-правовых актов является положение о том, что выступать с ходатайствами о создании вероисповедальных кладбищ могут только религиозные организации, т.е. юридические лица, зарегистрированные в органах Росрегистрации в соответствии с действующим законодательством. Кроме того, в уставах религиозных организаций должны присутствовать положения о праве проводить богослужения и другие обряды в местах погребения и прощания с умершими и, как представляются автору настоящей статьи, положения о том, что они имеют право ходатайствовать о создании вероисповедальных кладбищ.

Последнее десятилетие ознаменовано резким ростом обращений религиозных к местным органам власти с ходатайствами об организации вероисповедальных кладбищ или вероисповедальных участков на общественных кладбищах. Так, подобные обращения были удовлетворены в Москве, где Постановлением Правительства Москвы от 31 декабря 2002 г. № 1088-ПП «О строительстве вероисповедального (иудейского) кладбища с ритуальным комплексом по Боровскому шоссе, проектируемый проезд 634» с изменениями от 25 февраля 2003 г.). Согласно ст. 1 указанного Постановления московское правительство принимает «предложение Департамента потребительского рынка и услуг и Религиозной организации ортодоксального иудаизма "Федерация еврейских общин России" (ФЕОР), а также Религиозной организации "Московская еврейская религиозная община" (МЕРО) о создании в городе Москве иудейского кладбища в составе имущественного комплекса ГУП "Ритуал"».

Уже созданы, либо находятся в процессе создания вероисповедальные кладбища в Омске, Волгограде, Вологде, Казани. Недостаточная регламентация понятия вероисповедальных кладбищ, подчас слабая связь светских администраций кладбищ и религиозных общин, отсутствие четкой системы разрешений и запретов, могут быть причиной серьезных конфликтов. Так, в Костроме отмечен случай захоронения христианина на мусульманском вероисповедальном кладбище, который вызвал волну возмущения.

Процесс создания (либо возрождения) вероисповедальных кладбищ сложный, учитывая наше недавнее атеистическое прошлое, утрату многих традиций и обычаев нашего народа. Это необходимый процесс, способствующий установлению принципов веры, любви и росту духовности.

[1] В частности, организаторы I Международной научно-практической конференции «Современные подходы к управлению похоронным делом» (Москва, октябрь 2010 г.)

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие документы

О поправках в Закон о свободе совести

Комментарий Юридической службы Московской Патриархии по поводу принятия закона об отмене внесудебного сноса самовольных построек религиозного назначения

Информационно-правовые материалы (по итогам семинара Юридической службы Московской Патриархии от 11.03.16)

Разъяснение Юридической службы Московской Патриархии в связи с введением ежемесячной отчетности перед Пенсионным фондом

Разъяснение Юридической службы Московской Патриархии об особенностях сдачи справок в налоговый орган при отсутствии у работника ИНН

Новый закон о контроле за деятельностью религиозных организаций

Нужно ли религиозной организации предоставлять в Минюст России отчет о деятельности, сведения о руководителе и составе руководящих органов?

Комментарий Юридической службы Московской Патриархии по вопросу наделения религиозных организаций статусом иностранных агентов

Торговый сбор: освобождение религиозных организаций в г. Москве

Взаимодействие органов и учреждений уголовно-исполнительной системы с религиозными организациями: новации законодательства