Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон: Православная организация должна приводить ко Христу

Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон: Православная организация должна приводить ко Христу
Версия для печати
14 июня 2012 г. 16:49

В интервью корреспонденту журнала «Нескучный сад» председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, духовник православной службы добровольцев «Милосердие» (Москва) епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон рассуждает на тему ответственности православных добровольческих организаций за поступки волонтеров, в том числе бывших.

— Отвечает ли церковная организация за бывшего или за действующего волонтера?

— Я отвечу вопросом на вопрос: отвечает ли община апостолов за предательство Иуды?

— Но должна ли церковная волонтерская организация воспитывать своих членов, и как?

 — Мне кажется, каждая организация, которая себя называет православной, должна делать все, чтобы помочь тем, кто в ней состоит, обрести Христа и утвердиться в православной вере. Для этого в подобной организации должен быть священник, который отвечает за нее. Он должен вместе со всеми членами этой организации регулярно собираться для совместной молитвы, для служения Божественной литургии, для совместного изучения Евангелия. Кроме того, этот священник должен проводить с ними постоянные беседы о духовной жизни и отвечать на их вопросы.

— Что делать, если волонтер не хочет становиться «своим»? Помогать людям хочет, а участвовать в совместных молитвах не хочет?

— Я думаю, что волонтерские организации могут быть миссионерской направленности, а могут быть и только церковными. Они могут быть и открытыми и закрытыми для тех людей, которые не ходят в церковь. Если человек не хочет ходить на собрания, вместе молиться, но при этом не совершает никаких порочных действий, то в этом нет ничего плохого.

Если человек совершает какой-то поступок, который касается только его самого и не касается других, и если внутри него есть грех, только его личный грех, который не портит других, такого человека в организации можно терпеть. Но, если этот грех или поступок становится известным для других, становится соблазном, тогда надо этого человека исключать. Это самый главный принцип. Например, кто-то тайно курит, а у нас курить не принято. Пока об этом никто не знает, человек может оставаться в организации, но, если он начинает курить явно и это кого-то из членов организации может соблазнить, то такого, конечно, нужно исключать.

— Как организация может защитить себя от профанирующих ее идеологию участников, и нужно ли это делать?

— Надо, на мой взгляд, следить вот за чем. Если в процессе пребывания в православной волонтерской организации человек приближается к Богу или хотя бы не становится хуже, такого человека надо терпеть, потому что есть надежда, что он станет лучше. Если у него есть тенденция становиться все хуже, он переходит какие-то границы, такого человека, конечно, надо обязательно исключать из организации. Обычно все выясняется в процессе работы.

— Есть ли такие принципы добровольческого движения, которыми нельзя жертвовать, когда берешь нового человека на волонтерскую работу, даже если надо срочно поставить кого-то на «горячую» точку?

— Конечно, есть. Например, если человек является активным сектантом и проповедует совершенно неприемлемые идеи. Если человек является психически ненормальным. Если человек безнравственен и открыто об этом говорит, не борется со своими грехами, а наоборот, пропагандирует их. Таких людей, конечно, нельзя брать в волонтерскую организацию.

— Можно ли исключать из православной волонтерской организации?

 — Можно. Среди наших добровольцев были случаи, когда кто-то из них вел себя безнравственно, или было такое, что кто-то просил деньги за свою помощь. Такого человека, конечно, мы исключали.

— Видите ли Вы в этом проблему для церковного волонтерского движения? Может надо брать только церковных? Стоит ли звать нецерковных людей, если не получается воспитать у них уважение к Церкви?

 — Может быть, Спасителю не нужно было брать Иуду в число апостолов? Не все апостолы имели полноту веры. Например, апостол Петр все-таки отрекся. Значит, его вера не была совершенной степени. А если говорить более просто, то я знаю очень многих добровольцев, которые стали церковными людьми, и для них это стало путем в Церковь. Конечно, может быть, кто-то стал хуже, а кто-то, может быть, совершил какие-то тяжелые грехи, но это совершенно не значит, что не нужно не церковных людей приглашать в волонтерские движения. Есть хорошая поговорка: был апостол, стал иуда, был Савлом, стал Павлом.

Беседовала Ирина Сечина

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Для признания подлинности «екатеринбургских останков» нужно соборное решение Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: В ситуации конфронтации между Россией и США любые уступки свидетельствуют о готовности сторон двигаться навстречу

Красная передовая Церкви. Какие уроки верующие извлекли из пандемии

Митрополит Волоколамский Иларион: Церквам придется принимать нестандартные решения

Митрополит Волоколамский Иларион: Необходимо сделать все для того, чтобы не было войны — ни мировой, ни локальной

В.Р. Легойда: В пандемию произошло посрамление невежд и фанатиков, но они этого не признали

Митрополит Волоколамский Иларион: Верим, что соборным разумом Церкви можно уврачевать раскол

В.Р. Легойда: В пандемию многие люди укрепились в вере

Митрополит Волоколамский Иларион: Две крупнейшие христианские Церкви должны взаимодействовать — это веление времени

Митрополит Волоколамский Иларион: Патриарх и Папа обсудят, как христианам выживать