Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Епископ Рыбинский Вениамин: «Господь не оставит и поможет…»

Епископ Рыбинский Вениамин: «Господь не оставит и поможет…»
Версия для печати
4 октября 2012 г. 17:45

В октябре 2012 года епископ Рыбинский и Угличский Вениамин отметил 60-летие со дня рождения. В преддверии круглой даты владыка дал интервью сайту Ярославской митрополии, рассказав об архиерейском служении и буднях Рыбинской епархии.

— Владыка, расскажите, как Вы начинали свое служение в новой епархии.

— Надо было устроить епархиальное управление и административный аппарат, чтобы все прошения, просьбы и письма, которые будут поступать, получали ответ. Надо было познакомиться с работой благочинных, познакомиться с территориями благочиннических округов, входящих в Рыбинскую епархию.

Еще на первом общем собрании духовенства я напомнил священникам и благочинным, что основные направления наших трудов — социальное, образовательное, миссионерское, работа с молодежью. На это нужно обращать все силы и особое внимание.

— С какими трудностями уже пришлось столкнуться?

— Рыбинская епархия территориально большая, но большинство приходов — сельские. Есть такие, где не так много прихожан. Часто бывает так, что храм стоит, а села уже нет, и службы в этом храме совершаются. Туда приезжают помолиться из соседних сел, деревень и городов.

Всегда остро стоит кадровый вопрос. Священников не хватает не только в сельских приходах, их не хватает и в приходах города Рыбинска. Те священнослужители, которые сейчас несут свое пастырское служение в епархии, стараются выполнять возложенные на них послушания. У многих эти послушания не ограничиваются только оградой храма. Многие священники занимаются социальной работой, общаются с молодежью, много преподают. Но, к сожалению, слово пастырей, их проповедь не доходит до всех желающих.

В то же время надо находить помощников-мирян, которые могли бы помогать священникам в катехизации, в социальной и миссионерской работе. С ними тоже надо работать, учить их, воспитывать. С этой целью в Рыбинске мы сейчас открыли катехизаторские курсы. Надеемся, что там тоже будет много наших помощников. Также открыли православную гимназию, чтобы она могла стать площадкой для общения с учителями.

— Владыка, Вы много посещаете приходы, служите, общаетесь с людьми. На что Вы считаете необходимым обращать внимание клириков в первую очередь?

— Радует отношение взаимопонимания священников, благочинного и людей, проживающих в районе. Где-то этого не достает. Здесь надо очень кропотливо и внимательно выстраивать отношения так, чтобы задачи духовно-нравственного воспитания молодежи решались более эффективно.

Если люди не соизмеряют свои поступки с христианскими ценностями, если они в своих делах не руководствуются добром, милосердием, любовью к ближним, жертвенностью, то сразу же возникают конфликты и проблемы. А Церковь должна заботиться о душе каждого человека. Богу дорог каждый человек.

В сельских благочиниях я обращал внимание на то, насколько благочинный и священник понимают ситуацию в селах и деревнях, насколько они близки к людям, как к ним относятся не только прихожане, но и те, кто никогда не ходит в храм или ходит очень редко. Большая проблема на селе, да и не только на селе, — отсутствие средств на восстановление разрушенных храмов.

— У Вас большой жизненный опыт, Вы долгие годы служили священником в Ярославской епархии, много занимались образовательной и просветительской деятельностью. Изменилось ли общество, изменились ли сами люди за последние десятилетия?

— Я служу уже более 30 лет. В первые годы моего служения, а это были известные всем 80-е прошлого века, нашу паству в основной массе составляли люди средних лет, люди пожилые. Конечно же, в большинстве своем, все они были церковные люди. Они нуждались в церковной проповеди, с большой любовью ждали пастырского слова, утешения и ободрения. Да ведь в те годы священникам ничего другого и не дозволялось делать. Разговор о том, чтобы посещать больницу, окормлять заключенных, делать издательские и информационные проекты, преподавать в школе вообще не шел.

Сегодня же мы имеем возможность проповедовать не только с амвона. Мы можем говорить людям о многом, в том числе показывать христианское отношение к тем проблемам, которые в нашем обществе существуют.

Человек же всегда будет стоять перед выбором между добром и злом. Когда-то нам этот выбор делать легко, а в какое-то время — нет. Но если нам сейчас дана такая возможность говорить о лучшем для человека, о том, чем он может стать, о том, что он может быть с Богом, мы должны этой возможностью обязательно воспользоваться. Главная цель в том, чтобы человек, который приходит к нам, принес покаяние, изменил свою жизнь, принял Христа. Тогда он становится членом Церкви. Главное для каждого священника, чтобы его слово было услышано, дошло до сердца.

— Вы постоянно говорите о необходимости уделять внимание образованию, работе с молодежью. Какие образовательные проекты в епархии сейчас есть?

— Прежде всего, мы входим в состав митрополии, поэтому многие задачи, в том числе и образовательные, решаем совместно.

Уже сейчас, познакомившись со многими районами, я понимаю, что там есть учителя, которые могут преподавать духовно-нравственные дисциплины. И этот опыт хочется распространять везде, проводить семинары и встречи учителей. В настоящий момент мы хотим в каждом благочинии организовать курсы для тех учителей, которые уже преподают духовно-нравственные дисциплины. Для этого надо найти преподавателей и убедить руководство районов, что такое сотрудничество необходимо. Ведь через своих педагогов и наши дети прикоснутся и глубже поймут православную культуру и ценности, им легче будет жить в этом мире. Наверное, эта задача — номер один. Она не так просто решается, но с помощью педагогического университета им. К.Д. Ушинского, кафедры теологии, преподавателей семинарии и самих благочинных хотелось бы это сделать.

— Что Вам помогает в архиерейском служении?

— Я благодарен Богу, что встретил в своей жизни замечательных священников, архиереев. И для меня это был пример служения Церкви. Среди них: митрополит Иосиф (Чернов), архиепископ Иоасаф (Овсянников), архимандрит Серафим (Тяпочкин), протоиерей Глеб Каледа. Будучи еще школьником, я общался и со священниками, и с глубоко верующими, убежденными и церковными молодыми людьми. Тогда я уже видел, что требуется от священнослужителя. Может быть, не до конца понимал, но уже представлял себе, каким должен быть священник.

Поэтому первые годы для меня были не сложными в освоении службы, тем более что служить приходилось постоянно. Приобретал и свой  опыт.

Будучи уже священником, хорошо знал и много общался с архимандритом Павлом (Груздевым), архиепископом Михеем (Хархаровым), протоиереем Борисом Старком. Всегда рядом священники, с которыми можно было посоветоваться: мои родственники протоиерей Василий, протоиерей Димитрий, протоиерей Анатолий Денисовы; протоиерей Владимир Воробьев. Я хорошо был знаком с братом протоиерея Павла Кравченко. Стремился к тому, чтобы послушать старших, посмотреть, как другие люди трудятся.

Эти люди всегда укрепляли в том, что Господь не оставит и поможет…

Беседовала монахиня Екатерина (Парунян)

 

Другие интервью

Игумен Мелетий (Павлюченков): Традиции передаются при живом общении

Под кровом святых Петра и Февронии. Интервью с настоятельницей Муромского Свято-Троицкого монастыря игуменией Тавифой (Горлановой)

Епископ Владикавказский Леонид: «Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

Митрополит Киевский Онуфрий: Собрание отдельных Православных Церквей не станет Великим и Святым Всеправославным Собором ― его решения не будут иметь всеправославного значения

Притчи Соломона на якутском языке. Разговор с переводчиком

Игумения Варвара (Сажнева): Самое трудное — работа над своей душой

Митрополит Волоколамский Иларион: Если у людей есть потребность в храме — он должен быть в шаговой доступности

Епископ Горноалтайский Каллистрат: Еще 4 храма-часовни могут появиться в Антарктиде

В.Р. Легойда: Храм при МГИМО — чудо, показывающее изменение народа и страны

Игумения Ксения (Чернега): «Я не жалею, что продолжаю заниматься профессиональной деятельностью»