Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии второго пленума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии второго пленума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви
Версия для печати
22 ноября 2012 г. 18:53

22 ноября 2012 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла начал работу второй пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. В начале первого заседания Святейший Патриарх Кирилл выступил с докладом, в котором обозначил основные темы и задачи пленума.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Всечестные отцы! Дорогие Братья и сестры!

Хотел бы сердечно всех вас приветствовать на втором пленарном заседании Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

Межсоборное присутствие насчитывает около 150 человек, и мы съезжаемся в Москву для того, чтобы оценить работу, проделанную комиссиями Межсоборного присутствия, работу, которая включает в себя серьезное обсуждение — как внутрицерковное, так и церковно-общественное, после которого полученные отклики, замечания были рассмотрены редакционной комиссией, деятельность которой была направлена на то, чтобы максимально учесть все высказанные пожелания и, не разрушая целостности документов, не создавая внутренне противоречивых концепций в одном и том же документе, учесть по возможности большинство здравых предложений.

После пленума 2011 года комиссии Присутствия продолжили изучение тех актуальных вопросов, которые стояли и стоят перед церковной общественностью. Так, по примеру документа об организации социального служения на общецерковном, епархиальном, благочинническом и приходском уровнях, были созданы документы по молодежному, миссионерскому и катехизическому служению. Эти документы в прошлом году были приняты Священным Синодом и сегодня, будучи распространены по всей Церкви, являются основополагающими в организации профильной работы на всех уровнях церковной жизни — на приходском, на благочинническом, на епархиальном, на уровне митрополии и на общецерковном уровне. Другими словами, благодаря Межсоборному присутствию, мы создали и приняли документы, которые основываются на общецерковном консенсусе и предназначены для того, чтобы организовывать реально ту работу, о которой я только что сказал, на всех уровнях церковной деятельности.

В продолжение темы об участии священнослужителей в политической деятельности была сформулирована позиция Священного Синода о порядке выдвижения в исключительных случаях священнослужителями своих кандидатур на выборах и о недопустимости их участия в деятельности политических партий. Кроме того, членами Межсоборного присутствия были созданы синодальные документы, регулирующие взаимодействие епархий, находящихся в одном регионе в виде митрополий, а также регламентирующие служение викариев и организацию викариатств.

Другими словами, некоторые документы в силу того, что они должны были быть приняты институтами канонической власти нашей Церкви в достаточно короткий промежуток времени, не могли пройти через всю процедуру Межсоборного присутствия. Но готовились они при активном участии членов Межсоборного присутствия, за что я хотел бы всем тем, кто в этот процесс был вовлечен, выразить свою благодарность.

Синодальные учреждения, продолжая размышлять о развитии церковной жизни в русле, инициированном Межсоборным присутствием, создали целый корпус документов: от рекомендаций к деятельности церковных сотрудников разной направленности до положений об организации в епархиях касс взаимопомощи. При участии членов Присутствия подготовлены стандарты для подготовки и аттестации катехизаторов и молодежных сотрудников.

Сейчас некоторые из этих разработок находятся на повестке дня Высшего Церковного Совета, который готовит конкретные документы, касающиеся подготовки кактехизаторов, молодежных сотрудников, социальных работников. Надеюсь, что очень скоро, в самое ближайшее время, у нас будет корпус документов, позволяющих построить стройную, скоординированную, целостную систему подготовки священнослужителей, занятых в этих важных областях церковной деятельности. Когда я говорю о целостной системе, то имею в виду, что эта система подготовки такого рода специалистов будет увязана с общей повесткой дня подготовки богословов и священнослужителей.

Однако интеллектуальный вклад членов межсоборного консультативного органа Русской Православной Церкви не сводится только к созданию правилодательных документов. Более того, их появление — плод интенсивной исследовательской работы, проводимой комиссиями Присутствия. Без привлечения широких экспертных кругов к осмыслению тех или иных процессов, наблюдаемых в жизни, создание материалов, способствующих преобразованию Церкви, было бы невозможно. И я бы хотел особо подчеркнуть важность экспертной работы, которая проводится в рамках деятельности комиссий Межсоборного присутствия.

Вчера на президиуме мы размышляли над повесткой дня Межсоборного присутствия и определили приоритетные темы, которые вы будете изучать в следующем году. Президиум рекомендовал проанализировать чуть больше тридцати тем по тринадцати направлениям. Это не значит, что кроме данного списка обозначенных вопросов Церковь больше ничего не интересует. Напротив, это лишь малая толика того, на что требуется наша реакция. Среди них нет более или менее важных тем. Все они затрагивают жизнь современных людей, окормляемых Русской Православной Церковью и населяющих разные страны и континенты.

С другой стороны, сокращение повестки дня, сокращение объема портфелей комиссии направлено на то, чтобы работа Межсоборного присутствия могла быть более целенаправленной и эффективной. Руководители комиссий знают, как тяжело заниматься несколькими важными темами, которые одновременно проходят через комиссию. Нередко результатом такой неправильной методологии является понижение качества документов. Именно поэтому количество документов, которые передаются в оперативную разработку комиссии, уменьшено.

Давая оценку вызовам нашего времени, Межсоборное присутствие показывает пример рассудительного отношения к наблюдаемым процессам. Не оголтелого неприятия чужой точки зрения, а размышления над проблемой, выстраивания диалога с ярым оппонентом или просто тем, кто несколько по-другому смотрит на данный вопрос. Мы наблюдаем, как нешуточные дебаты разворачиваются в комиссиях на стадии обдумывания тем. Острая полемика возникает и на заседаниях президиума. Затем учитываются все «за» и «против», и материал передается в редакционную комиссию. Но это не предотвращает активной дискуссии после поступления проектов в общецерковное обсуждение.

Научение искусству диалога может помочь нашей пастве быть бесстрашной. В эти дни мы вспоминаем революционные события 95-летней давности и кровавую страницу в истории Русской Церкви. Минувшее столетие явило нам сонм исповедников христианских убеждений. Но ведь и в наши дни многим верующим трудно признаться в своей сопричастности ко Христу, и сегодня открытое исповедание веры нередко требует мужества. Потому что в некоторых кругах сегодня, как в предреволюционное, как и в постреволюционное время, складываются стереотипы, согласно которым церковный человек является не прогрессивным, не модным, а потому быть таковым не статусно. Люди нацеливаются на идеалы престижа и благоденствия, на обретение определенного веса в среде единомышленников. И, может быть, многие хотели бы чаще в храм Божий заходить, в душе верят в Бога, но признаться в этом им как-то неудобно.

Быть может, такая тенденция существует из-за того, что люди не знают, как заявить о своей позиции? Священное Писание и наследие святых отцов, к сожалению, не все люди читают и, даже читая, не всегда могут адаптировать эти великие мудрые слова к нашей повседневности. А какими же тогда иными словами объяснить свою точку зрения? Вот и используется любой перечень аргументов из нашей повседневности, из нашего личного опыта. Иногда люди публично делятся этими аргументами, вызывая недоумение у одних и сожаление у других.

Межсоборное присутствие помогает пастве найти ту точку опоры, о которой мы сейчас говорим, увидеть, понять и, если нужно, передать окружающим ценное и аутентичное послание Церкви. Помнится, сразу после Поместного Собора 2009 года на одном богословском сайте вышел материал под названием «Заявить о своем присутствии». Хотелось бы сказать словами этого крылатого выражения: Межсоборное присутствие помогает христианину заявить о своем присутствии. Своей деятельностью члены Присутствия вносят посильный вклад в развитие дискуссионной культуры не только среди церковного народа, но и во всем обществе. Если же мы сможем услышать доводы друг друга, то тогда будем способны полемизировать и с теми, кто пока равнодушен, чужд евангельскому идеалу или кто пытается дискутировать с нами по стихиям мира сего (см. Кол. 2:8)

К грядущему Архиерейскому Собору 2013 года Межсоборным присутствием подготовлено шесть проектов документов. К проектам 2012 года получено 62 епархиальных отзыва и около двух тысяч комментариев в Интернете.

Из епархий, направивших разносторонние отзывы, особо хотелось бы выделить те епархии, которые прислали наиболее содержательные отзывы. Я не буду перечислять все епархии, которые откликнулись; некоторые из них глубоко осмыслили тематику Межсоборного присутствия и передали нам результаты этого осмысления. Названия этих епархий я хотел бы огласить:

1. Архангельская

2. Астанайская

3. Барнаульская

4. Белгородская

5. Брестская

6. Брянская

7. Владимирская

8. Вологодская

9. Воронежская

10. Вятская

11. Гродненская

12. Екатеринбургская

13. Ивановская

14. Йошкар-Олинская

15. Казанская

16. Калининградская

17. Калужская

18. Кемеровская

19. Кишиневская

20. Курганская

21. Московская (областная и городская)

22. Мурманская

23. Нижегородская

24. Новгородская

25. Новосибирская

26. Оренбургская

27. Орловская

28. Пензенская

29. Пермская

30. Ростовская-на-Дону

31. Рязанская

32. Самарская

33. Санкт-Петербургская

34. Саранская

35. Саратовская

36. Симбирская

37. Смоленская

38. Ставропольская

39. Тамбовская

40. Тверская

41. Тульская

42. Улан-Удэнская

43. Чебоксарская.

Из 240 епархий, которые существуют сегодня в Русской Православной Церкви, эти 43 прислали свои отклики. Но я хотел бы еще упомянуть о восьми епархиях из числа вновь образованных. Мы не особо ожидали, что эти епархии, которые только формируют свою рабочую структуру, активно включатся в изучение проблематики Межсоборного присутствия, но это произошло, и я хотел бы назвать эти епархии:

1. Арсеньевская (Приморская митрополия)

2. Губкинская (Белгородская митрополия)

3. Енисейская (Красноярская митрополия)

4. Касимовская (Рязанская митрополия)

5. Нижнетагильская (Екатеринбургская митрополия)

6. Покровская (Саратовская митрополия)

7. Пятигорская (Ставропольская митрополия)

8. Скопинская (Рязанская митрополия).

Эти восемь новообразованных епархий также активно обсуждали тематику и внесли свой вклад в дальнейшую работу над документами.

Если сравнить отклик епархий на общецерковное обсуждение проектов Присутствия в 2010 году, когда мы только начинали эту работу, и в 2012 году, то можно отметить рост внимания регионов к межсоборным размышлениям. Так, в 2010 году, когда в Русской Церкви насчитывалось 164 епархии, активно комментировали документы 12% епархий. Сегодня, как я уже сказал, у нас 240 епархий, и процент участвующих в обсуждении достиг 18-и. Пока это еще, может быть, не та цифра, которая бы нас в полной мере удовлетворяла, но рост очевиден. И важно, что в этом процессе участвуют вновь созданные епархии. Это, на мой взгляд, хороший сигнал.

В связи с обилием полярных комментариев направлен на доработку в комиссию один проект — «Положение о монастырях и монашестве». Среди поступивших в аппарат Присутствия мнений не раз звучало предложение не торопиться с окончательным утверждением данного Положения, но провести взвешенную и разностороннюю о нем дискуссию. Одним из наиболее эффективных средств для его обсуждения является проведение регулярных конференций и съездов по разным сторонам монашеской жизни, которые бы осуществлялись с участием известных монашествующих: практиков, духовников, богословов, литургистов, церковных историков.

Знаю, что многое в этом плане уже совершается, но, конечно, вызывает сожаление, что динамика прохождения этого документа в настоящий момент ослабла. Я сознаю, что есть объективные трудности, но любая серьезная тема связана с трудностями. Мы обсуждали вчера на президиуме эту тему, согласились с предложениями профильной комиссии Межсоборного присутствия о том, чтобы продолжить изучение темы «Положение о монастырях и монашестве», но призвать к более эффективному продвижению этой темы.

Еще в 2011 году президиум передал на пленум проект документа, который называется «Процедура избрания Патриарха Московского и всея Руси». По итогам состоявшегося в 2010 году первичного опроса епархий, духовных академий и ряда церковно-общественных комиссий по вопросам церковного управления и механизмов осуществления соборности в Церкви было разработано четыре варианта процедуры избрания Патриарха. После первого рассмотрения президиумом все эти четыре варианта были разосланы в епархии и опубликованы в ряде интернет-ресурсов для обсуждения. В ответ участники дискуссии лишь высказались в пользу того или иного варианта, конкретных поправок при этом почти не поступало. Мнения более или менее равномерно распределились между тремя из четырех вариантов: более подробно об этом сказано в розданных вам документах.

Членам пленума предлагается высказаться относительно предложенных вариантов, а также относительно процедуры, которая представлена в четырех версиях. Каждая версия соответствует одному из вариантов. Окончательное, решающее слово принадлежит Архиерейскому Собору, которому будут представлены выводы и предложения пленума.

В 2012 году межсоборную дискуссию прошли «Поправки к Уставу в связи с распределением полномочий между Поместным и Архиерейским Соборами». Становление этого документа было долгим. Все вы, наверное, помните, что место Поместного Собора в жизни Церкви было как раз той темой, вокруг которой на самом Поместном Соборе 2009 года и возникла идея создать некий межсоборный орган. Собственно говоря, эта тема и послужила началом размышлений о создании Межсоборного присутствия. В связи с этим обсуждение данной темы в Межсоборном присутствии имеет особую важность и является приоритетной. Это первый документ, который мы должны согласовать и через Собор 2013 года ввести в жизнь Церкви. Профильная комиссия представила свои первые выводы по этому документу уже в декабре 2010 года. 

В феврале 2011 года, после первого заседания нашего пленума, эти выводы были разосланы во все епархии и опубликованы в сети Интернет для дискуссии. Подготовленный документ не носил тогда характера конкретных поправок к Уставу. Речь шла об общих рассуждениях относительно места Поместного и Архиерейского Собора в системе церковного управления. В течение 2011 года комиссия получила достаточно большое количество откликов из епархий и в сети Интернет, постаралась их систематизировать. В итоге был подготовлен проект поправок к Уставу, который учитывал большинство поступивших предложений. В частности, если в первом проекте речь шла о том, чтобы высшим органом власти в Церкви был Архиерейский Собор, а Поместный Собор был органом представительства церковной полноты, то в новом проекте обоим Соборам усваивается высшая церковная власть. Одной из задач, которой комиссии пришлось решать при составлении второго проекта, была необходимость избежать смешения полномочий Поместного и Архиерейского Собора и точно описать в какой области какой Собор обладает высшей властью.

С мая по октябрь 2012 года в епархиях и в сети Интернет прошла дискуссия по этому второму проекту, — проекту поправок к Уставу. Поступившие отклики были рассмотрены редакционной комиссией под моим председательством.

Основное изменение, внесенное в этот документ по итогам отзывов из епархий и общественного обсуждения, связано с беспокойством, выраженным в дискуссии, относительно того, что во втором проекте Поместный Собор утрачивал всякое отношение к обсуждению догматических и канонических вопросов. 

По этому поводу следует заметить следующее. С одной стороны, очевидно, что высшая власть в этих вопросах — право истолкования православного вероучения и канонов — принадлежит в Церкви Собору архипастырей. С другой стороны, мы знаем, что народ Божий осуществляет рецепцию постановлений епископов в этой области. Собственно говоря, деление на освященные и «разбойничьи» соборы как раз и определялось всегда рецепцией — насколько Полнота церковная принимала или отвергала те или иные постановления Вселенских или Поместных Соборов.

Редакционная комиссия учла озабоченность участников дискуссии и включила в представленную Вам сегодня третью версию проекта положения, сохраняющие за Поместным Собором попечение о чистоте вероучения и о соблюдении канонов. При этом соблюдено также иерархическое начало, в том числе и традиция Вселенской Церкви, которая усваивает Собору епископов право формулировать положения доктринального и канонического характера.

Еще одна важная поправка внесена по итогам дискуссии. Она касается права суда над Патриархом. Было решено уточнить процедуру суда над Патриархом, оставив последнее слово за Поместным Собором, учитывая, что именно Поместный Собор является тем органом, который избирает Патриарха, и потому судьба Патриарха в случае неспособности совершать им его служение также должна определяться Поместным Собором.

Проектом, потребовавшим существенной работы со стороны редакционной комиссии и собравшим максимальное количество отзывов, в том числе из епархий, стал документ «О позиции Церкви в связи с появлением и перспективами развития новых технологий идентификации личности». Внесенные в ответ на поступившие отзывы поправки отражают активную позицию многих чад нашей Церкви относительно различных инструментов электронной идентификации. Главное, что вызывает беспокойство в новых технологиях идентификации личности — то, что они могут нарушить свободу человека, а в перспективе, при посредстве этих технологий, каждый христианин может быть поставлен перед выбором: либо открыто отречься от Христа, от Евангельских заповедей, либо быть выкинутым из общества и стать вне закона.

На основании поступивших отзывов в проекте «Позиция Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции» появились существенные поправки по структуре документа. Например, определение ювенальной юстиции перенесено из подстрочного примечания в преамбулу. Это важно, так как одной из проблем в дискуссиях о ювенальной юстиции является различие в дефинициях и у ее противников, и у ее сторонников. Опыт показал, что люди не знают, о чем они говорят — используют один и тот же термин, а говорят о разных вещах.

Помимо этого, участники общецерковной дискуссии подчеркнули неприемлемость свободной интерпретации закона органами опеки и судами в вопросе об изъятии ребенка из семьи, а также обозначили недопустимость противопоставления интересов детей и интересов родителей, что свойственно западной системе ювенальной юстиции. При этом Церковь поддерживает развитие особой системы судов над несовершеннолетними и попечения об осужденных несовершеннолетних преступниках. 

К проекту «О принципах реабилитации наркозависимых в Русской Православной Церкви» поступили либо стилистические правки, либо предложения узкоспециального характера. В связи с этим редакционная комиссия при работе с ними консультировалась со специалистами профильной комиссии и многие предложения были учтены.

В отношении документа «О позиции Русской Православной Церкви по актуальным проблемам экологии» основные поправки прозвучали от Санкт-Петербургской духовной академии, Новгородской епархии и со стороны Дискуссионного клуба Всемирного Русского Народного Собора, а также участников слушаний, прошедших в Общественной палате Российской Федерации по поводу этого документа. Предложения носили конструктивный характер, состояли из целостных текстов, подчеркивающих соотношение экологии — с одной стороны, и христианской антропологии и космологии, — с другой. Эти предложения также будут учтены, но при условии определенной литературной редакторской правки. Вчера президиум рассматривал фрагменты текста, которые были привнесены в церковный документ со стороны, и мы поняли, что стилистически в той форме, в которой материал представлен, он не может быть инкорпорирован в соборный документ. Поэтому потребуется работа, по крайней мере, тех лиц, которые занимались этим текстом, чтобы к тому моменту заседания, когда будет обсуждаться этот вопрос, были уже готовы приемлемые исправления.

По краткому обзору материалов, представленному сейчас мной, видно, что этап становления Межсоборного присутствия прошел. Мы выработали определенные принципы взаимодействия друг с другом, создали механизмы изучения вопросов. За три года не раз члены Присутствия по просьбе Священноначалия собирались на незапланированные заседания рабочих групп и готовили материалы для Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Хотел бы сердечно поблагодарить тех членов Межсоборного присутствия, которые в рамках текущей работы Синода и Высшего Церковного Совета оказывают консультативную помощь.

Также полагаю необходимым обратить наше внимание на высокую эффективность привлечения светского экспертного сообщества к работе над документами. Первой, кто пошел по этому пути, стала комиссия по вопросам организации церковной социальной деятельности и благотворительности (председатель — митрополит Калужский и Боровский Климент, секретарь — Маргарита Борисовна Нелюбова). Положительный опыт этой инициативы следует распространять, я думаю, на все комиссии Присутствия, где этот опыт может быть востребован. Важно устраивать сопутствующие документам круглые столы, семинары, конференции не только на стадии исследования вопроса, но и в период проведения общецерковных дискуссий.

И очень важно — и это уже вопрос к нашим церковным  коммуникаторам — чтобы в эту общецерковную дискуссию вовлекалась наша церковная пресса, наши СМИ, которые представляют большую силу сегодня. Минувший фестиваль «Вера и слово» дал нам возможность увидеть весь срез церковных СМИ — это действительно большая сила, но сила, которая порой еще используется неумело по одной только причине — мы пока не имеем единого информационного пространства Русской Православной Церкви. Надеюсь, что работа над построением такого пространства продолжится, и наши церковные СМИ будут играть важную роль, в том числе и в дискуссиях по материалам Межсоборного присутствия.  <…>

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Другие статьи

Приветствие Святейшего Патриарха Кирилла участникам X заседания Совместной российско-иранской комиссии по диалогу «Православие-ислам»

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Ш.В. Кара-оолу с избранием на пост главы Республики Тыва

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Р.А. Кадырову с избранием на пост главы Чеченской Республики

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла С.И. Морозову с избранием на пост губернатора Ульяновской области

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла А.Г. Дюмину с избранием на пост губернатора Тульской области

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на Собрании игуменов и игумений Русской Православной Церкви

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Р.Б. Темрезову с избранием на пост главы Карачаево-Черкесской Республики

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла В.3. Битарову с избранием на пост главы Республики Северная Осетия — Алания

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии выставки «Русь и Афон. К 1000-летию присутствия русских монахов на Святой Горе»

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на VI заседании Попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов г. Москвы