Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с руководителями регионов Северо-Кавказского федерального округа

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с руководителями регионов Северо-Кавказского федерального округа
Версия для печати
15 декабря 2012 г. 09:11

14 декабря 2012 года в Пятигорске, в резиденции полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе, состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с руководителями регионов, входящих в состав СКФО. Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к участникам встречи со словом.

Уважаемый Александр Геннадиевич! Дорогие братья! Уважаемые руководители северокавказских субъектов федерации! Дорогие владыки!

Для меня сегодня очень значимая встреча. От многих из вас я получал приглашения посетить Северный Кавказ, посетить ваши республики, получал также приглашения от владык. По милости Божией мне удалось приехать на Северный Кавказ. Я не имел возможности посетить республики, это отложим на следующий этап знакомства с северокавказской жизнью, но сегодня есть возможность, в гостеприимных стенах у Александра Геннадиевича, встретиться и немного поговорить.

Конечно, я много слышал и читал о Северном Кавказе, о межнациональной, межрелигиозной, экономической ситуации. Но когда читаешь и слышишь — это одно, а когда видишь — совсем другое; и соприкосновение с реальностью значительно скорректировало мое понимание того, что происходит на этой благословенной земле.

Я имел возможность встречаться с духовенством, с верующим народом, с руководителями и, самое главное, слышать голоса людей. И в этих голосах я почувствовал не какую-то нарочито политкорректную идеологему — так иногда бывает, когда как по заученному говорят о мире, о дружбе, а на самом деле ни мира, ни дружбы нет. Я постоянно сталкивался с тем, что люди апеллировали к прошлому и говорили, что в прошлом все жили в мире и дружбе, причем это прошлое — не только советское, но еще и дореволюционное прошлое. Действительно, в том самом прошлом было, я думаю, нечто такое, что скрепляло жизнь людей здесь, на Северном Кавказе.

А когда люди по-настоящему чувствуют себя братьями, когда они готовы защищать друг друга? Тогда, когда у них есть общие интересы. Как только их интересы становятся различными, как только их ценности становятся различными, тогда людей ничего не скрепляет. Какой там общий дом — каждый на себя тянет! И этой общей ценностью в старые времена была, конечно, наша вера — вера православных и мусульман.

Если взять этику, мораль, то она покоится на одних и тех же постулатах, которые своими корнями уходят в десять заповедей. А десять заповедей тесно связаны с нравственной природой человека. Бог так пожелал создать человека — чтобы, помимо разума, воли, чувств, вложить в него нравственное чувство. Нравственное чувство — это не миф, не фантом; это самая настоящая реальность, которая опознается голосом нашей совести.

Конечно, голос совести можно заглушить. Его можно пропить, его можно продать, его можно просто изничтожить разговорами о том, что «я поступаю не так уж плохо, сосед поступает еще хуже» — возможностей заглушить голос совести много, но это не означает, что его нет.

Так вот, голос совести отзывается болью на одни и те же грехи — что у мусульманина, что у православного, что у любого другого человека. Когда нам говорят, что нравственность — дело благоприобретенное, что бытие определяет сознание, я всегда спрашиваю: «Так почему же нравственное чувство одинаково работает и в России, и где-нибудь на островах в Тихом океане, и на Кавказе — где угодно?» Да потому, что Бог так создал человека. Заложен один и тот же нравственный код, и если мы по нему живем, то решаются все проблемы — и межнациональные, и межрелигиозные, об этом даже говорить не надо. Все решается автоматически, если мы живем в соответствии с этим нравственным кодом.

В советское время силой государства поддерживалось то, что мы называем дружбой народов. В каком-то смысле у этой политики были положительные результаты. Но были и другие действия, которые нанесли огромный ущерб всему тому, о чем я говорю, — это разрушение веры. Вера сохранялась только в подполье, от веры нужно было отказываться, — это и привело к тому, что вместе с верой стала разрушаться нравственная основа. А потом, когда вдруг появилась свобода, когда человеку сказали: «делай что хочешь», — какое уж тут нравственное чувство, особенно если есть деньги? Если же кто-то мешает жить в соответствии с инстинктами, он становится врагом. Но у человека, который теряет нравственную опору, теряется фундамент, такого человека очень легко соблазнить.

А вот теперь я хотел бы перейти к теме терроризма. Нельзя воспринимать все то, что сегодня происходит на Северном Кавказе, особенно то, что происходило в недавнем прошлом, столь примитивно: мол, возникли некие группы, стали бороться за что-то и т.д. Всегда есть некая подоснова. Люди, с которыми работали заезжие «гастролеры», пытаясь их завербовать, сделать из них террористов, рассказывали примерно так: «Я верующий человек, а мне говорили: "Кругом безбожный, безнравственный мир. Ты что, хочешь жить так, как живут все эти безбожники? Ты что, хочешь, чтобы твои дочери вели себя так, как девицы в больших городах? Ты что, хочешь, чтобы была беспросветная коррупция? Люди совесть потеряли! Иди к нам и будешь вместе с нами защищать самое священное"».

Другое дело, что эмиссары, которые так «воспитывают» молодежь, говорят неправду, ведь они не за эти нравственные идеалы борются. Но у человека самые сильные чувства — это чувства религиозные и национальные. Почему мы и народ наш так прореагировали на кощунство в Храме Христа Спасителя? Потому что национальные и религиозные чувства — самые священные. За веру, за Бога и за свой народ люди готовы отдать жизнь. За увеличение ВВП в два раза, за рост инвестиций жизнь никто не отдаст, а за веру и за народ люди отдают жизнь. Поэтому разного рода заезжие пропагандисты и знают, на какие педали нажимать. А вот что нужно делать, чтобы они не смогли воспользоваться этим религиозным и национальным потенциалом? Нужно, чтобы религиозные чувства формировались сегодня в здоровой, естественной среде, и в этом смысле я на первое место ставлю вопросы религиозного образования.

Вчера у меня была замечательная встреча с муфтиями — началась несколько формально, а потом мы стали по-братски говорить о том, что у каждого на душе. Один из муфтиев привел мне статистические данные. В регионе, где он руководит общиной верующих, в школах преподают основы исламской культуры. И он рассказал о том, как сократилось употребление алкоголя, как сократилось курение, как сократились правонарушения в той среде, где преподаются основы исламской культуры. То же самое мы наблюдаем и в наших школах, где преподаются основы православной культуры. Нет нравственной распущенности, нет пьянства, никто не сквернословит — это другой облик человека. Но с каким же трудом мы пробивали и до сих пор пробиваем преподавание основ религиозной культуры в наших школах!

Я глубоко убежден, что религиозное воспитание может заложить фундамент прочного межрелигиозного мира, особенно если в этих курсах мы будем говорить — каждый своим языком, ссылаясь к своим собственным авторитетам, — о том, какого человека мы хотим иметь, как говорят инженеры, «на выходе», о том, что мы хотим видеть в нашей молодежи. И говорить мы должны об одинаковых вещах, а иначе мы и говорить не можем, потому что у нас этика общая, фундамент общий. Опираясь на религиозную мотивацию, религиозные чувства, мы будем формировать человека, который не станет брать в руки оружие, чтобы убивать ни в чем не повинных людей, силой доказывать свое превосходство, формировать этнические, клановые группы для борьбы с другими. Потому что правильное религиозное воспитание, обращение человека к религиозным истокам помогает усилить нравственное измерение жизни.

А если вы меня спросите: «Какой еще существует рецепт решения проблемы?», то я отвечу, что никакого другого рецепта не знаю. Конечно, я согласен с тем, что надо решать вопрос безработицы: когда человеку делать нечего, ему дурь в голову идет, а если еще и денег нет — тем более. Конечно, нужно развивать инфраструктуру, экономические проекты, чтобы достичь общего благосостояния. Но ведь благосостояние не делает человека менее преступным. Разве у нас в тюрьмах одни нищие сидят? У нас в тюрьмах сидят люди очень образованные, часто очень богатые, потому что ни богатство, ни образование не решат самого главного — не изменят внутренней духовной, нравственной природы человека.

Вот почему я с особым чувством благодарности и как-то очень естественно отнесся к той поддержке, которую ваши братья — религиозные деятели, как и многие из вас, оказали лично мне в очень непростое время, когда на Патриарха и на Русскую Церковь обрушились разного рода козни. Тогда один из религиозных деятелей приехал и сказал: «Помните, что Северный Кавказ — ваш союзник». И я понял: это не дипломатия, потому что верующие мусульмане так же болезненно воспринимают любые попытки кощунствовать, осквернять и оскорблять святыни, как и их православные братья.

У нас есть общая основа, и я считаю, что эту основу ни в коем случае нельзя потерять. Поэтому у нас должен быть активный межрелигиозный диалог, касающийся конкретных вопросов. Не формальный диалог, когда собираются при светском начальстве и все начинают говорить, что мы за мир, что мы братья и так далее; а те, кто с оружием, не слышат ничего и продолжают творить свои дела. Наш диалог должен достигать низов. А то принимаем хорошие декларации, а кто эти декларации читает? Да никто их не читает — по крайней мере, тот, кто идет с оружием, декларации не читает, или читает и смеется. Нам нужен такой диалог, который будет проникать в глубину сознания наших людей — и православных, и мусульман, менять наши отношения в принципе. Почему? Потому что мы сегодня союзники перед лицом всего того, что в мире происходит. Потому что самая главная проблема современной цивилизации заключается в отказе от Бога — я сегодня об этом говорил в проповеди. Потому что в основу всего сейчас полагается исключительно личная свобода человека. Человек, согласно этим взглядам, сам определяет, что хорошо, а что плохо. Но ведь сколько голов, столько и умов, и если каждый будет сам определять, что хорошо, а что плохо, то человечество будет уничтожено взаимными конфликтами.

Должны существовать абсолютные мерила добра и зла, и для верующих людей абсолютным мерилом является слово Божие. Для нас Библия, Евангелие, для вас Коран — это абсолютное мерило, и поэтому наша задача — только научить людей различать добро и зло на основании этого критерия. Вот поэтому верующие люди сегодня являются союзниками, и эти союзнические отношения мы должны укреплять, на основе этих союзнических отношений выстраивать братские отношения — не обижать, не оскорблять, а ценить друг друга.

Я выступал здесь на форуме Всемирного русского народного собора и говорил о роли русских. Я подчеркнул, что говорю так не потому, что я сам русский, не потому, что русские лучше других. Но совершенно ясно, что исторически роль русского народа не только на Кавказе, но и на всем огромном евразийском пространстве совершенно особая. И знаете, почему? Почему русские создали империю? Я поделюсь с вами своими мыслями.

Что такое империя? Это объединение людей. А когда мы готовы жить рядом с другим человеком? Когда нам хорошо с ним жить. А когда нам хорошо с ним жить? К примеру, что такое хорошая жена? Это жена, которая заботится о муже. А что такое хороший муж? Тот, который заботится о жене. Что такое хороший начальник? Приходит человек в кабинет к начальнику, а у него времени нет поговорить: «не могу принять, иди». Второй раз приходит — его уже даже не пускают. Что этот человек скажет о начальнике? «Плохой начальник». А начальник может быть очень хорошим, умным, заботливым — у него просто времени не хватило с этим человеком поговорить, а значит, для этого сотрудника начальник будет плохим независимо от того, какие он программы осуществляет и что он делает.

Вот так же и в общении между народами. Сформировать такую империю, как Российская, мог только народ, который себя в полном смысле слова отдавал другим, жертвовал собой. Это привело к тому, что в империи во власти были люди разных национальностей. Никогда не было сказано, что только православный и только русский может быть, допустим, министром или губернатором. Тот характер, что формируется Православием, который со стороны порой кажется мягкотелостью, слабостью, отсутствием хребта, есть на самом деле результат сознательного воспитания народа в этой мягкости и открытости, которая очень неверно воспринимается как слабость. Эта открытость позволяла другим не чувствовать себя дискриминированными, и благодаря этому характеру русских людей и сформировалась империя. Это не слабость — это воспитанное Православием отношение к другим, и благодаря ему мы и существуем все вместе, потому что если бы коренная нация была железобетонной, то о нее разбивались бы лбы других и не было бы никакой общей жизни.

Общая жизнь всегда требует жертвенности. Для того чтобы хорошо жить с мужем или женой, нужно жертвовать собой ради другого человека. Только тогда брак крепкий, когда ты отдаешь супругу или супруге время, заботу, средства. В этом смысле значение русского народа очень велико, и думаю, что потенциал, заложенный в сознание, в природу наших людей, не иссяк, хотя и был подорван в советское время, когда на место веры пришла идеология. Но не будем сейчас об этом говорить, а будем говорить о том, что мы должны возродить все добрые традиции совместной жизни, взаимного уважения, взаимной признательности, с тем чтобы строить мирное, спокойное, процветающее государство. А если, сохрани Бог, когда-нибудь придется защищать его, то чтобы все стали на защиту так, как защищали Россию наши предки — и мусульмане, и православные.

Поэтому я глубоко убежден в том, что самое главное — сохранить нашу общую нравственную основу, помочь людям сформировать на этой основе свои убеждения, построить межнациональные, межрелигиозные связи. И хотел бы всем нам пожелать помощи Божией на этом пути.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Материалы по теме

Представители Московского Патриархата приняли участие в ежегодных консультациях Комитета министров Совета Европы по религиозному измерению межкультурного диалога

Представители Русской Православной Церкви приняли участие в заседании Совета по межнациональным отношениям при Совете Федерации

Московский Синодальный хор выступил в Духовно-культурном центре в Париже

На острове Корфу состоялся XVI Международный общественный форум «Русская неделя на Ионических островах»

Состоялось четвертое заседание Межрелигиозной рабочей группы по оказанию гуманитарной помощи населению Сирии

Святейший Патриарх Кирилл: Диалог властей Азербайджана и Бакинской епархии предоставляет широкие возможности для решения проблем православных верующих

Митрополит Волоколамский Иларион: «Мы должны бояться не сильного ислама, а слабого христианства» [Интервью]

Святейший Патриарх Кирилл: Убеждения террористов не имеют ничего общего с ценностями ислама

Визит Святейшего Патриарха Кирилла в Румынию. Заседание Священного Синода Румынской Православной Церкви

26-28 октября состоялся визит Святейшего Патриарха Кирилла в Румынскую Православную Церковь

Визит Святейшего Патриарха Кирилла в Румынию. Молебен по случаю 10-летия интронизации Блаженнейшего Патриарха Румынского Даниила

«Об исповедании православной веры при богоборческом строе и о значении нашей свободы сегодня». Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Священного Синода Румынской Православной Церкви [Патриарх : Приветствия и обращения]

Другие статьи

Патриаршее поздравление епископу Георгиевскому Гедеону с 55-летием со дня рождения

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече Президента России В.В. Путина с Предстоятелями Поместных Православных Церквей

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на праздничном концерте в честь 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Церкви

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы и день 100-летия интронизации святителя Тихона, Патриарха Московского, в Храме Христа Спасителя в Москве

Соболезнование Святейшего Патриарха Кирилла в связи с кончиной благочинного Богоявленского церковного округа г. Москвы архимандрита Дионисия (Шишигина)

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заключительном торжественном заседании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече Президента России В.В. Путина с участниками Архиерейского Собора Русской Православной Церкви

Обращение Святейшего Патриарха Кирилла к читателям альбома «Священный Собор»

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии конференции «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и архивные материалы. Дискуссия»

Соболезнование Святейшего Патриарха Кирилла Президенту Египта в связи с терактом в мечети на Синайском полуострове