Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Протоиерей Всеволод Чаплин: Есть ли у христианства будущее?

Версия для печати
6 марта 2013 г. 15:25

Статья председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина опубликована в газете «Русь Державная» (№ 3, 2013).

События, происходящие вокруг Римско-Католической Церкви после ухода на покой Папы Бенедикта XVI, а также дискуссии в православных и протестантских странах постоянно интерпретируются как кризис христианства. Конечно, некоторые кризисные явления налицо. В некоторых государствах оскудевают традиционные христианские общины. В иных, не исключая и православные, Церковь, как многим кажется, оказывается безгласной перед лицом жесткой и уничтожительной критики. Ее потоки, подчас не сталкиваясь со столь же интенсивным потоком ответов, как бы говорят обществу: смотрите, им нечего сказать, им нужно меняться по нашим правилам, иначе — скорая историческая смерть. Такую погибель предрекали много раз, однако ее не произошло.

Есть ли у христианства будущее? Безусловно, есть, но при одном условии: христианам нужно оставаться самими собой. Когда нас обвиняют в тех или иных человеческих грехах, нам нужно каяться и от этих грехов решительно отказываться. Однако все чаще нам пытаются представить как грех не только то, что им не является, но и то, что составляет неотъемлемую часть христианской традиции или даже ее суть. Подчас под пресловутым кризисом понимается неготовность христиан судить себя по не ими придуманным критериям, отказ впустить в свои головы и сердца далекие от христианства установки, которые нам пытаются навязать, убеждая, что они для нас как бы свои и именно им мы должны соответствовать.

Нам говорят: «Откажитесь от любой помощи государства и общественных механизмов в проповеди, в утверждении и защите веры. Первая христианская община ничего этого не имела, вот и вам этого не надо». Однако не будем забывать, что первая христианская община всегда стремилась к признанию со стороны государства и общества и не случайно после долгих молитв и усилий это признание получила. Большинство народов и стран стали христианскими именно вследствие решений государства и общества, прежде всего после Миланского эдикта, годовщину которого мы в этом году отмечаем, и решений разных правителей, включая святого равноапостольного князя Владимира. В этих решениях нет ничего греховного и постыдного, хотя бы потому что именно они сделали возможным приход большинства людей, в том числе ныне живущих, ко Христу.

Нам не нужно ни оправдываться, ни извиняться из-за того, что в православной традиции всегда считалось нормальным: взаимодействия власти, общества и разных его институтов для защиты и утверждения христианской веры. Именно это для православия является нормой. Пытаться же искусственно навязать Церкви психологию присно гонимой, а сами гонения объявить чем-то необходимым — значит, извращать саму логику апостольского христианства.

Нам пытаются вживить мысль о том, что государственность, армия и воспитательная система — чуть ли не греховные явления. В христианстве, в апостольской традиции так никогда не считалось, а государство, даже гонительское, уважалось, уже не говоря о государстве христианском. Радикальный пацифизм этой традицией никогда не разделялся. Воспитание в вере — через семью, школу, общество — всегда воспринималось как христианский долг. И все это нам нужно спокойно утверждать словом и делом как норму христианской жизни.

Нам пытаются сказать, что духовенство, активные миряне и даже епископат должны чуть ли не в лохмотьях ходить, что получение ими средств к существованию, комфортные условия работы, украшение храмов, церковных домов, епископских резиденций — это нечто неправильное, постыдное и даже антихристианское по сути. Задача очень проста: выдавить духовенство и лучших мирян в область социальных маргиналий. Сделать так, чтобы нормальный молодой человек, которому хочется прокормить семью и быть не последним членом общества, никогда не пойдет ни в священники, ни в церковные социальные труженики, ни в православные журналисты. Отчасти этого добились на Западе, где оскудение духовенства — кстати, не только католического, но и женатого протестантского, и даже так называемого духовенства женского — обусловлено прежде всего тем, что в социальном отношении эта группа оказалась чуть ли не одной из самых уязвимых и бесперспективных.

Священник, епископ, церковный труженик-мирянин всегда в православии пользовались народной поддержкой, пользовались не меньшим уважением, чем государевы слуги, купцы или воины, и уровень их жизни соответственно поддерживался. Нам не нужно бояться считать такое положение нормой и прямо говорить об этом. Иначе через двадцать лет в наших храмах будут служить гастарбайтеры и маргиналы, как это происходит в некоторых западных странах.

Нам говорят, что традиционная христианская нравственность, православные общественные идеалы — есть удел XX, XIX, а то и XVII века. Все это совершенная неправда. Эта нравственность и эти идеалы вечны. Они осуществимы в любую историческую эпоху, а та эпоха, которая с ними не согласна, уйдет с позором, что мы знаем из опыта дохристианской Римской империи, да и уже из опыта многих стран современного Запада. Нам не нужно бояться говорить об идеалах соборности, единства власти и народа, христианской миссии наших стран, необходимости возвращения к вечным нравственным нормам во всей их полноте, в том числе через механизмы общества и государства. Да, чем больше мы об этом будем говорить, тем больше на нас будут ополчаться, но страшиться и отступать ни в коем случае не надо.

Кризис переживает не евангельское христианство, способное побеждать, даже будучи малым стадом, а христианство, приспосабливающееся и извиняющееся. Приспосабливающееся к греховным стихиям мира, к потребительству, к обывательщине, к торжеству порока. Извиняющееся за то, что оно является самим собой, остается верным Христу и Евангелию. По этому пути нам идти ни в кое случае не стоит, даже если кто-то кнутом и пряником подталкивает нас на него и обещает в обмен земные блага, а в случае непослушания – забвение и погибель. Логика христианской истории говорит как раз об обратном: люди, сильные духом Христовым, способны побеждать все немощные дерзости века сего и мироправителей его тьмы.

Патриархия.ru

Другие статьи

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на открытии IV Международного общественного форума «Елисаветинское наследие сегодня»

Смерть до рождения. Стране нужна программа по профилактике абортов. Церковь готова серьезно помогать в этом

Выступление епископа Выборгского Игнатия на курсах повышения квалификации для руководителей епархиальных отделов по делам молодежи

Патриарх и гуманизм

Церковное краеведение: основные правила и типичные ошибки. Как правильно организовать на приходе изучение истории своего храма

Митрополит Волоколамский Иларион: Достоевский верил во Христа не только как в Воплотившегося Бога, но и как в идеал человечества

Единство — залог нашей победы

Нужно ли бояться «возвращения религии»?

«Вечный рост» или умеренность?

Россия перед вызовом террора: духовный вакуум опасен