Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Епископ Воскресенский Савва: Учеба — это некая отдушина для священнослужителя, будь то пресвитер или архиерей

Версия для печати
28 марта 2013 г. 12:33

Наместник Новоспасского ставропигиального монастыря епископ Воскресенский Савва рассказал о действующих в обители курсах повышения квалификации для клириков г. Москвы.

— Владыка, как возникла идея открыть курсы повышения квалификации для клириков в Москве?

— Когда я только был назначен в Новоспасский монастырь наместником, Святейший Патриарх обозначил несколько первостепенных задач в отношении бывшего здесь филиала заочного сектора Московской духовной семинарии. В силу разных обстоятельств — отсутствия помещений, зарплат и так далее, его работа сошла на нет и была поставлена задача его возродить. Задача была выполнена, теперь тут постоянно присутствуют преподаватели, ведутся занятия и принимаются экзамены у студентов-заочников Московской духовной семинарии.

Затем, поскольку было вынесено определение Архиерейского Собора 2009 года о повышении квалификации клириков Русской Православной Церкви, которые довольно давно закончили духовные школы, Святейший Патриарх поставил задачу открыть для московских священников в Новоспасском монастыре также и курсы повышения квалификации при Московской духовной академии, Учебном комитете и Синоде Русской Православной Церкви.

Поначалу было довольно-таки тяжело, потому что нужно было согласовать много программ и документов, но, тем не менее, все было согласовано с Его Святейшеством. В апреле 2011 года он подписал резолюцию об открытии курсов, а в ноябре 2011 года к нам на обучение поступила первая группа московских священников. Их было около 20 человек, по четыре священника с каждого благочиния.

— Никто не протестовал против направления на учебу?

— Поначалу курсы действительно были восприняты без энтузиазма. Но после прохождения месячного курса отношение менялось. Первый блин всегда будет комом, мы ведь и сами не знали, как организовать курсы, чего уж требовать от слушателей! Первоначально священники учились с 9 до 19 вечера, выбегали из аудиторий с испариной на лбу, очень сильно уставали… Постепенно курсы стали приобретать тот вид, который имеют сейчас.

С самого начала мне хотелось, чтобы у нас преподавали люди, которых приятно слушать, которые бы заинтересовывали, зажигали. Есть много ученых, которые прекрасно разбираются в предмете, но не умеют донести информацию, увлекательно рассказать, и аудитория на их занятиях постоянно спит. Мы старались приглашать на курсы тех, кто может именно хорошо преподавать. Надеюсь, у нас это получилось.

— А как Вы понимали, что менять?

— После каждого курса мы проводили и проводим анкетирование: каждый слушатель анонимно (или не анонимно — по желанию) по пятибалльной шкале оценивал, насколько он удовлетворен оборудованием классов, преподавателями, пособиями и так далее. И в конце писал свои замечания. Поначалу анкеты были очень нелицеприятные, но мы учитывали все пожелания и возражения и пересматривали курсы.

Например, сначала обучение длилось месяц с отрывом от приходской деятельности. А сейчас обучение растянули на два месяца: занятия проводятся три раза в неделю и священники могут успевать служить и заниматься делами на приходах. Сейчас наши студенты более-менее довольны.

— По какому принципу подбирали предметы?

— Я решил, что нам необходимо не повторять заново семинарский курс и проходить все «от Адама», а сконцентрировать внимание на изучении того нового, о чем не говорилось в семинариях, что появилось в относительно недавнее время и знание чего может реально помочь клирикам в их пастырской деятельности. Иными словами, чтобы наши курсы были не «для галочки», а для реальной пользы и чтобы учиться было интересно. Задача курсов — не научить, а ознакомить с тем, что нового появилось в церковно-государственных отношениях, отношениях с другими конфессиями, каноническом праве и так далее.

— На 2012/2013 учебный год в программе курсов девять предметов. Все они связаны скорее с освоением чего-то нового, недавно возникшего — проблемам ислама в современной России, охраны памятников, церковно-государственным отношениям и так далее. А почему священникам необходимо изучать литургику? Для чего включать в курсы предмет, который изучают в семинариях и который связан с тем, что священник и так знает, поскольку служит несколько раз в неделю?

— Это было желание самих слушателей и одновременно первого викария архиепископа Истринского Арсения. Как оказалось, на многих приходах священнослужители не знают, как совершать самые простые чинопоследования — литию, панихиду и так далее. Им не хватает элементарных простых знаний, и на курсах мы решили дать им возможность узнать что-то не в историческом, а именно в практическом плане, на уроках задать интересующие их вопросы. Сейчас, например, они проходят в основном двунадесятые праздники.

— На сайте курсов сказано, что «возрастной потолок для прохождения данных курсов составляет 55 лет». При этом священники и в возрасте после 55 лет занимаются активной работой с прихожанами, сталкиваются с необходимостью отвечать на самые разные вопросы, связанные, в том числе, и с культурологией, и с биоэтикой, и с контактами с сектами. Чем объясняется ограничение в возрасте слушателей?

— Если священник в возрасте старше 55 возжелает поучиться на наших курсах, мы его с удовольствием возьмем! Мне просто кажется, что человек в более солидном возрасте не сможет воспринять необходимый объем информации. Конечно, век живи — век учись. Нам бы хотелось, чтобы образование было впрок, а не в тягость. И поскольку курсы — мероприятие обязательное, вводя возрастную границу, мы хотели избавить старших клириков от излишней нагрузки. Кроме того, 50 лет — рубеж, когда человек стабилизировался, у него сформировано свое видение, отношение к жизни, он уже старец, который должен учить, а не учиться.

А за основу мы взяли правило, принятое в Московской духовной семинарии, куда на заочное отделение принимаю до 55 лет.

Святейший Патриарх обозначил еще ряд ограничений: от обучения на курсах освобождены преподаватели и священники, которые имеют научную степень духовного или светского вуза. Так что примерно 30% от общего числа московских священников сразу выпадают из числа наших потенциальных слушателей.

— Согласно правилам, курсы надо проходить раз в пять лет. Можно ли говорить о том, что за пять лет все московские священники моложе 55 лет и не имеющие степени пройдут подготовку на курсах? Или предполагается, что через два года будут два потока — «первокурсников» и «второкурсников»?

— Да, видимо, потом у нас действительно будет два параллельных потока слушателей и наполнение курсов для второкурсников надо будет пересмотреть. Пока же мы надеемся сделать так, чтобы большая часть московских священников прошла первый этап курсов. Ведь дело в том, что программы сформированы, но постоянно появляется что-то новое и надо следить, чтобы они не устаревали. Вот, в начале февраля прошел Архиерейский Собор. Его постановления — новая страница в истории Церкви. Значит, это тоже уже надо включать в программу, если мы хотим идти в ногу со временем, так, чтобы курсы были не «для галочки», а по-настоящему актуальными и полезными.

— Предполагается прямая трансляция лекций. Значит ли наличие трансляции, что на занятия можно не приезжать, а только слушать лекцию онлайн? Всем ли она доступна или только слушателям курсов? Или это все-таки, например, на случай болезни или иных обстоятельств?

— Не все преподаватели готовы работать в режиме прямой трансляции. А так я не вижу проблем с тем, чтобы любой желающий мог посмотреть трансляцию лекции на нашем сайте.

До назначения в Новоспасский монастырь я был проректором по учебной работе в Рязанском духовном училище, и как раз тогда было внедрено дистанционное обучение. Согласно распоряжениям, я включал просмотр лекций в сетку расписания и организовывал студентов, чтобы они приходили смотреть трансляции. И даже если лекцию читал очень квалифицированный преподаватель, 95% семинаристов перед экраном просто спали.

Когда нет обратной связи, ощущения живого присутствия преподавателя, внимание очень быстро рассеивается и эффективность просмотра лекций падает. Конечно, на наших курсах учатся не семинаристы, а взрослые люди, священники, но все равно довольно-таки большой процент из них необходимо понуждать к учебе.

Так что по правилам у нас должно быть 100% посещение лекций, и за этим мы строго следим. Если клирик не может прийти, он обязан предупредить и объяснить, по какой причине не сможет быть. И вот как раз для таких случаев у нас предусмотрена трансляция лекций, чтобы человек, например, болея дома, мог быть в курсе того, что сейчас проходят. Заменить посещение просмотры лекций не могут.

— Будут ли доступны для просмотра записи лекций?

— Вы подали хорошую мысль! Может быть, мы это осуществим.

— Планируется ли выпускать учебные пособия специально для слушателей курсов или в этом нет необходимости?

— По каждому предмету у нас есть учебно-методический комплекс, составленный преподавателем. К сожалению, несколько преподавателей в силу занятости не смогли мне его сдать, но все равно у каждого, кто преподает на наших курсах, есть список литературы, вопросы, темы семинаров и возможные темы письменных работ.

А в общем, уже многое готово для того, чтобы издать пособия специально для наших курсов.

— Существовали ли подобные курсы в истории Русской Православной Церкви до революции? Есть они в практике других Поместных Церквей?

— Да. Мне, например, очень запомнился пример Румынской Церкви, в которой после окончания Богословского института священнослужители раз в пять лет подтверждают свои знания. В Русской Православной Церкви подобная практика есть в Московской областной епархии у митрополита Ювеналия: на епархиальном совете клирики обязаны ответить на вопросы и таким образом подтвердить свои знания. И проверки эти отнюдь не «для галочки»: священник выдерживает самый настоящий экзамен.

— Владыка, в последние годы проводятся курс для новорукоположенных архиереев. А не было у Вас желания открыть подобные курсы для заслуженных архипастырей? Это нелепая мысль или Вам бы все же хотелось немного поучиться?

— Мне не давали поручения заниматься архипастырями. Есть курсы при Общецерковной аспирантуре и докторантуре. И, например, недавно в Казахстане курсы прошли и новые, и уже много лет служащие архипастыри. Может быть, со временем, когда обучение пройдут недавно рукоположенные архиереи, дойдет очередь и до почтенных владык. Учеба — это некая отдушина для священнослужителя, будь то пресвитер или архиерей. На практике ведь получается, что все время занят хозяйственными хлопотами: то щебенка, то кирпичи, то поездки по городу, например, у меня — по новой территории. И книжку-то открыть некогда! А тут волей-неволей придется открывать и читать, и это было бы здорово!

Беседовала Ольга Богданова

Учебный комитет/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами