Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Раковиной вычерпать море. Интервью епископа Петергофского Амвросия «Журналу Московской Патриархии»

Раковиной вычерпать море. Интервью епископа Петергофского Амвросия «Журналу Московской Патриархии»
Версия для печати
12 августа 2013 г. 14:49

Санкт-Петербургские духовные школы признаны одними из лучших по итогам проверки, проведенной Учебным комитетом Русской Православной Церкви в конце 2012 года. О своем видении задач по подготовке священников, организации учебного процесса и научной работе ответственному редактору «Журнала Московской Патриархии» (2013, № 8) С.В. Чапнину рассказал ректор СПбДА епископ Петергофский Амвросий.

— Ваше Преосвященство, мы с Вами беседовали три года назад, когда Санкт-Петербургская академия праздновала свое 200-летие. Что изменилось с тех пор в академии? Расскажите о главном.

— Сразу после празднования в 2009 году 200-летия академии и 30-летия регентского отделения мы взялись за выполнение благословения Святейшего Патриарха — привести в порядок академический храм и вернуть ему исторический вид. Домовый храм святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова — это наша главная учебная аудитория. В мае 2011 года Святейший Патриарх освятил полностью отреставрированный храм.

За минувшие три года трудами академической корпорации была проведена большая работа по совершенствованию учебного и воспитательного процесса, внедрена система дистанционного обучения посредством системы Moodle, создано много новых учебных курсов, введена обязательная социальная практика, поддержано немало полезных и интересных студенческих инициатив. За это время было выпущено несколько ярких, красочных и интересных номеров студенческого журнала ­­­­«Небо», катехизаторские курсы готовили оглашенных к крещению и принимали в качестве слушателей постоянных прихожан, студенты пробовали себя в качестве создателей академического киноклуба. Студенческие проекты сменяют друг друга в зависимости от их актуальности, возможности их осуществления самими создателями. Мы не ограничиваемся этими проектами и, если что-то перестает быть востребованным и актуальным, ищем новые формы миссии Церкви в современном нам обществе — те самые формы, которые наши выпускники смогут, опробовав их на академической скамье, использовать сразу в своем служении.

Одним из удачных, прекрасно развивающихся и перспективных проектов стало создание молодежного интернет-радио «I am радио», курируемое нашими молодыми талантливыми студентами. Преподавателями академии создана регулярно выходящая на одном из петербургских каналов передача «Слово». Оформлен в собственность комплекс зданий семинарии, в котором академия с 1946 года располагалась на правах пользователя. Скоро ожидается историческое событие — передача в собственность комплекса Петербургской духовной академии — того самого здания с храмом Двенадцати апостолов, в котором учились и молились и святой Иоанн Кронштадтский, и равноапостольный Николай Японский, и святители Иустин (Попович) и Николай (Велимирович), и многие другие знаменитые деятели Церкви. Эта историческая справедливость, которую академия старалась восстановить в последние 25 лет, разрешилась исключительно благодаря Святейшему Патриарху Кириллу — человеку, с именем которого связаны яркие годы в истории Петербургской академии в ХХ столетии.

Всего и не перечесть — слишком насыщенными оказались эти три года. Отвечая на поставленный вопрос, невольно вспоминаю сон блаженного Августина, в котором он увидел мальчика, пытавшегося раковиной вычерпать море: так и я себя чувствую сейчас перед морем событий, как произошедших за эти три года в Санкт-Петербургских духовных школах, так и перед теми задачами, которые еще предстоит решить. Волны этого моря, конечно, силятся проверить на прочность наш академический корабль, но я верю, что, как и прежде, с помощью Божьей наша дружная команда будет держать правильный курс, а наши паруса будут неизменно наполнены дыханием молитвы, призывающей Святого Духа.

— Очевидно, что высшее образование в современной России переживает глубокий кризис. Реформа духовного образования с одной стороны необходима, с другой стороны сталкивается с большими трудностями. Как бы Вы эти трудности сегодня охарактеризовали?

— Грустно видеть ту картину, которая складывается в области высшего образования в нашей стране. Да, существует определенный круг вузов, дающих и поныне своим студентам высокий уровень образования, с которым считаются во всем мире, но таких вузов, к сожалению, немного. Одним из символов нашей эпохи стали повсеместные плакаты и рекламные листы, изображающие веселых и уверенных в себе молодых людей, призывающих последовать их примеру и поступить в один из многих открывшихся сравнительно недавно вузов. К великому сожалению, за всей этой рекламной мишурой иногда стоит полуподвальное помещение, посредственный преподавательский состав и реально слабое образование. Как результат, все большее число молодых людей не имеет даже элементарного общекультурного кругозора. Я помню один репортаж, показанный несколько лет назад по одному из центральных каналов. В нем речь шла как раз о состоянии высшего образования и о проблемах, связанных с трудоустройством выпускников. Так вот, в качестве наглядного примера съемочная группа провела опрос среди торговцев одного из московских рынков. Оказалось, что за прилавками во множестве стоят бакалавры и магистры маркетинга, менеджмента и психологии.

Осуществляемая в таком контексте реформа духовного образования призвана поднять духовные учебные заведения Русской Православной Церкви до уровня соответствующих мировых аналогов. В случае успеха на финальном этапе реформы духовные академии смогут стать не только серьезными научно-исследовательскими гуманитарными центрами, но и флагманами отечественного высшего образования.

Реформа духовных школ уже давно назрела, это стало понятным почти 20 лет назад. И она все это время идет. Но процесс реформирования — это процесс всегда сложный, долгий и болезненный. Для того чтобы создать что-то новое, зачастую необходимо отказаться от чего-то старого и уже привычного. При оценке проведения реформы нужно учитывать еще и такой момент: результаты реформы можно наблюдать лишь спустя несколько лет. Это как в астрофизике: свет объектов глубокого космоса — звезд, галактик, туманностей, — который мы можем наблюдать с Земли в ясную ночь, показывает нам то, какими были эти объекты годы или даже десятилетия назад. А потому в деле реформы нужна недюжинная мудрость, дальновидность и терпение. Но нужно также и четкое осознание необходимости проведения реформ, порой кардинальных.

— В последнее время в языке, который используется при описании реформы образования, в том числе и духовного, используется новое слово — компетенции. Какое содержание Вы в него вкладываете? В чем именно выпускник должен компетентно разбираться?

— Если говорить о самом термине «компетенция», то он происходит от латинского глагола competere — подходить, соответствовать. Таким образом, компетенция — это способность применять и использовать полученные во время учебы знания и умения при решении определенного круга задач и для достижения необходимого результата. Но я бы предложил сразу внести определенную конкретику. В ходе реформы все духовные учебные заведения были разделены на три ступени: бакалавриат, магистратуру и аспирантуру. Каждому из трех этапов соответствует свой уровень подготовки, свои цели, задачи и компетенции. Так, выпускник четырехлетней бакалаврской программы должен быть хорошо подготовлен для осуществления приходской деятельности: в первую очередь как диакон или священник. Выпускник магистерской программы должен, в свою очередь, быть более серьезно подготовлен к осуществлению административной, представительской и преподавательской деятельности. Если же говорить об аспирантуре, то здесь для студента открывается возможность для более глубокого погружения в научную среду, детальной интеграции в интересующую его тему и написания кандидатской и докторской диссертаций. Таким образом, аспирантура — это в первую очередь кузница бесценных для системы духовного образования научных кадров. Но если обратить внимание на опыт других Церквей, то у некоторых существует негласное правило, согласно которому лишь священнослужители, имеющие наряду с необходимыми личными качествами соответствующую научную степень, могут стать епископами. Полагаю, что это заслуживающая внимания практика.

— Как бы Вы описали облик молодого священнослужителя, выпускника СПбДА? Вы довольны уровнем его знаний, общей подготовкой, культурным кругозором?

— Если сравнивать среднестатистического выпускника Санкт-Петербургской духовной академии сегодня и, допустим, десять лет назад, то прогресс очевиден. Нам, всей нашей команде, в которую входят не только профессора, преподаватели и администрация, но и друзья академии — люди открытые и небезразличные, четко осознающие, что вкладываемые ими сегодня в академию и наших студентов ресурсы — это их посильная инвестиция в будущее нашей Церкви и нашего народа, всем нам удалось сделать очень многое, хотя до исполнения всего задуманного еще далеко. Поэтому мне как ректору приятно видеть и осознавать, что вкладываемые нами силы и средства достигают своей цели и способствуют формированию в нашем обществе молодой церковной интеллигенции — людей с хорошим уровнем образования и культуры, внутреннего такта и самодисциплины, являющих пример скромности, любви и жертвенности, смирения и церковного послушания, воспринявших традиции, но без страха смотрящих в будущее, готовых к полету творчества и борьбе за христианские идеалы. Сейчас нашему обществу, как никогда, нужны путеводные звезды: люди, своей доброй душой, ясным умом и самоотверженным сердцем способные вывести нас из состояния духовного и интеллектуального застоя, способные по-новому открыть людям евангельские идеалы и жизненные ориентиры.

— Болонская система, на которую перешли духовные семинарии и академии, связана с концепцией lifelong learning — обучения на протяжении всей жизни. Как именно это учитывается в системе духовного образования? Насколько я понимаю, экстерната больше нет, но что взамен?

— Если говорить о классическом понимании термина, то концепция lifelong learning подразумевает прежде всего процесс непрестанной формации индивидуума на протяжении всей жизни: от начальной школы и до глубокой старости. В этом контексте человек более не воспринимается лишь как шестеренка в большом социальном механизме, как исполнитель своих узкопрофессиональных обязанностей, но на передний план выходит личность со своим внутренним миром, своими желаниями и преференциями.

Проекция данной концепции на систему духовного образования ставит нас перед осознанной необходимостью применения индивидуального подхода к каждому отдельному студенту. Ключевой задачей становится помочь молодому человеку увидеть в себе свое предназначение, свою глобальную миссию, цель, к которой он будет самоотверженно идти всю жизнь, непрестанно совершенствуясь в своем служении. Каждый из наших студентов — носитель своей неповторимой индивидуальности, данного Творцом таланта, который мы вместе с ним должны найти и приумножить. К великому сожалению, духовные школы нередко не поощряли проявления яркости и индивидуальности. Сейчас мы стоим на пороге формирования совсем другого идеала духовного образования, подлинно университетской среды в хорошем смысле этого слова — живой, свободной и яркой. Но подобное положение вещей заметно повышает и меру ответственности студента за свою самоформацию. Мы стараемся многое дать, но и многое требуем от наших студентов. Лень, трата драгоценного времени впустую, не говоря уже о более серьезных моментах, негативно влияющих на морально-нравственный образ будущих пастырей, — на подобное мы не можем закрывать глаза. Ведь lifelong learning — это еще и постоянная работа над своим внутренним миром. И в этом смысле можно сказать, что Церковь на многие века опередила общество, которое лишь сейчас приходит к осознанию необходимости непрестанного обучения и формирования личности. Для христианского же мировоззрения это была изначальная и ключевая максима: Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:20-21).

— При каких условиях возможно формирование научно-­богословской школы в стенах академии? Не секрет, что сегодняшние преподаватели, даже профессора, далеко не всегда ученые, а студенты чаще всего не имеют достаточной мотивации заниматься богословскими исследованиями.

— Что касается профессорско-преподавательского состава, то одним из ключевых моментов обновления жизни Санкт-Петербургской духовной академии за последние годы я считаю как раз привлечение многих преподавателей из лучших вузов Северной столицы, подлинных профессионалов своего дела. Но если использовать футбольную терминологию, то светские преподаватели, хотя им и удалось без проблем интегрироваться в жизнь духовных школ и завоевать любовь и уважение студентов, всё же являются своего рода «легионерами» в нашей команде. В этом смысле одной из ключевых фаз происходящей реформы я вижу формирование при каждой духовной академии братств, состоящих из ученого монашества, посвятившего свою жизнь делу церковной науки. Безусловно, в этом вопросе нужен комплексный подход, поскольку рождение практически ex nihilo научной монашествующей среды есть процесс долгий и очень сложный. Создавать из науки и образования идола в ущерб монашескому образу жизни было бы непростительной ошибкой, влекущей за собой не созидание, а разрушение. Но мы должны понимать, что создание церковной научной среды — это стратегическая задача нашей Церкви. Однажды мы уже отстали на целый век по причине гонений и репрессий, но сейчас у нас нет подобных оправданий.

Что же касается студентов, то Вы фактически сами ответили на вопрос: да, ключевым фактором в процессе научно-богословского формирования является именно мотивация. Если после бакалавриата студент не мотивирован должным образом на продолжение обучения, то лучше и не думать о магистратуре и аспирантуре. Посвятить еще несколько лет обучению — это ведь тоже немалый труд, и молодой человек должен понимать, зачем ему идти на это. Большинству архиереев нужны готовые клирики «здесь и сейчас», очень часто с параллельным заочным обучением или начальным духовным образованием, а то и вовсе без него. Они быстро растут, получают приходы и награды. Не секрет, что нередко в храмы и на приходы, где есть большая миссионерская перспектива, назначаются клирики, не имеющие должных талантов и образования, а те, кто его получает, вынуждены потом «догонять» в жизни своих собратьев. Или студенты, обучающиеся за рубежом. Многие ли из них защитили там работы? Многие ли из них, получив образование и ученую степень, вернулись в свои духовные школы? Сейчас митрополит Волоколамский Иларион по благословению Святейшего Патриарха создал систему необходимого административного контроля за процессом зарубежного обучения. Верю, что никто не останется не замеченным, а лучшие выпускники зарубежных церковных университетов в будущем смогут занять достойное место не только в духовных академиях и епархиях, но и получат хорошие возможности для реализации своих способностей и талантов на высоких и ответственных ступенях церковного служения. Поэтому, как я уже сказал, основным фактором для формирования научной среды на данный момент является соответствующая мотивация, но вот создать все условия для подобной мотивации — это уже задача не студентов, а всей нашей Церкви.

— Есть ли у вас обмен студентами с богословскими вузами в других странах? И в чем Вы видите пользу такого обмена?

— В нашей духовной академии учатся студенты из многих стран: из США, Канады, Лаоса, Греции, Грузии, Таиланда, Германии, Сербии, Черногории, Македонии, Камбоджи, Финляндии. Важно, что представители братских Церквей не только учат язык и получают церковное образование, но и изучают нашу культуру и традиции, открывают для себя и своей Церкви мир русского Православия. Выпускники наших духовных академий занимают важные иерархические должности в своих Церквах, что служит укреплению единства во всем православном мире. В свою очередь несколько наших студентов получают образование в римском университете «Августинианум», в университете Сорбонны, на теологическом факультете Белградского университета. В перспективе — продолжение сотрудничества с богословскими учебными заведениями Англии, Германии. Заключены договоры с Белградским и Бухарестским университетами. Планируем возобновить, несмотря на трудности из-за кризиса в Греции, направление наших студентов в греческие университеты. Трудно переоценить те возможности, которые открываются для талантливых и целеустремленных молодых людей, имеющих редкую возможность обучаться в западных университетах. Многие исследования в области библеистики и богословия, которые велись за рубежом, были невозможны в России в ХХ столетии, мы не развивались, отстали.

Здесь, как мне кажется, также важна не только академическая сторона вопроса, но и общекультурная. Вместе с тем необходимо иметь в виду пример святителя Николая (Велимировича): его после обучения на старокатолическом факультете в Берне и окончания философского факультета в Оксфорде Церковь направляет в академию в Петербург, в Россию, чтобы он, по выражению современных сербских архиереев «оправославился». В 1910 году иеромонах Николай едет учиться в Россию в Санкт-Петербургскую духовную академию. «При приеме в академию он даже не упомянул законченные им западноевропейские факультеты, а поступил просто как вчерашний семинарист. Скромный студент регулярно посещал лекции и оставался незаметным для товарищей до одного академического духовно-литературного вечера, когда буквально поразил своими знаниями и проповедническим даром и студентов, и преподавателей, и в особенности петербургского митрополита Антония (Вадковского), который выхлопотал для него у российского правительства бесплатное путешествие по всей России. Это паломничество по русским святыням глубоко вдохновило отца Николая и многое открыло ему. С тех пор ни одна страна мира не вспоминалась им с такой теплотой и сердечной любовью, как Россия», — говорится в его жизнеописании.

— Какими вы видите семинарию и академию, скажем, еще через десять лет? По какому пути должны идти дальнейшие реформы?

— Наверное, мои мечты пока что выглядят как утопия. Я хотел бы видеть академию на Неве, которая в обозримом будущем станет общепризнанным мировым центром гуманитарных и богословских исследований. Возможно, тем, кто будет после нас, удастся построить свой небольшой научный городок, своего рода «кремниевую долину» отечественного богословия. Молюсь о том, чтобы каждый поступающий к нам студент смог находить в стенах академии то, что искал в первую очередь: приготовить себя к искреннему и умелому служению Богу и людям, смог бы найти самого себя в этом мире, понять свое предназначение и следовать ему без страха и упрека. Очень желал бы, чтобы каждый выпускник магистратуры, продолживший свое обучение в аспирантуре, смог пройти двухлетнюю стажировку в европейских научных центрах в зависимости от избранной области научного исследования. Мечтаю о достойном уровне жизни для наших студентов и выпускников, о подобающем жаловании для преподавателей. Верю, что не только Святейший Патриарх и некоторые архиереи будут по достоинству ценить свои духовные школы и заботиться о них, но и вся наша Церковь научится этому.

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Теология имеет самое прямое отношение к нашей жизни

Митрополит Волоколамский Иларион: Благодаря присутствию Церкви в университетском пространстве наше студенчество может соприкоснуться с христианским взглядом на жизнь

Митрополит Волоколамский Иларион: Европа как цивилизация может погибнуть без духовно-нравственных ценностей

Митролит Волоколамский Иларион: У наших религиозных традиций есть все основания для того, чтобы жить в мире и согласии

В.Р. Легойда: Храм при МГИМО — чудо, показывающее изменение народа и страны

Митрополит Волоколамский Иларион: Новомученики и исповедники Российские являются славой нашей Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: В светском образовательном пространстве теология представляет собой уникальную возможность для диалога между традиционными религиями

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: «Только на пути служения другим людям человек может обрести смысл и свое подлинное предназначение»

Митрополит Волоколамский Иларион: Университет должен создавать необходимые условия для духовно-нравственного формирования личности

Протоиерей Максим Козлов: Приблизиться к тому, чтобы наши учебные заведения соответствовали современным требованиям к высшему образованию