Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Святейший Патриарх Кирилл: «Важно быть благодарными потомками...»

Святейший Патриарх Кирилл: «Важно быть благодарными потомками...»
Версия для печати
7 ноября 2013 г. 20:05

4 ноября открылась XII выставка-форум «Православная Русь — к Дню народного единства». В этом году она посвящена 400-летию Дома Романовых. Какова роль династии Романовых в истории России? Как относиться к ярким, но неоднозначным с точки зрения верующих представителям этой династии? В чем состоит подвиг последнего российского императора и его семьи? На эти вопросы в интервью журналу «Фома» ответил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

— Ваше Святейшество, что самое важное в той дате, которую мы отмечаем?

— Полагаю, что обращение к православной вере как основе жизни. Династия Романовых была призвана на царство после одоления Cмуты, страшного разорения русской земли внутренними усобицами и иноземными вторжениями, когда государство и страну пришлось восстанавливать из руин. Но, при всем страшном опустошении, которое принесла Cмута, сохранялся фундамент и источник народной жизни — православная вера. Именно вера дала людям возможность выстоять и изгнать захватчиков, именно вера стояла за тем национальным согласием, которое было выражено в решении Земского Собора 1613 года избрать Михаила Феодоровича Романова на всероссийский престол.

Потому что за решением поставить свои частные интересы, личные или групповые, на второе место, всегда стоит сознание общности, которая перекрывает все сословные, региональные, клановые или семейные разделения. И в истории России это именно православная вера. Люди вспомнили, что прежде всего они — православные, и это сознание дало им возможность совершить деяние поистине эпических масштабов.

— А какими Вам видятся результаты этого решения?

— Бывают ключевые, переломные моменты в истории страны или всего мира. Для нашей цивилизации это, в первую очередь, Крещение Руси. А на второе место можно поставить одоление Смуты и воцарение дома Романовых, потому что Россия оставалась последней православной державой, сохранявшей государственную независимость. Страна, казалось, обреченная на исчезновение, народ, которому, по-видимому, предстояло исчезнуть с лица земли, быть порабощенным, а потом и поглощенным более сильными, развитыми, воинственными соседями, отстоял свою независимость и воссоздал государство, ставшее впоследствии, за триста лет правления Романовых, одной из крупнейших мировых держав.

После завершения Смуты и избрания Михаила Федоровича на царство, а в особенности с приходом к власти государя Алексея Михайловича, Россия обрела второе дыхание, произошло огромное, колоссальное развитие национальной жизни, экономики, государственного строительства, освоения новых земель. Огромные силы, жившие в нашем народе, развернулись, и Московия превратилась в великое государство от моря и до моря, от океана до океана, с цветущей культурой и бурно развивающейся экономикой.

Из обычного мононационального государства с небольшим присутствием инославия и иных этносов Россия превратилась в огромную семью народов, соединенную народом русским и верой православной. Семью, в которой люди разных религий и национальностей чувствовали себя благополучно.

И еще — не было ни одного царя, который бы расточал земли; цари земли собирали. Отождествляя себя со своей страной и со своим народом, они старались умножать вверенное им Богом достояние. И народ отвечал им глубокой преданностью, которая не раз проявлялась в годы испытаний.

— Но стоит ли идеализировать Романовых? Все ли было так хорошо?

— Конечно, мы призваны трезво смотреть на нашу историю. Люди, которые творили ее, не были безупречны. У каждого человека, тем более у правителя, есть плюсы и минусы, которые оценивают современники и потомки, а историки тщательно исследуют в своих научных трудах, что человек сделал доброго, где поступил правильно, а в чем ошибся. То же самое делается и по отношению к любому представителю 400-летней династии Романовых.

Но здесь мне хотелось бы четко разделить два возможных подхода к истории. Существует трезвый, взвешенный подход — что произошло на самом деле, и какие уроки мы можем извлечь из этого. И существует подход идеологизированный, для которого любые исторические сведения интересны лишь постольку, поскольку их можно приспособить к продвижению определенных заранее принятых идеологических постулатов. Многие из нас помнят время, когда об эпохе Романовых в истории России было принято говорить не иначе, как о «проклятом царизме», «тюрьме народов», «свинцовых мерзостях» от которых нас, якобы, спасла революция. В действительности, если сравнивать государственную деятельность царей с деятельностью тех, кто затем разрушил великую Россию, разорвал ее, с деятельностью тех, кто в XX веке нанес огромный ущерб общенациональным интересам, то, несомненно, личности царей из династии Романовых представляются нам высоким и замечательным образцом заботы о государстве и о народе.

Негативный, большевистский по происхождению взгляд на историю России подхватывается теми, кого не устраивает историческая и, прежде всего, духовная идентичность нашей страны, кто хотел бы представить всю ее историю как череду провалов и преступлений, так, чтобы нынешнее поколение, особенно молодые люди, не испытывали ни гордости за своих предков, ни благодарности за свое наследие, ни чувства долга по отношению к современникам и потомкам. Но ведь без благодарности к тому доброму, что было в прошлом, осознания своей общности с предками и потомками здоровое общество невозможно.

Бывает и другая ошибка — люди, совершенно  справедливо отвергающие такой подход, впадают в безудержную идеализацию этого периода нашей истории. Это тоже неверно — мы не должны пропускать уроков истории, в том числе, ее горьких уроков.

— То есть, мы должны отвергнуть и «очернительский», и «идеализирующий» подходы?

— Полагаю, мы должны искать правду — и историческую, и нравственную. Когда мы оцениваем деятельность государя и любого масштабного государственного деятеля, то ведь в первую очередь смотрим на результаты: что было сделано для страны, для народа, для развития общества; но личные качества часто находятся в тени.

Нужно сказать, что среди Романовых не было ни одного святого, кроме последнего царя, который был прославлен в лике святых не как государственный деятель, не как полководец, не как политический лидер, а как страстотерпец. Поэтому, говоря о династии Романовых, мы не должны забывать и о том общекультурном фоне, на котором развивалась их деятельность. И вот в этом общекультурном фоне не все было благополучно. Мы знаем, как тлетворно влияло многое на жизнь нашего народа в XVIII веке — несомненно, при попустительстве тех же государей, которые сами оказывались увлечены духом этого времени. Были проблемы и в веке XIX. Поэтому, при всем уважении, которое Церковь всегда испытывала к государственной власти, в соответствии с евангельскими наказами, все же нужно отметить, что существовала определенная дистанция между духовной жизнью народа и духовной жизнью нашей аристократии.

Иногда сверху, силой, предпринимались попытки навязать России неорганичные для нее установления, образ мышления и культуры, который казался части аристократии «европейским» и «прогрессивным».

Поэтому бывает трудно давать какие-то однозначные оценки. Возьмем, например, такую великую фигуру, как Петр I. Его заслуги как правителя несомненны — благодаря его победе в Северной Войне Россия вышла на мировую арену сильным, независимым государством, он укрепил армию, флот, развивал промышленность и торговлю...

Но Петр I, оглядываясь на протестантские страны северной Европы, импортировал модель церковно-государственных отношений, сложившуюся на Западе в ходе Реформации, когда Церковь была подчинена светской власти, сделана частью государственного механизма. Кстати, впоследствии, революция возможно потому так сильно ударила по Церкви, что в сознании многих людей Церковь отождествлялась с властью, воспринималась как ее инструмент... При Петре Патриаршество было ликвидировано, Православная Церковь стала «ведомством православного исповедания».

Петр ввел в России то, что ей не было свойственно, — он ввел модель западноевропейского абсолютизма. Такого в России еще не было. Власть русского царя всегда уравновешивалась — боярской думой, Церковью. Люди могли сказать царю: ты не прав. У народа через определенные способы выражения общественного мнения была такая возможность.

Я знаю, что в нашем российском обществе существует некий особенный пиетет по отношению к Петру I. Я не оспариваю многого из того, что Петр сделал. Но он совершил и нечто очень опасное для страны: привил на нашу, в общем, не предрасположенную к этому почву культурную основу западного абсолютизма. И Церковь потеряла свою независимость. А потом, когда произошла революция, речь шла уже не о модели церковно-государственных отношений, не о независимости Церкви, а о выживании.

— Но ведь Петр открыл Россию для Европейского просвещения...

— Это не совсем так. Кроме того, в некоторых отношениях русские проявляли куда большую просвещенность. Вспомним, например, государя Александра I, победителя Наполеона. Когда французские войска, несшие на Русь «просвещение и передовые идеи», находились в Москве, они разрушали все, что могли, оскверняли храмы, и даже, уходя, взорвали Московский Кремль.

И вот, войдя в Париж, великодушный государь император Александр приказал ничего не трогать, ничего не разрушать в столице Франции, не мстить. Поэтому его встречали с радостью, как освободителя.

Или вспомним реформы императора Александра II. Примерно в те же годы отменили рабство в США — и как: с опустошительной гражданской войной, с морем крови. А в России очень глубокие, коренные преобразования прошли мирно. Одной из причин этого было то, что государь ориентировался на  национальную традицию. Модернизация национального масштаба не была связана с механическим копированием чужого опыта государственного управления, социального устройства и технического оснащения, но осуществлялась с опорой на нравственные нормы, духовную и культурную традицию народа. Это был удачный опыт гармонизации новаторства и традиции, государственнического мышления и полной преданности промыслу Божиему.

И этот государь был убит террористами — так уже тогда проявилось противостояние между теми, кто искал продуманных реформ, которые бы органически вырастали из всего предыдущего опыта страны, и теми, кто хотел резкого переворота, разрыва с исторической Россией.

— Правление династии Романовых завершилось страшной катастрофой, последний император был злодейски убит вместе со своей семьей... Как бы Вы охарактеризовали личность Николая II?

— Николай II много сделал для России; за время его царствования значительно вырос уровень благосостояния людей, в значительной мере был решен земельный вопрос, как известно, ключевой для России, появились зажиточные крестьяне, стремительно развивалась промышленность и железнодорожный транспорт, стали появляться высококвалифицированные зажиточные рабочие, распространялись образование, наука, модернизировалась армия. Конечно, были ошибки и просчеты в государственном управлении, что признавал позже и сам государь...

Но, говоря о царе-страстотерпце, мы в первую очередь вспоминаем его кончину, которая была отмечена великим мужеством, способностью не ожесточиться даже в тот момент, когда его вели на казнь. Своей смертью государь засвидетельствовал ту силу духа, которой обладал и которая для всех нас является примером. И потому царь, и семья его прославлены в лике страстотерпцев, то есть тех, кто достойно встречает страх смерти, как и тех, кто достойно способен встретить любые жизненные невзгоды. Подобно святому Иову Многостардальному, в день памяти которого государь родился, Государь и его семья показали пример исповедания веры перед лицом страданий.

Царская семья сохранила веру и преданность Господу. Никакого ропота — ни на Бога, ни на гонителей. То, что мы знаем о последних днях жизни этой семьи, поражает подлинно христианским отношением к скорбям, к оскорблениям и к смерти. Они простили своих гонителей и убийц. В подвале Ипатьевского дома они должны были уйти в небытие, о них никто не должен был вспоминать, поэтому даже прах их хотели уничтожить... Но переформатировать Россию под требования революционной идеологии не получилось, хотя результаты такой попытки оказались просто страшными.

И сегодня от нас иногда хотят, чтобы мы разорвали с нашим прошлым ради чьих-то представлений о светлом будущем. Но мы уже знаем, что все обещания светлого будущего, которое надо купить ценой отречения от прошлого, оборачиваются порой трагедией. Поэтому нам так важно быть благодарными потомками, помнить и чтить наших предков — в том числе наших государей из династии Романовых.

«Фома»/Патриархия.ru

 

Материалы по теме

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла французскому изданию «Фигаро» в преддверии визита во Францию [Патриарх : Интервью]

Святейший Патриарх Кирилл: Запад вошел в конфликт с нравственной природой человека [Патриарх : Интервью]

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла российским изданиям к 70-летию со дня рождения [Патриарх : Интервью]

В завершение визита в Великобританию Предстоятель Русской Православной Церкви ответил на вопросы представителей российских и зарубежных СМИ

Выставка «Православная Русь. Моя история. Романовы» пройдет в Краснодаре

Выставка «Православная Русь. Моя история. Романовы» открылась в Санкт-Петербурге

Выставка «Православная Русь. Моя история. Романовы» пройдет в Петербурге

Круглый стол «1613-2013. Знай прошлое, живя настоящим, думай о будущем» прошел в Общественной палате России

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла французскому изданию «Фигаро» в преддверии визита во Францию

Святейший Патриарх Кирилл: Запад вошел в конфликт с нравственной природой человека

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла российским изданиям к 70-летию со дня рождения

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников VII Международного фестиваля «Вера и слово»

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла по итогам визита в страны Латинской Америки

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла телеканалу Russia Today

Рождественское интервью Святейшего Патриарха Кирилла телеканалу «Россия»

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла по итогам Первосвятительского визита в епархии Крайнего Севера и Западной Сибири

Святейший Патриарх Кирилл: Невозможно прекратить войны в мире нелюбви

Святейший Патриарх Кирилл: Отрицая Божию правду, мы разрушаем мир