Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Церковная благотворительность — дело профессионала или образ жизни христианина?

Церковная благотворительность — дело профессионала или образ жизни христианина?
Версия для печати
11 марта 2014 г. 13:44

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон выступил с докладом на конференции «Между верой и разумом: социальная доктрина Церкви и ее вселенское значение», которая проходит в эти дни в Милане (Италия).

В Евангелии Господь Иисус Христос говорит о двух основных заповедях (Мф. 22:37-40). Первая заповедь связана со служением Богу, вторая, подобная ей, предполагает служение ближнему. «На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки», — говорит Господь (Мф. 22:40). Любовь к ближнему, о которой говорит Господь, объясняется для нас в притче о милосердном самарянине (Лк. 10:29-37).

Мы знаем, что многие христиане следуют этому примеру в своей жизни время от времени, проявляя деятельное сострадание к родным, знакомым или даже случайно встреченным людям, а другие организуют профессиональное служение бедным, больным и угнетенным, делают это своей профессией и порой достигают в этом служении большой эффективности и высот профессионализма.

Сегодня в Русской Православной Церкви только на территории России действует больше 2900 социальных проектов и инициатив, среди них более 40 богаделен (приютов для стариков), 62 реабилитационных центра для наркозависимых, 18 приютов для беременных и женщин с детьми в трудной жизненной ситуации, 90 детских приютов для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 61 церковный приют для бездомных. Свое служение несут около 2600 сестер милосердия — женщин, которые, как правило, ухаживают за больными, одинокими людьми в больницах и на дому. На территории СНГ действует более 300 православных сестричеств милосердия (Все эти проекты возникли за последние 20 лет, когда прекратились гонения на Церковь со стороны властей, и надо сказать, что до сих пор государство в России фактически не оказывает системной помощи церковным социальным проектам).

При этом в нашем утратившем целостность мире личное милосердие и профессиональная деятельность в этой области бывают также разделены. Возможно, если бы все мы, христиане, были в нашей частной, личной жизни хорошими учениками Христа, то в мире не понадобились бы благотворительные организации, которые пытаются восполнить дефицит нашей любви, жертвенности и заботы друг ко другу некими специальными усилиями.

И тут возникает проблема: проблема соотношения личного подвига человека и его участия в организованных формах милосердного служения. Все ли работники каритативной сферы милосердны? С другой стороны — все ли обычные христиане обязаны участвовать в организованных формах благотворительности? Где границы личной обязанности каждого в этих вопросах?

Хочу немного остановиться на каждой из этих проблем.

Понятно, что профессионализм в любом деле — это хорошо. Чтобы обработать пролежни или правильно перевернуть лежачего больного, нужно сначала этому научиться, иначе своим рвением можно только навредить. Социальные работники, сестры милосердия, координаторы добровольцев, руководители проектов должны получить соответствующее образование, пройти практику, приобрести определенный опыт.

Но я много раз видел, как человек, который пришел работать в церковный социальный проект, чтобы послужить ближнему, и был полон энтузиазма, становясь профессионалом, вместе с навыками приобретает цинизм, жесткость, холодность сердца.

У нас в Москве есть такой церковный проект — автобус «Милосердие», который в морозы спасает бездомных на улицах города. Этот проект действует уже много лет. Я как-то спросил у его сотрудников — ну как, за эти годы вы стали милосерднее? «Мы стали профессиональнее», — уклончиво ответили они.

Как сказала другая наша сотрудница, «мне казалось, приходит опыт. На самом деле, уходила любовь».

Эффективность — это очень важно. Но всегда ли надо делать выбор в пользу эффективности? Когда в состоянии нехватки ресурсов и перегруженности благотворительная организация (церковная в том числе) пытается добиться каких-то эффектных результатов — например, организовать масштабное мероприятие, большой благотворительный праздник, бывает, что на фасаде улыбки и цветы – а внутри взаимные обиды, срывы, нежелание помогать друг другу в мелочах. Получается, что в погоне за эффективностью легко забыть, что наши коллеги — это тоже наши ближние, и мы призваны точно так же терпеть их и помогать им, по заповеди апостола: «Друг друга тяготы носите и так исполните Закон Христов».

Бывает и так, что ради работы в благотворительной организации, особенно церковной, люди оставляли свои высокие посты в светских фирмах, в банках и шли на маленькую зарплату ухаживать за нуждающимися. Но проходит пять, десять, двадцать лет труда, и человек выгорает, утрачивает смысл служения. Уйти же из социальной сферы обратно, на светскую работу такие люди часто не могут из-за гордости. «Как я сойду со своего креста?» — говорят они. Они не могут признаться в том, что этот путь был им не по силам. А внутреннее недовольство растет и начинает проявляться в повседневной деятельности.

Наверняка многие из вас сталкивались с такими ситуациями. Как же сделать, чтобы любовь, которая привела человека к выбору именно такой профессии, не уходила, а умножалась в профессионалах социальной работы?

Нужно, я думаю, все время помнить об этой опасности, нужно осознавать, что наша цель — не в суперэффективности, не в том, чтобы обогнать государство в его социальных заботах и переустроить всю жизнь на Земле, а именно в том, чтобы в сердцах — и у нас самих, и у наших подопечных — умножалась любовь. Нужно все время выпалывать эти сорняки формализма, холодности, ожесточения, властолюбия, которые неизбежны для нашей падшей природы. Мы в наших проектах в Москве снова и снова напоминаем всем нашим сотрудникам об этих главных вещах. А особенно об этом должны думать и заботиться руководители социальных проектов.

Нужно жить не для того, чтобы сделать много дел, создать богадельню, службу помощи бездомным, больницу, накормить всех голодных, а для того, чтобы спасти свою душу. А душа спасается исполнением двух главных заповедей: любви к Богу и любви к ближнему. Причем любовь к Богу проверяется как раз любовью к ближнему, состраданием ему, которое начинается с простого внимания. И начальник, если он христианин, должен быть отцом больше, чем начальником, понимать, что состояние души подчиненного важнее, чем состояние дела.

А дела надо делать спокойно, с рассуждением и упованием на Бога. В любом христианском делании важнее дела — душа.

Поэтому всякому профессионалу во всех его делах следует всегда помнить о первой заповеди — о любви к Богу. В том случае, если эта заповедь будет забыта, наши добрые порывы будут обречены на «выгорание» — потерю желания, интереса, радости от той деятельности, которая еще недавно вызывала восторг и приносила удовлетворение.

Гармонично соединить профессионализм и христианский подвиг позволяет только одно средство — подлинная включенность человека в таинственную жизнь Церкви. Участие в церковных таинствах, молитва и жизнь по Евангелию — залог того, что мы сможем подняться на высоту профессионального служения ближним как образа жизни христианина.

Каждый христианин призван совершать подвиги любви и милосердия. Для этого не обязательно участвовать в социальных церковных проектах, записываться в добровольцы, регулярно ходить в больницу или детский дом. Из церковной истории мы знаем святых, которые совершали дела милосердия в одиночку, тайно. Тайно благотворил святитель Николай Чудотворец, известны святые, которые тайно брали к себе домой больных и прокаженных. В тайне от своей семьи благотворила русская святая Иулиания Муромская, прозванная Милостивой. В этой тайной благотворительности у каждого есть своя мера подвига, о которой знает только сам человек и его духовник.

Очень важная и для очень многих современных людей посильная форма участия в добрых делах — это волонтерство, которое предоставляет человеку большую свободу в реализации стремления к добрым делам, и к тому же дает ему круг единомышленников и соратников. Именно сочетание добровольцев и профессионалов, работающих за деньги, — наилучший путь для благотворительных социальных проектов. Крепкий костяк из профессионалов дает основательность и высокие стандарты помощи, а участие добровольцев-волонтеров привносит особую атмосферу любви и сердечности. (Хотя многие сестры милосердия и приходские соцработники у нас в России сегодня могут быть приравнены к категории добровольцев, которые на Западе не получают оплаты за свой труд, а получают денежное пособие на проезд и на еду. У нас, к сожалению, зарплаты сестер милосердия часто такие маленькие, что как раз и хватает на еду и дорогу к месту работы, так что эти профессионалы настоящие подвижники).

Помогать в церковной богадельне или церковном детском доме, где рядом с тобою трудятся люди одного духа, легче и спокойней, но кроме целиком церковных проектов в России существует огромное поле деятельности — помощь подопечным и пациентам государственных учреждений здравоохранения и соцзащиты, где потребность в участии волонтеров, в том числе церковных, очень велика.

Я в этом докладе не говорю о денежной помощи, хотя этот очень простой вид участия в добрых делах — хотя бы малой жертвой — тоже, мне кажется, естественная часть жизни христианина. У нас в России понимание того, что небольшие, но регулярные пожертвования на благотворительность — это совершенно естественно и доступно всем, только начинает складываться.

Церковь, приходские общины призывают своих членов принять участие в различных формах социального служения. В каких именно из них участвовать и в какой форме — каждый решает сам. Выбор конкретного пути доброделания — это тайна человеческого сердца. Но то, что на этот путь нужно встать каждому — очевидно.

Конечно, очень важно напоминать людям, что даже малая помощь нужна. Нужна, прежде всего, им самим. А для Церкви служение милосердия является самой действенной формой проповеди — потому что являет в нашем мире христианскую любовь.

«Не наставляй иначе, как житьем своим,

Иль, привлекая, будешь лишь отталкивать.

Слов нужно меньше, если делать должное,

Художник объясняется твореньями»

(святитель Григорий Богослов)

Диакония.ru/Патриархия.ru

Другие статьи

Экспертный совет по церковному искусству, архитектуре и реставрации

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Они пишут о том, что нужно сегодня

График российского этапа принесения мощей преподобного Силуана Афонского

Защитить нерожденных детей

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на открытии IV Международного общественного форума «Елисаветинское наследие сегодня»

Смерть до рождения. Стране нужна программа по профилактике абортов. Церковь готова серьезно помогать в этом

Выступление епископа Выборгского Игнатия на курсах повышения квалификации для руководителей епархиальных отделов по делам молодежи

Патриарх и гуманизм

Церковное краеведение: основные правила и типичные ошибки. Как правильно организовать на приходе изучение истории своего храма

Митрополит Волоколамский Иларион: Достоевский верил во Христа не только как в Воплотившегося Бога, но и как в идеал человечества