Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Пять вопросов об ОПК митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Меркурию

Пять вопросов об ОПК митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Меркурию
Версия для печати
30 августа 2014 г. 16:43

Каковы итоги первых лет преподавания «Основ православной культуры»? Как принимают ОПК ученики и их родители? С какими сложностями сталкивается учитель и где он может получить помощь? На вопросы журнала «Фома» ответил председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий.

— Владыка, какое место занимает, по Вашему мнению, курс ОРКСЭ (и конкретно «Основы православной культуры») в общем наборе школьных предметов? Какова его роль в контексте всей школьной программы?

— Сейчас курс «Основы религиозных культур и светской этики» как таковой и модуль по Основам православной культуры, в частности, преподается только в четвертом классе, один час в неделю. Поэтому пока говорить о какой-либо существенной его роли в общем контексте среднего образования не приходится.

Нынешний формат ОПК — не что иное, как несколько видоизмененная экспериментальная форма, которая изначально рассматривалась как временное явление (напомню, изначально курс преподавался по два часа в неделю в течение последней четверти четвертого класса и первой четверти пятого).

Для того чтобы говорить о полноценном месте курса «Основы религиозной культуры и светской этики» (ОРКСЭ) в ряду школьных предметов, преподавание как минимум должно быть расширено на среднюю и старшую школу.

Тем не менее, основываясь на данных социологических исследований, мы можем сказать, что даже в таком искусственно «сжатом» виде курс хорошо принят подавляющим большинством детей, родителей и учителей.

Основная задача курса ОРКСЭ — не ликвидация религиозной безграмотности в среде младших школьников, а усвоение детьми установки на уважительное отношение ко всем традиционным религиозным культурам нашей страны. То есть дети должны понять, что в нашей стране есть разные религии и что это нормально, что люди разной веры и разной культуры могут общаться мирно, что у них много общего, что они могут вместе делать добро. Но опираться при этом нужно на изучение основ той религиозной культуры, которая присуща семье ребенка.

И, безусловно, курс ОРКСЭ должен давать школьникам представление о добре и зле, о традиционных системах ценностей. В этом плане потенциал ОРКСЭ, пожалуй, мощнее, чем у других школьных предметов.

— Каковы итоги первых лет преподавания модуля «Основы православной культуры»? Какие достижения и какие трудности Вы могли бы отметить?

— Модуль «Основы православной культуры» в рамках комплексного курса ОРКСЭ преподается во всех регионах России с сентября 2012 года. Поэтому сейчас уже достаточно ясно видны и успехи, и проблемы.

Когда «Основы религиозной культуры и светской этики» стали преподаваться по всей стране, нам — говорю сейчас и про наш Синодальный отдел религиозного образования и катехизации, и, более широко, о Церкви вообще — пришлось активно взаимодействовать с государственными органами управления образованием и с другими институтами, включенными в этот процесс. И отчетливо проявились слабые места епархиальной работы, которые до этого были не столь очевидны.

Когда наши сотрудники посещают епархии, то могут видеть, что часто полноценное преподавание ОПК тормозится. Причем не по чьей-то злой воле, как любят представлять сторонники различных конспирологических теорий, а потому, что работа епархиальных образовательных структур не соответствует уже вызовам времени и требованиям к уровню работы, которые предъявляют наши светские коллеги.

Поэтому мы начали совершенствовать работу епархиальных отделов, отвечающих за эти вопросы: ведь если оставить все как есть, не добиваясь принципиальных улучшений, то невозможно говорить о полноценном сопровождении церковными структурами преподавания ОПК. Более того, в таком случае расширение практики преподавания ОРКСЭ принесет больше вреда, нежели пользы.

Если кратко характеризовать положительные итоги последних лет в области преподавания ОПК, то можно отметить, что в большинстве регионов России исчезло настороженно-враждебное отношение к представителям Церкви со стороны чиновников, ответственных за школьное образование. Сейчас, за исключением достаточно небольшого в масштабах страны числа регионов, взаимодействие Церкви и школы происходит в рабочем режиме.

Другое важное достижение последних лет — за это время было подготовлено беспрецедентно большое по меркам современной России количество учителей, преподающих «Основы православной культуры» (без преувеличения мы можем говорить о нескольких десятках тысяч человек — по данным АПКиППРО (Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования. Для преподавания ОРКСЭ за последние годы было подготовлено 67143 педагогов. — ред.).

Это учителя различного профиля, прошедшие специальную подготовку — как учителя начальной школы, так и учителя-предметники, преподаватели истории, мировой художественной культуры, русского языка и литературы. И пусть их подготовка еще далека от полноценного теологического образования, но о чем мы можем с уверенностью судить на основании опыта последних лет — в большинстве своем это люди, осознающие возложенную на них ответственность, полные энтузиазма и желания учиться.

Также замечу, что за последние годы в подавляющем большинстве епархий представители Церкви (и священнослужители, и образованные миряне) участвуют в подготовке учителей ОПК. Причем это не разовое, спонтанное участие, а отлаженный, системный процесс.

Но, конечно же, не все так гладко. Есть и определенные сложности с введением ОРКСЭ. Наиболее актуальная — и, увы, до сих пор не решенная проблема — это полноценное обеспечение свободы выбора модулей курса ОРКСЭ на всей без исключения территории России. По закону (пункт 2 статья 87 закона «Об образовании в Российской Федерации») родители школьников имеют право выбирать один из шести модулей: ОПК, основы исламской культуры, иудейской, буддистской, историю религий или светскую этику. На практике же в некоторых регионах выбор оказывается гораздо уже, подчас выбора вообще нет — родителей просто ставят перед фактом, что все дети обязаны будут изучать светскую этику. Такие случаи имеют место и в центральной России, и в Татарстане, Башкирии, ряде республик Северного Кавказа.

— Когда курс ОРКСЭ только появлялся в школе, многие считали, что он приведет к разобщению и даже конфликтам детей внутри одного класса: мол, одни выберут православную культуру, другие исламскую, третьи — светскую этику, это все якобы разобьет детей на враждующие лагеря. Вы сталкивались с подобными последствиями введения курса? Насколько обоснованы такие опасения?

— Практика преподавания курса ОРКСЭ в течение четырех лет (если считать с начала апробации курса в 2010 году) показала: опасения, что курс приведет к разобщению и конфликтам в среде детей, не оправдались. Все громкие заявления на этот счет оказались не более чем популизмом.

Когда мы говорим о рисках в преподавании ОРКСЭ, нам необходимо обратить пристальное внимание на то, как происходит подготовка учителей разных религиозных культур. У христианства, иудаизма и ислама (так называемых «авраамических» религий) есть общее культурно-историческое наследие. Но каждая из этих религий по-своему трактует те или иные события Священной истории, тех или иных ее персонажей. Для каждой из религий чужие трактовки непремлемы, и потому тут есть почва для конфликта. Так вот, чтобы конфликт исключить, нужно убрать из программ всех модулей ОРКСЭ любые материалы, содержащие критику других религий. Преподавать нужно только положительные знания о своей религии в связи с культурой, образом жизни семьи, народа.

Если все же говорить о какой-то конфликтности, то тут мы сталкиваемся, что называется, с другой стороной медали. По нашим данным, наиболее конфликтны сторонники преподавания светских модулей, которые, пользуясь служебным положением, пытаются навязать свою точку зрения окружающим.

Вообще, что касается мнимой «безобидности» модуля по основам светской этики, у нас есть факты преподавания в рамках этого модуля элементов учений деструктивной философско-оккультной, квазирелигиозной направленности.

— ОПК — новый предмет, требующий особого отношения педагога с детьми, с их родителями, да и с самим материалом. Если у учителя возникают сложности в организации процесса обучения, куда он может обратиться? Где ему искать помощи?

— Тут есть два основных пути. Во-первых, если учителю нужна какая-либо методическая помощь, он может обратиться в региональное методическое объединение по ОРКСЭ или в профильное методическое объединение преподавателей «Основ православной культуры». Насколько нам известно от наших коллег из Минобрнауки России, такие структуры ведут работу во всех районных и областных городах.

Другой способ получить консультативную помощь — это когда педагог непосредственно обращается к представителям церковной системы религиозного образования. То есть в епархиальные отделы религиозного образования и катехизации.

Здесь можно и нужно упомянуть о положительном опыте столичного региона, который заслуживает распространения во всех епархиях России — на базе Московской городской епархии реализован проект организации работы системы общественных методистов. Общественные методисты — это штатные приходские сотрудники, например, приходские катехизаторы и миссионерские работники, которые по согласованию с Департаментом образования Москвы были закреплены за школами, располагающимися недалеко от храмов. Основные формы деятельности общественных методистов — это консультирование и методическая поддержка учителей «Основ православной культуры», организация уроков, посвященных устройству православного храма на базе ближайших приходов, участие в родительских собраниях по выбору модулей курса…

Кроме того, во многих епархиях в России открыты консультационные центры для учителей. Действуют они при приходских духовно-просветительских центрах, православных школах и гимназиях, а также в некоторых духовных семинариях.

— Вы периодически встречаетесь с учителями ОПК. Что заботит их более всего? Какие вопросы они задают наиболее часто, и что Вы отвечаете на них?

— Из личного опыта могу сказать, что чаще всего из уст учителей звучит вопрос о том, что дальше будет с курсом ОРКСЭ. Будет ли он расширяться, а если да, то в каких формах это произойдет. Сразу скажу, что Синодальный отдел религиозного образования и катехизации готовит условия для того, чтобы курс развивался и совершенствовался, а его преподавание расширялось. В том, что расширение практики преподавания православной культуры происходит не так быстро, как нам бы того хотелось, есть и плюсы. Это позволяет лучше — что называется, в нюансах — решить, как будут взаимодействовать учителя, государственные служащие и священнослужители, когда курс ОРКСЭ окажется расширен. Такие вопросы нужно проработать до того, как в процесс будут включены новые сотни тысяч детей.

Ориентир, к которому мы стремимся — преподавание «Основ православной культуры» со 2-го по 10-й классы общеобразовательной школы. Причем преподавать должны педагоги, которые были бы подготовлены по программам бакалавриата педагогических вузов по профилю «Культура конфессий». Работу таких учителей должны профессионально и грамотно поддерживать профильные епархиальные структуры. Есть основания полагать, что уже в ближайшее время могут быть приняты важные решения, касающиеся дальнейшего развития курса.

Разумеется, прежде чем распространять такой опыт на всю страну, нужно провести эксперимент в ряде регионов, как это делалось в 2010-2012 годах. Думаю, такую группу регионов можно определить. Например, наша Ростовская область и Донская митрополия вполне могли бы быть готовы к этому через год-два. И этот пример, мне близкий, далеко не единичный. Может быть, стоит вспомнить о первых «экспериментальных» регионах, и коль они были в авангарде принятия курса ОРКСЭ, то согласятся и стать первыми в расширении курса?

Другой частый вопрос, который задают учителя: какой учебник по основам православной культуры лучше, предпочтительнее. К настоящему моменту в Синодальном отделе прошли экспертизу пять учебных пособий по модулю «Основы православной культуры» для курса ОРКСЭ. Каждый учебник хорош по-своему. Мы не делаем каких-либо предпочтений — важно чтобы учителю было удобно работать с книгой, и чтобы ошибки, если таковые имеют место, были сведены к минимуму.

Беседовал Виталий Каплан

Интервью опубликовано в специальном выпуске журнала «Фома» за август 2014 года, посвященном Основам православной культуры.

«Православное образование»/Патриархия.ru

Материалы по теме

В книжном магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация труда митрополита Волоколамского Илариона «Начало Евангелия»

Митрополит Волоколамский Иларион: Теология требует таких же научных компетенций, как и другие отрасли науки [Интервью]

Митрополит Волоколамский Иларион: Важно, чтобы каждый учитель мог работать по призванию [Интервью]

В Московском архитектурном институте открывается кафедра «Храмовое зодчество»

Состоялось второе заседание Оргкомитета XXV Международных Рождественских образовательных чтений

Разработаны методические рекомендации по проведению занятий, посвященных подвигу новомучеников и исповедников Церкви Русской в образовательных организациях

В Элисте подведены итоги межрегионального этапа XI ежегодного Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя» по Южному федеральному округу

Юридические рекомендации по обеспечению безопасности при организации отдыха детей в православных лагерях [Документы]

В Москве наградили победителей Общероссийской олимпиады по Основам православной культуры

Открытый заключительный тур Общероссийской олимпиады школьников по Основам православной культуры пройдет в Москве и Екатеринбурге

Митрополит Ростовский Меркурий: Есть серьезные наработки по расширению курса ОПК на другие годы обучения

Доклад митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия на открытии XXIV Международных Рождественских образовательных чтений [Статья]

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Теология требует таких же научных компетенций, как и другие отрасли науки

Митрополит Волоколамский Иларион: Важно, чтобы каждый учитель мог работать по призванию

Митрополит Волоколамский Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом

Истории монашества посвящен новый раздел сайта Иоанно-Предтеченского монастыря

Митрополит Волоколамский Иларион: Преподавание теологии в светских учебных заведениях — это, в каком-то смысле, вопрос национальной безопасности

Протоиерей Александр Троицкий: «Люди с интересом читают перевод Священного Писания на родном языке»

Притчи Соломона на якутском языке. Разговор с переводчиком

Митрополит Волоколамский Иларион: Присутствие теологии в образовании и науке — признак взросления общества

Митрополит Волоколамский Иларион: Афон — место, где сохраняется живая традиция святости

Протоиерей Геннадий Егоров об открытии первой в России дистанционной магистратуры по теологии