Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Приход человека

Приход человека
Версия для печати
29 сентября 2014 г. 15:13

Управляющий делами Московской Патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий дал интервью порталу «Приходы».

— Владыка, на июльском заседании Священного Синода были приняты решения, описывающие современную приходскую жизнь. В частности, упоминается термин «сельские приходы». Что мы подразумеваем под этим понятием? Допустим, до революции за определенным храмом в сельской местности закреплялась конкретная территория, народ ходил только в определенный приход. В другие приходы, может быть, только на богомолье в праздничные и престольные дни верующие отправлялись. Люди были сосредоточены вокруг одного прихода, в своей общине. А сегодня это что?

— Не так давно я гостевал в родном селе. Приехали на мою службу из нескольких районных центров, на автобусах. Почему? Потому что туда прибыл митрополит, было торжественное богослужение. Но в другие воскресные и праздничные дни они в мое село не ездят, а посещают свои церквушки. И ситуация эта весьма понятна и логична. Если бы наш народ был по-настоящему воцерковлен, он бы каждую субботу и воскресенье посещал свой храм. А в какие-то праздничные, особые престольные дни он мог бы посещать и другие церкви. Так было до революции. Часто даже в престольные праздники приглашали особых протодиаконов, священников, которые хорошо проповедовали, величаво служили. Но сегодня у нас народ не каждое воскресенье посвящает Богу, многие бывают только на Пасху, на Рождество, ну и, может, на двунадесятые праздники заглядывают свечку поставить. Поэтому сейчас не может быть закрепления прихожанина за конкретным приходом.

Но, все-таки, мы должны привить народу постоянство, чтобы люди регулярно посещали свой храм, заботились о нем, знали своего священника и духовно возрастали в конкретной общине. Конечно, никто не возбраняет паломничества и молитвенный труд в святых местах, расположенных далеко от родины. Однако буднично каждый христианин должен быть в своем храме. Потому что если мирянин воспитывается разными священниками и духовниками, его путь будет запутан и ветвист. Часто человека смущает, что один батюшка так говорит, а другой иначе. Начинается не совсем правильная духовная жизнь. Вот почему важно, чтобы паству окормлял священнослужитель, который знает прихожан с детства. Когда они стали взрослыми, он лучше понимает их психологию, их жизнь, их условия труда, семейное положение. Желательно, чтобы люди вырастали на своих приходах и засим становились святыми людьми. Вот задача какая у Церкви.

Как же привязать народ к храму? Для этого нужно создавать больше общин, чтобы в одном районе было по нескольку церквей, чтобы, как подчеркивает Святейший Патриарх Кирилл, дорога к храму не превращалась в непреодолимое испытание и непосильный подвиг. Наши сегодняшние преобразования нацелены на созидание в селах приходов. Конечно, в условиях вымирания деревни дело это непростое, требующее серьезной подготовки и предельной взвешенности. Там, где свой век доживает 15-20 человек, строительство, поддержание храма и клира невозможно. При этом эти 15-20 человек могут стать приходской общиной, прикрепленной к крупному районному храму. В таком случае данное село будет приписным с точки зрения церковного территориального деления. В нем можно устроить молитвенный дом, молельню в общественном учреждении, где миряне по благословению Священноначалия будут совершать чинопоследования. В установленное время сюда станет приезжать священник, ответственный за данную общину. Господь заповедал нам заботиться о каждом, вот почему, даже если в поселении осталось пять древних бабушек, их нужно окормлять. Если мы не свяжем их с конкретным приходом и его священником, то они так и останутся духовно неподкрепленными людьми. Они будут умирать без церковных Таинств, без священнического напутствия. Каждый действующий приход должен нести ответственность даже за те села, которые абсолютно бесперспективны с точки зрения дальнейшего развития. Но в них живут люди и они нуждаются в нашей духовной поддержке.

— Владыка, а такое закрепление людей за определенным приходом не повлечет ли разделения внутри Церкви? Не восстанет ли царство на царство?

— Не людей мы будем «привязывать» к приходам, а приходы и священников приближаем к народу. Распределение селений по церковным территориям будет проходить по местоположению к близлежащему храму, чтобы всем было удобно: и прихожанам, и батюшкам. В разных епархиях разное количество приходов, но восстаний не бывает. Случается, что приход находится в одном благочинии, а ближайший крупный храм — в другом, а то даже и в другой епархии. Но Священноначалие — это не законники, требующие неукоснительного соблюдения каждой буквы постановления. Если для окормления верующих в населенный пункт удобнее добираться клирику из другого благочиния, все это регулируется в рабочем порядке. Ситуации улаживаются благочинными и архиереями, и разделения никакого не будет.

— Когда за каждым приходом устанавливается территория и тем самым между священниками разграничивается требоисполнение, могут ли последовать какие-то прещения, если один священник освятил больницу на другой пастырской территории?

— Да, это может вызвать прещения. Если батюшка едет не на свою территорию и совершает на ней требы, это неправильно. Подобные случаи должен отслеживать благочинный и докладывать об этом архиерею, ведь во всем необходим порядок. Конечно, нельзя возбранять окормлять своих родственников, даже если они живут в другом районе, в иной епархии, в чужом государстве. Но лучше все-таки приезжающему священнослужителю ставить в известность об этом и своего архиерея, и архиерея той территории, куда он собирается прибыть. Или благочинного. Самочиние же в таком вопросе крайне нежелательно.

— А если люди тянутся к какому-то священнику, который не в этом районе служит?

— Если им хочется ездить к нему за сто километров, пусть тянутся. Никто не воспрещает выбрать духовника по своему усмотрению. Но пусть миряне сами к нему паломничают, а не батюшка нарушает канонический порядок и совершает богослужения там, где он не числится клириком.

— Владыка, в городах совсем иная ситуация. Здесь больше людей ориентируются прежде всего на удобство — чтобы было быстро по времени, либо близко к работе или к дому. А иногда и на «комфортность» общения с определенным священником. Удобство и личное, и внешнее. Как тогда выполнять синодальное постановление в городах?

— В городах мы так не привязаны к местности, как в селе. Если прихожанин по разным причинам посещает какой-нибудь храм, то он о нем и должен заботиться. Для городов абсолютно нормально жить в одном районе, а бывать на богослужениях в церкви другого района. Некоторые даже отправляются каждое воскресенье на Литургию в область, где служит их духовник. Да и сами батюшки зачастую живут и работают в разных округах. Приходы в городах мы не делим по улице. Но за конкретным храмом, расположенным на данной улице, нужно закрепить учреждения для окормления. Если учреждений не так много, а храмов несколько, то благочинные должны продумать, как распределить между клириками душепопечение о тех, кто трудится или бывает в данных учреждениях. Например, посещение больниц, тюрем, образовательных заведений. Нельзя все перекладывать на плечи одного прихода, служить Единому Богу нам всем нужно сообща.

— Как в городских условиях избежать понимания прихода неким бюро ритуальных услуг?

— В советское время так оно и было. Тогда нам ничем не разрешали заниматься, кроме треб. Сейчас в семинариях духовенство воспитывается с другим менталитетом, с другими возможностями — приходы могут вести катехизаторскую, миссионерскую, социальную работу. Все это несколько десятилетий назад было немыслимо. Конечно, духовенству старой закалки сложно себя изменить и переориентироваться на многогранное служение обществу. Но молодым пастырям важно помнить: его призвание не сводится к требоисполнению. Это узкое восприятие своего сана и той ответственности, которую мы несем перед Богом за дарованную нам паству. Люди ждут от нас работы и с детьми, и с молодежью, и с пенсионерами, и с больными, и с заключенными, и с солдатами. Священник не может не жить жизнью населения, которое его окружает. Чтобы церковная деятельность была плодотворной, священнослужителям необходимо привлекать мирян. Тогда община под руководством настоятеля будет помогать тем, кто еще не знаком с Богом, увидеть свет православной веры. Тогда к нам будет иное отношение внешнего мира. Нас уже не назовут «бюро ритуальных услуг».

Безусловно, огромная ответственность сегодня лежит на духовных школах и православных вузах. Здесь следует готовить специалистов, обладающих многогранными богословскими и светскими знаниями. Восприятие Церкви как места, где совершается «панихида-молебен-отпевание» — вчерашний день. Нам не запишется в добродетель, если мы будем обращать внимание только на тех, кто зашел в храм. Слово Божие нам заповедано нести всем.

— В советскую эпоху в нашем обществе сформировалось негативное отношение к различному членству. В документе, конечно, не говорится о том, что нужно официально себя заявлять членом какого-то прихода, но это вроде бы как подразумевается. Не воспримет ли паства данные намерения негативно? Будто бы верующих хотят в «партийные ячейки» заключить? Не станут ли приходы «идеологическими конторами»? Как сохранить Святой Дух в общении?

— Никто никого не принуждает. В советские годы, действительно, от количества «душ», состоящих в приходском собрании, зависела судьба храма. Однако и сегодня прихожанам важно осознавать, что от их открытого участия в жизни прихода будет зависеть вся его жизнь. И даже духовная жизнь всего района, округа, региона, страны. Как рассчитать, на какое количество человек нужно строить церковь? На двести, пятьсот? А, может быть, на две тысячи? Если я знаю количество прихожан, я понимаю, что нам нужен храм на тысячу молящихся. Хорошо, эти показатели еще можно высчитать из общего количества населения данной территории. А как Церкви понять, кто нуждается в помощи? Как разобраться, какие приходские центры востребованы — социальные для поддержки пенсионеров или детские культурные? Приходское членство могло бы помочь в решении данных вопросов. Но, повторюсь, ни о каком принуждении и речи быть не может.

В царское время всех поголовно переписывали и закрепляли за конкретным храмом. И венчаться человек мог только в нем, и детей своих крестить, и в путь всея земли из него отправляли. Сегодня же нередко приходы в потемках работают. Потому что еженедельно службы посещает одно количество прихожан, а раз в год захаживают, сочувствуют Церкви намного больше людей. Они, может быть, и чаще бывали бы. Но, видимо, в храме не ведется работы, которая пришлась бы такому человеку по душе. Чтобы они началась, настоятель должен знать, какой народ живет в его округе.

— На том же заседании Синода был принят документ об избрании епископов. Зачем он создан, ведь столько лет зафиксированной практики не было, а епископов все равно избирали?

— Не было, но люди всегда интересовались данной процедурой. В других Православных Церквах, кстати, она прописана. Комиссия Межсоборного присутствия по вопросам церковного управления и механизмов осуществления соборности в Церкви сформулировала современную практику. И теперь все знают, на что обращается внимание при избрании архиерея Священным Синодом.

— То есть создано руководство к продвижению по карьерной лестнице?

— Нет. Но те, кто занимает ответственные посты в церковной администрации, теперь знают, какие у Священноначалия к ним требования.

— Документ довольно-таки схоластический, а как же воля Божия?

— Произволение Божие действует через соборные размышления Священного Синода. Этот малый собор епископов обсуждает представленную кандидатуру и избирает нового архиерея. Сначала, после предварительных собеседований с кандидатом вне Синода и получения характеристик и его биографии, кандидат отвечает на вопросы членов Синода. Затем его отпускают, а члены Синода советуются и выносят решение. Если у кого-то возникают сомнения, он их высказывает. Все синодальные постановления принимаются консенсусом.

— Когда-то и Вы сами прошли эти испытания. Поменялось ли что-нибудь за эти почти 25 лет?

— Практически ничего. В 1991 году сначала меня для беседы вызвал приснопамятный Патриарх Алексий. На следующий день меня пригласили на Синод. На заседании была оглашена моя биография, а потом меня спросили, знаю ли я Мордовию, ее духовенство. Также интересовались моим мнением по практическому пастырству. Я ответил и вышел из зала заседания. Потом мне сообщили, что я избран.

— Всегда у кандидата спрашивают что-то связанное с местом его возможного служения или могут быть вопросы общего богословского толка?

— Спросить могут что угодно. И по теме образования, и по специфике кандидатской диссертации, и о современном епископском служении, и о вызовах нынешнего общества. Конечно, кандидат должен быть знаком с тем регионом, где, возможно, он будет архиерействовать. Особое внимание уделяется, кстати, решениям органов церковного управления. Епископ должен во всем разбираться. Однако, и это самое главное, Преосвященный должен уметь работать с духовенством. Он должен стать своим для народа, необходимо общаться с самыми разными людьми. Он поставлен разрешать возникающие у людей трудности и быть доступным для каждого верующего.

— Раз создан документ по избранию епископов, стоит ли ждать документа по избранию священников?

— По схожей процедуре мы избираем ректоров духовных школ и игуменов монастырей. Правда, перед тем, как принять документы в делопроизводство Синода, кандидаты должны пройти практику в одной из обителей, после чего суждение выносит монашеская коллегия. Кадровая работа ведется разнопланово, и она очень большая. Так что многие священнослужители прежде избрания на ту или иную должность сдают своеобразные экзамены.

— Как же человеку стать священником?

— Нужно призвание. Без него лучше не становиться. Надо полюбить Христа. А для этого необходимо быть воспитанным в страхе Божием, в любви к храму и богослужению. Нужно полюбить пономарить, читать или петь на клиросе. И так потом влюбишься в церковную жизнь, уже не сможешь жить без этого служения. Когда такая тяга будет, что без храма — никуда, тогда можно стать священником.

Беседовала Евгения Жуковская

Патриархия.ru

Материалы по теме

Управляющий делами Московской Патриархии посетил епархии Пензенской и Саратовской митрополий

Управляющий делами Московской Патриархии возглавил торжества по случаю 15-летия прославления святого Феодора Ушакова в Санаксарском монастыре

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: Русское монашество неразрывно связано со Святой Горой Афон [Интервью]

Патриаршее поздравление митрополиту Санкт-Петербургскому Варсонофию с 25-летием архиерейской хиротонии [Патриарх : Приветствия и обращения]

Управляющий Патриаршими приходами в США и руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям совершили Литургию в Патриаршем соборе Нью-Йорка

Министр культуры России стал председателем Попечительского совета столичного храма Живоначальной Троицы в Троицке

Традиционное посещение Святейшим Патриархом храмов Москвы в Великую субботу

В Великую Субботу Святейший Патриарх Кирилл посетил ряд московских храмов

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Интервью митрополита Крымского и Симферопольского Лазаря «Журналу Московской Пат­риархии»

Интервью помощника председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству по вопросам сохранения и использования объектов культурного наследия С.А. Анохиной

Крещение Руси — событие выше любых конъюнктурных обстоятельств

Митрополит Волоколамский Иларион: Главное в моей жизни — это Церковь

Митрополит Волоколамский Иларион: Всем в своей жизни я обязан Церкви

Игумен Мелетий (Павлюченков): Традиции передаются при живом общении

Митрополит Волоколамский Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом

Епископ Владикавказский Леонид: «Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

Православной прозе нужен новый герой. О проблемах книгоиздания и распространения православной литературы

Митрополит Волоколамский Иларион: Многие наши писатели, композиторы, художники реально участвовали в жизни Церкви