Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников Международного съезда православной молодежи

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников Международного съезда православной молодежи
Версия для печати
18 ноября 2014 г. 23:57

18 ноября 2014 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил на открытии Международного съезда православной молодежи в Москве. Затем Святейший Владыка ответил на вопросы участников съезда.

— Доброго дня, Ваше Святейшество, меня зовут Сергей Мальцев, город Краснодар. Так сложилось в моей жизни, что я занимаюсь молодежной политикой, являюсь заместителем директора центра молодежной политики при управлении по делам молодежи администрации города Краснодара. За последние два года мы выстроили тесное партнерское взаимодействие с отделом по делам молодежи Екатеринодарской и Кубанской епархии, а именно в направлении популяризации традиционных ценностей нашего Кубанского региона и Российского государства в целом. По опыту собственной работы могу сказать, что немаловажным аспектом в реализации современной молодежной политики является такое понятие, как лидерство. Как правило, в светском обществе лидером становится человек, который готов и может подавлять окружающих, либо манипулировать их сознанием. Безусловно, данный подход имеет свою эффективность, но находит ли он свое место в православной среде? Это, во-первых. И во-вторых, Ваше Святейшество, что вообще такое молодежное лидерство в православном понимании? Заранее благодарю за ответы.

— Благодарю Вас, хороший вопрос. Если в православной среде возникают лидеры, которые подавляют своих подопечных, то это самое плохое, что можно придумать. К несчастью, время от времени такие «гуру» возникают. Они сплачивают группу людей, на которых оказывают сильное психологическое давление, но приносят очень большой вред всей Церкви, потому что работа такого человека направлена на то, чтобы окружающие поддерживали его авторитет, его лидерскую власть. Может быть, некоторые из них не отдают себе отчета в том, что это так, но, на самом деле, в какой-то отдаленной перспективе все работает на этого человека. Это абсолютно сектантский подход. Не может быть таких лидеров у нас, это будет очень плохо, — развалим все дело и ничего не создадим.

А если говорить о том, что такое лидер, то лидер тот, кому верят, а верят тем, у кого слова не расходятся с делами. Быть лидером, который умеет только говорить, — это одно, такому человеку могут поверить, а потом разувериться, но как охотно люди идут за человеком, который впереди! Недавно, в связи с празднованием 100-летия Первой мировой войны, я услышал замечательную фразу: раньше офицер, который поднимался в атаку, поднимал шпагу и говорил: «За мной!», а в более поздние времена нередко слышалась другая команда — «Вперед!». «Вперед!» — это что, за кем вперед? Подлинное лидерство — это когда человек встает и идет навстречу опасностям, трудностям, может быть, даже смерти. Тогда ему необязательно говорить «За мной!» — люди пойдут за ним, если видят, что он не боится, что рискует.

— Ваше Святейшество, здравствуйте, меня зовут Виктория Рудая, я представляю Симферопольскую и Крымскую епархию и молодежную группу храма Вознесения в городе Севастополе, я занимаюсь общественной деятельностью и молодежной политикой. Сейчас среди молодежи бытует мнение, что голос молодежи может быть лучше всего услышан в политике, в общественной деятельности, в бизнесе. На Ваш взгляд, какое место молодежь занимает в Русской Православной Церкви, и не является ли Церковь на сегодняшний день местом, где могут общаться и развиваться люди, которые достигли уже более зрелого возраста?

— Очень печально, если Церковь станет клубом пожилых людей. Она не имеет права стать такой общиной. Но, с другой стороны, Церковь, конечно, — это не детский сад, не школа, не гимназия и не молодежный клуб. Церковь для народа, и в Церкви должны быть все: и дети, и молодежь, и люди среднего возраста, и пожилые. Но, насколько я понимаю, Ваш вопрос о том, каким должен быть удельный вес молодежи, как она должна себя позиционировать в Церкви. Уверен, что в настоящий момент недостаточен удельный вес молодежи, и недостаточно молодежь присутствует во всех наших программах.

Единственное, что меня утешает, — мы сейчас рукополагаем много новых архиереев, и большинство из них молодые люди. Когда с ними разговариваешь, то чувствуешь, что для них слово «молодежь» — почти что слово «ровесник». Я возлагаю очень большие надежды на них, а также на то, что сама молодежь через свою активность, через свой реальный разговор с иерархией, с епископатом, с духовенством будет содействовать тому, чтобы удельный вес молодежного присутствия во всех сферах церковной жизни становился более значительным, будь то преподавательская, социальная, миссионерская или просто приходская работа. Полагаю, что нам нужно увеличить присутствие молодежи во всех этих направлениях.

— Ваше Святейшество, здравствуйте! Меня зовут Козодоев Иван. Я являюсь алтарником Петропавловского прихода Сурожской епархии города Дублин в Ирландии. В современной Ирландии молодежь предпочитает проводить свое свободное время вне Церкви. Они, как правило, посещают различные пабы, кинотеатры, ходят на концерты современных исполнителей, и в связи с этим я хотел бы задать Вам вопрос. Как, допустим, мне как активному прихожанину убедить их в том, что Церковь на самом деле является более увлекательной, чем вся эта продукция современной индустрии развлечений?

— Я думаю, что Церкви не надо конкурировать с развлекательными заведениями. Наверное, самый правильный способ привлечь человека — немного рассказать о самих себе, своих мыслях, своих чувствах, о том, почему вы христиане. Мои детство и юность проходили в условиях атеистического государства. Я никогда не скрывал своей религиозности, и это давало мне возможность беседовать с очень многими молодыми людьми. Я понимал: чтобы отвечать на вопросы, нужно много читать, думать, нужно уметь таким образом формулировать свою веру, чтобы она была понятна для современного человека. Это заставляло меня серьезно читать Евангелие, ставить какие-то критические вопросы перед самим собой, — всем этим я занимался в свои детские и юношеские годы.

Вы простите, что я ссылаюсь на свой опыт. Я могу сказать, что такой подход помогает и самому человеку укрепляться в вере, и является убедительным для других. Но у людей должна быть возможность знакомиться с христианством, не только отталкиваясь от вашего опыта. Важно, чтобы и в наших приходах велась работа, так чтобы можно было обсуждать книги, кинофильмы, музыку... Это позволило бы серьезным молодым людям, которые ставят перед собой мировоззренческие вопросы, иметь такую духовную и одновременно интеллектуальную площадку, и тем самым помогало бы им приобщаться к Церкви.

— Здравствуйте, Ваше Святейшество! Меня зовут Анна Шаповалова, я представитель молодежной организации Бишкекской епархии, в Кыргызстане. Активно участвую в общественных жизни Церкви и являюсь одним из организаторов православных фестивалей, диспутов и литературных вечеров. И у меня возник такой вопрос. Иногда возникает сомнение в том, насколько вообще значима для Церкви наша работа, и как оценить результаты нашей деятельности, ведь оценка очень важна, и, если ее не будет, то соответственно не будет стимула для продолжения работы?

— Вот этот самый вопрос я задаю нашему духовенству, в том числе московскому. Мало в годовом отчете написать: у нас ведется молодежная работа. Я предлагаю нашим настоятелям брать молодых людей, имеющих соответствующую подготовку, на постоянную работу, то есть платить деньги и ставить перед ними конкретные задачи. А конкретная задача вот какая. Допустим, в воскресенье на приходе причащается пять или десять молодых людей, а приходит триста. Ставится задача: через год должно быть в два раза больше; и это помогает человеку построить план и по этому плану работать.

Ни один настоятель с этой работой не справится. Я в этом убедился. Священник не имеет возможности профессионально заниматься этой деятельностью, разве что в случае, если приход совсем маленький. Священник должен выполнять духовнические функции: принимать исповедь, давать советы. А ваша работа, работа молодых активистов приходов должна быть направлена на увеличение количества верующей молодежи. И не просто теоретически верующей, а той, которая воцерковлена, потому что именно этот процесс может привести к омоложению нашей Церкви и к качественным переменам в том, что мы называем православным образом жизни.

— Ваше Святейшество, здравствуйте! Меня зовут Екатерина, и на данном форуме я представляю Берлинско-Германскую епархию РПЦЗ. Я являюсь представителем православной молодежи Германии при епархиальном совете. Также я являюсь волонтером международной православной диаконии «Доброе дело», которая помогает больным и русскоязычным семьям, которые приезжают на лечение в Германию. Сейчас я изучаю социальную работу в городе Мюнхене. Когда я приехала в Германию пять с половиной лет назад, я воцерковилась, до того я была скорее захожанкой. И в связи с этим я хотела бы задать Вам следующий вопрос, как вести себя молодому человеку со старым, привычным кругом общения? Стоит ли нам отказываться от тех, кто были нашими друзьями, но отказываются ходить с нами в церковь и не понимают Божественной литургии?

— Это очень непростой вопрос, потому что человек, особенно молодой, когда воцерковляется, приобретает черты неофита, которые психологически легко объяснимы: перед ним открывается новый мир, он почувствовал, что такое вера, и ему хочется поделиться этим даром, рассказать об этом каждому человеку, причем непременно так, чтобы ему поверили и за ним пошли. Иногда это приводит к излишнему ригоризму, то есть человек становится нетерпимым к мнению других людей и навязывает свою точку зрения так, что это вызывает сопротивление и неприятие. Думаю, в первую очередь, важно передавать свой внутренний опыт, но надо делать это так, чтобы человек, не имеющий подобного опыта, не отвернулся от ваших слов. Пусть он не примет сразу всего того, что вы говорите, пусть он будет задавать резкие, критические вопросы, провоцируя вас на какой-то ответ. Нужно всегда помнить: христианин — это не только тот, кто может своей логикой, своими убеждениями склонить другого в пользу своего мнения. Но каждый христианин обязан передавать другому свой внутренний опыт с любовью и со снисхождением. Тогда вокруг вас будет очень много людей, которым приятно, радостно находиться с вами. Вот это и будет формировать устойчивое мнение, что христианство — это добрая вера и что оно открывает для человека перспективу счастья.

— Здравствуйте, Ваше Святейшество, меня зовут Артем Гаранин, я руководитель молодежного отдела Казанской епархии и представляю здесь Татарстанскую митрополию. Мы живем в многорелигиозном мире, где, к сожалению, множество людей неверующие. Как современному молодому человеку не стесняться быть исповедником православной веры и быть готовым защитить свою религиозную точку зрения? Спаси Господи!

— Думаю, что сегодня, что вчера, что пятьсот или тысячу лет назад свидетельствовать о вере непросто. Даже когда казалось, что все общество православное, свидетельствовать было очень непросто, мы можем судить об этом по православной литературе XIX — начала XX века. Вспомним пламенные слова отца Иоанна Кронштадтского, которые вырывались из души человека, видевшего, что происходит с народом, с обществом, со страной. Он хотел передать свое видение и свое понимание того, что есть православная вера, и наталкивался на обструкцию, на непонимание...

Проповедовать Христа, а тем более свидетельствовать о своей личной вере всегда трудно. В наше время тоже трудно, хотя и легче, наверное, чем в советское время. С другой стороны, в чем-то труднее, потому что сейчас развивается нигилистическое отношение к любым идеям. Проповедь о Христе, свидетельство о Христе всегда связаны с уровнем собственной религиозности проповедующего, потому что ничто не убеждает так, как личный опыт человека. Если вы в разговоре с современным неверующим человеком будете приводить по схоластической богословской схеме так называемые доказательства бытия Божия, то в лучшем случае он плечами пожмет. А вот если вы будете говорить ему, что такое молитва в конкретных ситуациях, в которых этот человек оказывается, то не исключено, что он поймет, что молитва — это великая сила, способная в тот момент, когда проваливаешься в жизненную трясину, оказаться твердой почвой и спасти от гибели. Личное измерение религиозности является очень важным фактором нашего христианского свидетельства, однако недостаточно говорить только о личном. Ведь христианство несомненно может дать ключ к решению многих проблем современности. Почему Русская Православная Церковь приняла Основы социальной концепции? Потому что нужно было дать нашим современникам пищу для ума и показать, что христианство является мировоззренческой основой для положительного решения больших проблем, которые стоят перед людьми. Так что нужно, конечно, и одно делать, и другого не забывать; но самое главное — в сердце своем чувствовать Бога и почаще молиться. И тогда Господь будет помогать во всех обстоятельствах, в том числе и в таких, о которых Вы говорите.

— Здравствуйте, Ваше Святейшество, меня зовут Симонова Анна. Я член молодежного совета Новосибирской епархии, организатор социальных проектов, а также предприниматель. В Новосибирске и в других городах России за последнее время было отменено несколько концертов сатанинских и языческих музыкальных групп. Это произошло вследствие активных протестов общественности, в том числе молодежи, что получило большой резонанс в Интернете и СМИ. Я лично была участницей этих протестов, потому что невозможно равнодушно смотреть на то, как под видом культуры для молодежи с открытых площадок города хулится имя Божие. Но далеко не все разделяют такую точку зрения. Какую позицию здесь должен занимать православный молодой человек, и какие действия мы можем и должны совершать? Спасибо! (Аплодисменты)

— По реакции аудитории вижу, насколько этот вопрос актуален. Пришли какие-то особы в Храм Христа Спасителя и стали бесноваться на амвоне. Наверно, никто бы не узнал их имен, если бы эти особы, которых выдворили из храма, даже не вызывая милицию, потом не выложили все это в Интернете, не снабдили бы это текстом, который они не произносили в храме, и не устроили бы из этого показательную порку православным людям. Что произошло? Народ поднялся, народ не принял этого. Создавалось впечатление, что это некая разведка боем. В определенных кругах распространено мнение, что православные люди — слабаки, что они неспособны к самоорганизации, неспособны к отстаиванию своих убеждений. «Вот говорят о 80 % крещеных — что это такое? Это атеистическая страна, нет здесь никакой веры, так что давайте перца им посыплем на рану, посмотрим, какая реакция». И когда около ста тысяч человек пришли на площадь перед Храмом Христа Спасителя, без единого плаката, с иконами, и молились Богу, чтобы Господь не допустил погибели Отечества нашего от осквернения, это было шоком для многих. А что бы произошло, если бы мы, поддаваясь советам определенной части общества, сказали, что ничего особенного не произошло? Мы получили бы еще не один такой случай, и, может быть, еще более страшные кощунства — посмотрите, что сейчас произошло на площади перед собором апостола Петра. Но наш народ встал и сказал «нет,» и так громко сказал, что закон приняли.

Поэтому у нашего народа есть право сопротивляться тому, что навязывают ему с целью разрушить его духовную сущность, подорвать ценности, которые для него дороги. У нас есть право на мирный протест, только не нужно прибегать к экстремизму, потому что это выходит за рамки христианской морали. Но протест в рамках закона, мобилизация общественного мнения, разъяснительная работа — это то, что требуется сегодня. Если же мы не будем себя защищать, то поздно будет за голову хвататься, когда произойдет нечто страшное в нашей стране. Недавно вышел замечательный фильм «Солнечный удар». Если бы ротмистр ответил тому мальчику, который говорил: «Неужели и государь император от обезьяны? неужели и владыка от обезьяны?» Если бы он тогда не отмахнулся, а объяснил, то, может быть, этот мальчик не стал бы потом соучастником его казни? Поразительный художественный пример!

В этой борьбе за человеческие души нет мелочей. Нам говорят: «что вы обижаетесь, это же не солидно, мы же современные люди». Да, современные. Но мы как современные люди оставляем за собой право отстаивать свою идентичность, свою подлинность и те ценности народной жизни, благодаря которым народ сохранился на протяжении 1000 лет. Это наш долг, и я очень рад, что сегодня все больше и больше людей понимают, что за нашу веру и за наши ценности нужно бороться в том случае, когда это необходимо, естественно, мирным способом.

— Священник Вячеслав Давиденко, председатель молодежного комитета Монреальско-Канадской епархии, клирик Свято-Троицкого собора в городе Торонто, Канада. Вы сегодня в своем слове упомянули об информации, о социальных сетях и о том, что нам нужна критика в мышлении, когда мы в это погружаемся. Конечно, ни для кого не секрет, что молодежь, в том числе православная, проводит очень много времени в социальных сетях. Я сам зарегистрирован в девяти из них, чтобы по долгу службы держать контакт с молодыми людьми, постоянно быть доступным. Хотел бы спросить Вас: какой бы Вы хотели видеть молодежную проповедь в интернете и социальных сетях? Как Вы относитесь к православным сообществам в них? Какая свобода может быть у молодежи в инициативах, и до какой степени клирикам стоит направлять их под архиерейское благословение — вообще или в какие-то конкретные моменты?

— Я не уверен, что нужно какое-то специальное благословение для того, чтобы участвовать в этой деятельности. Я сторонник православных сообществ. У меня нет, к сожалению, возможности отслеживать все, что там происходит, но о самых важных вещах мне докладывают, и тогда я сам смотрю, если меня это заинтересует.

Православные сообщества помогают консолидировать православную молодежь, только очень важно, чтобы эти православные сообщества кем-то не направлялись в определенную сторону, чтобы они действительно работали на возрастание людей в вере, в церковной активности.

В связи с этим я вспоминаю, что происходило на Западе в 60-х и особенно в 70-х годах, когда ставился вопрос о том, что нужно дать молодежи больше власти на церковных приходах. Целое движение возникло, а потом стало ясно, что в результате этого произошло. Во многих приходах, католических и протестантских, молодежь пришла к власти и стала задавать повестку дня. Но молодежь-то находилась под мощным воздействием либеральной философии, и та повестка дня, которая предлагалась либеральными силами, была принесена в христианские приходы. А результат — пустеющие храмы и невероятная либерализация доктрины, которая привела к тому, что благословляются однополые браки и так далее.

Поэтому и социальные сети можно так же направлять в определенном направлении. Это достаточно опасная вещь, и эту опасность нужно уметь замечать. Но сама возможность для православных молодых людей объединяться в социальных сетях, с моей точки зрения, — положительное явление. А уж как мы себя ведем в социальной сети, зависит от наших убеждений, от нашей веры, от нашей преданности Господу.

— Меня зовут Сафронова Екатерина, я являюсь прихожанкой и членом молодежного движения одного из храмов Западного викариатства в Москве. И у меня такой вопрос. Многие молодые люди сейчас откладывают брак и семью до лучших времен, придерживаясь свободных отношений. Подобным образом ведут себя даже люди, которые позиционируют себя как православные христиане. Как найти вторую половину, не совершая поступков, которые противоречат собственной совести?

— Частично я пытался ответить на этот вопрос, но, может быть, не до конца, и недостаточно ясно сформулировал все то, что хотел сказать. Бывают ошибки, в том числе в выборе спутника или спутницы жизни, когда люди пытаются найти счастье путем проб и ошибок. Я уже говорил о том, что с христианской точки зрения это непозволительно, это есть не что иное, как блуд, а блуд не может привести человека ни к счастью, ни к истине. Поэтому идти путем подыскивания себе супруга или супруги вот таким образом — это невероятно опасный эксперимент на своей собственной личности. И другого совета я не могу дать, а лишь один, и даю его с легкостью, потому что если бы это не было проверено опытом, если бы все наши предки жили не так, а как-то иначе, то мой совет был бы просто пустой декларацией. Но мой ответ основан на реальном опыте многих поколений, в том числе моих собственных родителей, моих бабушки и дедушки и, я уверен, прадедов и пращуров как моих, так и ваших. Брак — это таинство, это святыня, когда два человека становятся единой плотью, и что Бог соединяет, того человек да не разлучает. Как мы готовимся к Таинству причащения — читаем молитвы, постимся, — так же мы должны внутренне готовить себя к Таинству брака. И не путем подыскания энного количества партнеров, чтобы потом выбрать лучшего, а в первую очередь состоянием своей души.

Мы, конечно, должны выбирать. Вот для этого у нас должна быть развита церковная молодежная работа, с тем, чтобы люди могли знакомиться. В свое время, будучи ректором Ленинградских духовных школ, я с трудом убедил тогдашнее Священноначалие, чтобы мне дали возможность открыть регентское отделение для девушек. Это был первый опыт за всю послереволюционную историю Русской Церкви, когда богословское образование стали получать женщины, девушки. И тогда — скажу то, что никому открыто никогда не говорил, — пригласил меня к себе Святейший Патриарх Пимен и сказал: «Ну, вот, владыка, придется Вам еще и детский сад открывать при семинарии». И тогда я по молодости сказал слова, которые меня очень ко многому обязали. Я сказал: «Обещаю Вам, Ваше Святейшество, что не будет ни одного случая, за который бы мне пришлось краснеть или оправдываться перед Вами». Я приехал в Ленинград, провел первое собрание молодых людей и девушек, всех вместе, и сказал им: «Не подведите меня. Пожалуйста, общайтесь, проводите вместе время, но по-христиански». Более того, создавая эту систему, я был убежден, что решаю одновременно и огромную социальную проблему, ведь до того негде было нашим семинаристам найти невесту. А после окончания регентского класса практически все выходили замуж. И вы знаете, это счастливые браки. Встречаешь сейчас кого-то, уже не узнаешь, а у них уже дети или внуки. И как они благодарят своего бывшего ректора за то время, когда они увидели друг друга, познакомились и создали семью!

Я глубоко убежден, что наша молодежная работа должна создавать, в том числе, и пространство для знакомства, для совместного времяпровождения, для того, чтобы через совместную работу, через волонтерство люди узнавали друг друга. Ведь узнавать надо не только через атмосферу удовольствия, не в баре или на дискотеку — это не то узнавание. Нужно почувствовать другого человека через трудности, — допустим, когда вместе работаете волонтерами, когда вместе едете в поход. Ты видишь, как он или она себя ведут, и вот тогда и формируется по-настоящему доверие к другому человеку. А если оно будет сопровождаться еще и любовью, тогда, конечно, будет прочный брак. Всех призываю идти по этому пути, а не по какому-то иному.

Благодарю вас за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Патриаршее поздравление архиепископу Керченскому Анатолию с 60-летием иерейской хиротонии

Патриаршее поздравление митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию с 45-летием служения в священном сане

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла генеральному директору «Софрино» Е.А. Пархаеву с 75-летием со дня рождения

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла президенту Российской академии образования Л.А. Вербицкой с днем рождения

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелю Элладской Православной Церкви с днем тезоименитства

Патриаршее поздравление митрополиту Астраханскому Ионе с 75-летием со дня рождения

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелю Константинопольской Православной Церкви с днем тезоименитства

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после молебна в Михаило-Архангельском храме Троицкого монастыря г. Бирска

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на Пасхальном приеме в Министерстве иностранных дел Российской Федерации