Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Стратегия или воспитание?

Стратегия или воспитание?
Версия для печати
12 января 2015 г. 13:25

В рамках плана первоочередных мероприятий Российского правительства по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы Министерство образования и науки Российской Федерации подготовило проект документа, определяющего вектор развития воспитания на ближайшие 10 лет — «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации до 2025 года».

Стратегия предполагает реализацию мер по развитию гражданско-правового и поликультурного воспитания детей, их духовно-нравственному и физическому развитию, трудовому воспитанию. Документ нацелен на повышение воспитательной функции семьи, укрепление российской идентичности, признание детства, в первую очередь дошкольного, как особо ценного периода в жизни человека. Цель стратегии — в развитии на межведомственной основе в период до 2025 года государственно-общественной системы воспитания Российской Федерации, обеспечивающей формирование российской гражданской идентичности, консолидацию общества, укрепление моральных основ общественной жизни, успешную социализацию детей и молодежи, свободное духовно-нравственное развитие каждого гражданина, его самоопределение в мире нравственных ценностей, духовных и культурных традиций многонационального народа Российской Федерации, межкультурного понимания и уважения, осознания своей человеческой общности, ответственности за сохранение мира на Земле, совершенствование мира вокруг себя.

Предполагается, что документ пройдет широкое общественное обсуждение и в апреле 2015 года будет представлен для утверждения. Документ прокомментировал заместитель председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации игумен Митрофан (Шкурин).

— Зачем разрабатывается Стратегия развития воспитания в Российской Федерации до 2025 года?

— Необходимость разработки такой Стратегии, несомненно, назрела давно. Изменения в российском обществе, экономике, а самое главное, в образовании на основе идеологии либерализма и «свободного рынка», которые осуществлялись в нашей стране с начала 1990-х годов, привели к негативным последствиям для духовно-нравственной сферы общества, воспитания детей и молодежи. Это — рост детской преступности, суицида, наркомании и алкоголизации среди детей, криминализация детского сознания, распространение влияния различных асоциальных групп. Крайний индивидуализм, потребительское отношение к другим людям, равнодушие, душевная черствость, неразвитость, примитивизм жизненных интересов. Это первое, что хотелось бы отметить. Второе — уже несколько лет вводятся Федеральные государственные образовательные стандарты общего образования, методологической основой которых заявлена Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России. В примерных основных образовательных программах появляются специальные материалы, программы по воспитанию, так в материалах для начальной школы — программа духовно-нравственного развития и воспитания детей. С 2009 года в российской школе вводится новая предметная область воспитательной направленности «Основы религиозных культур и светской этики» («Основы духовно-нравственной культуры народов России»), включающая учебные предметы по традиционным религиозным культурам народов России и светской этике по выбору семьи школьника. В этих условиях подготовка такой программы на федеральном уровне, где были бы зафиксированы положительные тенденции в общественном воспитании детей, потребность развивать, а вернее восстанавливать общественное воспитание детей в нашей стране, особенно в школе, в системе образования, на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей, а не каких-либо иных — весьма актуальна. Наше общество сейчас подошло к пониманию того, что мы как граждане, государство должны заниматься воспитанием детей, создавать для этого необходимые условия.

— Государство сегодня повернулось к этой проблеме. Есть понимание того, что дальнейшее суверенное развитие России невозможно без осмысленных мер государства в сфере воспитания. Какие, на Ваш взгляд, ключевые идеи должны лежать в основе этих мер, выработки соответствующей стратегии действий?

— Воспитание — процесс, который зиждется на прошлом, реализуется в настоящем и направлен в будущее. У каждого народа есть свой национальный идеал, на котором основано национальное самосознание, национальный характер, который воплощается в национальных героях, в сонме святых, почитаемых данным народом. Народ, нация сохраняет свою целостность, свое единство, если есть единые ценностные ориентиры в воспитании детей, сохраняется устремленность к национальному нравственному идеалу в семье, в детском саду и школе, обществе и государстве в целом. Единство ценностных ориентиров всех субъектов воспитания не нарушает прав и свобод личности. Наоборот, права и свободы человека реализуются в контексте общенациональных интересов, духовно-нравственных, культурных, исторических традиций своего народа, в бережном отношении друг к другу старшего и младшего поколений. Только в таком преемственном единстве правá человека не мыслятся без обязанностей, а свобода без любви и ответственности. В России единство общества всегда обеспечивалось через сохранение этнокультурного многообразия, культурно-исторических традиций каждого народа, в общем соработничестве на благо нашего государства всех и каждого. Думаю, что сейчас такая Стратегия должна основываться на ценностной парадигме, сохраняющей это многообразие в единстве, опирающейся на культурные, духовно-нравственные традиции русского и других народов Российской Федерации, имеющих многовековый опыт воспитания новых поколений. А культура любого народа неразрывно связана с его традиционной религией. Русская Православная Церковь является важнейшим социальным институтом воспитания. Она сохраняет характерные для русского и многих других народов Российской Федерации традиции воспитания детей в семье, школе и обществе. В Стратегии, на мой взгляд, должна быть прописана система взаимодействия традиционных религиозных организаций народов России с государством, семьей, обеспечивающая реализацию прав граждан на религиозное духовно-нравственное образование и воспитание для своих детей в российской школе, в том числе государственной и муниципальной.

— Возможно ли сегодня при таком мировоззренческом разнообразии российского общества выработать единую ценностную парадигму, на которой может быть основано воспитание?

— Ответ одновременно и сложный, и простой. Мне приходилось изучать разные документы, относящиеся к сфере образования. Когда в них речь идет о воспитании, зачастую до сих пор все сводится фактически к уважению государства и выработке терпимости к национальным и религиозным различиям людей в обществе. Очень важные качества. Но я думаю, что все согласятся с такими ценностями, как любовь к родной земле, любовь к отцу и матери, к близким и ближним; дружелюбие и взаимопомощь, милосердие и сострадание; защита Отечества; сохранение природы и богатств страны; хозяйственность и бережливость; трудолюбие, честность и добросовестность в отношениях к людям, своему труду и профессиональным обязанностям; долг, мужество, честь; научение материнству и отцовству. Это все простые слова, в них нет ничего «инновационного», но мы, очевидно, в XXI веке утратили в своем сознании глубинные, сакральные смыслы этих слов, а ведь именно они связывают нас с нашей историей, с нашими корнями, истоками: «откуда есть пошла земля русская…». Вера, надежда, любовь — три основания человеческого бытия. Что еще надо человеку, чтобы осознать смысл своей жизни, свой приход в этот мир? Мы утратили в системе образования эти смыслы: учим ради профессионального роста, карьеры, а не ради того, чтобы жить, совершенствовать в себе человеческое, стремиться к святости — нашему национальному духовно-нравственному идеалу. Если мы сейчас не вернем в систему образования антропологический принцип в его традиционном для нашего народа православном христианском понимании, мы не сможем воссоздать систему общественного воспитания на должном уровне.

— Как Вы думаете, с какими сложностями сегодня могут столкнуться разработчики Стратегии, что нам вообще ожидать от этого документа?

— Судя по тем проектам Стратегии, с которыми мне удалось познакомиться, думаю, прежде всего, со смысловыми трудностями, когда в разные разделы текста вкладываются порой несовместимые смыслы. Например, такое емкое понятие, как «общечеловеческие ценности», которые сегодня на Западе кроме традиционных ценностей включают и нетрадиционные, а то и подменяют первые вторыми. Или, например, такие понятия как «вариативность ценностных систем» или «нравственное самоопределение детей», предполагающее игнорирование семейных, народных, религиозных традиций воспитания, приоритета родителей в воспитании своих детей. В результате смысловое поле Стратегии может быть идеологически односторонним, мировоззренчески бесцветным или вообще провокационным. Другая сложность — определение понятий и их различное, несогласованное использование в тексте Стратегии. Например, таких понятий как традиция, воспитание, духовно-нравственное воспитание (мы понимаем под этим приобщение детей именно к традиционным духовным и нравственным ценностям), идентичность — российская гражданская (общенациональная) и народная (этническая). Разный смысл может вкладываться в понятия «воспитательные технологии», «модернизация воспитания» — обновление на основе традиционных российских ценностей или что-то иное, и другие. Третья сложность — структурирование текста, его логическая стройность, иерархия и взаимосвязь основных разделов. Стратегия, на мой взгляд, должна быть направлена на создание общенациональной российской системы воспитания, на скоординированность действий всех социальных субъектов воспитания в стране едиными целями и ценностными ориентирами. О каком воспитании может идти речь, если ребенок дома воспитывается на одних ценностях, в школе на других, а на улице или через СМИ испытывает воздействие третьих? Мне кажется, что сложности написания Стратегии связаны еще и с разным пониманием сущности самого документа. Стратегия вообще понимается, в основном, как комплекс действий, направленных на реализацию цели. Но комплекс действий трудно прописать, если есть несогласованность по смысловым, содержательным моментам. На основе Стратегии должны приниматься конкретные планы, программы действий, мер государственной политики в разных сферах общественной жизни, не только в области образования.

— Участвует ли Церковь, Синодальный отдел религиозного образования и катехизации в частности, в разработке этого документа? Что можно сделать, чтобы он получился достойным, принятым большинством общества, научно-педагогического сообщества, родителями?

— Синодальный отдел религиозного образования и катехизации участвует в доработке проекта документа. Мы представили Рабочей группе, созданной в Министерстве образования и науки под руководством Владимира Михайловича Филиппова, свои предложения по доработке существующих на сегодня проектов Стратегии. Будем отстаивать свои позиции. Мы сотрудничаем по этому вопросу с другими органами власти, с депутатами Государственной Думы. Самое лучшее, если проект будет представлен для широкого общественного обсуждения, о чем, насколько известно, уже принято соответствующее решение. Мы поддерживаем идею о том, чтобы такая Стратегия обсуждалась и принималась не как ведомственный документ, и даже только правительственный документ, а как документ общенационального значения, поскольку он затрагивает интересы всех граждан, всего нашего общества. И должен отражать эти интересы, в том числе последователей Русской Православной Церкви, которых, напомню, в нашей стране больше половины населения. Безусловно, православное сообщество ученых и педагогов, родителей тоже должно принимать в этом активное участие. Надеюсь, что такой важнейший для сегодняшней России документ с помощью Божией в наступившем году будет доработан и обретет достойную форму и содержание.

Портал «Приходы»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Президент России вручил первую Государственную премию в области благотворительной деятельности руководителю АНО «Детский хоспис» протоиерею Александру Ткаченко

Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами вручил грамоты кавалерам полководческих орденов

Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами принял участие в памятной церемонии по случаю 75-й годовщины битвы под Москвой

Патриарший визит в Корсунскую епархию. Встреча с Президентом Франции Ф. Олландом

В Госдуме прошло совещание по подготовке Рождественских Парламентских встреч

Региональные Рождественские образовательные чтения впервые прошли в Ингушетии

Председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации выступил на общем собрании членов Российской академии образования

Подведены итоги III (всероссийского) этапа конкурса «За нравственный подвиг учителя»

Другие интервью

Блаженнейший Патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II: Соборов, подобных Критскому, будет еще много

Митрополит Волоколамский Иларион: Время, в которое мы живем, весьма благоприятно для выстраивания сбалансированных отношений между религиозными традициями и государством

Архимандрит Савва (Тутунов). Архиерей должен быть близок к своему духовенству и к народу

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Интерес к чтению стал расти

Митрополит Волоколамский Иларион: Физическое оздоровление невозможно без духовного

Игумен Киприан (Ященко): «Наша задача — выловить в мутной воде золотые песчинки»

Игумен Лазарь (Гнатив): Клирос — живой организм

Митрополит Волоколамский Иларион: Наша общая задача — всеми силами укреплять народное единство

Митрополит Волоколамский Иларион: Музыка Дмитрия Шостаковича резонирует в сердцах миллионов слушателей

Митрополит Волоколамский Иларион: Сила искусства заключается в том, что через него каждый человек может переживать высокие минуты общения с Богом