Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

В этой войне была одна правда — правда Божия

Версия для печати
9 мая 2015 г. 18:44

Очередной выпуск авторской передачи председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина «Комментарий недели» вышел в эфир на телеканале «Союз» 2 мая 2015 года.

Возлюбленные о Господе братья и сестры, дорогие друзья, Христос воскресе!

Очень скоро мы будем праздновать 70-летие Победы нашего народа — тогда советского народа — в Великой Отечественной войне. Святейший Патриарх Кирилл будет совершать богослужение на Поклонной Горе, на священном месте, связанном с ратным подвигом нашего народа. Затем будет освящен воссозданный, а когда-то последним разрушенный в Москве воинский храм Преображения Господня, храм, который был последним местом служения великого иерарха нашей Церкви митрополита Николая (Ярушевича), храм, который отождествлялся в древние века и отождествляться будет отныне с ратным служением Отечеству, с воинской славой нашего народа.

Перед празднованием Победы оживляются некоторые исторические дискуссии. Попробуем порассуждать о предметах некоторых из них.

Нынешние непростые международные отношения серьезно повлияли на то, как воспринимаются подготовка к юбилею Победы и само празднование. Страны вновь разошлись в оценках того, что происходило, и создается впечатление, что некоторые нынешние государственные деятели, политики, публицисты хотели бы, чтобы их народы и их государственное руководство 70 или 70 с небольшим лет назад вели себя иначе — не так, как они себя вели, объединив усилия с тогдашним Советским Союзом. Сегодня пытаются поставить на одну доску Советский Союз и гитлеровскую Германию, жертву и агрессора, освободителей Европы и ту силу, которая откровенно заявляла, что хочет уничтожения целых народов — и уничтожала целые народы, в частности, еврейский, цыганский и некоторые другие — на всех тех землях, куда удалось прийти гитлеровским войскам.

Да, на самом деле нам не нужно пытаться лишать людей исторической памяти — даже трагичной, даже неудобной, даже вызывающей скорбь, разочарования, споры, которые, впрочем, должны быть мирными. Во время войны не только те, кто нападали, но и те, кто оборонялись, совершали определенные преступления. Более того, существовали ситуации, когда грань между обороной и агрессией была очень зыбкой. Бывали случаи, когда страны, которые совершали справедливое дело — освобождали Европу от гитлеровцев — одновременно осуществляли действия, наверное, несовместимые с реальными соображениями военной пользы. Многие города целиком уничтожались странами, бывшими союзниками России. Не всегда достойно себя вели и советские солдаты в тех странах и регионах, которые были освобождены от гитлеровцев, — это относится и к территории бывшего Советского Союза, и к территориям других стран. Да, во время войны разные страны, в том числе наши западные союзники и мы сами, сталкивались с преступлениями, ошибками, безнравственными действиями в своей среде. Я убежден, что не только Сталин, но и Черчилль, и Рузвельт, и другие государственные деятели и военачальники многих стран во время Второй Мировой войны совершали преступления и ошибки, совершали действия, мягко говоря, сомнительные с нравственной точки зрения. Происходило нечто подобное и в мирное время — так, никто не может оправдать гибель невинных людей во время репрессий, которые предшествовали Второй Мировой войне в Советском Союзе.

В то же время сегодня нужно не просто не забывать, а самым решительным образом вспомнить самим — и напомнить народам Европы и мира — что в начале 1940-х годов народы Великобритании, Соединенных Штатов, Франции, Советского Союза, а тогда это был именно Советский Союз как преемник исторической Руси, вместе воевали против смертельного врага — против гитлеровского нацизма, итальянского фашизма, иных тоталитарных сообществ, которые пытались уничтожить целые народы и поработить весь мир. Черчилль, Рузвельт, Сталин были тогда вместе, так же как были вместе с ними многие государственные руководители таких освобожденных стран как Польша и Сербия, руководители тогдашних союзных республик, в том числе Украины и Белоруссии. Не только лидеры — народы были вместе, и никто тогда не говорил в публичном пространстве, что какой-то из народов, вместе сражавшихся, является недостойным победы или просто в этой победе не принимал никакого участия, потому что якобы был ничем не лучше сторонников гитлеровского нацизма и немецкого народа, который, к сожалению, гитлеровский нацизм поддержал.

Сегодня мы должны вспомнить о том, что народы тогда были вместе, и государственные лидеры тоже были вместе — вспомнить, чтобы сообща ответить на те сложные вызовы времени, которые сегодня встают перед нами, а это и псевдоисламский терроризм, и экологическая угроза, и экономический кризис, и многое другое. Есть угрозы как силового, военного, так и невоенного плана, которые сегодня, впрочем, требуют нашей мобилизации — мобилизации в стоянии за добро, в стремлении отстаивать не просто мир, который иногда бывает худым и несправедливым, а свободное развитие народов согласно их собственной воле и, конечно же, согласно тем высшим ценностям, ценностям христианства и других традиционных религий, без которых развитие не является развитием, а является лишь прогрессирующим шествованием в бездну.

Мы были вместе против зла. Против зла вместе нужно восстать и сегодня, и об этом как я надеюсь, ясно скажут государственные лидеры и общественные деятели разных стран в период празднования 70-летия Победы, даже если политические круги некоторых из этих стран как бы не заметят роль тогдашнего Советского Союза, роль русского народа, роль Руси в достижении Победы — а эта роль, как многие из нас по-прежнему ясно понимают, была ключевой. Во время войны наш народ — народ Руси, в том числе русский народ, — воспринимался западными народами не просто как союзник, а как освободитель, потому что альтернатива победе над нацизмом была чудовищна и несовместима с жизнью.

Многие сегодня спросят: а как же относиться к памяти тех людей, которые, выступая против большевизма и Советской России, воевали на стороне Гитлера? Конечно, об этих людях, как и о любых других людях, покинувших этот мир, мы можем и должны молиться. Конечно, мы должны помнить о том, что восприятие истории советского периода было в умах и душах многих людей — особенно тех, кто стали политическими эмигрантами, — было очень неоднозначно. Вспомним также, что некоторые люди искренне считали, что Гитлер может освободить Россию от советского строя и тем принести нашей стране благо. Может быть, многие из этих людей искренне заблуждались.

Но очевидно и то, что всякий непредвзятый человек, оглядываясь на историю отношений России с теми странами, с той цивилизацией, которая находится к западу от границы исторического распространения Православия, знает, что эти отношения всегда были, мягко говоря, очень и очень непростыми. Неправославные народы многажды пытались поработить православную Русь, даже в те годы, когда временно — как многие понимали, очень временно — историческая Русь была порабощена атеистической безбожной идеологией. Дальновидные люди на Западе, которые стремились использовать это время для духовного и цивилизационного порабощения народов исторической Руси, делали все, чтобы утвердить на ее землях свою власть. Советская Россия, Красная Армия парадоксальным вроде бы образом, а на самом деле по особому Божию Промыслу сохранили свободной православную цивилизацию.

Что было бы, если бы победила так называемая Русская освободительная армия генерала Власова и вместе с Гитлером, одержав победу над тогдашней Советской Армией, вошла бы в Москву? Установилась бы кровавая нацистская диктатура. Может быть, она не продлилась бы долго. Может быть, Гитлера сменил какой-то более либеральный руководитель Германии, либо постаревший Гитлер сам стал бы более либеральным деятелем, и люди при нем жили бы относительно спокойно. Может быть, Гитлера победили бы Великобритания вместе с Америкой, и здесь установилась бы американская или британская власть, и тоже, наверное, все было бы спокойно, не было бы таких жертв. Народы исторической Руси сдались бы на милость победителя, и как некоторые сегодня мечтательно говорят, мы сейчас либо пили бы немецкое пиво под немецкой властью, либо жевали бы массово гамбургеры под американской или британской властью.

Но такой сценарий на самом деле не устроил ни Церковь, ни народ. Ведь это был бы сценарий сытой жизни и, может быть, гораздо более мирной жизни, чем жизнь военного и послевоенных поколений, — но жизни в условиях отсутствия свободы, в условиях порабощения. Вот почему сразу же после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, в момент, когда, по свидетельствам многих современников, Сталин испугался и был совершенно деморализован, потому что был уверен в соблюдении Гитлером определенных договоренностей о мире, Церковь сразу, без колебаний, без выслушивания разных точек зрения и просчитывания возможных вариантов, сказала о поддержке борьбы советского народа и поддержке Красной Армии. Вот почему святитель архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) которого сегодня почитают многие люди, и не только в России или на Украине, сказал в годы войны следующее: «Только враги человечества могут сочувственно помышлять о фашизме и ожидать от Гитлера свободы Церкви. Гитлер, часто повторяющий имя Божие, изображающий с великим кощунством крест на танках и самолетах, с которых расстреливают беженцев, должен быть назван антихристом. Вот почему Бог помогает Красной Армии и ее славным союзникам, карая выступивших якобы во имя его, то есть Бога, гитлеровцев».

Господь был тогда с нашим народом — именно с ним, а не с теми, кто почему-то решил, что Гитлер идет освободить Россию. Мы оплакиваем всех людей, которые погибли в войну — и тех, кто шел вместе с Власовым, и тех, кто сражался не на нашей стороне, а среди них, к сожалению, было много православных людей — и болгар, и румын, и украинцев. Но в то же время мы помним, что это была по-настоящему священная война, в которой правда была не на всех сторонах, а на одной стороне. На той стороне, которая сделала возможным сохранение свободной истинно христианской цивилизации. Это правда была правдой Божией, и сегодня, когда продолжаются исторические споры, которые, конечно же, могут иметь место, не нужно забывать о правде, которая в контексте самых разных интерпретаций истории все-таки присутствует и которую нужно отстаивать.

Патриархия.ru