Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Введение Единого учебного плана в духовных школах Русской Православной Церкви. Интервью с протоиереем Максимом Козловым

Введение Единого учебного плана в духовных школах Русской Православной Церкви. Интервью с протоиереем Максимом Козловым
Версия для печати
12 мая 2015 г. 20:05

Введение Единого учебного плана — одна из новинок, которая была принята в 2014/2015 учебном году в системе духовного образования Русской Православной Церкви. В будущем учебном году духовные семинарии ожидает введение обязательного дистанционного контроля за проведениям выпускных экзаменов и защит квалификационных работ. Также идет работа по составлению новых учебных пособий и методических документов.

В интервью порталу Учебного комитета первый заместитель председателя Учебного комитета протоиерей Максим Козлов рассказал о нововведениях.

— Отец Максим, с чем связано введение Единого учебного плана и почему в целом Учебный комитет взял курс на стандартизацию духовного образования в Русской Православной Церкви?

— Прежде всего, напомню, что решение о создании Единого учебного плана — это решение не Учебного комитета, а Высшего Церковного Совета. Главная цель, которая с ним связана, — это никоим образом не ограничение возможностей могущих сделать больше, а подтягивание до обязательного минимума тех, кто пока собственную готовность и способность этого минимума держаться стабильно не засвидетельствовал.

Для иллюстрации приведу пример из области светского образования. Мы понимаем, что существуют Московский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный университет, Новосибирский государственный университет, а есть, скажем, педагогический университет где-нибудь в глубинке. Их уровни несопоставимы. Но чтобы получить статус вуза, этот университет должен реализовывать некий гуманитарный, естественнонаучный или технический образовательный стандарт, иначе то, что он предоставляет — это не высшее образование, а что-то другое, даже если он и будет называться университетом. Есть же в Москве кафе «Академия», которое, как мы понимаем, к системе высшего образования не относится. Вот и мы должны добиться, чтобы выпускник любой российской семинарии, как бы далеко от центра она ни располагалась, знал, что, окончив ее, он обладает теми необходимыми знаниями, которые в той же мере готовят его к будущему пастырскому служению или церковной работе, как и те, которые имеют выпускники наших лучших семинарий. Конечно, уровень и глубина этих знаний будут отличаться, но так или иначе все семинарии будут давать знания не ниже определенного, и далеко не низкого уровня.

— Как быть с теми, кто до этого уровня не дотягивает?

— Согласно решению Священного Синода от 16 июля 2013 года, семинарии, оказавшиеся по итогам инспектирования в четвертой рейтинговой группе, получают четыре года на исправление ситуации, чтобы или подтвердить статус высшего учебного заведения на уровне бакалавриата, или, если это окажется не по силам, перейти на другие формы функционирования, к примеру, сейчас весьма востребованы центры подготовки приходских специалистов.

Этим семинариям Учебный комитет готов оказывать необходимую помощь. В минувшем учебном году все семинарии четвертой группы принимали инспекционные комиссии Учебного комитета, и оказалось, что векторы их развития весьма разнонаправленные.

Есть духовные школы, в которых наметилась тенденция к всплыванию и очевидны усилия, которые предпринимаются.

Есть те, в которых не заметно плодов этих усилий. Целый ряд семинарий, находившихся в конце третьей рейтинговой группе, устремились книзу. В мае этого года Учебный комитет подготовит и представит Высшему Церковному Совету новый рейтинг высших духовных учебных заведений, в котором эти тенденции будут обозначены. Кто-то сделает для себя радостные выводы, а для кого-то он будет поводом усугубить усилия.

— Можно ли сказать, что именно инспекции стали поводом для положительных изменений?

— Скажем так, есть семинарии, для которых инспекции были толчком, который послужил тому, чтобы какие-то вещи, которые осознавались внутри и переживались несколько латентно, теперь стали меняться. Есть семинарии, в которых заметно сознательное реагирование руководства, администрации, правящего архиерея на необходимость к переменам, и есть учебные заведения, в которых можно радостно констатировать положительные тенденции.

Можно отметить целый ряд семинарий, которые выходят на государственную аккредитацию. Ожидается, что в мае этого года несколько наших духовных семинарий, ректоры которых сдали все необходимые документы, пройдут аккредитационные проверки.

Решается вопросы по упорядочению кадрового состава духовных школ. Мысль о том, что костяк преподавателей — это не совместители, а люди, для которых преподавательская деятельность является основной, постепенно усваивается в духовных школах, как усваивается мысль о том, что преподавательский труд, хотя и имеет идеальную волонтерскую и благотворительную составляющую, должен быть адекватно вознагражден. Со случаями неоформления по трудовому законодательству и так называемых волонтерских договоров приходится встречаться все реже, и мы будем стремиться к тому, чтобы подобная практика была минимизирована.

Свою положительную роль уже сыграл и сыграет в ближайшие годы дистанционный контроль за выпускными экзаменами и защитами дипломных работ, который в ближайшие годы станет повсеместным и обязательным. В этом году семинарии принимают участие в этом контроле по желанию, и их абсолютное большинство выразило желание иметь проверяющих или участников со стороны Учебного комитета.

— Некоторые преподаватели неодобрительно отзываются о дистанционном контроле, говорят, что им не очень приятно такое недоверие к их компетенциям со стороны центра, раз Учебный комитет не доверяет им принимать экзамены и оценивать защиты работ самим.

— Это не недоверие к конкретным преподавателям, ни в коем случае! Дело в том, что в силу небольшого количественного состава многих провинциальных духовных семинарий в них часто складывается в хорошем смысле семейная обстановка, которая, помимо позитивной составляющей, имеет оборотную сторону. Внутренние отношения между преподавателями и студентами к окончанию семинарии становятся столь близкими, что проявить к студентам необходимую требовательность — будь то выявление заимствований в работах или предъявление необходимой строгости на экзаменах — оказывается довольно непросто.

Знание о том, что защиты квалификационных работ или выпускные экзамены проходят не только между нами, знакомыми, уважающими и любящими друг друга людьми, но носят открытый характер, стимулирует и студентов, и преподавателей к большей ответственности за свою работу. Именно поэтому дистанционный контроль необходим, даже если кто-то и обижается.

О необходимости контроля со стороны свидетельствуют те результаты, которые мы получаем, когда во время инспекционных проверок проводим тестирование учащихся выпускных курсов семинарии.

Увы, вынужден констатировать, что к числу непреодоленных недостатков у нас относится самовоспроизводящаяся тенденция к двухбалльному результату студентов, который мы наблюдаем в журналах (стоят оценки только «4» и «5»), и стабильно низкие оценки, которые студенты получают, когда мы проверяем их работы во время инспекционных визитаций. Должен сказать, что от оценок «4» и «5» их знания оказываются бесконечно далеки. По ряду предметов оценки едва превышают три балла, а иногда не достигают и этой отметки.

Так что, если считать знания студентов, наряду с воспитанием, одной из ключевых составляющих образовательного процесса, наш контроль или, как его называет Святейший Патриарх Кирилл, «ручное управление», просто необходим.

Может быть, потом, когда наши семинарии будут представлять собой маленькие «оксфорды», раскиданные по бескрайним просторам нашей Родины, это не будет так требоваться. Но пока от этой благостной картины мы очень далеки.

— Что можно сделать, чтобы к ней приблизиться?

— Это многоплановый процесс, и требуются многоплановые и многовекторные усилия.

Это и написание полноценных учебников для всего курса бакалавриата, чем занимается Комиссия, которую возглавляет Высокопреосвященейший митрополит Волоколамский Иларион, и предоставление семинариям необходимой учебно-методической базы, которая должна помочь в значительной мере, и проведения курсов повышения квалификации преподавателей, что сейчас так или иначе постепенно начинается. Мне кажется, семинар для преподавателей библеистики, который прошел 1-2 апреля 2015 года, был весьма удачным примером такого рода деятельности.

Конечно же, необходимо преодоление определенного рода накопившихся стереотипов и штампов, в том числе излишне снисходительного отношения к малоуспевающим и малоприлежным студентам.

— Нужен и контроль за деятельностью преподавателей?

— Такой контроль возможен только при условии перехода на штатно-окладную систему, при которой будет четко определен круг обязанностей, которые преподаватель семинарии должен выполнять для получения адекватной — подчеркну: адекватной, а не номинальной, — заработной платы. Плата эта должна быть как минимум не ниже, чем у сопоставимого с ним по квалификации преподавателя государственного вуза региона, в котором расположена семинария. В этом случае можно будет требовать более-менее качественного труда.

Что бы мы ни говорили, какие бы призывы ни делали, если зарплата будет номинальной, скажем, соответствующей уровню МРОТ, преподаватель будет работать ровно настолько, насколько он сам внутренне на это согласен. Кто-то больше, кто-то меньше. Любые побуждения, будь то идеального, будь то карательного (например, меры со стороны правящего архиерея) характера, будут иметь второстепенное, но не решающее значение.

— По вашему мнению, какие события были наиболее значимы для Учебного комитета в подходящем к концу учебном году?

— Мне представляется, что в минувшем учебном году был сделан целый ряд прорывных вещей.

Во-первых, очень большая работа проделана в связи с введением Единого учебного плана и подготовкой новых учебных пособий и разработке принципов этой работы, в которой сотрудники Учебного комитета принимали деятельное участие.

Во-вторых, начало перехода Учебного комитета к полноценному функционированию в отремонтированных помещениях Андреевского монастыря в Москве, то есть его приближение к статусу полноценного Синодального учреждения, каковым он, согласно Уставу, и должен быть.

Третье — развитие института индивидуальных наставников в рамках наших семинарий и их курирование со стороны МДА.

Следующее — упорядочение и начало практики повышения квалификации преподавателей.

Еще одно — развитие и деятельность сектора теологического образования. Учебный комитет и Высший Церковный Совет подготовили документы, касающиеся церковной аккредитации кафедр и факультетов теологии. Аккредитация их только предстоит, но принципы развития сектора теологического образования уже заложены в принятых документах.

Существенно, что развивается наше взаимодействие с региональными семинариями, которое установлено благодаря наличию современных технологий, прежде всего, говорю о проведенных в минувшем году совещаниях, но также и обо всех других контактах и обсуждениях.

Несмотря на все кризисные контексты нашей действительности, Учебный комитет стремится исполнять послушания по «ручному управлению» процессом духовного образования сегодня, возложенные на него Священноначалием, и готовить наши учебные заведения к тому, чтобы они не по вывеске, а по сути могли с полным правом называться высшими учебными заведениями.

Беседовала Ольга Богданова

Учебный комитет/Патриархия.ru

Материалы по теме

Патриаршее поздравление архиепископу Верейскому Евгению с 30-летием служения в священном сане [Патриарх : Приветствия и обращения]

В Москве прошел семинар «Церковно-государственные отношения в области высшего богословского образования в современной России»

Состоялось заседание коллегии Учебного комитета Русской Православной Церкви

В Учебном комитете состоялся семинар «Церковная аккредитация как форма общественной аккредитации высших учебных заведений»

На базе Минской духовной семинарии прошел семинар «Технологии церковной работы с наркозависимыми»

Интервью главы Татарстанской митрополии по итогам Первосвятительского визита в Татарстан [Интервью]

Патриарший визит в Санкт-Петербург. Посещение Большеохтинского Георгиевского кладбища, Александро-Невской лавры и Санкт-Петербургской духовной академии

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Русская литература обладает глубоким воспитательным и христианским потенциалом

Истории монашества посвящен новый раздел сайта Иоанно-Предтеченского монастыря

Митрополит Волоколамский Иларион: Преподавание теологии в светских учебных заведениях — это, в каком-то смысле, вопрос национальной безопасности

Протоиерей Александр Троицкий: «Люди с интересом читают перевод Священного Писания на родном языке»

Притчи Соломона на якутском языке. Разговор с переводчиком

Митрополит Волоколамский Иларион: Присутствие теологии в образовании и науке — признак взросления общества

Митрополит Волоколамский Иларион: Афон — место, где сохраняется живая традиция святости

Протоиерей Геннадий Егоров об открытии первой в России дистанционной магистратуры по теологии

Митрополит Волоколамский Иларион: Теология имеет самое прямое отношение к нашей жизни

Митрополит Волоколамский Иларион: Благодаря присутствию Церкви в университетском пространстве наше студенчество может соприкоснуться с христианским взглядом на жизнь