Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 31 марта — 5 апреля 1992 г.

Версия для печати
6 июня 2008 г. 19:41

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заседал 31 марта — 5 апреля 1992 г. в Свято-Даниловом монастыре г. Москвы под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, в деяниях Собора участвовали 97 архиереев.

 

Во вступительном слове Патриарх Алексий II обозначил основные темы заседаний: канонизация новомучеников Российских и преподобных Кирилла и Марии, родителей прп. Сергия Радонежского, ситуация в церковной жизни на Украине и статус Украинской Православной Церкви (УПЦ), проблемы взаимоотношения Церкви и общества.

 

В 1-й день заседаний Собор также заслушал доклад председателя синодальной Комиссии по канонизации святых митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, в котором были изложены одобренные Священным Синодом выводы комиссии, исследовавшей жития преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, а также новомучеников митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), митрополита Петроградского Вениамина (Казанского) и казненных вместе с ним сщмч. архимадрита Сергия (Шеина), мчч. Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова, великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары, убиенных в Алапаевске.

 

По докладу митрополита Ювеналия Архиерейский Собор принял 2 деяния: «О канонизации преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, родителей преподобного Сергия, игумена Радонежского, Чудотворца» и «О канонизации митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского, 1848–1918), митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского; 1873–1922) и иже с ним убиенных схимонаха Сергия (Шеина; 1866–1922), Юрия Новицкого (1882–1922) и Иоанна Ковшарова (1878–1922), великой княгини Елизаветы (1864–1918) и инокини Варвары (1918)».

 

В деянии о канонизации новомучеников сказано, что это только начало церковного прославления новомучеников и исповедников, пострадавших в годы революционной смуты и послереволюционного террора. Было установлено «празднование Собора новомучеников и исповедников Российских 25 января (по старому стилю, в случае совпадения сего числа с воскресным днем) или в ближайший воскресный день после оного». Во главе Собора новомучеников и исповедников было поставлено имя ранее канонизированного Патриарха Московского и всея России Тихона.

 

Предусматривалось, что в процессе канонизации в Собор будут включаться и другие новомученики и исповедники. В 2 последних положениях соборного деяния предписывалось: «Поручить синодальной комиссии по канонизации святых при изучении подвига новомучеников Российских начать исследования материалов, связанных с мученической кончиной Царской Семьи. Образовать во всех епархиях Русской Православной Церкви комиссии по канонизации святых для сбора и изучения материалов к канонизации подвижников веры и благочестия, особенно мучеников и исповедников XX столетия в пределах каждой епархии».

 

1–4 апреля Архиерейский Собор обсуждал ходатайство украинских архиереев о предоставлении УПЦ автокефального статуса. К этому времени церковная жизнь на Украине получила весьма тревожное развитие, предоставление Московским Патриархатом независимости и самостоятельности в управлении УПЦ в октябре 1990 г. не решило проблему церковных расколов на Украине.

 

Автокефалистский раскол развивался как явление прежде всего политическое, подогреваемое националистическими общественными организациями, к началу 1991 г. раскольническая Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) имела уже около 1 тыс. приходов, в большинстве своем расположенных в националистически настроенных западных областях Украины. По данным на 1 января 1991 г. здесь было 905 общин УАПЦ, тогда как на востоке Украины количество приверженцев раскола оставалось ничтожным — 21 приход.

 

В значительной степени неуспех борьбы с расколом был обусловлен и тем обстоятельством, что предстоятелем УПЦ в то время являлся митрополит Киевский и всея Украины Филарет (впоследствии извержен из сана и анафематствован), который полученную УПЦ широчайшую автономию использовал не для принятия мер по нормализации церковной жизни на Украине, а почти исключительно для укрепления своей неограниченной власти и личного обогащения.

 

К началу 1991 г. в убеждениях митрополита Филарета произошла перемена: из непримиримого противника украинской церковной автокефалии он неожиданно стал ее ревнителем. Такое изменение позиции было связано с ростом националистических настроений среди правящей элиты Украины. После провала в августе 1991 г. путча в Москве и последовавшего за этим выхода Украины из СССР и провозглашения ее полной государственной независимости требование разрыва отношений с Россией начало предъявляться практически во всех сферах жизни Украины, церковная жизнь не была исключением.

 

Ради сохранения тесных дружеских отношений с властями митрополит Филарет начал оказывать всемерную поддержку новому сепаратистскому политическому курсу, демонстрируя полное единомыслие с председателем Верховной Рады Украины Л.М. Кравчуком, провозгласившим лозунг: «Независимому государству — независимую Церковь».

 

Определенное значение в переходе митр. Филарета на позиции сторонника автокефалии имели публикации в периодических изданиях Киева и Москвы, затрагивавшие его личную жизнь, во многом несовместимую с монашескими обетами, — только полная независимость УПЦ от Московского Патриархата могла гарантировать Филарету безнаказанность за противоканонические действия.

 

На проходившем 1–3 ноября 1991 г. Соборе УПЦ под давлением митрополита Филарета 95 делегатов, представлявших 22 епархии и 32 монастыря Украины, приняли определение, в котором содержалось требование полной самостоятельности УПЦ. От имени участников Собора епископы УПЦ обратились к Патриарху Московскому Алексию II и епископату РПЦ с просьбой даровать Украинской Церкви автокефалию и способствовать учреждению Киевского Патриархата.

 

В определении Собора УПЦ говорилось, что «дарование автокефалии Украинской Православной Церкви будет способствовать укреплению единства Православия на Украине, содействовать ликвидации возникшего автокефального раскола, противостоять униатской и католической экспансии, служить примирению и установлению согласия между враждующими ныне вероисповеданиями, сплочению всех национальностей, проживающих на Украине, и тем самым вносить вклад в укрепление единства всего украинского народа». В это же самое время митрополит Филарет вел переговоры на предмет возможного объединения с УАПЦ.

 


На заседании Священного Синода РПЦ 25–27 декабря 1991 г. под председательством Патриарха Алексия, в работе которого участвовал и митрополит Филарет, было решено разослать обращение и определение Собора УПЦ всем архиереям РПЦ для тщательного изучения, с тем чтобы впоследствии этот вопрос стал предметом обсуждения на Архиерейском Соборе.

 

Решение Собора УПЦ встревожило большинство священнослужителей и мирян на Украине, и в Московскую Патриархию из разных епархий УПЦ стали поступать телеграммы с просьбой оставить их приходы в Московской юрисдикции. В то же время митрополит Филарет разослал по епархиям циркуляр о проведении собраний духовенства в поддержку решения Собора УПЦ о предоставлении ей независимости.

 

22 января 1992 г. в Киеве состоялось епископское совещание УПЦ, на котором по настоянию митрополита Филарета и под грубым нажимом властей было принято ультимативное требование к Патриарху и Синоду РПЦ о предоставлении автокефалии УПЦ. В нем без всяких на то оснований утверждалось, что из Москвы за три месяца не поступило никакого ответа на обращение украинского Синода, в связи с чем украинские епископы, заявляли о создавшемся у них впечатлении, что положительное решение вопроса об автокефалии умышленно затягивается священноначалием РПЦ, сообщения СМИ о безнравственном поведении митрополита Филарета объявлялись клеветой и инсинуациями Москвы.

 

Сразу же после совещания епископы Черновицкий Онуфрий (Березовский), Тернопольский Сергий (Генсицкий), Донецкий Алипий (Погребняк) дезавуировали свои подписи под обращением. На следующий день после совещания, 23 февраля, решением Синода Украинской Церкви они были смещены со своих кафедр, что вызвало возмущение среди церковного народа, и паства не выпустила архиереев из своих епархий.

 

Епископы Онуфрий и Сергий направили послания Святейшему Патриарху Алексию, в которых заявляли об отказе от своих подписей под определением Собора УПЦ, состоявшегося 1–3 ноября 1991 г., и от своих подписей под обращением епископата Украинской Церкви о даровании автокефалии. За отказ братии Киево-Печерской лавры поставить подписи под обращением в поддержку автокефалии с должности наместника был смещен архимадрит Елевферий (Диденко). Появилась угроза нового раскола внутри УПЦ.

 

29 января 1992 г. обращение епископата УПЦ было доставлено в Москву архиереями, в то время выступавшими приверженцами автокефалии, — архиепископом Одесским Лазарем (Швецом), епископом Волынским Варфоломеем (Ващуком) и епископом Львовским Андреем (Гораком), который позже ушел в раскол.

 

Для водворения мира церковного Патриарх Алексий II отправил 4 февраля телеграмму митрополиту Филарету с просьбой «воздержаться от любых канонических прещений» до предстоящего 18–19 февраля заседания Священного Синода Русской Церкви. На это митрополит Филарет дерзко ответил Патриарху в телеграмме от 17 февраля: «Прошу Ваше Святейшество и Священный Синод Русской Православной Церкви не принимать никаких постановлений, касающихся внутренней жизни Украинской Православной Церкви».

 

17 февраля 1992 г. от митрополита Филарета в адрес Святейшего Патриарха поступила еще одна телеграмма, в которой он заявил о том, что не приедет на заседание Синода по причине болезни. Перед заседанием Синода Святейший Патриарх Алексий получил также открытое письмо Совета по делам религий при Кабинете министров Украины, в котором Совет настаивал на предоставлении УПЦ автокефалии.

 

Священный Синод РПЦ, заседавший 18–19 февраля 1992 г., выступил с «Посланием Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету и епископату Украинской Православной Церкви», в котором говорилось, что Синод передает поднятый Собором УПЦ вопрос Архиерейскому Собору, который должен был пройти в период с 31 марта по 4 апреля.

 

На заседании Синода было заявлено, что в случае активизации действий митрополита Филарета, направленных на получение автокефалии Украинской Церкви в неканоническом русле, РПЦ не оставит своих верных чад, а примет их в свою непосредственную юрисдикцию. Так развивались события вокруг вопроса об автокефалии накануне Архиерейского Собора.

 

Начало дискуссии на Архиерейском Соборе о целесообразности дарования автокефалии УПЦ положил доклад, с которым выступил митрополит Филарет. Он продолжал отстаивать линию на достижение полной независимости Украинской Церкви, митрополит Киевский по-прежнему обосновывал необходимость предоставления УПЦ автокефалии политическими событиями: распадом СССР и образованием независимого Украинского государства.

 

В обсуждении вопроса об автокефалии УПЦ участвовало большинство архиереев. Первым выступил архиепископ Хризостом (Мартишкин), который сказал, что он первоначально поддерживал идею предоставления УПЦ автокефалии, однако убедился, что самостоятельность, дарованная Украинской Церкви в 1990 г., за полтора года дала только отрицательные результаты и никоим образом не способствовала уврачеванию раскола.

 

Вину за возобновление унии и распространение автокефалистского раскола на Украине, нестроения в УПЦ и противоканонические прещения, которым подверглись ее епископы и клирики, архиепископ Хризостом возложил всецело на митрополита Филарета.

 

Дискуссия, проведенная в условиях, исключавших давление украинских властей, показала, что по вопросу об автокефалии среди украинского епископата (в УПЦ в это время был 21 епископ, в работе Собора приняли участие 20 украинских архиереев, 18 из которых имели право решающего голоса) нет единого мнения.

 

Подавляющее большинство украинских архиереев высказались против предоставления автокефалии Украинской Церкви, главным образом, из-за того, что при полной самостоятельности Православная Церковь на Украине окажется один на один перед лицом униатской агрессии, а раскольники все равно не прекратят своей разрушительной деятельности.

 

Украинские архиереи сообщали о резко негативном отношении своей паствы к возможному отделению УПЦ. Большинство епископов украинских епархий дезавуировали свои подписи под обращением с просьбой о даровании автокефалии, т. к. были к тому принуждаемы под страхом прещений со стороны митрополита Филарета и репрессий со стороны светских властей.

 

Поворотным моментом в соборной дискуссии явилось предложение Магаданского епископа Аркадия (Афонина) рассмотреть вопрос о смене предстоятеля УПЦ, поддержанное митрополитом Агафангелом (Саввиным), епископом Уральским Антонием (Москаленко) и другими архиереями.

 

Поскольку идея автокефалии по сути персонифицировалась в личности Филарета (Денисенко), немногочисленные сторонники автокефалии стремились не допустить его отставки. С этой целью епископ Варфоломей зачитал от лица 6 епископов — приверженцев автокефалии обращение, в котором утверждалось, что ввиду дарованной УПЦ в 1990 г. самостоятельности и независимости, подписавшие обращение архиереи считают антиканоничным рассмотрение на Архиерейском Соборе вопросов, касающихся внутренней жизни Украинской Церкви, а именно деятельности ее предстоятеля.

 

Однако большинство украинских архиереев, напротив, сочло вполне приемлемым свободное обсуждение вопроса о деятельности митрополита Филарета именно в Москве, где на епископат не оказывали давления сам предстоятель УПЦ и власти Украины. В итоге обсуждение проблемы автокефалии постепенно переросло в дискуссию об аморальном поведении митрополита Киевского и его грубых просчетах в управлении Украинской Церковью.

 

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, информировал участников Архиерейского Собора о том, что епископы — сторонники автокефалии УПЦ намеревались обратиться к Константинопольскому Патриарху в надежде от него получить независимость Украинской Церкви, используя существующее у Вселенской Патриархии представление о том, что только Константинопольский Патриарх вправе даровать автокефалию Поместной Церкви.

 

Митрополит Кирилл сообщил об отрицательном отношении Константинополя к этому предприятию и отказе принять посланцев из Киева, прибывших для предварительных переговоров в Стамбул. По словам Председателя ОВЦС, Константинопольская Патриархия заверила, что предоставление автокефалии УПЦ будет возможно только при условии согласия на это Московского Патриархата.

 

Подводя итог дискуссии, Патриарх Алексий II сказал: «Нас уверяют, что предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви решит все вопросы, как ранее нас уверяли в необходимости независимости в управлении и даровании митрополиту Филарету титула Блаженнейшего. Но титул Блаженнейшего не спас положения, предоставление независимости и «незалежности» тоже не дало результата. Не вернулись ушедшие в неканоническую автокефалию приходы, раскол укрепился. Возьмем ли мы на себя ответственность за разделение, есть ли у нас уверенность в том, что это принесет благо святой Церкви?... Для того чтобы говорить об автокефалии, нужна спокойная обстановка. Но в наше время — время разрушения экономических, национальных, человеческих связей, разделения и противостояния, от которых так устал народ, желание сохранить единство Церкви является гласом Божиим. Все мы в ответе за то, что происходит на Украине, но с предстоятеля Украинской Церкви спрос особый. Мы просим владыку Филарета ради блага Православия на Украине, ради нашего единства, во имя спасения Церкви на Украине уйти со своего поста и предоставить епископам Украины возможность выбрать нового предстоятеля».

 

На уходе митрополита Филарета со своего поста настаивали многие другие иерархи. Тем не менее Филарет упорствовал, и это повлекло за собой более резкие предложения — о голосовании по вопросу снятия митрополита Филарета с поста предстоятеля УПЦ.

 

Тогда митрополит Филарет изъявил готовность оставить пост предстоятеля Украинской Церкви и подчиниться воле Архиерейского Собора, голосу большинства священнослужителей и мирян Украины: «Я чувствую, что нужен пророк Иона, и я готов им быть. Но я прошу, чтобы этого Иону бросили так, чтобы на Украине не взбунтовалось море, поэтому прошу предоставить возможность украинскому епископату провести выборы нового предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киеве. Я даю архипастырское слово, что такой Собор будет проведен, что никакого давления оказываться не будет. Патриарх Алексий своим указом утвердит нового предстоятеля. Украинская Православная Церковь должна полностью осуществить свои права, данные ей Архиерейским Собором 1990 г. Также я прошу дать мне возможность продолжать служение у престола Божия и не отправлять меня на покой».

 

Патриарх выразил согласие на то, чтобы митрополит Филарет продолжил архипастырское служение на одной из кафедр Украины. Филарет также получил согласие Патриарха и Архиерейского Собора на проведение выборов нового митрополита Киевского в Киеве, а не в Москве.

 

Несколько украинских архиереев предупредили Патриарха, что словам митрополита Филарета верить нельзя. По настоянию Патриарха митрополит Филарет перед крестом и Евангелием подтвердил свое обещание сложить полномочия, как только соберется Собор УПЦ, он также обещал провести сразу же после Архиерейского Собора РПЦ заседание Синода УПЦ для восстановления на своих кафедрах незаконно смещенных им епископов.

 

Однако по возвращении на Украину митрополит Филарет изменил слову архиерея, крестному целованию и учинил раскол, все сказанное им на Архиерейском Соборе оказалось не более, чем уловкой, направленной на то, чтобы любой ценой сохранить свое положение.

 

По итогам состоявшейся дискуссии о статусе УПЦ Собор принял определение, в котором было выражено единодушное мнение, что единство Православной Церкви в нынешних трудных условиях исторического бытия является залогом сохранения внутрицерковного мира и важным фактором преодоления межнационального отчуждения и вражды. Единство и мир внутри Церкви есть непременное условие успеха ее пастырского служения, через которое она несет современному человеку весть о спасении.

 

Определение также объявляло о том, что митрополит Филарет во имя мира церковного подаст прошение на предстоящем Архиерейском Соборе Украинской Церкви об освобождении его от обязанностей ее предстоятеля и будет нести епископское служение на одной из кафедр УПЦ.

 

Собор обратился с посланием «К пастырям и пастве православной Украины», в котором подчеркивалось, что законный канонический порядок предоставления автокефалии предполагает принятие соответствующего решения на Поместном Соборе в согласии со всеми Поместными Православными Церквами.

 

На двух последних заседаниях Собора обсуждались публикации в средствах массовой информации подлинных или сфальсифицированных отрывков из агентурных документов советских спецслужб, по мнению публикаторов, эти документы должны были свидетельствовать о том, что некоторые священнослужители, в т. ч. и архиереи, сотрудничали с органами госбезопасности. Для объективного изучения проблемы Архиерейский Собор образовал особую комиссию во главе с епископом Костромским Александром.

 

Архиерейский Собор издал также обращение, в котором изложил позицию РПЦ по вопросам, волновавшим общество в период радикальных перемен в стране. Собор, в частности, выразил озабоченность тем, что становление национальной государственности осложняется внутриполитическими и межнациональными конфликтами, приводящими даже к пролитию крови.

 

Обращаясь к «власть предержащим», Собор призвал их заботиться о людях, которые с тревогой думают сегодня о хлебе насущном, о сиротах и инвалидах, о пожилых людях и многодетных семьях, о безработных и беженцах. Архиерейский Собор поддержал в своем обращении право каждой личности на религиозное самоопределение, высказался за равенство всех религий перед законом, но одновременно выразил озабоченность тем, что духовный вакуум, образовавшийся вследствие многолетнего господства атеизма, привел к бездумному увлечению оккультизмом.

 

В соборном обращении осуждается стремление некоторых политиков превратить Церковь в орудие для достижения политических планов и идей. «Церковь,— говорится в этой связи в соборном документе,— не связывает себя ни с каким общественным или государственным строем, ни с какой политической силой».

 

В обращении Архиерейского Собора содержится также адресованный общественным деятелям, работникам прессы, радио и телевидения, людям культуры и искусства, педагогам призыв заботиться о нравственном облике народа. Собор осудил попрание обществом норм морали почти во всех сферах человеческой деятельности, пропаганду эротики и порнографии, разрушающих личность, семью и общество.

 

Литература:

 

ЖМП. 1992. № 6. С. I–XVI; № 8. С. I–XVI;

 

Цыпин. История Русской Церкви. Кн. 9. С. 509–515;

 

Петрушко В. И. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период. 1989–1997. М., 1998. С. 97–113.

 

Православная Энциклопедия, т. 3: «Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 31 марта — 5 апреля 1992 г.»

 

Протоиерей Владислав Цыпин, В.И. Петрушко

Все материалы с ключевыми словами