Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1997 г.

Версия для печати
7 июня 2008 г. 17:28

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заседал 18–23 февраля 1997 г. в гостинице Свято-Данилова монастыря г. Москвы, в деяниях Собора участвовали 133 архипастыря.

Вопрос о созыве Архиерейского Собора был рассмотрен на заседании Священного Синода 17 февраля 1997 г. В соборных докладах и дискуссиях получили развитие темы, обсуждавшиеся на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви (РПЦ) 1994 г., который наметил наиболее важные задачи и тенденции в церковной жизни.

В докладе, прочитанном Святейшим Патриархом Алексием II в первый день соборных заседаний, нашли отражение важнейшие события церковной жизни за время, прошедшее после Архиерейского Собора 1994 г., — были восстановлены или образованы епархии: Абаканская, Белгородская, Томская, Элистинская, Сыктывкарская, Мурманская, по решению Священного Синода Украинской Православной Церкви были образованы 2 епархии на Украине — Владимиро-Волынская и Криворожская.

Святейший Патриарх привел данные о действующих монастырях Русской Православной Церкви: 185 мужских и 205 женских, из них 242 в России, 89 на Украине, 57 в др. странах СНГ, Балтии и дальнего зарубежья, а также 47 монастырских подворий. Патриарх Алексий напомнил о знаменательных событиях церковной жизни, происшедших в период между Соборами: празднование 600-летия московского Сретенского монастыря (7 сентября 1995), торжественная встреча верующими во главе с Патриархом нового списка с Иверской иконы Божией Матери, привезенного с Афона (24 октября 1995), освящение Иверской иконы Божией Матери часовни и Воскресенских ворот на Красной пл. (25 октября 1995).

Одной из важнейших задач служения Церкви в условиях активной прозелитической деятельности инославных миссионеров и пропаганды сектантства Патриарх назвал миссионерскую работу, отметив, «что в развитии прозелитизма есть и доля нашей вины: люди отходят от Православия в силу недостатков нашей просветительской и миссионерской работы, нежелания отдельных священнослужителей кропотливо трудиться над духовным воспитанием приходящих в Церковь людей».

Во исполнение решений Архиерейского Собора 1994 г. в феврале 1995 г. была образована группа, которая разработала концепцию возрождения миссионерской деятельности РПЦ, утвержденную Священным Синодом 6 октября этого года. В декабре Священный Синод принял решение об образовании Миссионерского отдела, председателем которого был назначен епископ Белгородский и Старооскольский Иоанн. Для координации работы епархиальных миссионерских учреждений Миссионерский отдел начал издание журнала «Миссионерское обозрение», в котором публикуются информационно-консультативные материалы по проблемам миссионерской деятельности.

В докладе Патриарха Алексия Собору отмечалось, что, несмотря на спад активности псевдохристианских и псевдорелигиозных сект и государственный запрет на деятельность наиболее одиозных из них («Белого братства» и «Аум Синрикё»), по-прежнему активны движения гностического типа: теософы, антропософы, рериховцы, а также оккультные группы и организации разных толков — астрологи, экстрасенсы и целители, резко возросло число сатанистских сект. Секты проникают в школы и вузы, активизируют свою деятельность в медицинских учреждениях. Архиерейский Собор направил письмо председателю и депутатам Государственной Думы, в котором предложил поставить правовой заслон бесконтрольной деятельности в России деструктивных псевдорелигиозных организаций и зарубежных миссионеров.

Отдельный раздел доклада Святейшего Патриарха был посвящен церковной благотворительности и социальному служению. Патриарх Алексий II отметил, что расширение политических и гражданских прав и свобод не должно обернуться крушением социальных прав и свертыванием социальных программ. Церковь приняла ряд мер по социальной защите своей паствы: открыто нескольких церковных больниц, организованы курсы для подготовки сестер милосердия, создан ряд школ-приютов для сирот и детей из неблагополучных семей, гуманитарная помощь была предоставлена многочисленным беженцам из «горячих точек». РПЦ, по мнению Святейшего Патриарха, должна стать полноправным субъектом такой социальной политики, которая смогла бы улучшить ситуацию в стране.

Учебный комитет РПЦ в межсоборный период продолжил свои труды по созданию новой программы духовного образования и определению стандарта высшего богословского образования. Архиерейский Собор обратил внимание на сокращение числа рукоположений среди учащихся и выпускников духовных школ и предложил в новой программе усилить религиозно-нравственный аспект воспитания семинаристов.

Собор отметил рост числа воскресных, церковноприходских и монастырских школ в России (1550, в них воцерковлялись и обучались более 72 тыс. детей и 5 тыс. взрослых), православных школ и гимназий (40), к 1997 г. в России существовали также 2 православных университета. Собор отметил, что Церковь через собственные просветительские учреждения не сможет удовлетворить потребности населения в духовном образовании, в связи с чем было признано необходимым добиваться введения в школьные программы преподавания основ православной культуры и нравственности, организовать поддержку Церковью лучших разработок в области современных учебных пособий по этим предметам для государственной системы образования.

Архиерейский Собор обратил внимание на необходимость анализа не только православных, но и светских учебных пособий и программ, посвященных семейному и половому воспитанию школьников.

В докладе Предстоятеля Русской Православной Церкви были подробно охарактеризованы церковная работа с молодежью в рамках Всецерковного православного молодежного движения, взаимодействие с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, финансовое положение Церкви и ее экономическая деятельность.

В разделе доклада, посвященном межправославным связям, Святейший Патриарх, подчеркнув традиционно братские отношения РПЦ с православными Поместными Церквами, особо остановился на характеристике взаимоотношений с Константинопольским Патриархатом, омраченных вмешательством последнего в церковную жизнь Эстонии.

20 февраля 1996 г. Священный Синод Константинопольской Церкви принял решение о создании на территории Эстонии «Автономной православной Эстонской митрополии» в юрисдикции Константинопольского Патриархата на базе зарубежной церковной структуры с центром в Стокгольме. Кризис во взаимоотношениях с Константинопольской Патриархией привел к тому, что «мы были вынуждены пойти на крайнюю меру — приостановить евхаристическое и каноническое общение Русской Православной Церкви с Константинопольским Патриархатом, а также поминовение имени Патриарха Константинопольского за Патриаршим богослужением в Русской Православной Церкви... 16 мая 1996 г. совместным решением Священных Синодов двух Патриархатов стороны договорились о восстановлении канонических отношений при условии четырехмесячного моратория на исполнение решения Константинополя об учреждении его юрисдикции на территории Эстонии и снятия Московским Патриархатом канонических прещений с клириков, самовольно перешедших в константинопольскую юрисдикцию. Общение между двумя Церквами было восстановлено» (Доклад Святейшего Патриарха Алексия // ЖМП. 1997. 3. С. 57). Действия РПЦ были с пониманием восприняты Предстоятелями ряда Поместных Православных Церквей.

Говоря о положении на Украине, Святейший Патриарх отметил, что, несмотря на все усилия раскольников, поддержанных в некоторых местах властью и прессой, украинский раскол не получил заметного распространения. 2 основные неканонические группировки — «Украинская православная церковь Киевского патриархата» (УПЦ КП) и «Украинская автокефальная православная церковь» (УАПЦ) — обладали приблизительно одинаковым весом: на начало 1996 г. УПЦ КП имела 1332 прихода, УАПЦ — 1209, главным образом на территории Галиции, Ровенской, Волынской и Киевской областей. Большинство пастырей и мирян (свыше 6500 приходов) сохранили верность канонической Украинской Православной Церкви.
 
Отношения с Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), по словам Святейшего Патриарха, продолжали оставаться напряженными. Их возможному положительному развитию препятствовали случаи принятия этой Церковью в свою юрисдикцию клириков Московского Патриархата, запрещенных в священнослужении за различные нарушения канонической дисциплины. Первосвятитель отметил, однако, то обстоятельство, что среди епископата РПЦЗ становится заметным стремление к поиску взаимоприемлемых форм диалога с Московским Патриархатом.
 
В разделе доклада, посвященном межконфессиональным и межрелигиозным отношениям, Патриарх сосредоточил основное внимание на проблемах, возникших в отношениях с Римско-католической Церковью, главным образом из-за униатской экспансии в Галиции и др. регионах Украины, активизации униатов в Белоруссии и прозелитической активности Ватикана в России и в других странах на канонической территории Московского Патриархата.

На 3 встречах представителей Русской Православной и Римско-католической Церквей, состоявшихся в 1995–1996 гг. в Москве и Риме, были достигнуты договоренности о запрете на прозелитизм, об исключении насилия в решении спорных вопросов о принадлежности храмовых зданий. Однако, несмотря на соглашения, межконфессиональная напряженность между православными и греко-католическими общинами сохраняется, в ряде мест Западной Украины греко-католики при поддержке местных властей продолжают силой удерживать ранее захваченные у православных храмы, многие из которых по решению местных судебных инстанций должны быть переданы православным верующим.

Вместе с тем Патриарх Алексий в докладе на Архиерейском Соборе отметил, что существует и ряд положительных примеров сотрудничества православных и католиков в области благотворительности, миротворчества, в научно-богословской сфере. Обратившись к взаимоотношениям с протестантским миром, Святейший Патриарх положительно оценил результаты ряда собеседований с протестантскими церквами и в то же время резко осудил прозелитическую активность, которая наносит вред международной христианской солидарности.

Отдельный раздел доклада Патриарха был посвящен отношениям Церкви с государством и светским обществом, которые в целом характеризовались отсутствием зависимости и давления. Предстоятель Русской Церкви назвал делом первостепенной важности совершенствование законодательства о свободе совести и религиозных организациях, отметив необходимость регламентировать деятельность религиозных иностранных организаций, защитить российское общество от разрушительной деятельности псевдорелигиозных объединений, обеспечить нормальный доступ Церкви к православным людям в армии и школе, освободить церковные структуры от чрезмерного налогового бремени.

В обращении Архиерейского Собора к председателю и депутатам Государственной Думы говорится о том, что действующее религиозное законодательство должно отразить тот факт, что православная Церковь в течение тысячи лет формировала духовно-нравственный облик русского народа и что к ней принадлежит подавляющее большинство верующих граждан России. В то же время Святейший Патриарх подчеркнул, что Русская Церковь ни в коей мере не стремится к получению статуса государственной религии, не вмешивается в управление государством и не участвует в политической борьбе.

В определении Архиерейского Собора «О взаимоотношениях с государством и светским обществом» единственно возможной позицией для Церкви был признан отказ от вовлеченности в политическую борьбу, от поддержки каких-либо политических сил, от вмешательства в дела государства. С другой стороны, в определении говорится о необходимости активного взаимодействия с властью разных уровней в делах, полезных для Церкви и всего народа, особенно в сферах миротворчества, благотворительности, решения социальных проблем, сохранения и развития культурного наследия, заботы о нравственности народа.

Собор подтвердил недопустимость участия архиереев и священнослужителей в предвыборной агитации и членства в политических объединениях, уставы которых предусматривают выдвижение своих кандидатов на выборные государственные посты любых уровней. В то же время Архиерейский Собор поддержал участие мирян в деятельности политических организаций, если последние не имеют в своем составе священнослужителей и ведут ответственные консультации с церковным священноначалием.

С особой тревогой Патриарх Алексий говорил о пагубном для нравственного здоровья общества влиянии средств массовой информации, особенно телевидения, навязчиво пропагандирующих разврат и насилие. Своим определением Архиерейский Собор призвал священнослужителей и мирян неустанно напоминать государству и обществу о пагубности пропаганды порока, безнравственного и преступного образа жизни, насилия, межнациональной, религиозной и культурной розни.

Особый раздел доклада Патриарха Алексия был посвящен общецерковному издательскому делу, в том числе изданию «Истории Русской Церкви» и началу работ над «Православной энциклопедией».

19 февраля на Архиерейском Соборе выступили с докладами митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий, Минский и Слуцкий Филарет и епископ Верейский Евгений. Председатель синодальной Комиссии по канонизации святых митрополит Ювеналий доложил Собору о проделанной комиссией в межсоборный период работе.

Главным в деятельности комиссии оставался вопрос, связанный с изучением материалов о жизни и мученической кончине Царской Семьи: митрополит Ювеналий повторил выводы комиссии относительно канонизации Царской Семьи, сделанные ранее в его докладе Священному Синоду: «Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего российского императора, комиссия не нашла в них достаточных оснований для его канонизации. Однако в осмыслении страданий и мученической кончины Царской Семьи комиссия нашла возможным поставить вопрос о причислении к лику святых страстотерпцев членов Царской Семьи на основании последнего периода их жизни».

Архиерейский Собор постановил передать вопрос о канонизации Царской Семьи для решения Поместному Собору и в то же время поручил епархиальным архиереям и духовным академиям до созыва Поместного Собора направлять материалы, связанные с вопросом о канонизации Царской Семьи, в Комиссию по канонизации. Однако уже во время работы Архиерейского Собора епископы Владивостокский Вениамин, Новосибирский Сергий, Тернопольский Сергий в своих выступлениях поставили вопрос о том, чтобы канонизацию императора Николая II и Царской Семьи не откладывать до Поместного Собора, а принять решение об этом на настоящем Соборе.

Митрополит Ювеналий представил Собору материалы для канонизации в лике священномучеников погибших в 1937 г. архипастырей: Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского), митрополита Серафима (Чичагова), архиепископа Фаддея (Успенского). Своим деянием Архиерейский Собор причислил их к лику святых Русской Церкви.

Со следующим докладом выступил председатель Богословской комиссии митрополит Филарет. По вопросу об участии Русской Православной Церкви во Всемирном Совете Церквей были сделаны следующие выводы: необходимо вынести на межправославное обсуждение весь комплекс вопросов, связанных с участием представителей Православной Церквей в контактах с инославным миром и в работе в международных христианских организациях, эта деятельность должна быть строго регламентирована.

Давая оценку «Второго общего заявления» смешанной комиссии по диалогу между Православными Церквами и Восточными Церквами, принятого в Шамбези в сентябре 1990 г., митрополит Филарет предложил не рассматривать это заявление как полное и исчерпывающее положение православной христологии и перенести изучение вопросов, связанных с диалогом, на всеправославный уровень, имея в виду и широкое обсуждение в кругах духовенства, богословов и мирян РПЦ.

В определении Собора по докладу митрополита Филарета подчеркивалось, что смущение, которое производят в православной среде практика т. н. экуменических богослужений и возникновение новых тенденций в богословии и практике западного протестантизма, выразившихся в принятии женского священства, в употреблении «инклюзивного языка», приводящего к искажению библейского текста, в пересмотре новозаветных нравственных норм, регулирующих отношения между полами, делает необходимым межправославное обсуждение всего комплекса вопросов, связанных с участием представителей православных Церквей в контактах с инославным миром, в частности в двусторонних богословских диалогах, в работе ВСЦ и др. международных христианских организаций.

Доклад и. о. председателя Учебного комитета и ректора Московских духовных школ епископа Евгения был посвящен проблемам богословского образования, заключающимся, в частности, в нехватке преподавательских кадров, снижении числа рукоположении среди выпускников духовных семинарий и финансовых трудностях.

После докладов состоялась дискуссия. Остро критический характер носило выступление Львовского епископа Августина. Рассказав о трагической ситуации в его епархии и во всей Галиции, он упрекал собратьев-архипастырей в недостаточном противостоянии униатскому прозелитизму. Епископ Августин дал жесткую характеристику проявлениям неообновленчества, назвав священников, примыкающих к этому направлению, 5-й колонной Ватикана, и упрекал ОВЦС и СПбДА в покровительстве неообновленцам.

Критическое отношение к экуменизму выразили в своих выступлениях епископы Уфимский Никон и Тернопольский Сергий. Постоянные члены Священного Синода митрополиты Смоленский Кирилл и Крутицкий Ювеналий и архиепископ Солнечногорский Сергий хотя и полемизировали между собой в оценке эффективности участия представителей нашей Церкви в деятельности ВСЦ в прошлом, в основном высказались за то, чтобы РПЦ оставалась в ВСЦ.

Их поддержали епископы Уральский Антоний и Зарайский Павел, управляющий приходами Московского Патриархата в США. Киевский митрополит Владимир говорил о крайне тяжелом положении УПЦ, против которой ополчились раскольники-автокефалисты, униаты, римо-католики, язычники, греческие старостильники, раскольники из т. н. «Свободной церкви», представители РПЦЗ. Предстоятель УПЦ просил Архиерейский Собор дать украинскому Синоду полномочия на диалог с братскими поместными Церквами по вопросу о положении УПЦ.

Большой интерес у участников Архиерейского Собора вызвал зачитанный архиепископом Керченским Анатолием текст речи отсутствовавшего на Соборе по болезни митрополита Сурожского Антония. Митрополит Антоний поднял вопрос о духовничестве, экуменическом движении, отношениях Православной и Католической Церквей. Митрополит Антоний жестко критиковал папистскую тенденцию в политике Константинопольской Патриархии. Коснулся он и вопроса о канонизации императора Николая II и Царской Семьи, высказавшись за их прославление в лике святых и в то же время подчеркнув, что канонизация императора не будет обозначать канонизацию монархии как формы государственного правления.

Секретарь Архиерейского Собора архиепископ Солнечногорский Сергий ознакомил соборян с содержанием многочисленных писем, присланных на Собор. В этих обращениях были выражены критическое отношение к неообновленчеству, сомнения в целесообразности участия Русской Православной Церкви в ВСЦ и поддержка идеи канонизации императора Николая II и Царской Семьи.

В ходе Архиерейского Собора Харьковский митрополит Никодим, Львовский епископ Августин, Одесский митрополит Агафангел подняли вопрос об отлучении от Церкви лишенного сана и кощунственно называющего себя «патриархом» монаха Филарета (Денисенко). Собор отлучил от Церкви через анафематствование монаха Филарета и предупредил об отлучении в случае нераскаяния монахов Иакова (Панчука) и Андрея (Горака), ранее изверженных из епископского сана.

В особом акте Собор отлучил от Церкви также Г.П. Якунина, который «не внял обращенному к нему призыву к покаянию и прекращению бесчинств, продолжал кощунственно носить священнические одежды, вступил в общение с раскольническим образованием лишенного всех степеней священства монаха Филарета (Денисенко), ныне отлученного от Церкви; продолжает возводить хулы на епископат, духовенство и верных чад матери Церкви, тем нанося ей ущерб».

Собор принял определение о лишении сана запрещенных ранее в священнослужении архимандритов Валентина (Русанцова), Адриана (Старины), игумена Иоасафа (Шибаева) и, призвав их к покаянию, предупредил, что в случае нераскаяния и они будут отлучены от Церкви.

Архиерейский Собор явился свидетельством единения епископов Русской Православной Церкви, совершающих свое служение в разных государствах и регионах, вокруг Первосвятителя, за единением архипастырей стояло единство церковного народа в обществе, раздираемом противоречиями и враждой.

20 февраля участники Собора совершили паломничество к святыням Москвы, посетили кремлевские соборы. В Успенском соборе Кремля совершилось знаменательное событие — Предстоятель РПЦ впервые после Патриарха Адриана взошел на Патриаршее место, которое без малого 300 лет оставалось пусто. 23 февраля за Божественной литургией в храме Преображения Господня — крипте восстанавливаемого храма Христа Спасителя, которую совершил Патриарх Алексий в сослужении 126 архипастырей — участников Архиерейского Собора, совершено было прославление священномучеников митрополита Петра, митрополита Серафима и архиепископа Фаддея.

 

Источники:

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. 18 – 23 февраля 1997 года, Свято-Данилов монастырь. Сборник документов. М., 1997.

Православная Энциклопедия, т. 3: «Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1997 г.»

Протоиерей Владислав Цыпин, С.Л. Кравец

Все материалы с ключевыми словами