Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Доклад митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего экзарха всея Беларуси, председателя Синодальной Богословской комиссии

Версия для печати
7 июня 2008 г. 08:50

Ваше Святейшество, Собратья-Архипастыри,

Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви!

В минувшем году исполнилось 10 лет со времени учреждения Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви [1]. Как ее Председатель в своем выступлении я представлю отчет о работе Комиссии в межсоборный период, а также соображения относительно перспектив и планов деятельности Комиссии в соответствии с ее целями и задачами.

Согласно Положению о Комиссии [2], в ее задачи входит: (1) выполнение поручений Предстоятеля Русской Православной Церкви, Священного Синода и других церковных учреждений, касающихся рассмотрения вопросов богословского и вероучительного характера, (2) богословский анализ актуальных проблем жизни нашей Церкви, а также (3) координация научно-богословской деятельности, осуществляемой синодальными учреждениями, епархиями и другими церковными структурами.

 

1

В соответствии с первой задачей в отчетный период по поручению Святейшего Патриарха и Священного Синода проводились заседания Комиссии в различном составе. (Сведения о заседаниях Комиссии приводятся в хронологическом порядке).

19-20 февраля 2001 г. в стенах Московской Духовной Академии состоялся расширенный пленум Синодальной Богословской комиссии, посвященный анализу богословских, нравственных и пастырских аспектов проблем, возникших в связи с введением в Российской Федерации новой системы учета налогоплательщиков. В работе пленума приняли участие архиереи, представляющие Православные Церкви четырех стран — России, Украины, Беларуси, Молдовы, наместники и духовники ставропигиальных монастырей (наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Феогност, наместник московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон, игумен Спасо-Преображенского Валаамского монастыря архимандрит Панкратий, наместник Свято-Введенской Оптиной пустыни архимандрит Венедикт, духовник Оптиной Пустыни схиигумен Илий), профессоры духовных академий, а также представители государственных органов, консультанты и эксперты. В ходе работы имел место взаимно уважительный и плодотворный диалог между представителями Церкви и государственных органов Российской Федерации — Государственной Думы и Министерства по налогам и сборам РФ.

С докладами выступили: митрополит Минский и Слуцкий Филарет, архимандрит Феогност, архимандрит Панкратий (Жердев), архимандрит Тихон (Шевкунов), игумен Андроник (Трубачев), архимандрит Алипий (Кастальский-Бороздин), проректор МДА М.С. Иванов, профессор МДА А.И. Осипов, профессор СПбДА архимандрит Ианнуарий (Ивлиев), протоиерей Валентин Асмус, диакон Андрей Кураев, редактор издательства «Даниловский благовестник» Алла Добросоцких, Константин Гордеев и другие.

Расширенный пленум Синодальной Богословской рассмотрел вопросы, связанные с новыми формами и механизмами налогового учета граждан с различных точек зрения — богословской, духовно-нравственной, пастырской и церковно-практической. Прозвучали разные мнения, но в центре внимания всех выступавших была озабоченность разысканием истины и сохранением церковного единства.

При обсуждении этого вопроса мы прежде всего стремились «сохранить единства духа в союзе мира» (Еф. 4:3). В этом отношении весьма важным стало обращенное к собранию живое слово архимандрита Псково-Печерского монастыря Иоанна (Крестьянкина). Благодаря усилиям архимандрита Тихона (Шевкунова), наместника московского Сретенского монастыря, участники собрания смогли ознакомиться с видеозаписью обращения о. Иоанна, в котором он, отвечая на вопрос, утрачивает ли христианин свое имя, принимая ИНН, в частности, сказал:

«Дорогие мои, как мы поддались панике — потерять свое христианское имя, заменив его номером? Но разве это может случиться в очах Божиих? Разве у Чаши жизни кто-то забудет себя и своего небесного покровителя, данного в момент крещения? И не вспомним ли мы всех тех священнослужителей, мирян-христиан, которые на долгий период жизни должны были забыть свои имена, фамилии, их заменил номер, и многие так и ушли в вечность с номером. А Бог принял их в Свои Отеческие объятия как священномучеников и мучеников, и белые победные ризы сокрыли под собой арестантские бушлаты. Не было имени, но Бог был рядом, и Его водительство вело верующего заключенного сквозь сень смертную каждый день. У Господа нет понятия о человеке как о номере, номер нужен только современной вычислительной технике, для Господа же нет ничего дороже живой человеческой души, ради которой Он послал Сына Своего Единородного Христа-Спасителя. И Спаситель вошел в мир с переписью населения».

На пленуме был принят Итоговый документ, впоследствии одобренный Священным Синодом и рекомендованный всем епархиальным Преосвященным в качестве руководства в пастырской и духовнической практике. (Полный текст Итогового документа приводится в приложении к докладу).

Прияв Итоговый документ, Богословская комиссия выполнила поручение Священноначалия. Вопросами практической реализации положений, содержащихся в Итоговом документе, занимались иные синодальные структуры.

По благословению Святейшего Патриарха ситуация вокруг проблемы принятия православными христианами индивидуальных номеров налогоплательщика (ИНН) обсуждалась также на заседании рабочего Президиума Синодальной Богословской комиссии 24 декабря 2001 года с участием экспертов — представителей Государственной Думы Российской Федерации и Министерства по налогам и сборам РФ.

Несмотря на проведенные ранее исследования вопроса с богословской и церковно-практической точек зрения, которые нашли свое выражение в Итоговом документе 2001 года, Комиссии вновь было поручено обратиться к этой сложной пастырской проблеме в ноябре 2003 года для того, чтобы рассмотреть письма клириков и мирян, поступившие в адрес Московской Патриархии в период кампании по выборам в Государственную Думу Российской Федерации. О рекомендациях Комиссии было доложено Святейшему Патриарху и Священному Синоду.

Вопросы, связанные с присвоением индивидуальных номеров, формированием электронных баз данных о гражданах, использованием новейших технических средств учета и контроля в сфере паспортного, налогового и иного государственного надзора, при рассмотрении их с церковно-богословской точки зрения, обнаруживают несколько разных аспектов.

Безусловно, есть собственно техническая сторона, и в данном случае мы имеем дело с интересами государственной власти, которая использует современные средства ради эффективности своей работы. И так было всегда — во все времена, а в христианской истории — начиная с переписи, которая зафиксировала рождение Иисуса из Назарета — Воплотившегося Сына Божия.

Но другой аспект связан с тем, что всякая светская власть по самой своей природе стремится в той или иной мере контролировать жизнь граждан, что может входить в противоречие с принципом свободы совести и веры, который защищали святые мученики древности своею кровью, а Церковь позднейшей эпохи — противостоя любым попыткам властей исказить православное учение. Таким образом, даже в эпоху симфонии священства и царства власть светская всегда ограничивалась властью духовной, то есть властью Церкви Христовой. Власть Церкви — не человеческая, по стихиям мира сего, но Богочеловеческая, и она не может и не должна преклонить выю свою перед властью князей мира сего, сколь бы ни настаивала светская власть на своей нейтральности и даже благожелательности к Церкви и ее чадам.

Но есть в этом вопросе и третий аспект, который связан с готовностью всей Церкви и каждого христианина ко Второму и Славному Пришествию Спасителя в мир в конце истории. Мы помним заповедь Господа: «Бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих [бедствий] и предстать пред Сына Человеческого» (Лк. 21:36). В этом смысле озабоченность православных христиан новыми явлениям в жизни мира совершенно понятна и духовно оправдана.

В то же время мы должны ясно понимать, что состояние готовности к встрече с Грядущим Христом нельзя отождествлять с духовно нездоровыми апокалиптическими настроениями, которые с регулярностью возникали и доныне возникают в Церкви. Эти настроения порой приводят к обвинениям в адрес церковной иерархии, включая Высшую Церковную Власть, чуть ли не в отступлении от Истины. В этом случае следует снова и снова обращаться к православной аскетической традиции, учась у великих святых, достигших любви Божией. Духовная мудрость есть плод богодарованной любви, которая не бесчинствует (1 Кор. 13:5). Поэтому наиболее важный для нас аспект этой проблемы — пастырский.

Нам следует внимательно изучать современные процессы, не забывая в то же время, что Церковь Христова зиждится на ином основании по сравнению с миром и не является заложницей происходящего в мире. Церковь непоколебимо хранит верность своему Главе — Господу нашему Иисусу Христу и не боится мира сего. У членов Церкви только один страх — страх нарушить волю Божию. Именно этот страх, называемый страхом Божиим, является началом премудрости и источником праведности.

Апостол призывает нас не смущаться слухами, говоря: «Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов. Да не обольстит вас никто никак: [ибо день тот не] [придет], доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:1-4). «Итак, молитесь за нас, братия, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось, как и у вас, и чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера. Но верен Господь, Который утвердит вас и сохранит от лукавого» (2 Фес. 3:1-3).

По результатам работы расширенного заседания Синодальной Богословской комиссии Святейший Патриарх обратился 4 марта 2001 года, в Неделю Торжества Православия, ко всей Полноте церковной с соответствующим Посланием, в котором, в частности, говорится:

«Дорогие мои! Со всей искренностью, любовью и пастырской заботой говорю: вам нечего бояться. Если же кто-то, пусть даже самый красноречивый человек, будет продолжать сеять в ваши сердца ложные страхи и сомнения, то верьте не ему, а Полноте церковной.

Сказав это, одновременно заверяю вас, что Святая Церковь будет пристально наблюдать за происходящим вокруг нее. Технологическое развитие может дать злонамеренным силам в стране и мире слишком много возможностей для контроля над жизнью человека. Чтобы этого не случилось, церковное Священноначалие продолжит диалог с властью и с международными структурами, побуждая их сохранить богоданную свободу личности…

Святой апостол Иоанн в своем послании также говорит о наступлении "последнего времени" и о том, что с самого начала бытия Церкви у нее появились противники (1 Ин. 2:18). Силы зла действовали и продолжают действовать вокруг нас, но христианам нечего страшиться. Святой апостол Петр назидает: "И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго?" (1 Пет. 3:13). Сам Господь сказал Своим ученикам и последователям: "Да не смущается сердце ваше и да не устрашается" (Ин. 14:27); "В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир" (Ин. 16:33). А потому христиане должны являть пример светлой и крепкой веры в силу победы Христовой.

Церковь за две тысячи лет своего земного бытия не раз переживала трудные времена, когда ее терзали расколы и ереси или когда могущественные силы мира сего воздвигали гонения на христиан. По человеческому разумению, беды, обрушившиеся на нее, должны были ее уничтожить. Но этого не произошло по неложному обетованию Христа Спасителя: "Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18). Многочисленные ереси и разделения были побеждены, и ныне мы празднуем Торжество Православия.

Но нелишне напомнить: одна из причин расколов и нестроений состоит в том, что отдельные христиане и даже пастыри дерзостно почитают себя непревзойденными знатоками церковного учения, непогрешимыми толкователями Священного Писания, судьями Церкви, носителями некоего особого дара, превышающего данное Богом в Таинствах Крещения и Священства. Сегодня такие "ревнители не по разуму" не сознают опасности придать своим ограниченным суждениям характер "общецерковного учения".

Мы же с вами должны помнить, что мир и его история находятся в руках Божиих, а наше спасение, как и наша духовная погибель, не могут совершиться сами собой, по каким-либо внешним причинам, без нашего личного участия. Только глубокая живая вера, сознательный духовный труд, деятельное соработничество Христу могут стяжать нам спасение. И, напротив, только вольное и сознательное отречение от Господа и Спасителя приводит к погибели. Поэтому судьба мира и судьба нашего Отечества сегодня в значительной степени зависит от нас, христиан, от нашего духовно-нравственного состояния, от нашей молитвы и покаяния, от нашей способности нести благую весть и творить дела милосердия».

В 2001 году по поручению Святейшего Патриарха Синодальная Богословская комиссия рассмотрела Заключение специальной комиссии по изучению богословских изысканий священника Георгия Кочеткова. Упомянутая специальная комиссия была образована распоряжением Святейшего Патриарха от 5 мая 2000 года в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных расхождением ряда мнений этого священника с православным вероучением и святоотеческим преданием.

По этому вопросу состоялось четыре заседания Президиума Синодальной Богословской комиссии (9 марта, 7 мая, 7 и 29 июня). В ходе работы члены Комиссии пришли к выводу, что выдвинутые в адрес священника Георгия Кочеткова обвинения исключительно серьезны и в значительной степени представляются обоснованными. Ему было предложено еще раз дать свои объяснения относительно ряда высказываний, содержащихся в его печатных трудах. По результатам рассмотрения ответов Комиссия пришла к выводу о неправомыслии, допущенном священником Георгием Кочетковым в своих произведениях. При этом в силу данных им объяснений члены Комиссии не склонны полагать, что допущенные отклонения от православного учения были умышленными и представляют собой некую еретическую систему. В то же время наличие в его печатных трудах нечетко сформулированных религиозных положений и гипотез не снимает с автора ответственности за высказывание мнений, содержащих отступления от православного вероучения, либо допускающих двусмысленное неправославное толкование, либо недопустимых и некорректных по форме.

Отчет о работе Комиссии, посвященный этому вопросу, был направлен на усмотрение Святейшего Патриарха.

Священник Георгий Кочетков признал допущенные им неточности, письменно исповедал Православную веру и взял на себя обязательство не использовать в катехизической практике, а также прекратить распространение тех печатных произведений, которые подверглись обоснованной критике со стороны Комиссии.

Синодальная Богословская комиссия не рассматривала собственно катехизическую и духовническую практику священника Георгия Кочеткова, что является прерогативой епархиальной церковной власти.

Как уже упоминалось, особенностью деятельности Синодальной Богословской комиссии является направленность на решение актуальных практических задач, с которыми сталкивается сегодня Русская Православная Церковь в своем служении и свидетельстве.

Так, 24 декабря 2002 г. Синодальная Богословская комиссия совместно с Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата провели научно-практический семинар «Богословские, этические, пастырские аспекты участия Русской Православной Церкви в профилактике и борьбе с распространением ВИЧ/СПИД».

Принимая решение о проведении данного семинара, Синодальная Богословская комиссия руководствовалась следующим.

Известно, что распространение вируса вирусного иммунодефицита человека (ВИЧ) во всем мире за последние два десятилетия, а в последнее годы и в странах СНГ приобрело исключительно серьезный характер. Эпидемия ВИЧ, поражающая в первую очередь молодежь и экономически активное население, является одной из наиболее серьезных угроз для России и других стран СНГ.

Очевидно, что в данных условиях Церковь призвана дать духовно-нравственную оценку эпидемии ВИЧ/СПИД. Церковь должна ясно сказать обществу, что социальные и медицинские факторы являются причинами эпидемии ВИЧ лишь опосредованно и вторично. Подлинной же первопричиной и источником стремительного распространения эпидемии является достигшее невиданных прежде размеров умножение греха и беззакония, утрата обществом фундаментальных духовных ценностей, нравственных устоев и ориентиров.

Русская Православная Церковь в лице священнослужителей и мирян принимает участие в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД и в преодолении ее последствий. Церковь совершает служение милосердия и диаконии в отношении больных, в первую очередь детей как наименее защищенных жертв эпидемии. Церковь ведет работу с наркозависимыми людьми и заключенными, составляющими основную группу риска заболеваемости ВИЧ/СПИД. В последнее время ВИЧ-инфицированные все чаще оказываются в сфере пастырского попечения приходских священников.

При этом современная ситуация с эпидемией ВИЧ/СПИД является во многих отношениях новой для Церкви и имеет свою специфику, связанную с характером заболевания, его нравственными корнями и социальными последствиями, а также с масштабом эпидемии. Участие священнослужителей и мирян в борьбе с распространением ВИЧ/СПИД и в работе с ВИЧ-инфицированными требует не только информирования об основных особенностях эпидемии ВИЧ/СПИД, но и особых разъяснений богословского, этического, канонического и пасторологического характера.

Все упомянутые вопросы были тщательно рассмотрены на данном семинаре. В его работе приняли участие богословы, священнослужители и миряне, занимающиеся проблемой ВИЧ/СПИД, ученые, специалисты — медики и эпидемиологи.

Результаты семинара были доведены до сведения Священного Синода, который в своем определении принял решение о целесообразности подготовки специальной концепции участия Русской Православной Церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИД. Для разработки данной концепции была создана специальная рабочая группа.

Президиум Синодальной Богословской комиссии несколько раз рассматривал результаты деятельности рабочей группы, внося свои предложения по проекту текста концепции. Окончательный текст концепции был подготовлен рабочей группой в соответствии с рекомендациями Президиума Комиссии, данными на его заседании 24 марта 2004 г.

 

2

В соответствии со второй уставной задачей Синодальной Богословской комиссии, в отчетный период регулярно проводились богословские конференции, посвященные фундаментальным богословским темам, а также семинары, на которых рассматривались актуальные проблемы богословской науки и церковной жизни.

Проведение общецерковных и международных богословских форумов становится традицией, что с удовлетворением было отмечено Священным Синодом нашей Церкви. Это позволяет постепенно, шаг за шагом, соборным церковным разумом осмысливать все основные направления православного богословия и конкретные проблемы церковного сознания, на которые мы призваны «дать ответ».

Конференция «Православное богословие на пороге третьего тысячелетия» была первой общецерковной богословской конференцией, организованной Комиссией в феврале Юбилейного 2000 года. Эта конференция, о которой я подробно говорил в докладе на предыдущем Архиерейском Соборе, положила начало регулярному проведению подобных конференций. Их целью является всестороннее рассмотрение важнейших «разделов» православной богословской науки с участием ведущих богословов нашей Церкви, а также представителей богословской науки из-за рубежа. Подобные конференции позволяют представить результаты работы церковных ученых и консолидировать их усилия, а также вести диалог со светскими специалистами, представляющими различные области знания. Такой диалог необходим для возрождения и развития православного богословия, что является важнейшим условием современного церковного свидетельства и служения.

Конференции, проводимые Богословской комиссией, не являются изолированными друг от друга мероприятиями. Они являются звеньями комплексной программы богословских исследований. В ходе осуществления этой программы выявляются важнейшие темы и проблемы, которые обсуждаются как на представительных международных форумах, так и на семинарах и консультациях с представителями научной общественности.

За отчетный период СБК провела две международные богословские конференции:

  • «Учение Церкви о человеке», 5-8 ноября 2001 г.
  • «Православное учение о Церкви», 17-20 ноября 2003 г.

Материалы этих конференций изданы.

В соответствии с решением Священного Синода от 26 декабря 2003 г., очередная международная конференция на тему «Эсхатологическое учение Церкви» состоится 14-17 ноября 2005 г.

В ходе подготовки к вышеуказанным конференциям проводились круглые столы и семинары.

В частности в процессе подготовки антропологической конференции состоялся семинар на тему «Психосоматические аспекты бытия человека» (23 апреля 2001 г.), в котором приняли участие ответственные работники синодальных учреждений, богословы, философы, ученые, специалисты по биоэтическим проблемам. Задача семинара заключалась в том, чтобы обозначить основные проблемы и возможные подходы к их решению, с учетом миссионерских, пастырских и культурно-социальных задач Церкви в современной ситуации.

На этапе подготовки экклезиологической конференции Синодальная Богословская комиссия внесла свой вклад в процесс сближения с Русской Православной Церковью за рубежом на его начальной стадии. Так, еще 27 мая 2002 г. Комиссия провела совместно с Отделом внешних церковных связей семинар на тему «Отношения Русской Православной Церкви и властей в России в 20-е — 30-е годы: проблема т.н. «сергианства»». В семинаре участвовали богословы, историки, специалисты в области церковного права и церковно-государственных отношений. По результатам дискуссии был принят Итоговый документ.

 

Конференция «Учение Церкви о человеке»

В качестве темы конференции 2001 года была избрана православная богословская антропология. Вряд ли стоит говорить о том, насколько важным и актуальным является церковное учение о человеке в условиях современной христианской миссии. Светская культура утратила единое представление о человеке, его природе и смысле его существования в мире. На смену пришло множество пониманий индивидуального и общественного бытия человека, некоторые из которых стали причиной того, что принято называть «антропологической катастрофой». В мире усиливаются процессы дегуманизации, связанные с такими явлениями, как глобализация, «виртуальная культура», манипулирование сознанием с помощью новых информационных технологий. Под угрозой оказывается само существо человека, так как оно понимается в христианской традиции, то есть человек, сотворенный по образу Божию и призванный к богоуподоблению на путях духовной жизни в Церкви Христовой.

Учение Церкви по существу своему антропологично, потому что Откровение Божие обращено к человеку и направлено на его духовное преображение и спасение. Особенно важна антропологическая тема для свидетельства и служения Церкви Христовой в наше время. Человек ищет верного пути жизни, стремится обрести свое место в сложной структуре современного общества. В этих условиях Церковь должна предлагать миру, прежде всего, то видение человека, то понимание его призвания, которое содержится в Божественном Откровении. Говорить человеку о нем самом, о способах разрешения его духовных проблем, об истинном значении человечности, но говорить, исходя из опыта Церкви, в свете Божия замысла о человеке — такова должна быть миссионерская установка современных православных проповедников.

На конференции в докладах богословов как старшего, так и молодого поколения общая тема была рассмотрена в четырех ракурсах:

  • Библейско-патристическая антропология
  • Аспекты индивидуального существования человека
  • Богословско-философская антропология
  • Аспекты социального существования человека.

После рассмотрения антропологических понятий святого Апостола Павла и соотношения библейского богословия и античной традиции основное внимание было уделено святоотеческому учению о человеке. Прозвучали доклады об антропологических воззрениях блаженного Августина, Дионисия Ареопагита, преподобного Максима Исповедника, преподобного Симеона Нового Богослова. В ходе работы была отмечена актуальность патристической антропологии для современной философской и научной дискуссии, а также особое значение православной аскетической традиции, наследие исихазма.

Несколько докладов было посвящено богословско-философскому постижению человека в трудах русских и зарубежных мыслителей, и прежде всего Виктора Несмелова и Владимира Лосского.

Человек обладает индивидуальным бытием и в то же время его существование немыслимо в изоляции, которая сама по себе является грехом. Эта двуединая характеристика человека заставляет подходить к его изучению комплексно, то есть, с одной стороны, рассматривать аспекты индивидуального существования человека, а, с другой, аспекты его социального бытия. Традиционным для богословия является анализ состава человека, соотношения духовного и материального в его природе. В отличие от нерелигиозных антропологических концепций, сводящих бытие человека либо к материальному началу, либо к началу психическому, церковное учение утверждает единую душевно-телесную природу человека. Принципом единства в данном случае выступает богословское понятие человеческой личности. Образом совершенного человечества является Пресвятая Троица.

Единство душевного и телесного и богословское понимание личности — это основа христианского учения о браке. В современных условиях, когда брак подвергается серьезной опасности, чрезвычайно важно обращаться к богословскому смыслу брака, в котором личности преодолевают свою обособленность и обретают единство по образу Христа и Церкви. Вопросам брака, а также этике пола, в частности, в свете «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», на конференции было уделено особое внимание.

Не менее важной составляющей богословской антропологии является то знание о человеке, которое опытным путем добыто многими поколениями христианских подвижников и нашло свое выражение в богатейшей мистико-аскетической традиции Православия. На конференции отмечалась насущная необходимость активно использовать это аскетическое наследие Церкви в современной проповеди.

В этом отношении одной из задач богословия является критический диалог с современной психологией, в ходе которого обнаруживаются как параллели и плодотворное взаимодействие, так и непримиримое столкновение позиций. В рамках конференции был проведен круглый стол «Содержание курса психологии в духовных школах Русской Православной Церкви», а также заслушаны сообщения практикующих православных психологов, поделившихся своим опытом сочетания научно-психологических и церковно-богословских подходов.

Конференция по антропологии выявила многообразие и сложность тематических направлений и проблем, с которыми сталкивается современное православное богословие. Она также обнаружила многообразие подходов к разработке антропологической тематики в рамках церковной мысли. Следует подчеркнуть, что уровень большинства докладов был весьма высок, что свидетельствует о большом научно-богословском потенциале нашей Церкви.

Намеченные на конференции направления работы богословского разума требуют дальнейших комплексных исследований. Одним из таких направлений является связь богословской антропологии и экклезиологии, то есть исследование того, как церковное учение о человеке соотносится с учением о Церкви и восполняется в этом учении.

 

Конференция «Православное учение о Церкви»

Проблемам православной экклезиологии была посвящена международная общецерковная конференция, которая состоялась в 2003 году.

Обсуждение православной экклезиологии на конференции было начато с определения основных положений православного учения о Церкви.

Богочеловеческая природа Церкви означает, что задача, стоящая перед экклезиологией, — это задача богословская по преимуществу. Экклезиология не может быть сведена к вопросам внешнего церковного устроения, к правилам церковной жизни, к правам и обязанностям клириков и мирян. Эти вопросы относятся к сфере каноники. Вместе с тем, без ясных богословских критериев невозможно обсуждать формы и способы осуществления Церковью своего призвания в мире. Экклезиология как раз и выявляет такие критерии, обращаясь к Священному Писанию и Священному Преданию, анализируя исторический опыт Церкви и пребывая в диалоге с богословской традицией в целом.

Церковь всегда тождественна самой себе — как Богочеловеческий организм, как Путь спасения и место богообщения. В то же время Церковь пребывает в истории и призвана выполнять свою миссионерскую задачу в тех конкретных социальных и культурных условиях, в которых она осуществляет свое свидетельство. Поэтому экклезиология имеет не только теоретическое, но и практическое, миссионерское значение.

Общая богословская задача в области экклезиологии заключается в том, чтобы выстроить связную систему представлений, в которой нашли бы свое место все аспекты церковного бытия. Это задача социально-богословского синтеза.

Значительное внимание на конференции было уделено изучению библейских оснований учения о Церкви. Ряд докладов был посвящен структуре Церкви, роли Соборов и понятию соборности и кафоличности, различным типам экклезиологии и церковным служениям. Состоявшаяся оживленная дискуссия показала, что в историческом предании Православной Церкви содержатся различные экклезиологические подходы, связанные с различием тех обстоятельств, в которых жила Церковь в разные периоды. И если основополагающая структура Церкви всегда была неизменной, так как она определяется догматическими основаниями церковного бытия, то формы церковного устройства менялись в ходе истории. Тем важнее обращаться к богословским основам учения о Церкви. Именно поэтому особое внимание в ряде докладов было уделено глубокой, сущностной связи Церкви и Евхаристии, а также других Таинств церковных. В современном православном богословии развивается целое направление, именуемое евхаристической экклезиологией. В соответствии с этим подходом, Евхаристию следует мыслить не как одно из таинств Церкви, но как Таинство самой Церкви, поскольку в Евхаристии актуализируется тайна Всецелого Христа в истории и потому она есть общее дело всей Церкви, выявляющее само ее бытие и призвание.

В ходе конференции обсуждались самые острые вопросы, касающиеся единства Вселенской Православной Церкви, такие как, межъюрисдикционных отношений, православной диаспоры, «первенства чести» Константинопольского патриарха и т.п. Известно, что проблема православной диаспоры, ее экклезиологического статуса в отношении Пометсных Автокефальных Православных Церквей является одной из самых сложных и пока еще не разрешенных в православном мире. Эта проблема обсуждалась на Всеправославных совещаниях, работа которых была приостановлена в начала 1990-х годов. В нынешних условиях, когда все больше осознается необходимость консолидации мирового Православия, укрепления его единства, сотрудничество Православных Церквей в области богословия представляется одним из наиболее перспективных направлений их взаимодействия.

Весьма важно, что в обсуждении этих вопросов приняли участие богословов — представители братских Поместных Православных Церквей — Константинопольской, Антиохийской, Румынской, Грузинской, Болгарской, Элладской, Польской, Американской Автокефальной. Это стало проявлением кафоличности православного богословия. Характерно, что, несмотря на разность естественных языков, участники говорили на одном, общем богословском языке. Представители других Поместных Православных Церквей особо отметили важность таких встреч, когда православные разных национально-культурных традиций могут говорить «лицом к лицу» и откровенно.

Значительное внимание на конференции было уделено экклезиологическому истолкованию отношений между православной и неправославными Церквами, межконфессиональному диалогу. В обсуждение этой темы внесли важный вклад греческие богословы, представившие доклады, в которых проблема отношения православия к инославию получила глубокую богословскую интерпретацию, опирающуюся на святоотеческое наследие.

На конференции, в частности, происходило обсуждение документа «Основные принципы отношения РПЦ к инославию», принятого Архиерейским Собором 2000 года. Это пример плодотворной богословской дискуссии, во время которой прозвучала взвешенная и конструктивная критика некоторых положений и выражений документа, а также предложения по развитию содержащихся в нем идей, в частности, по вопросу о границах Церкви, который нуждается в дальнейшей богословской разработке. В обсуждении приняли участие также и инославные богословы — участники конференции.

Важным результатом подобных общецерковных конференций, проводимых по решению Священноначалия, является то, что они выявляют проблемы, существующие в современном православном богословии и в церковной жизни, но в то же время демонстрируют способы их обсуждения и разрешения в ходе взаимоуважительной, компетентной, академической по своему характеру дискуссии — в противоположность той псевдобогословской полемике, которая нередко имеет место в нашей церковной среде (в том числе на страницах некоторых изданий, часто околоцерковных).

Тем самым общецерковные богословские форумы выполняют важную задачу — обозначают границу между подлинным православным церковным богословием и псевдобогословской публицистикой и разного рода новейшими «теориями», содержащими сомнительные с точки зрения верности церковному преданию идеи и представления, которые в то же время оказывают значительное влияние на массы православных верующих. На конференции, в частности, прозвучали выступления, в которых критически разбирались некоторые религиозные представления, искажающие здравое учение Православной Церкви. К последним следует отнести антииерархические настроения; младостарчество, или почитание старцев как пророков, а не как духовных наставников на пути ко Христу.

С учетом того, что распространение некоторых ложных идей имеет место и в других Поместных Православных Церквах, участники конференции пришли к выводу о целесообразности организации межправославных богословских конференций, посвященных выявлению и исследованию подобных тенденций, приводящих к внутрицерковным нестроениям.

Необходимо продолжить работу по богословскому анализу и аргументированному опровержению подобных ложных идей и представлений, чтобы предложить архипастырям и пастырям соответствующие материалы для проведения разъяснительной и просветительской работы среди своей паствы.

Общецерковные богословские конференции, регулярно проводимые СБК, посвящены важнейшим разделам православного богословия. Следую логике, очередная конференция будет посвящена эсхатологии. Эта тема является не только важной с богословской точки зрения, но и весьма актуальной в связи с тем, что в настоящее время в Церкви, среди части верующих, усиливаются апокалиптические настроения.

 

Взаимодействие богословия с философией и светской наукой

Важным направлением деятельности Синодальной Богословской комиссии является диалог православного богословия со светской философией и наукой. В процессе такого диалога происходит изучение и оценка с богословской точки зрения современных направлений развития отечественной и зарубежной философской, научной и религиозной мысли.

Плодотворным было сотрудничество Синодальной Богословской комиссии с Международным обществом христианских философов, представляющих англо-американскую традицию религиозной мысли. Со стороны Общества вдохновителем такого сотрудничества является профессор Оксфордского университета Ричард Суинберн, православный англичанин [3].

В рамках взаимодействия Комиссии с Обществом христианских философов по благословению Святейшего Патриарха 6-9 июня 2001 г. в Москве состоялась международная богословско-философская конференция на тему «Пресвятая Троица», результаты которой были одобрены Священным Синодом.

30 января — 1 февраля 2003 г. подобная конференция состоялась в Университете Нотр Дам (штат Индиана, США) на тему «Бог и физическая космология». В ней приняли участие православные богословы и светские ученые из России во главе с Председателем Синодальной Богословской комиссии.

В июне 2005 года в Москве пройдет очередная совместная конференция на тему «Проблема зла».

Материалы этих конференций издаются по-русски и по-английски.

Несмотря на различие богословских подходов, работа англо-американских христианских философов имеют важное значение для интеллектуального обоснования и утверждения истин христианской веры в условиях доминирования в современной западной культуре безрелигиозных, секулярных представлений. В то же время знакомство православных богословов с современными западными концепциями защиты религии расширяет их горизонт и позволяет им вступить в критический диалог с представителями зарубежного «основного богословия», если использовать традиционный для нашей богословской науки термин.

Во всех вышеуказанных конференциях принимали участие не только церковные богословы, но и отечественные светские православные философы и ученые. Следует отметить высокий научно-богословский уровень докладов православных участников, в которых были подробно рассмотрено святоотеческое учение о Триедином Боге и о богозданном мире, отражающем в себе Промышление Творца.

Особо следует подчеркнуть важность для современного православного богословия осмысления теоретических результатов фундаментальной науки, прежде всего в области, касающейся вопросов происхождения Вселенной и происхождения жизни. На эту тему немало написано христианскими богословами, в том числе православными. Однако светская наука предлагает новые выводы и гипотезы, требующие богословского анализа и оценки. В то же время у православных верующих возникают вопросы, связанные с тем, насколько совместимы те или иные научные теории с православным вероучением.

В последнее время в адрес Синодальной Богословской комиссии были направлены обращения от ряда православных ученых-естественников, священнослужителей, имеющих ученые степени, и православных педагогов, в которых обращалось внимание на актуальность этой проблемы — как в плане ее содержательного, собственно богословского значения, так и в смысле важности разрешения этой проблемы для церковного сознания в целом. Откликаясь на эти обращения Комиссия провела 21 апреля 2004 г. первый семинар на тему «Шестоднев: богословие и наука», в котором приняли участие члены и консультанты Комиссии, а также православные педагоги и ученые. На семинаре обсуждались вопросы богословской проработки соотношения современных научных теорий эволюции и догматического учения Церкви о творении мира. Было отмечено, что среди верующих, в том числе имеющих специальное естественно-научное образование и ученые степени, существуют разногласия относительно совместимости некоторых научных теорий происхождения мира и его эволюции, с одной стороны, и вероучительных истин, с другой. Участники пришли к выводу о том, что необходимо осуществить дальнейшие исследования этих вопросов с целью формулирования общецерковной позиции.

Не менее важным для развития православного богословия является диалог со светской философией. К сожалению, пока преподавание и изучение, как истории философии, так и ее современных направлений в высших церковных учебных заведениях оставляет желать много лучшего. В этом отношении нельзя говорить о восстановлении традиций дореволюционных духовных академий. А ведь философия, вопреки известному пренебрежению в церковной среде этой формой знания, является не только школой логического мышления, но и неотъемлемой частью патристического наследия. Справедливо делая акцент на непреходящей значимости для современного православного богомыслия святоотеческого предания, не следует забывать, что Отцы и Учители Древней Церкви, равно как и авторитетные богословы позднейшего времени были христианскими философами в высшем смысле этого понятия. Само церковное богословие родилось из творческого, но одновременно критического взаимодействия философского умозрения и опытного богословия христианских мыслителей, укорененных в предании апостольской веры. И сегодня возрождение богословия как убедительного слова о Боге и благодатном, преображающем опыте Церкви, обращенном к миру, невозможно без школы мышления об основаниях мира и человека, которой является философия, а также без активного диалога и неизбежной полемики с теми философскими течениями, которые определяют «интеллектуальный климат» современности.

Синодальная Богословская комиссия к настоящему времени накопила немалый опыт сотрудничества со светской философией в рамках взаимодействия с Институтом философии Российской Академии наук. В отчетный период состоялось несколько весьма плодотворных встреч православных богословов и светских философов.

Уже традиционными стали семинары, проводимые совместно Богословской комиссией и Институтом философии Российской Академии наук.

В отчетный период в Институте философии были проведены следующие семинары:

  • «Богословие и философия: аспекты диалога», 25 января 2001 г.
  • «Философская этика и нравственное богословие», 29 января 2002 г.
  • «Проблемы глобализации», 26 января 2004 г.
  • «Философская и религиозная антропология в современной дискуссии», 4 октября 2001 г.

Материалы двух семинаров изданы.

Доклад Председателя СБК на первом семинаре на тему «Философия и богословие в "постсовременную" эпоху» в настоящее время публикуется в англоязычном издании РАН «Social Sciences».

Современная философия не представляет единого целого, в ней развиваются разные направления, некоторые из которых весьма далеки от христианского учения. Вместе с тем ряд философских дисциплин пересекается с дисциплинами богословскими. Примером может служить философская этика, соответствующая в комплексе церковных наук нравственному богословию. Здесь взаимодействие философов и богословов может быть особенно плодотворным. Именно через выявление и сближение позиций богословия и внецерковного мышления в области нравственных проблем возможен не только диалог, но и убедительное свидетельство Церкви о непреходящей значимости ее нравственного учения для каждого человека и общества в целом.

 

Контакты с зарубежными богословскими центрами

В отчетный период развивались связи Синодальной Богословской комиссии с зарубежными научно-богословскими и учебными центрами.

29 сентября — 5 октября 2002 г. по благословению Святейшего Патриарха и по приглашению Предстоятеля Православной Церкви в Америке состоялся визит делегации Синодальной Богословской комиссии в Соединенные Штаты Америки.

Этот визит, результаты которого были одобрены Священным Синодом (в заседании 7 октября 2002 г.), был весьма плодотворным и положил начало более тесному сотрудничеству с американскими православными богословами и церковными учеными.

В Свято-Владимирской духовной академии в Крествуде (Автокефальная Православная Церковь в Америке) члены делегации приняли участие в конференции «Русские богословские традиции: вчера и сегодня». Председатель Комиссии выступил с докладом «Православное богословие в новом веке».

В ходе визита члены делегации также посетили Богословскую школу Святого Креста в Бруклайне, Масачусетс (Северо-Американская Архиепископия Константинопольского Патриархата), где приняли участие в работе международной конференции «Православные Церкви в плюралистическом мире». Впоследствии Председатель Комиссии посетил Школу Святого Креста в феврале 2003 г. и выступил там с докладом «Богословие — дело Церкви».

В ходе визита 2002 г. делегация Комиссии посетила также Центр богословских исследований в Принстоне, одно из ведущих американских и мировых богословских исследовательских учреждений. Впоследствии руководители Центра Уоллес Олстон и Роберт Дженсон приняли участие в работе московской конференции по экклезиологии 2004 года.

В мае 2005 г. в Москве Богословская комиссия совместно с принстонским Центром организует конференцию на тему «Христианское богословие в Америке (вторая половина XX века)». Целью конференции является знакомство отечественных богословов и специалистов с основными богословскими направлениями и школами, существующими в настоящее время в академической среде, а также в различных конфессиональных сообществах. Для участия в конференции в Москву прибудут ведущие христианские богословы и исследователи.

В 2003 году Председатель Комиссии посетил Свято-Сергиевский институт, где прочитал доклад на тему «Что такое богословие?».

15 марта 2004 года Комиссия, совместно с ОВЦС, приняла участие в организации и проведении международной научно-практической конференции «Социальное учение Православия в современном мире», которую провело московское представительство немецкого Фонда Конрада Аденауэра.

 

Научно-издательская деятельность

Возрождение и полноценное развитие русских научно-богословских традиций будет невозможным без широкого знакомства отечественных богословов с эволюцией и результатами христианской мысли и науки в минувшем веке, то есть в тот период, когда возможности нашей богословской школы были существенно ограничены в силу внешних обстоятельств.

В этой связи одним из важнейших направлений является создание фундаментальной библиотеки богословских текстов XX века, отражающих состояние, прежде всего православной богословской науки, а также те значимые достижения, которые имели место в рамках других христианских традиций. В настоящее время Синодальная богословская комиссия начала работу по разработке и осуществлению такого проекта. Он будет реализован в сотрудничестве с зарубежными богословскими и научными центрами.

В рамках этого проекта планируется подготовить издания как православных, так и инославных авторов, прежде всего в области патристики, апологетики, экклезиологии, литургического богословия, которые дадут возможность русскому читателю познакомиться с историей христианской богословской мысли XX века. Перевод и научное издание произведений крупнейших христианских мыслителей и ученых — это дореволюционная традиция, которая прервалась и должна быть восстановлена, чтобы современные русские православные богословы могли формулировать свою позицию в интеллектуальном диалоге с представителями других Поместных Православных Церквей, а также других христианских исповеданий. Научные издания, подготовленные в рамках этого проекта, призваны оказать содействие развитию духовного образования и отечественного богословия.

В ближайшее время предполагается издание в русском переводе фундаментального 5-томного исследования американского православного ученого Ярослава Пеликана, ученика о. Георгия Флоровского, «Христианская традиция».

В плане ближайшего года перевод и издание ставшего уже классическим исследования швейцарского богослова и патролога Ханса Урса фон Бальтазара «Космическая литургия», посвященного богословской мысли преподобного Максима Исповедника.

Разрабатывается также программа переводов современных патрологических исследований в сотрудничестве с зарубежными православными учеными.

В таких областях, как патрология, апологетика, литургика, взаимодействие отечественных и иностранных, православных и инославных ученых всегда было взаимообогащающим и плодотворным.

В рамках международного научно-исследовательского и издательского проекта «Христианское богословие XX века» планируются конференции и семинары.

Так, 30-31 октября Богословская комиссия совместно с организацией «Христианская Россия» проводит в Сериате (Италия) конференцию «Православное богословие и Запад: история встречи». Она будет посвящена деятельности богословских центров русского церковного зарубежья в минувшем столетии и интеллектуальному взаимодействию православных богословов и ученых с представителями западно-христианской мысли и науки.

Представители ведущих учебно-богословских центров, основанных русскими эмигрантами — Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже и Свято-Владимирской духовной академии в Крествуде (США) — являются постоянными участниками богословских конференций, проводимых в Москве.

Как Председатель Синодальной Богословской комиссии и Предстоятель Белорусской Православной Церкви митрополит Минский и Слуцкий Филарет в отчетный период принял участие в ряде научно-богословских мероприятий:

— в международных Кирилло-Мефодиевских чтениях, ежегодно проходящих в Минске;

— в Международной конференции «Христианские Фессалоники» на тему «Солунские братья» (Греция, Фессалоники), 7-10 ноября 2002 г. (доклад «Солунские святые в истории Руси»);

— в лекционно-семинарских занятиях на Теологическом факультете Фрибургского университета (Швейцария, Фрибург), 8 апреля 2003 г. (доклад «Развитие богословской науки с православной точки зрения»);

— в работе Международных конференций, проходивших в Киеве: «Образование и семья в постатеистических обществах», 18-19 сентября 2002 г. (доклад «Семья как малая Церковь в служении Богу и людям»), и «Пути просвещения и свидетели правды: Личность. Семья. Общество», 31 августа — 5 сентября 2003 г. (доклад «Путь жизнеутверждающей любви»);

— в международной конференции «Личность и проблема традиции: Встреча поколений и связь времен», Одесса, 5 сентября 2004 г. (доклад «Традиции, обычаи, нравы: камни преткновения или связующие нити поколений?»).

 

3

Собратья-архипастыри!

После отчета о деятельности Синодальной Богословской комиссии в межсоборный период хотел бы затронуть вопрос о роли богословия в современной жизни Церкви.

Погруженные в повседневное служение, связанное с необходимостью решать множество проблем практического плана, мы часто забываем о богословии. Порой мы склонны понимать под богословием лишь ту высокую науку созерцания, которой посвящали себя великие Учители Церковные, а это превышает наши способности и возможности. Но такое представление о богословии, конечно, неверно. Как неверно и то, что богословие необходимо лишь в духовных школах, то есть в процессе изучения церковного вероучения.

Однако сегодня мы сталкиваемся с целым рядом проблем устроения церковной жизни и церковного свидетельства миру и должны осознать, что без богословия их не разрешить.

Богословие следует отличать от вероучения. Задачей богословия является истолкование догматов веры. Но кроме этого, посредством богословия Церковь осмысляет и оценивает в свете догматического учения те новые явления, с которыми она сталкивается в своем историческом бытии.

Поэтому богословие не является чем-то второстепенным в жизни Церкви. Богословие есть одно из служений Церкви и, соответственно, служений в Церкви. Церковь не только совершает служение Богу и душепопечительствует — Церковь богословствует.

Посредством богословия Церковь соборным разумом мыслит о Боге и мире, о человеке и истории, о внутренней жизни души и о жизни человеческого общества. Богословствуют, конечно, конкретные люди, но в Церкви они размышляют в рамках единого Предания, в общении и диалоге друг с другом.

Богословие нельзя отождествить и с конкретными церковными науками, а также с так называемыми богословскими дисциплинами, которые преподаются в духовной школе, освоение которых является лишь исходным и обязательным условием для собственно богословского размышления.

Но богословие является наукой в том смысле, что оно имеет строгую логику – логику догматического мышления. И применение богословских критериев позволяет отличать правомыслие от неправомыслия, Православие — от еретических уклонений.

Таким образом, у богословия двуединая задача:

  • постижение догматов веры, то есть православного вероучения;
  • и анализ современных проблем церковной и церковно-общественной жизни.

В то же время и в прошлом, и в настоящем имеет место неправильное понимание роли богословия в жизни Церкви.

Одна крайность — это недоверие к богословию, порой доходящее до своего рода гносимахии — борьбы с богословким знанием.

В этом случае обычно провозглашается принцип простоты. Но простота, как известно, бывает разная. Те, кого называют в хорошем смысле «простецами в вере», могут пребывать в общении с Богом помимо богословия, то есть, лишь исповедуя верность учению Церкви. Однако Церковь не призывает верующих к «опрощению». Христианское вероучение достаточно сложно, и богословие постигает трудные для понимания вопросы догматы веры. Недаром оно в свое время считалось «наукой наук», то есть высшей наукой.

С другой стороны, Церковь живет не в пустыне. Если подвижники-боговидцы благодатию Божией достигали духовного ведения помимо богословской учености, то церковные люди, живущие в миру, нуждаются в богословском истолковании Божественного Откровения и сложных процессов, происходящих в человеческом обществе. Церковь обращена ко всем людям и призвана давать ответ о своем уповании на самом высоком интеллектуальном уровне.

Но есть и другая крайность в понимании роли богословия, противоположная первой. Это богословский рационализм, то есть уверенность в том, что вероучительные истины можно постичь только силой человеческого разума. В данном случае забываются слова Апостола: «И беспрекословно — великая благочестия тайна: Бог явился во плоти…» (1 Тим. 3:16).

Истинный богослов встречается с тайной Бога, а также и с тайной человека, сотворенного по образу Божию. Богословие всегда напоминает, что Бог премирен, непознаваем в Своем существе, что Его пути неисповедимы; что только очами веры и силою благодати Святого Духа человек может проникать в тайну Божественного бытия. Вера же есть «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (или, как читается в церковно-славянском Апостоле, — «уповаемых извещение, вещей обличение невидимых») (Евр. 11:1).

Богословская мысль должна быть укоренена в духовном опыте, а богословы призваны учиться у великих церковных мыслителей — Святых Отцов. Но эта мысль невозможна и без подлинного церковного образования и богословской эрудиции. Духовный опыт и церковное знание в принципе не противостоят друг другу — противостоят только ложные, искаженное формы того и другого.

Путь подлинно церковного богословия — средний, «царский», избегающий крайностей, далекий как от всякого радикализма. А радикализм бывает разный: как модернистский, так и с обратным знаком, то есть движимый пафосом охранения веры. Но по своему характеру и тот, и другой очень похожи. В обоих случаях даются непререкаемые ответы на сложные вопросы церковной и общественной жизни. В обоих случаях предполагается, что найдено единственно верное выражение истины.

В последнее время такой псевдобогословский подход к различным вопросам получает в церковной ограде все большее распространение. И слишком многие берут на себя дерзновение говорить от имени Церкви, толковать Ее Предание и давать готовые ответы на современные недоумения и проблемы.

Вы видели, что только перечень вопросов, которыми, по поручению Высшей Церковной Власти, занималась в межсоборный период Синодальная Богословская комиссия, свидетельствует о целом ряде недоумений, разномыслий и споров. Они касаются очень разных проблем: это отношение к инославию и отношение к людям, зараженным ВИЧ-инфекцией; методы катезизации и критерии канонизации новых святых; оценка современных научных теорий эволюции и оценка процессов глобализации; формы государственного правления и технические системы сбора и хранения информации о гражданах.

Для своего разрешения эти вопросы требуют, с одной стороны, богословского анализа и истолкования, а с другой — просветительских усилий со стороны архипастырей и пастырей. Нам надо учиться спокойно и взвешенно разбирать и обсуждать спорные вопросы в свете вероучения и Предания. Повторю еще раз: прямолинейность и резкость оценок здесь вряд ли уместны, а радикальные решения, как правило, всегда ошибочны.

Нам не следует бояться дискуссий и даже споров. Они всегда были в жизни Церкви, и это нормально. Это свидетельствуют о заинтересованности верующих в разыскании истины и сохранении верности православному учению. Опасность представляют лишь богословское невежество и различные проявления радикализма. Вместо того, чтобы загонять проблемы внутрь, их следует обсуждать открыто, с участием епископов, клириков и мирян. Иначе у некоторых возникает страсть к поиску и обличению «врагов веры» — прежде всего в самой Церкви.

Подобные обличения нередко высказываются в адрес Священноначалия. Это свидетельствует об искажении церковного сознания, о непонимании богословского смысла епископского служения, о чем было сказано в одобренном Св. Синодом итоговом документе расширенного заседания Синодальной Богословской комиссии 2001 года:

«Вызывает особую обеспокоенность тот факт, что многие клирики дерзают действовать без благословения Священноначалия, а порой — в прямом противоречии с той позицией, которая открыто и недвусмысленно была выражена правящими архиереями и высшей церковной властью в лице Архиерейского Собора, Священного Синода и Святейшего Патриарха… Отступление от законного Священноначалия есть отступление от Духа Святого, от Самого Христа. Как говорит священномученик Игнатий Богоносец, "все последуйте епископу, как Иисус Христос — Отцу… Без епископа никто не делай ничего, относящегося к Церкви... Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь" (Св. Игнатий Антиохийский, Смирн. 8)».

В этой связи важно обратить внимание на другую характерную особенность внутрицерковного радикализма — пафос борьбы с оппонентами, которая неправомерно отождествляется с «духовной бранью». Это не что иное, как подмена понятий, ибо забывается истинный смысл духовного противостояния христианина богопротивным силам.

Стояние в истине — это прежде всего аскетическая добродетель, требующая постоянного трезвения, непрестанного молитвенного усилия и истинного смирения. В то же время стояние в вере невозможно без благодатного вспомоществования Божия. Об этом ясно говорит Апостол: «Наша брань не против плоти и крови, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолевши, устоять. Всякою молитвой и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых» (Еф 6:12-18).

Духовная брань не имеет ничего общего с мирской борьбой, с противостоянием различных «идеологических» и прочих «партий».

Но приходится с сожалением признать, что нередко ревность православных христиан обращается не на совершение духовного подвига, а на разного рода противостояния по образу мира сего. Внимание переносится с внутренней духовной жизни и усилий по устроению церковной жизни на идеологические, политические и прочие мирские заботы.

Психологически это можно понять. Ибо углубление в Церковное Предание, обращение к богатствам православной аскетической традиции, ревностное и благоговейное участие в богослужебной жизни Церкви, — это гораздо более трудное дело, чем публичная «борьба» с представителями иных мнений и поиск новых «врагов».

Церковь не изолирует себя от мира. Церковь призвана не только к внутреннему, но и к внешнему деланию, к общественному служению. Однако сила ее свидетельства в мире и способность освящать мир заключается в том, что Дух Божий живет в Церкви Христовой. Общественное служение христиан является церковным и действенным только тогда, когда христиане приобретают опыт благодатного преображения, когда они действительно несут миру новую и благую весть о спасении, совершаемом Богом в Его Церкви.

Воистину велика и трудна миссионерская задача Церкви в современном мире. И трудность ее в том, что мир постоянно меняется на наших глазах.

Мы стали свидетелями ускорения исторического времени, и новый век обещает быть еще более динамичным, чем минувший. Нас ждут новые изменения в социальной, культурной и религиозной жизни.

Было бы неверно сказать, что в мире умножается зло, ибо еще Апостол Иоанн говорил, что «весь мир во зле лежит» (1 Ин. 5:19). Но изменяются формы зла и появляются новые, ранее неведомые, опасности. Мир усложняется, и человеку все труднее разобраться в происходящем.

В то же время весьма важным является тот факт, что секуляризация, то есть вытеснение религии из общественной и культурной жизни, потерпела крах. Мы ясно видим это, потому что на наших глазах происходит не только религиозное возрождение, но и разрушение искусственных барьеров между религией и культурой, Церковью и обществом. Множество людей, живущих в условиях политических и экономических кризисов, людей, переживающих утрату нравственных ориентиров, сегодня обращаются к религии и Церкви. Снова востребованы значительной частью общества те представления о смысле и ценности человеческой жизни, об ответственности человека за свои мысли и деяния, которые содержатся в Церковном Предании.

Одной из причин этого поворота к религии на рубеже XX и XXI веков является понимание того факта, что научное и технологическое развитие последних столетий имело не только положительные, но и отрицательные следствия. В результате растет неудовлетворенность людей так называемым научным мировоззрением, которое претендовало на то, чтобы заменить собой религию.

Но религия возвращается в общество на том этапе его развития, который весьма противоречив.

С одной стороны, в современном обществе, которое называют постиндустриальным или информационным, все большее значение приобретает «человеческий фактор». Первостепенное значение приобретает не материальное богатство, а творческие интеллектуальные способности человека, проявляющиеся в достижениях науки — теоретической и прикладной. Знание и информация, которыми обладает человек, становятся важнейшими ресурсами, главным «капиталом».

Но с другой стороны, одновременно происходит и отчуждение человека от своей природы, его дегуманизация. Это следствие вовлечения человека в обезличивающие процессы производства информации и товаров, манипулирования людьми посредством новейших социальных и политических технологий.

Другой особенностью современного развития является так называемая глобализация, то есть постепенное превращение мира во взаимосвязанное целое. В этом «общем» и «едином» мире происходит встреча не только различных культур, но и религиозных традиций, лежащих в их основе. Религия становится важным фактором национальной и международной политики.

Церковь должна соборным разумом осмыслить эту ситуацию и найти такие формы своего свидетельства и миссионерского служения, которые позволят ей с силою благовествовать о спасении во Христе Иисусе, Господе нашем, и в то же время участвовать в общественном и культурном развитии.

В данном случае роль богословия и церковной науки весьма велика.

Церковная наука — это часть гуманитарного знания, как и церковная культура — часть национального достояния России, Украины, Беларуси и других православных стран. Сегодня перед Церковью стоит задача интегрирования церковной культуры в национальные культуры. Нам следует всемерно развивать сотрудничество в области науки и культуры между Церковью и светским обществом и государством. В процессе такого сотрудничества Церковь призвана продемонстрировать открытость и способность к плодотворному диалогу с представителями современной светской культуры и науки в самых разных областях.

Кроме того, Православная Церковь также призвана безбоязненно участвовать в диалоге с другими христианскими конфессиями и другими религиями, отстаивая истины своей веры и традиции. И не только потому, что отказ от такого диалога будет воспринят как слабость, тем более, после того, как уже накоплен опыт подобных диалогов. Важнее другое: диалог — это единственное средство активного участия Церкви современных общественных процессах, во встрече цивилизаций и культур в условиях глобализации. Мы должны отстаивать свою религиозно-культурную традицию, активно защищать свою веру и ценности перед лицом других религий и культур. Уклониться от такого диалога — значит отказаться от ответственности Церкви за исторические судьбы православных народов и стран.

Поэтому мы должны добиться, чтобы и в нашей Церкви, и в обществе утвердилось понимание того, что на нынешнем этапе духовного возрождения Русская Православная Церковь рассматривает в качестве приоритетного направления возрождение и развитие церковной науки, богословия и образования.

Мы должны стремиться перейти от выявления наличного состояния нашего богословия и богословской науки — к планомерной творческой и исследовательской работе с привлечением лучших, в том числе молодых, интеллектуальных сил.

Кроме того, у нас есть долг перед нашими предшественниками. Ведь русская богословская и религиозная мысль стала ощутимым вкладом в мировую христианскую культуру. И нам надо приложить усилия к тому, чтобы актуализировать это наследие.

Конечно, творческое, но в то же время подлинно церковное богословие нельзя «запрограммировать». И, кроме того, дерзания богословского умозрения нередко уводили богословов в опасные блуждания. Поэтому необходимо развивать систематическое школьное образование, осваивать достижения конкретных церковных наук.

Повышение уровня и качества богословского образования в нашей Церкви является важнейшим условием для того, чтобы Церковь внесла новый вклад в современную культуру, в которой религия занимает все более значимое место.

 

***

Приложение 1. Итоговый документ расширенного заседания Синодальной Богословской комиссии 19-20 февраля 2001 года

Приложение 2. Издания Cинодальной Богословской комиссии

 

***

[1] Синодальная богословская комиссия была учреждена постановлением Священного Синода 28 декабря 1993 г. как преемница Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства, образованной в 1979 году, которая, в свою очередь, была преемницей Комиссии Русской Православной Церкви по межхристианским связям, созданной 28 августа 1960 года.

[2] Положение о Синодальной Богословской комиссии было утверждено Священным Синодом 19 июля 2000 г.

[3] Профессор Ричард Суинберн работает в области христианской апологетики. Недавно его книга «Есть ли Бог?» была издана в русском переводе (М.: «Праксис», 2001). Он также принял участие в московской конференции «Учение Церкви о человеке».

***

Другие документы

Послание Освященного Архиерейского Собора клиру, честному иночеству и всем верным чадам Русской Православной Церкви (Москва, 2004 г.)

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2004 г.

Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о взаимоотношениях с Русской Православной Церковью за границей (Москва, 2004 г.)

Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о взаимоотношениях со старообрядчеством и о старообрядных приходах Русской Православной Церкви (Москва, 2004 г.)

Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в отношении «Положения о наградах Русской Православной Церкви» (Москва, 2004 г.)

Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви по докладу Синодальной комиссии по канонизации святых (Москва, 2004 г.)

Обращение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви по вопросам демографии (Москва, 2004 г.)

Определение Освященного Архиерейского Собора о вопросах внешней деятельности Церкви (Москва, 2004 г.)

Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви (Москва, 2004 г.)

Заявление Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о противодействии экстремизму и терроризму