Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Интервью А.В. Щипкова РИА «Новости»

Интервью А.В. Щипкова РИА «Новости»
Версия для печати
12 января 2016 г. 15:58

Распоряжением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла исполняющим обязанности первого заместителя председателя недавно образованного Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ был назначен А.В. Щипков. В интервью РИА «Новости» он рассказал о том, как воспринял свое назначение, как оценивает нынешнее состояние и перспективы взаимодействия Церкви с органами власти и НКО и какие задачи ставит перед собой.

— Александр Владимирович, насколько неожиданным было для Вас предложение стать первым заместителем председателя нового синодального отдела?

— В моей профессиональной деятельности мне приходилось поочередно заниматься практической и экспертно-аналитической работой. В последние годы я был связан в основном с академической и экспертной средой. Предложение Святейшего Патриарха Кирилла заставило меня вновь вернуться в практическую плоскость.

— Ваши новые обязанности совпадают со стоявшими перед Синодальным отделом по взаимоотношениям Церкви и общества, который возглавлял протоиерей Всеволод Чаплин и который на декабрьском Синоде был объединен с Синодальным информационным отделом во главе с Владимиром Легойдой?

— В мои обязанности входит взаимодействие с органами государственной власти и НКО. В мои обязанности не входит взаимодействие с медийной средой.

— Будете ли Вы участвовать в выстраивании взаимоотношений Церкви с региональными руководителями?

— В случае возникновения вопросов, входящих в мою компетенцию.

— Какие предпримите первые шаги?

— Те же, которые предпринимает любой руководитель при вступлении в должность, — не допустить сбоя в работе с текущими документами.

— В Интернете пишут, что Вы прошли путь от православного диссидента в советское время до высокопоставленного чиновника в современной России. Как это прокомментируете?

— Этимология термина «диссидент» известна — «сидящий в стороне». Мне это слово не близко. Мы были молоды, считали себя православными «подпольщиками», любили свою родину и свою Церковь, были готовы рисковать благополучием ради своей веры. И никогда не «сидели в стороне», мы были людьми действия.

— Что Вам дал опыт работы в качестве помощника председателя Совета Федерации Сергея Миронова?

— Сначала я видел религиозный мир только глазами прихожанина, практикующего христианина, потом глазами исследователя, ученого, социолога религии. Работа в Совфеде существенно дополнила предыдущий опыт, я увидел церковно-государственные отношения глазами практика, которому необходимо решать конкретные проблемы как политического, так и практического характера. Я занимался религиозной тематикой в очень широком аспекте. Через меня проходили документы самых разных структур, министерств и агентств в части моей компетенции. Довелось работать с субъектами Федерации. Это была насыщенная и разнообразная работа.

— Википедия в целом верно отражает основные этапы вашего жизненного пути?

— До 35 лет я был рабочим, после занимался интеллектуальным трудом. Русская версия Википедии больше пишет о первой половине, английская больше о второй. И там, и там неточностей процентов двадцать.

— Считаете ли Вы возможным рабочее взаимодействие с протоиереем Всеволодом Чаплиным, Вашим предшественником в вопросах церковно-общественных отношений?

— У отца Всеволода большой интеллектуальный потенциал, как он им воспользуется — покажет время.

— В общественном пространстве Церковь иногда упрекают в том, что она слишком лояльно относится к проводимой руководством страны политике и недостаточно активно высказывает свое мнение по наиболее острым общественно-политическим вопросам. Насколько справедлива такая оценка, на ваш взгляд?

— Задача недоброжелателей — постоянно ссорить государство и Церковь. В разные эпохи то государство натравливают на христиан, то христиан толкают бороться с собственным государством. Мы это понимаем и никогда не пойдем на чужом поводу. Христиане — граждане своей страны и имеют право на высказывание своего мнения. Я бы рекомендовал проанализировать статьи и выступления Патриарха Кирилла за последние три-четыре года. Или выборочно за последние тридцать лет. Вы обнаружите очень точные и порой жесткие оценки текущих событий и решений. Но они всегда направлены на врачевание и созидание, а не на обличение и разрушение. В ответ оппоненты создают два встречных мифа — о лояльности и сервильности Церкви и о клерикализации государства. Эти утверждения не отражают реальной ситуации.

— Каковы механизмы участия представителей Церкви в обсуждении новых законов, бюджета страны, ведомственных распоряжений? И насколько часто государственное руководство прислушивается к мнению Церкви при принятии тех или иных решений?

— К мнению крупнейшей религиозной организации, выступающей от лица многомиллионной паствы, конечно, прислушиваются. И к мнению организаций с меньшим количеством приверженцев тоже прислушиваются. Механизмы участия Церкви в обсуждении законопроектов существуют в виде советов или конкретных лиц, ответственных за контакты с религиозными организациями. Проводятся обсуждения в рамках публичных чтений в Федеральном Собрании, в Общественной палате и на таких общественных площадках, как Рождественские чтения или Всемирный русский народный собор. Но всегда есть куда двигаться, эти механизмы нужно совершенствовать и развивать.

— Как могут строиться отношения между Церковью и государством? Как это происходит в других странах?

— Существует довольно много интересных моделей государственно-церковных отношений. В России нет окончательно сложившейся системы, но можно наблюдать появление элементов договорной системы, которая успешно существует в ряде европейских стран. В этом вопросе невозможно принять быстрое волевое решение. Все должно складываться неспешно по мере появления проблем и опыта их разрешения.

— Планируете ли Вы общаться с политиками, общественными деятелями, журналистами, которые критикуют руководство страны и Церковь за те или иные инициативы?

— Да, это важно. Опыт показывает, что зачастую между реальным мировоззрением человека и трактовкой его публичных заявлений есть расхождения. Личное общение помогает это понять и искать точки соприкосновения, сотрудничества и понимания.

— Продолжите ли Вы свою публицистическую деятельность? И можно ли после Вашего нового назначения говорить, что мнения, которые Вы высказываете в своих статьях и комментариях, являются официальной церковной позицией?

— Научная, публицистическая и иная творческая деятельность не противоречит моим должностным обязанностям, но, безусловно, принадлежит исключительно мне и ее нельзя отождествлять с официальной позицией Церкви. Официальная позиция — это документально подтвержденная позиция, высказанная Архиерейским Собором, Синодом, Патриархом или лицом, специально уполномоченным на это вышеперечисленными институтами.

— Какие цели Вы перед собой ставите и по каким критериям будете оценивать эффективность своей работы спустя годы?

— Быть полезным людям, Церкви и Отечеству. Критерий универсален — чтобы спустя годы не было стыдно за свои поступки и решения.

РИА «Новости»/Патриархия.ru

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Всем в своей жизни я обязан Церкви

Епископ Владикавказский Леонид: «Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

Священник Александр Волков: Стремлений бойкотировать Собор на Крите не было и в помине

В.Р. Легойда: На сегодняшний день я не вижу угроз единству Вселенской Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Московский Патриархат предлагает совместными усилиями продолжить подготовку Собора

Митрополит Волоколамский Иларион: Исламского терроризма не бывает

В.Р. Легойда: Соборы — это норма церковной жизни, а не ее искажение

Игумен Арсений (Соколов): Без христиан Ближний Восток лишится самой значимой части своей идентичности

В.Р. Легойда: Забота о своей пастве для Патриарха важнее всего остального

Митрополит Волоколамский Иларион: «Камнем преткновения в православно-католическом диалоге по-прежнему остается уния»