Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с участниками VII Международного фестиваля «Вера и слово»

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с участниками VII Международного фестиваля «Вера и слово»
Версия для печати
26 октября 2016 г. 11:20

25 октября 2016 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя г. Москвы состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с участниками VII Международного фестиваля «Вера и слово».

Хотел бы сердечно всех вас приветствовать. Рад тому, что вы в столь большом количестве собрались сегодня здесь, в Храме Христа Спасителя. Это означает, что наша информационная работа, новаторская в истории Церкви, вступила в ту стадию своего развития, когда можно констатировать, что начальный, организационный этап уже позади, как и формулирование основных направлений деятельности. Остается еще много вопросов и проблем, что естественно для такой огромной Церкви и большого количества епархий, но тот факт, что почти 500 человек вовлечены профессионально в информационную деятельность, свидетельствует о том, что последняя действительно становится очень важным фактором церковной миссии.

Прежде чем поделиться с вами несколькими мыслями относительно информационной работы, скажу, что только что посетил фотовыставку о недавнем крестном ходе на Украине. Всматриваясь в эти фотографии, я понимал, что за ними стоит. Иногда нам не хватает мужества, чтобы сказать в глаза правду, чтобы отстаивать ее перед теми, кто враждебен Церкви. Нас что-то шокирует и даже пугает. И какой же подвиг был совершен народом, который, несмотря на провокации, трудности, запреты, опасности, под дождем и под палящим солнцем шел из Святогорской лавры, из Почаевской лавры в Киев, мать городов русских, в Киево-Печерскую лавру! Я видел удивительно спокойные лица. Никакого озлобления и ожесточения, никаких политических лозунгов — крестный ход выражал саму суть Церкви, неразрывно связанную с осуществлением христианских заповедей, с жизнью по Евангелию. И если крестному ходу пытались мешать, значит, против него восстали «мироправители тьмы века сего» (Еф. 6:12), ведь кто еще мог бы в добром уме и ясном сознании противиться миссии мира? Восставали именно на духовную, молитвенную акцию, а борьба с молитвой и верой всегда проистекает от «духов злобы поднебесных». Считаю, что крестный ход в Киев был великой милостию, знаком благоволения Божия к нашей Украинской Православной Церкви, к украинскому народу и свидетельством о том, какой должна быть миссия Церкви в нашем разделенном противоречиями мире.

Мы живем в эпоху переизбытка информации. В окружающем нас информационном поле пересекаются различные интересы, различные убеждения, не только идеологические, не только мировоззренческие, но и чисто практические, коммерческие, политические, а вместе с ними — человеческое тщеславие и самоутверждение. Информационное поле — это взрывоопасное пространство. Каждый может легко в него вступить, но ведь и заминированное поле выглядит замечательно, если не знать, что в землю заложено. Подорваться на минном поле очень просто, если нет миноискателя. А если перевести все это в иные категории, в которых я бы и хотел говорить, то нужно чутье, точнее, способность различения духов. Собственно говоря, Церковь — это и есть сила, способная в своей полноте различать духов. Почему это так важно? Потому что на минном поле и самому взорваться можно, и других ранить, принести много зла и себе, и окружающим. Так что нужно быть максимально осторожным, с тем чтобы иллюзий не возникало, как все легко и просто в информационной сфере. Ведь как бывает? Ставятся «лайки», — включается чувство тщеславия, уверенности в себе: значит, людям нравится, значит, я становлюсь популярным, значит, у меня правильный образ мыслей и способ их выражения. А мысли могут быть совершенно неправильными, но человек, увлеченный виртуальной поддержкой, теряет жизненные ориентиры.

В далеком 1968 году в городе Уппсале, в Швеции, проходила IV Генеральная ассамблея Всемирного совета церквей. Я был самым молодым участником этого большого международного межхристианского съезда — мне был 21 год. Рядом со мной сидел пожилой священник из Соединенных Штатов Америки по имени Иоанн Туркевич, — сын митрополита Леонтия (Туркевича), который в свое время был женатым священником, овдовел, а потом стал главой русской митрополии в Северной Америке. Отец Иоанн был не только священник, но и выдающийся американский ученый-химик. Он всю жизнь проработал в Принстоне, участвовал в Манхэттенском проекте; это был человек огромных знаний и опыта, вместе с тем глубоко верующий. Значительную часть времени на этой ассамблее я провел в беседах с ним, и многое от него почерпнул. Именно ему принадлежат слова «умейте отделять сигналы от шумов», это он научил меня этой мудрости во время заседаний. Кто-то выступает, идет дискуссия, а я, по молодости, по рвению, по желанию все запомнить и проанализировать, непрерывно конспектирую. Вот он и смотрит на меня искоса и говорит: «Что это Вы делаете?» Я говорю: «Ну как же, надо записать, потом подумать». Он говорит: «Не надо все записывать. Внимательно слушайте и отделяйте шумы от сигналов». (Аплодисменты) Это мы хлопаем покойному отцу Иоанну. Это наказ, который меня сопровождает всю жизнь, и поверьте, очень помогает, особенно когда сталкиваешься с огромным объемом информации. Не нужно все запоминать и все воспринимать всерьез, — нужно отсеивать шумы. А что такое шум? Это пустые слова, произнесенные ради тщеславия, ради того, чтобы показаться остроумным, которые не несут смысловой нагрузки. Чем меньше внимания мы обращаем на шумы, тем больше своей энергии, своего внутреннего потенциала мы сохраняем.

Тем, кто помнит, как работали средства массовой информации в Советском Союзе, хорошо известно, что западные радиостанции обычно заглушались шумом. Как правило, сквозь эти «глушилки» их и слушали, потому что у государства была монополия на информацию, альтернативные точки зрения не допускались. (Как и сейчас в некоторых странах нет альтернативной точки зрения, а если она и появляется, то телестанцию лишают права пользоваться банковским счетом и так далее, то есть власти наступают на те же грабли, на которые когда-то мы наступили.) Так и в Советском Союзе народ потерял веру в средства массовой информации, потому что не было альтернативных точек зрения. Чтобы с ними ознакомиться, мы слушали сквозь шум, но никому же в голову не приходило на этот шум реагировать. Единственная реакция — отстраниться от шума.

Так нужно работать и в социальных сетях — не реагировать на шумы. Иногда по необходимости я в них бываю — шум составляет 99,9 или 100 %, однако нередко шум заворачивают в привлекательный фантик, прикрывают каким-то острым словом, на что человек реагирует, а этого-то и не надо, за этим — пустота.

Теперь перейду к теме, с которой у меня связан ряд вопросов.

Церковная информация, церковная пресса должны быть действительно привлекательными, а для этого они должны иметь достаточно яркое содержание, хорошую форму. Просматривая епархиальные сайты, я обращаю внимание на то, что большая часть — это формальные новости. Знаю, что у некоторых наших специалистов по церковной коммуникации очень критическое отношение к этому формату — мол, сплошные новости и фотографии архиерея, все это надо убирать, все это не нужно.

Я не вполне с этим согласен, ведь новости — это же церковная летопись! Вот летописцы в старину — разве они философские мысли клали на пергамент или на бумагу? Да нет же, они лишь фиксировали происходившее — но ведь сейчас цены нет этим свидетельствам! Поэтому в каком-то смысле наши информационные ресурсы — это летопись современной церковной жизни.

Но, с другой стороны, если есть только формальное отображение события, лишенное духовного, воспитательного, мировоззренческого комментария, то это, конечно, снижает значение такого источника информации. Очень важно, чтобы авторы, которые пишут на бумаге или входят с информацией в Интернет, всегда находили нечто, что помогало бы людям глубже понять смысл происходящего. Чтобы это не было плоским отображением события, ведь за каждым событием что-то стоит. Может быть, разглядишь не сразу, но если посмотреть на событие в контексте церковной жизни, то можно сравнить, чем, допустим, отличается нынешнее празднование от того, что было несколько лет назад. Ведь если сравнить, это же целая тема для повествования! Одно дело сказать: «Владыка съездил, послужил, помолился», и совсем другое — спросить участников: «А что было 30 лет назад в этот день? Как проходил этот праздник?» Такое интервью наполняет информационный материал очень важным мировоззренческим, историческим комментарием.

Я просто навскидку сейчас даю пример того, как, мне кажется, надо работать с информацией. Иногда это сделать невозможно — тогда спасибо и на том, что есть. Но если только отображение фактов из номера в номер, из публикации в публикацию, из интернет-сообщения в интернет-сообщение, то этого, конечно, мало, этого недостаточно.

Ну, а теперь, может быть, о самом важном. Конечно, актуальная информация строго ограничена рамками жанра, хотя, как я уже сказал, нужно и в эти рамки включать что-то такое, что помогало бы людям понимать самые существенные вопросы и темы, связанные с христианской жизнью, с христианским мировоззрением, с христианской верой. Но, в конечном итоге, можно очень многое делать, просто комментируя то, что вокруг нас. Иногда мы ограничиваемся исключительно церковной тематикой, а мимо нас проходят вопросы, связанные с культурной жизнью, с общественными событиями. Мы, конечно, не можем давать политических комментариев, потому что иначе мы станем политическим сообществом, но ведь мы можем предлагать духовный, мировоззренческий комментарий. Иногда Интернет просто разрывается от комментариев на те или иные события, связанные, в том числе, с присутствием Церкви в общественном пространстве. Листаю наши епархиальные сайты — как будто ничего не происходит (к сожалению, иногда так бывает и на наших телеканалах: ничего не происходит, никаких проблем нет). Есть только богослужебная жизнь, которая идет из года в год, но ведь неверно ограничиваться только ею! Возникает вопрос: а почему мы не касаемся сложных тем? Почему не даем свой собственный комментарий? Иногда нам кажется, что враждебные Церкви комментарии просто поглощают информационное пространство. Но ведь нас с вами здесь 500 человек, это же большая сила. Каждый может что-то сказать, как-то поучаствовать в этом дискурсе в рамках тех возможностей, которые у него есть. Я бы очень оценил более активное участие наших СМИ в обсуждении проблем на стыке церковно-общественных отношений, будь то область культуры, область отношений между полами, очень горячая сейчас тема абортов и всего того, что связано с сохранением жизни. Думаю, мы должны быть носителями соответствующих знаний и уметь свою точку зрения правильно артикулировать и передавать в информационное пространство.

Мне бы хотелось сказать несколько слов на тему милосердия, тем более что вы ее тоже обсуждаете. Конечно, «по тому узнают, что вы Мои ученики, если будете любовь иметь между собою» (Ин. 13:35). Как вообще возникла тема милосердия в ее нынешнем звучании? В первый же год Патриаршего служения мне приходилось слушать доклады священников о церковной жизни в городе Москве. Во всех этих докладах на епархиальных собраниях, на заседаниях епархиального совета, просто в беседах рассказывалось о чем угодно, чаще всего о ремонте, строительстве, организации богослужения, церковного хора или воскресной школы. Но никогда ничего не говорилось о реальных добрых делах, о том, совершаются ли они в приходе или нет. И я стал задавать простые вопросы: «Батюшка, все хорошо. Скажите, пожалуйста, сколько у вас старых, престарелых и одиноких членов прихода, которые нуждаются в помощи?» В 100 % случаев мне никто не мог ответить, и я подумал: стоп, что же происходит? Батюшки с энтузиазмом проповедуют, в том числе, на тему милосердия, рассказывают о милосердном самарянине, сопровождая толкованиями из святых отцов, — а что реально происходит на приходе? Ничего! Из этого простой вывод: а долго ли мы можем так существовать, говорить, но ничего не делать? Так возникла идея организации масштабной социальной работы. Социальная работа громкое слово — да просто благотворение, совершение добрых дел, и не где-то за горами, а в своем собственном приходе. Давайте разберемся, сколько у нас нуждающихся, как мы можем им помочь, особенно одиноким женщинам, прожившим тяжелейшую жизнь. Многие из них еще войну застали, вся жизнь в трудах и нужде, а сейчас единственное место прибежища — это церковь. Благодарю Бога, что абсолютное большинство духовенства поняло, о чем речь, и сегодня у нас на приходах очень активно разворачивается социальная деятельность. Может быть, не везде достаточно активно, но, по крайней мере, это происходит, и замечательно, что границами прихода мы сейчас не ограничиваемся. Большинство московских приходов имеют попечение о больницах, приютах, домах престарелых, учреждениях для детей-инвалидов, и вся эта деятельность развивается.

Конечно, для того чтобы все заработало, надо было произвести структурные изменения в жизни Церкви. Как вы знаете, был создан Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению. В сознание архипастырей и пастырей была внедрена идея, что аналогичные учреждения должны появиться и на уровне епархий, благочиний. Желательно, чтобы даже на уровне приходов были ответственные за это направление. Худо-бедно, но структура создана, причем весьма серьезная. Благодаря этому машина сдвинулась с места и пошла работа. По милости Божией во многих приходах сегодня есть те, кто отвечает за данное направление церковной деятельности.

Но этого было бы совсем не достаточно, если бы мы опирались только на тех, кто зарплату получает, кто профессионально выполняет свой долг. Для того чтобы что-то делать, нужна армия помощников, никаких церковных денег на это бы не хватило. Вот так потихонечку началась работа по организации добровольческого корпуса нашей Церкви. Я благодарю Бога за то, что в последнее время удалось сделать. Конечно, мы в самом начале пути, но уже сегодня тысячи и тысячи добровольцев, в том числе молодежь, участвует в реализации проектов, которые Церковь считает важным воплотить в жизнь.

Хорошо, что в центре вашей дискуссии сегодня и социальное служение, и молодежная работа. Одно тесно связано с другим, ведь именно молодежь в основном участвует в современном церковном добровольческом движении, хотя и люди среднего и даже старшего возраста с удовольствием вносят в это дело свой замечательный вклад.

Пожалуй, на этом остановлюсь. Я открыт к тому, чтобы отвечать на ваши вопросы и беседовать с вами.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Версия: молдавская

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла министру экономического развития России М.С. Орешкину с 35-летием со дня рождения

Патриаршее поздравление митрополиту Черновицкому Мелетию с 55-летием со дня рождения

Приветствие Святейшего Патриарха Кирилла участникам международного съезда «Содружество православной молодежи»

Приветствие Святейшего Патриарха Кирилла участникам XIX Всемирного конгресса русской прессы

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла по случаю Дня города Калининграда

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла по случаю Дня независимости Республики Беларусь

Слово Святейшего Патриарха Кирилла при вручении архиерейского жезла Преосвященному Фоме (Демчуку), епископу Гдовскому, викарию Псковской епархии

Патриаршее поздравление епископу Бронницкому Парамону с 40-летием со дня рождения

Патриаршее поздравление епископу Каширскому Иову с 20-летием архиерейской хиротонии

Патриаршее поздравление митрополиту Екатеринодарскому Исидору с 40-летием архиерейской хиротонии