Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

«Слово пастыря». Выпуск от 21 февраля 2016 года

«Слово пастыря». Выпуск от 21 февраля 2016 года
Версия для печати
21 февраля 2016 г. 16:00

Очередной выпуск авторской программы Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Слово пастыря» вышел в эфир 21 февраля 2016 года.

Доброе утро, дорогие телезрители!

Нам поступил вот такой вопрос: «Ваше Святейшество, Вам приходится много ездить по России, служить в разных городах и весях. Скажите, пожалуйста, замечаете ли Вы какие-либо перемены не только внешние, но внутренние в жизни православного народа? Просто когда я бываю в российской глубинке, то удивляюсь, как скудна и запущена там жизнь. У людей нет никаких интересов. В храм ходят только старушки. Становится от этого грустно». Из письма Владислава Росича, Кисловодск, Ставропольский край.

Я начал бы свое повествование не с того, что у меня несколько иной опыт общения с приходами и я вижу не только старушек, а с того, что Церковь не делает различия — старичок, старушка, средний возраст, молодой... Речь идет о бессмертной душе человеческой, об этих душах, которые предстанут перед Богом и перейдут в иную жизнь. Поэтому каждый человек, который присутствует в храме, своей верой не только себя спасает, но может спасти и других людей. А если взять недавнее прошлое, когда в сложных для жизни Церкви условиях никто, кроме старушек, не мог молиться в храме безбоязненно, — какую тогда роль сыграли наши пожилые женщины в сохранении веры, в крещении своих внуков, в укреплении в сознании современных людей основ Православия! Пожалуй, этот жизненный подвиг старшего поколения православных людей ни с чем и сравнить невозможно, по крайней мере, в духовной жизни нашего поколения.

Ну а теперь в отношении того, что происходит сегодня. Картина не такая мрачная, как Вам кажется. Мне приходится много ездить, и посещаю я не только региональные центры, но иногда и очень отдаленные места. О каких-то поездках рассказываю, в том числе и в программе «Слово пастыря», особенно о событиях, которые меня поражают своей духовной силой, некой духовной новизной того, чего я раньше не знал и с чем с благодарностью Богу встречаюсь ныне.

Сегодня действительно происходит возрождение нашей церковной жизни. Меняется и состав людей. Смотришь в храм и задаешь себе вопрос: «А что за люди здесь присутствуют?» И понимаешь, что это тот самый народ, который по улице ходит. Здесь и мужчины, и женщины, пожилые и среднего возраста, молодые и дети. Сказанное относится не только к возрасту, но и к образованию людей, к уровню культуры. В храмах очень разные люди. И радостно то, что в православном приходе мы имеем как бы отображение современной жизни. Но, говоря так, я бы не хотел создать впечатление, что большинство вопросов, связанных с миссией, проповедью, церковным и внеприходским служением, решены. Вопросов остается очень много. И самая главная проблема, с которой сталкивается Церковь сегодня и будет сталкиваться в будущем, заключается в том, что преград для воцерковления становится все больше и больше. Казалось бы, нет гонений — свободно посещай храм. Но вместо гонений, репрессий, угроз на людей обрушивается колоссальный информационный поток, от которого современный человек не защищен. Иногда, вспоминая атеистическую пропаганду советского времени, я сравниваю ее с ветром, который ударяет в крышу: сидят люди в доме, и вдруг порыв ветра грозный, сильный ударил по крыше, но не коснулся тех, кто в комнате, — пролетел ураган, и нет его. А вот современное антирелигиозное воздействие проникает через крышу, через потолок, оно присутствует в нашей спальне, в нашем непосредственном окружении. Мы включаем телевизор, мы используем Интернет, и на нас обрушивается информационный поток, в котором христианские ценности занимают едва ли один процент. Потому что все, что называется современной культурой, практически не несет в себе эти ценности. Есть редчайшие произведения искусства, но на бытовом уровне с утра до вечера мы имеем то, что к нашей духовной жизни не имеет никакого отношения.

Я как-то уже говорил о том, что один из сознательных противников Православия, характеризуя некоторые наши успехи, связанные с преподаванием «Основ православной культуры» в школах, с появлением священников в Вооруженных силах, в тюрьмах, с развитием нашей социальной работы, сказал мне: «Неужели вы всерьез думаете, что своими усилиями вы можете изменить течение жизни? Ведь в этом течении вас почти не заметно». Я задумался и ответил этому человеку так: «Вы правы. Только Вы не учитываете одно — фактор невидимый, Божественный». Если бы этого фактора не было, то не существовало бы Церкви на протяжении двух тысяч лет. И то, что несмотря на весь этот негативный информационный фон, не содержащий христианского свидетельства, Церковь существует и люди приходят новые, свидетельствует не о нашей силе, не о наших организационных возможностях, а о силе Божией. В ответ на молитву тех же самых бабушек их дети и внуки приходят ко Христу. И задача Церкви — открыть этим людям двери в прямом и переносном смысле слова, построить новые храмы, чтобы появились молодые, благочестивые, добрые, образованные священнослужители, готовые разделить свою жизнь с паствой, чтобы появились примеры духовной доблести, силы, с тем чтобы не только воспоминания о прошлом, но и информация о настоящем помогала людям укрепляться в их вере. «Сила Божия в немощи совершается» (2 Кор. 12:9), и, уповая на волю Божию, мы идем вперед, делая то, что в наших силах, отвечая на Божественный призыв «идите, научите все народы» (Мф. 28:19).

И такой вопрос еще поступил к нам. Галина Гравшенкова из Санкт-Петербурга пишет: «Ваше Святейшество! В древности люди представляли себе душу человека то в виде ангелочка, то в виде маленького ребенка, как, например, на иконе Успения Богородицы: Господь держит в руках спеленутого младенца — душу своей Матери. А теперь говорят, что душа — это энергия или что-то вроде электрического поля. Так все-таки она материальна или нет? Научным путем ее можно обнаружить? Ученые вроде бы установили, что человек после смерти становится на 21 грамм легче, — это, мол, и есть вес души». И аналогичный вопрос от Мартынова Михаила Кондратьевича, 88 лет, из села Хасурта Республики Бурятия: «Ответьте, пожалуйста, Ваше Святейшество, на такой мой вопрос: Святой Дух — Он материален или нет? И что раньше появилось — материя или дух?»

Попробую ответить на эти очень непростые вопросы. И отвечать буду с опорой на Священное Писание, потому что в данном случае всякого рода умственные спекуляции не очень уместны. Нужно иметь основу в Божественном откровении и, уже отталкиваясь от него, разъяснять эту очень важную тему, в том числе применительно к уровню образования и сознания современного человека. Так вот, в Священном Писании сказано, что «Бог есть дух» (Ин. 4:24), и больше ни о ком так не сказано. Поэтому именно Бог является абсолютным Духом. Что такое Дух, мы не знаем. Мы не знаем, можно ли оценить это явление, используя какие-то физические параметры, или нет, но Он есть абсолютный Дух с точки зрения Божественного откровения, а откровение — то, что Сам Бог о Себе сказал, —однозначно.

А что же тогда все остальное? Видимо, все остальное имеет некую степень материализации. Как измерить эту степень? Нет ответа. Сможет ли когда-то в будущем наука определить эту степень материализации? Мы не знаем. Может быть, когда-нибудь смогут замерить силу человеческой молитвы, а может, и нет. Поэтому все эти вопросы являются исключительно теоретическими, не имеющими особого отношения к нашей жизни. Мы должны только ясно понимать, что Бог сотворил особый, невидимый мир, который мы называем ангельским.

Что же касается изображения ангельского мира или души человеческой. На основании примеров, которые Вы привели в своем письме, можно судить о том, что люди пытаются невидимое, непостижимое представить в конкретных, известных им образах. Это явление в иконописи называется антропоморфизмом, то есть приданием человеческого облика тому, что по сути своей человеческого облика не имеет. Душа не имеет человеческого, физического облика, а изобразить как-то на иконах надо, вот художники и изображают ее в виде младенца. Нужно изобразить ангела — изображают юношу с крыльями. Но ведь нигде не сказано, что архангел Гавриил пришел к Деве Марии, и у него были крылья. Или что архангел Михаил во времена Ветхого Завета являлся в образе крылатого человека. Не было такого! Но люди приписывают ангелам некие атрибуты, чтобы видимым образом представить свое понимание иного мира — будто летающего, то есть способного делать то, что человек не способен делать.

Все это означает, что наше представления о невидимом, духовном очень относительны, но от этого сам факт существования духовного мира никоим образом не следует подвергать сомнению, потому что мы познаем духовный мир не с помощью микроскопов или телескопов. Мы познаем его с помощью того чувствительнейшего прибора, который Бог вложил в нашу природу. Мы познаем Бога благодаря врожденному религиозному чувству, которое присутствует в человеческой природе так же, как и нравственное чувство, и тесным образом с ним переплетается. Мы познаем Бога своей душой, своим сердцем и, в меру сил, своим разумом.

На этом я заканчиваю нашу передачу. Благословение Божие да пребывает со всеми вами.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Все материалы с ключевыми словами