Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в храме святителя Спиридона Тримифунтского в Нагатинском Затоне г. Москвы

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в храме святителя Спиридона Тримифунтского в Нагатинском Затоне г. Москвы
Версия для печати
25 декабря 2016 г. 20:34

25 декабря 2016 года, в Неделю 27-ю по Пятидесятнице, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в храме святителя Спиридона Тримифунтского в Нагатинском Затоне г. Москвы. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Досточтимый отец Михаил, настоятель сего храма! Дорогие отцы, братья и сестры!

Всех вас сердечно приветствую и поздравляю с великим событием — освящением храма в честь святителя Спиридона Тримифунтского в южной части нашего града, на берегу реки Москвы. Это большое событие. 32 храма, которые уже построены по Программе строительства новых храмов в Москве, я стараюсь в меру своих сил освящать, потому что каждый из этих храмов — это важная часть и моей собственной жизни. Радуюсь тому, что произошло за последние годы в Москве, — храмы появляются даже в местах, где такое и представить было трудно, и мы видели сегодня, что храм, спроектированный на 500 человек, не вмещает тех, кто хотел бы помолиться в его стенах. Это очень хороший знак. Это также вразумление нам, людям сомневающимся, которые, приступая к разработке программы строительства новых храмов, отталкивались от актуальной на тот момент картины религиозной жизни Москвы и полагали, что даже небольшие храмы будут подспорьем. Но за эти годы многое произошло, многое поменялось в нашем граде, и мы видим, что храмы, которые казались достаточными, чтобы вместить всех желающих, сегодня далеко не могут с этим справиться. Может быть, это самое лучшее свидетельство для тех, кто еще сомневается или кто противится строительству храмов, потому что противиться строительству храмов — значит противиться волеизъявлению народа, причем свободному волеизъявлению, ведь в храмы никто никого силой не загоняет, они нужны людям, живущим в очень трудном XXI веке в огромном мегаполисе.

Сегодня мы слышали Евангельское чтение о людях, которые отказались прийти на брачный пир (Лк. 14:16-24). Кто-то сослался на то, что купил землю и нужно ее посмотреть. Другой — на то, что купил пять пар волов и нужно их испытать. Третий сказал, что женился и не может прийти. Тогда устроитель пира приказал слугам собрать по улицам и переулкам первых попавшихся людей, и брачный пир наполнился. У преподобного Макария Египетского есть замечательные слова: если человек возлюбил что-то сердцем своим, то именно это обременяет его ум и овладевает им. Купил волов, отдал им свое сердце — вот они и обременяют ум так, что человек становится их рабом. А если посмотреть на жизнь современного человека? Сколь многое мы, приобретая или созидая, начинаем любить больше всего! Это обременяет, по слову преподобного Макария, наш ум, овладевает всем нашим существом. Так вот, для того чтобы человек не сбился с жизненного пути, чтобы он не потерял способность идти по единственно правильному пути, его ум должен быть обременен высшей ценностью, высшей силой, высшей красотой и высшим разумом — то есть Божественным разумом, Божественной силой и Божественной красотой. И этого невозможно достичь посредством исключительно интеллектуального поиска, иначе преподобный Макарий не сказал бы «возлюбил», потому что в любви проявляется вся сила человеческой природы — и разум, и воля, и чувства.

Любовь определяет доминанту нашей жизни. Вот почему жизнь без любви — это очень опасная жизнь. Тогда и доминанты не существует. Тогда нет ничего, что обременяет ум и овладевает человеческим существом. Но мы знаем, как преходяща порой наша любовь к отдельным людям, или к каким-то героям, или к каким-то человеческим или историческим явлениям. Это чувство может прийти, а затем уйти. И только одна любовь никогда не престает — это любовь человека к Богу. И познание Бога проистекает не от рациональных рассуждений, хотя с них может начинаться, а от состояния человеческой души. И когда мы любим Бога реально, Он становится доминантой нашей жизни, а все остальное отступает. Тогда в соответствии с этой великой доминантой выстраивается вся система ценностей, и оказывается, что эта система и есть самая правильная, потому что в центре ее — не человек, а Бог.

Из истории мы знаем, как под влиянием определенных философских идей люди отказывались от этой доминанты. Они перестали рассматривать Бога как центр бытия, центр их собственной жизни и самих себя поставили в этот центр. С этого момента и началось пагубное развитие человеческой цивилизации, которое приводит людей от кризиса к кризису, от кошмара к кошмару, от войны к войне. И никакие усилия людей, никакое образование, никакая наука, никакие достижения, никакой светский гуманизм не способны прервать эту спираль пагубного развития человеческой цивилизации. Совершенно неслучайно люди говорят, что мы живем в страшное время, хотя ничего особенно страшного нет, — разве можно сравнить нашу жизнь со временами войны и со страданиями наших родителей? А люди сердцем чувствуют, что с родом человеческим происходит что-то не то — и ведь правильно чувствуют. И происходит это не потому, что люди заблуждаются, а потому что они потеряли жизненную доминанту — Бог ушел из их жизни.

А как же вернуть Господа? Кто-то может сказать: нужно больше хороших телепередач, хороших книг, хороших слов… Да, наверное. Но ни передачами, ни словами, ни книгами не вернешь Бога в сердце, не полюбишь Его. Полюбить Его можно только в тот момент, когда ты чувствуешь прикосновение Его благодати, Его энергии. Чаще всего это происходит в храме Божием. Храм и есть подлинная школа благочестия, именно здесь человек обретает возможность прикоснуться к Богу и полюбить Его. Может, потому так и восстают против строительства храмов? Не против книг, не против телепередач, не против статей в газетах, а именно против храмов, потому что в храме происходит тайна приобщения человека к Божественной благодати, прикосновение человека к божественной жизни. Тогда Бог перестает быть философской, умозрительной, далекой от жизни и от сердца категорией. Он входит в нашу жизнь, обременяет, по слову преподобного Макария, наш разум и овладевает нами.

Вот поэтому мы и строим храмы, и не только в городе Москве. За последние шесть лет более пяти тысяч храмов построено в нашей Русской Православной Церкви, и за каждым из них, конечно, стоят люди — те, кто отдавал свои средства, те, кто организовывал других людей, кто вдохновлял, кто молился. И сам процесс строительства храмов — это великое дело, лучше сказать, великое созидание душ наших и, может быть, нового мира, более светлого и справедливого.

Я еще раз поздравляю всех вас с великим событием для города нашего, для всей Церкви — с освящением нового храма в городе Москве в честь святителя Спиридона, епископа Тримифунтского. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Версия: молдавская

Другие статьи

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Собора Пресвятой Богородицы после Литургии в Успенском соборе Московского Кремля

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после великой вечерни в праздник Рождества Христова

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святителя Петра, всея России чудотворца, после Литургии в Успенском соборе Московского Кремля

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в Неделю пред Рождеством Христовым после Литургии в московском храме Успения Пресвятой Богородицы на Могильцах

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Александро-Невской лавре

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в храме Воскресения Христова в Цюрихе

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Свято-Троицком соборе в Париже

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святителя Филарета, митрополита Московского, после Литургии в Храме Христа Спасителя

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в храме священномученика Климента, папы Римского, в Замоскворечье