Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

В.Р. Легойда: Пасха — возможность встать с колен

В.Р. Легойда: Пасха — возможность встать с колен
Версия для печати
17 апреля 2017 г. 12:33

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда в статье в издании «Известия» размышляет о главном празднике православных христиан.

В художественном фильме «Матрица» есть такой важный эпизод. Один из героев, Морфеус, предлагает молодому человеку увидеть Матрицу собственными глазами. И дает на выбор две таблетки: синюю и красную. Если Нео — главный герой фильма — возьмет синюю, он проснется в своей постели и ничего помнить не будет. Если возьмет красную — он узнает, что такое Матрица, но тогда не будет уже пути назад.

Центральное утверждение христианской веры — то, что Иисус Христос воскрес, — это и есть «красная таблетка» для всего человечества.

Приняв ее, уже невозможно «отыграть» историю назад и снова начать все с чистого листа, как если бы никакого Христа не было. Точнее, если мы знаем, что есть Воскресение, то безумно жить так, как будто его нет.

Но что здесь такого важного? Почему апостол Павел скажет: «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15:14)? Что в этом удивительного? Если Христос — это Бог, как верят христиане, странным было бы, если бы Он не воскрес, разве не так?

Бог становится Человеком и приносит Себя в жертву, чтобы люди смогли победить смерть и грех. Христиане уверены, что смерть и грех после Христова Воскресения больше не властны над человеком. Темное царство мертвых — ад, или аид, — известно почти во всех дохристианских культурах. Воскресением Христа впервые приоткрывается тайна рая, тайна о вечности нахождения в любви (Бог и есть Любовь) и победе жизни над смертью, добра над злом.

А почему вообще надо было побеждать смерть и зло? Разве они не могут мирно сосуществовать, как, например, свет и тень, жара и мороз, боль и удовольствие? Почему христианство столь непримиримо к кажущейся универсальной картине мира, характерной для других восточных религий, где добро и зло воспринимаются как естественные части единого целого?

В христианстве открыта крайне неудобная истина: Бог — не источник и не причина зла и смерти. Они для Него неприемлемы ни при каких обстоятельствах. То, что произошло в свое время с Адамом и Евой в Эдемском саду, имело тяжелейшие последствия для человеческого рода. И это произошло вовсе не потому, что Бог так специально «запрограммировал». Напротив: мир был сотворен Богом с реальной возможностью существования без смерти и греха. Но Бог захотел, чтобы рядом с Ним были не какие-то бездушные существа, но живые люди, способные свободно любить, а значит, иметь и возможность также свободно отказаться от любви! Мы никогда не поймем до конца, почему первые люди не устояли перед соблазном змея. Но после нарушения единственной заповеди, данной Богом в раю, после грехопадения и начинается новая, наша с вами, история человечества.

Два основных последствия грехопадения — то, что человек становится смертным, и то, что он уже не может не грешить. С болью об этом говорит апостол Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим. 7:18-20). И эта печальная картина хорошо знакома каждому из нас…

И дело вовсе не в юридической ответственности за вину Адама и Евы: христианство смотрит на грех не столько как на вину, сколько как на беду, тяжелую, смертельную болезнь, которая после грехопадения поразила природу человека. Представьте, что родители заражаются какой-то смертельной болезнью, и у них рождаются больные дети. Дети, конечно, не виноваты, но лечить-то их все равно надо. То же самое и с грехом. У больных духовно прародителей рождаются такие же дети, потерявшие связь с Богом. Все человечество в Адаме и Еве получило это фундаментальное искривление природы, которое имело два главных последствия: человек стал физически смертным и зависимым от греха.

Христос эту заразу излечивает и возвращает человеческую природу к первозданному, до греха, состоянию. Открывает тайну о рае, к которой даже слегка нам почти невозможно прикоснуться. Не только в атеистическом, но даже и в религиозном сознании по сей день бытует гротескное представление о рае как о благостном, нудном, скучном коммунизме: белые скатерти, длинные столы, ангелы беспрерывно играют на арфах, все ходят, поют, и все замечательно — и… совершенно неинтересно. Но в Евангелии мы ничего подобного не встретим! Апостол Павел говорит: не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2:9). То есть мы не можем себе представить, что такое рай.

Но предощущение рая дано нам уже здесь. Уже в опыте земной жизни можно почувствовать и любовь, и настоящую свободу. Не просто свободу выбора, но свободу от греха, то есть от зла. Наступили Пасхальные дни. Это радостное время отражает самую главную победу, которую нам принес Христос, — победу над грехом и смертью. В период от Пасхи до Троицы, по канонам Православной церкви в храме отменяются коленопреклоненные молитвы. Почему? Кто-то говорит: «Я в церковь не хожу — там меня ставят на колени». Но на колени человека ставит не Бог, а грех. Бог приходит для того, чтобы поднять человека с колен, — символом этого и является пасхальное правило, отменяющее на время все коленопреклоненные молитвы. Мы не становимся на колени в период, когда с особой яркостью и проникновением пытаемся осознать радость дарованного нам спасения. Бог пришел для того, чтобы поднять нас с колен. Постараемся как можно дольше стоять прямо.

«Известия»/Патриархия.ru

Другие статьи

В.Р. Легойда: Пасха — возможность встать с колен

Соболезнования в связи с трагедией в метрополитене Санкт-Петербурга

Он был не только духовником ― он был совестью монастыря

Митрополит Волоколамский Иларион. Памяти архимандрита Кирилла (Павлова)

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на заседании рабочей группы представителей Русской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в рамках Форума-диалога по линии гражданских обществ России и Италии

Православная молодежь Санкт-Петербурга — о крестном ходе вокруг Исаакиевского собора

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на научной конференции «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917»

Доклад председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерея Димитрия Смирнова на секции «Катастрофические последствия 1917 года для народной жизни»

Слово митрополита Волоколамского Илариона на заседании круглого стола «Культурное и духовное наследие русского зарубежья»