Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Епископ Люберецкий Серафим: «Приглашаю друзей, и не только в "Фейсбук"»

Епископ Люберецкий Серафим: «Приглашаю друзей, и не только в 'Фейсбук'»
Версия для печати
1 сентября 2017 г. 15:20

Новый глава Синодального отдела по делам молодежи епископ Люберецкий Серафим ― самый молодой архиерей Русской Православной Церкви. В интервью «Православной Москве» владыка рассуждает, кого в наши дни можно считать молодыми людьми и как работать с ними на самых разных площадках ― от социальных сетей до общероссийских форумов.

Отдел по дружбе

― Владыка, для начала попробуем разобраться, кого сегодня можно называть молодым человеком. В России к молодежи чаще всего принято относить людей в возрасте до 35 лет. Вы, кстати, тоже соответствуете данному критерию. Но зачастую на приходах верующие, церковные люди к этому рубежу подходят уже многодетными родителями…

― Полагаю, при выстраивании молодежной работы ­следует придерживаться выработанных психологами и социологами категорий. Соответственно, 35 лет ― порог, когда заканчивается молодость, по крайней мере, основная ее стадия, и начинается зрелая жизнь. На мой взгляд, к 30 годам у человека формируются мировоззрение и основные взгляды. До этого возраста что-то в жизни может меняться, иногда и кардинально. Это время накопления начального «жизненного капитала», тот период, когда каждый человек должен взять старт и стремительно пойти вперед. Следующие пять лет ― уже некий показательный рубеж. Если ты к этому моменту чего-то в жизни достиг, у тебя есть основа для дальнейшего личностного, социального, интеллектуального, творческого развития. Если же к данному рубежу ты подошел без каких-либо ­существенных показателей в образовании, трудовой деятельности и т.д. ― это тревожный сигнал, который может сви­де­тельствовать, что все предыдущее время потрачено впустую; не сделано того, что нужно для нормальной жизни и развития.

В общем, считаю, что молодежный возраст начинается с момента окончания школы, в 17 лет, а заканчивается между 30 и 35 годами.

― Возглавляемое вами синодальное учреждение в «православной тусовке» в шутку называют «отделом по борьбе с молодежью»…

― Мне не очень нравятся такие слова, как «тусовка», они режут слух. В школе у меня были замечательные талантливые педагоги по русскому языку, литературе, риторике, которые с детства привили мне любовь к русскому литературному языку, к тому, чтобы говорить правильно. За это я им очень благодарен. Поэтому я почти не использую сленговых выражений, сознательно избегая их, хотя, как вы отметили, еще вполне отношусь к молодежной категории. Что касается упомянутой вами шутки, хотел бы предложить православному сообществу рестарт и новый нарратив, соответствующий моей внутренней установке: «отдел по дружбе с молодежью».

Сленг vs классика

― Сегодня язык ― вопрос крайне насущный. На каком языке разговаривать с паствой, особенно молодой или даже юной?

― Задача церковной молодежной миссии ― свидетельствовать молодым людям о Боге, о красоте духовной жизни на понятном языке и в доступных им категориях. Нельзя говорить с молодежью на языке XVIII или XIX века. Евангелие, принципы христианской жизни нужно доносить до молодого человека в актуальных формах, стараясь делать так, чтобы наш посыл доходил до его сердца и разума. Причем церковное обращение к молодежи должно быть не только или, точнее, не столько на языке слов, сколько на языке дел, искренней пастырской открытости и расположения. Чем ближе пастырь к молодым людям, чем больше времени им уделяет, тем результативнее его служение.

Вместе с тем священник не должен действовать в угоду постоянно меняющимся трендам и уж тем более опускаться до уровня грубого уличного дискурса. Мне совершенно непонятно, когда некоторые священнослужители, считающиеся популярными пастырями, с церковного амвона или посредством телекоммуникационных средств обращаются к людям в таких формах и с такой лексикой, какие не соответствуют не только священному сану, но и вообще нормам приличия. Меня это огорчает и даже пугает.

― Многое из описанного вами происходит в социальных сетях. Да и молодежь общается в основном при их помощи. А какими соцсетями пользуетесь лично вы ― для общения, работы, миссии?

― К сожалению, сейчас живое общение, разговор лицом к лицу, очные встречи все чаще оттесняются на второй план. На первое место выходят интернет-коммуникации. С одной стороны, это очень удобно: ты всегда можешь находиться в контакте со своими друзьями и коллегами, поддерживать связь с теми, с кем ты когда-то учился, работал, так или иначе был связан. С другой стороны, соцсети ― одновременно пространство, где происходит борьба за умы людей, и прежде всего молодежи. Как мы прекрасно понимаем, любая информация может использоваться и во благо, и во вред. Информационные потоки могут служить духовному, культурному, интеллектуальному развитию молодого человека, а могут способствовать его отуплению, деградации и порабощению. Особое значение в этом отношении имеют трактовка и оценка, с которыми преподносится информация в интернете. Чтобы не попасть под чье-либо влияние, молодому человеку важно самому научиться анализировать получаемую информацию и делать правильные выводы. Для этого нужно стараться больше читать хорошей литературы ― научной, духовной, классической. В детстве взрослые нам говорили: «Меньше смотри телевизор, больше читай книг». Сегодня этот тезис не потерял своей актуальности, только телевизор в нем следует заменить интернетом.

Церковное присутствие в соцсетях довольно востребовано. Первостепенная задача в этом направлении заключается в создании позитивного православного контента, представляющего интересные сведения о жизни Церкви, актуальные новости, наш взгляд на происходящие события. Лично у меня нет возможности проводить много времени в соцсетях. В свободное время я погружаюсь в мир чтения, изучаю исторические источники, занимаюсь исследовательской работой. У меня есть аккаунт на «Фейсбуке», который изначально существовал исключительно для поддержания связи с друзьями и знакомыми, с моими одноклассниками по школе, сокурсниками по университету, семинарии и академии. Однако теперь я таким образом осуществляю связь с гораздо более широким кругом людей, в том числе со священниками и мирянами, занимающимися молодежной работой в епархиях и на приходах. Особо значимо для меня общение с самой молодежью: непосредственный контакт очень важен!

На языке дел

― А какими практическими проектами сейчас занимается отдел? Поделитесь «творческими планами» на ближайшее будущее!

― Этот вопрос мне задают довольно часто, однако мой ответ будет достаточно простым. Чтобы привлечь молодежь в Церковь, пастыри всего-навсего должны быть максимально доступны и открыты по отношению к молодым людям, уделять им свое время. От занимающихся молодежной работой священнослужителей вовсе не требуется что-то невероятное. Необходимо чаще встречаться и общаться с молодыми людьми: вместе молиться, читать и обсуждать Священное Писание, играть в спортивные игры, ходить в кино, проводить паломнические поездки, квесты, делать добрые дела и т.д. Кстати, все это можно организовывать и при помощи соцсетей. Молодежи нужно внимание и простое общение! А для этого совсем не требуются какие-то новые методики и алгоритмы. Да и невозможно придумать некие инструкции, которые бы удесным образом сделали все за архиереев и священников. Нужно желание пастырей быть с молодыми людьми, общаться с ними, посвящать им время и усилия!

Это опыт всех христианских конфессий. Например, в прошлом году в составе официальной делегации Русской Православной Церкви я был на Всемирных днях молодежи в Кракове. Замечательный христианский молодежный форум, на который собрались два миллиона верующих со всего мира. И что мы увидели в его центре? Литургию и открытое общение молодых людей с иерархами и священниками. Пастыри были вместе со своей молодежной паствой. Главное ― быть искренними в этом общении, не допускать фальши, которая не останется незамеченной молодыми людьми.

Если говорить о каких-то «творческих планах», мне представляется необходимым ежегодное проведение в каждой епархии съездов православной молодежи. Подобные съезды в некоторых епархиях уже проходят, и довольно успешно, будучи живым свидетельством православной веры. Вместе с тем это очень хороший критерий молодежной работы. Ведь чтобы собрать съезд, нужно работать с молодыми людьми в течение всего года, иначе никто на это мероприятие не соберется. Кроме того, это позволит раз в три-четыре года проводить общецерковные съезды православной молодежи.

― Предположим, наше интервью прочитает молодой человек, у которого по той или иной причине поблизости нет прихода, где бы велась та работа, о которой вы говорите. Но он хочет быть полезным, хочет служить общему делу, возможно, желает найти друзей в Церкви. Что вы ему посоветуете?

― Пусть приходит в Синодальный молодежный отдел на Крутицкое подворье и добавляется ко мне в друзья на «Фейсбуке»!

Пелагея Тюренкова

«Православная Москва»/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Если у ребенка обнаруживаются дарования, то их необходимо развивать

Митрополит Волоколамский Иларион: Без Бога невозможно построить справедливое общество

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Пока у нас еще есть время, надо стараться множить любовь

Митрополит Волоколамский Иларион: Общение с Богом невозможно заменить никаким искусственным разумом

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Николай II не хотел покидать Россию

Интервью председателя Синодального отдела по делам молодежи порталу «Обзор»

Одна из задач Церкви — воспитать хороших людей

Митрополит Волоколамский Иларион: Бог является неотъемлемой составляющей жизни человека

Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания

Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин: Священник должен уметь выслушать и понять другого человека