Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Любовь к служению. Интервью управляющего делами Московской Патриархии митрополита Климента «Российской газете».

Любовь к служению. Интервью управляющего делами Московской Патриархии митрополита Климента 'Российской газете'.
Версия для печати
13 января 2009 г. 18:43

Портал Патриархия.ru публикует интервью постоянного члена Священного Cинода, управляющего делами Московской Патриархии митрополита Калужского и Боровского Климента, опубликованное в «Российской газете» 13 января 2009 года (федеральный выпуск №4825) в 40-й день со дня кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Российская газета: Ваше Высокопреосвященство, сегодня 40 дней со дня кончины Святейшего Патриарха Алексия. Это первый Патриарх в ХХ и ХХI веке, уход которого — не только внутрицерковное событие.

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Святейший Патриарх Алексий и для народа, и для духовенства был любящим отцом. Его уход из жизни является трагедией для всех его чад. Согласно церковной традиции сорок дней во всех храмах Русской православной церкви в разных уголках мира возносятся особые молитвы об упокоении Святейшего Патриарха Алексия. Но Вы совершенно правильно отметили, что уход Патриарха стал потерей не только для Церкви, но и для общества в целом. И это, несомненно, повод задуматься над тем, какое значение для общества имела церковь в последние годы и над тем, какая на Церкви лежит ответственность.

РГ: Вы как один из близких Святейшему людей что лично вспоминаете в эти дни, как осмысливаете потерю?

Митрополит Климент: Действительно, за годы совместного служения у меня со Святейшим Патриархом сложились доверительные отношения. Если говорить о конкретной работе, то это были ежедневные встречи либо телефонные разговоры. Исполняя обязанности управляющего делами Московской патриархии, я всегда старался помочь ему в несении нелегкого креста по управлению Церковью. Я не позволял себе приезжать в Патриархию позже Святейшего или покидать Чистый переулок раньше него, понимая, что в любой момент ему может потребоваться от меня какая-либо помощь для решения того или иного вопроса. Такова судьба управляющего делами Московской патриархии, ибо в Управлении делами собирается вся информация о жизни Церкви.

Господь сподобил меня провести рядом со Святейшим Патриархом немалое время, и сейчас я все чаще вспоминаю наше с ним общение, добрые слова, наставления о том, как поступать в тех или иных обстоятельствах, его незабываемую улыбку. В общении со Святейшим каждый чувствовал исходящую от него мудрость духовного опыта. Чем больше времени проходит, тем сильнее ощущаешь величину утраты.

РГ: Какой вклад он внес как в историю Церкви двух последних десятилетий, так и в историю России?

Митрополит Климент: С избранием Патриарха Алексия на престол Московских первосвятителей началась эпоха возрождения и расцвета Русской православной церкви: были воссозданы из руин и вновь построены десятки тысяч храмов, открыты сотни монастырей, прославлен сонм новомучеников и подвижников веры и благочестия. Церковь получила возможность вести общественную проповедь и социальное служение.

Особую отеческую заботу и любовь Святейший Патриарх проявлял о монашестве. К нему приходили и наместники монастырей, и игуменьи со своими проблемами, и он всегда интересовался жизнью их обителей, вникал во все проблемы и откликался на все их нужды. Порой сам спрашивал, чем можно помочь.

Святейший всем своим сердцем любил Россию, был истинным патриотом нашего Отечества. В период общественно-политического кризиса в России осенью 1993 года Патриарх Алексий продолжил традицию христианского миротворческого служения: принял на себя миссию примирения, пригласив к переговорам враждующие стороны и выступая посредником в улаживании конфликта. Неоднократно Святейший Патриарх выступал с миротворческими инициативами в связи с конфликтами.

РГ: Как почивший Предстоятель относился к межконфессиональному диалогу в России?

Митрополит Климент: Слово «диалог» не совсем точно отражает суть многовекового сосуществования различных вероисповеданий в границах нашего Отечества. У нас никогда не было стремления утверждать свою веру огнем и мечом. Россия не знала религиозных войн, какие, например, охватили Европу в ХVI веке. Колониальная политика Российской империи кардинально отличается от того, что, например, проделали пуритане с индейцами в Америке. Мы прирастали территорией без межэтнических и межрелигиозных войн, это не раз подмечал Святейший. Здесь сказывается особенность русской души, ее иоанновский уклад, как говорил Ильин. Терпение и любовь - вот основная черта русского православного народа на протяжении всей 10-вековой истории христианства в нашем Отечестве. Возьмем, для примера, преподобного Пафнутия Боровского: сын татарина стал великим святым нашей Церкви. Россия - многоконфессиональная страна, и мы должны мирно уживаться без вражды на почве национальных и культурных особенностей ее жителей. В сердце святителя было место для всех людей, совершенная любовь не делит потомков Адама на своих и чужих.

РГ: Что Вас сблизило со Святейшим и способствовало доверительности отношений?

Митрополит Климент: Наверное, прежде всего соработничество в деле укрепления православия, духовно-нравственного возрождения нашего общества. Святейший Патриарх Алексий неоднократно повторял: «Наша цель - реставрировать исковерканные человеческие души» и прилагал к этому немало сил, а мы ему в этом помогали.

РГ: Какие черты характера, начала личности открывались в Патриархе при более близком общении с ним? Что особенно запоминалось, удивляло?

Митрополит Климент: Прежде всего его доброта и любовь. Он любил Бога и оставил нам завет этой любви. Он любил Церковь, отдавал все свои силы на служение ей и нас призывал любить ее. Он любил народ, был прост в отношениях с людьми, понимал их нужды и всегда выступал печальником, ходатайствуя за них перед властями. И народ отвечал ему взаимностью. Тысячи и тысячи людей пришли к храму Христа Спасителя, чтобы, отстояв много часов в очереди, поклониться ему.

Удивляла меня поразительная работоспособность Святейшего: ежедневно у него было по несколько встреч, ежедневно он прорабатывал огромное количество бумаг, а уезжая в Переделкино, забирал с собой еще целый «дипломат» с документами, которые утром возвращал рассмотренными. Его усердие к труду прививалось всем, кто его окружал.

РГ: Какой образ Патриарха он нам оставил? Какие «каноны» Патриаршего поведения? Через что уже нельзя перешагнуть, памятуя о нем и его Патриаршем служении?

Митрополит Климент: Святейший неоднократно говорил, что, сколько бы лет жизни ни дал ему Бог, он неизменно будет служить благу Святой Церкви, нашего Отечества, народа. Двери его кабинета были всегда открыты для всех приходящих: простых и ученых, творческой интеллигенции и лиц, находящихся у власти. Это были люди совершенно разных вероисповеданий, общественных и политических взглядов. И для каждого он находил добрые слова. Он мог примирить людей, про которых говорили, что они непримиримы. Его сердце вмещало любовь ко всем. И поэтому в день отпевания у его гроба мы видели людей самых разных, зачастую полярных, взглядов.

Но следует отметить, что при всей коммуникабельности, открытости к диалогу и сотрудничеству Святейший Патриарх являлся ревнителем соблюдения церковных канонов и хранителем святоотеческой традиции. Он предупреждал о недопустимости церковных реформ и тщательно продумывал все позиции взаимоотношений с инославием. К нему приходили с разными предложениями, но он не делал необдуманных шагов. Он уберег Церковь и от внутренних разделений, и от внешнего растворения в секулярном мире.

Во всем своем патриаршем служении он являл образ духовного вождя, молитвенного предстателя за народ. Он четко осознавал, что страна наша многонациональна и социально разнообразна, что его паства живет на территории разных государств, что народ, приходящий в храм и не только приходящий в храм, но и находящийся рядом с церковью, живет в разных условиях. Он старался понять каждого и всегда полагался на молитву. Он еженедельно совершал несколько богослужений, находя в молитве силы и укрепление для шествия по жизненному пути. Совершая Божественные литургии, он наполнял Божьей благодатью человеческие сердца.

Святейший Патриарх Алексий много сделал для сохранения и упрочения единства Церкви. В год, когда мы отмечаем 1020-летие Крещения Руси, Святейший Патриарх посетил Украину и Белоруссию, и нами снова было пережито духовное единство народов Святой Руси. Несмотря на недомогание и уговоры врачей не ехать на Украину этим летом, поберечь себя, Святейший принял принципиальное решение совершить этот первосвятительский визит, чтобы духовно укрепить свою паству, верную каноническому устройству. Народ встречал своего Предстоятеля со слезами на глазах.

РГ: Как будет сохраняться память о Святейшем? Что будет с его резиденцией в Переделкино?

Митрополит Климент: Священный Синод уже принял ряд решений об увековечении памяти Патриарха Алексия, в том числе и об организации музейной экспозиции в музее храма Христа Спасителя. Однако окончательно все вопросы, связанные с этим, будут решаться после избрания нового Предстоятеля Церкви.

РГ: Владыка, только что, в начале января, вышла Ваша книга о Православии на Аляске. В свое время Святейший Патриарх написал книгу «Православие в Эстонии». В этом есть какая-то взаимосвязь?

Митрополит Климент: Действительно, в начале января вышла в свет моя книга «Русская Православная Церковь на Аляске до 1917 года». Это монография, объемом более 600 страниц, написанная на обширном архивном материале. Интерес к истории Православия в Америке возник у меня во время моего служения там, тогда у меня была возможность изучить относящиеся к этому периоду материалы, хранящиеся в архиве Православной Церкви в Америке. Там я сделал первые наброски книги. По возвращении в Россию продолжил. Работа над книгой длилась долго, поскольку я не имел возможности постоянно ею заниматься из-за служебной загруженности. Прошлой зимой книга была закончена, и я показал компьютерную версию Святейшему Патриарху, он благословил ее издание и написал к ней вступительное слово. Когда я начинал работу над этой темой, мне не было еще известно, что Святейший Патриарх написал труд по истории Православия в Эстонии. Но впоследствии, когда я был управляющим делами Московской патриархии, в беседах мы неоднократно касались этой темы. Святейший делился мыслями о православной Эстонии. Отмечу, он знал хорошо и историю Православия на Аляске, особенно труды там святителя Иннокентия, и сам бывал там. Так что нам было о чем поговорить.

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: От нравственного выбора человека зависит ход истории и ее финал

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Действия Константинополя направлены на разрушение основ Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Патриарх Варфоломей несвободен в своих действиях

Митрополит Волоколамский Иларион: Константинополь больше не является лидером мирового Православия

Митрополит Волоколамский Иларион: Все христианские Церкви в Европе сегодня стоят перед одними и теми же вызовами

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: Нельзя узаконивать грех ради каких-либо геополитических или национальных вопросов

Интервью Владимира Легойды в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым»

Митрополит Волоколамский Иларион: Нынешняя ситуация грозит расколом Вселенскому Православию

Митрополит Волоколамский Иларион: Патриарх Варфоломей очень ясно сказал, что никакой легитимации раскола не будет

Митрополит Волоколамский Иларион: Режим постов, установленный Церковью, прежде всего носит духовный характер