Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Бесприютный вопрос

Бесприютный вопрос
Версия для печати
29 марта 2019 г. 16:15

Статья помощника председателя Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, директора приюта для бездомных «Теплый прием» Ильи Кускова в газете «Известия» — о том, как сократить число бездомных в России.

Недавно Президентский совет по правам человека провел специальное заседание о помощи бездомным в России. Случай неординарный. Как человек, помогающий таким людям больше 20 лет, могу сказать — такое внимание к проблеме требовалось давно.

В России на улице живет не меньше 250 тысяч человек. Это население целого города, такого как Таганрог или Химки. Чаще всего бездомные — это мужчины 40-55 лет со средним специальным образованием. Они могли бы работать, платить налоги и помогать развивать государство. При средней зарплате в стране в 33 тысячи рублей (по данным Росстата за 2018 год) каждый мог бы платить около 4 тысяч рублей подоходного налога ежемесячно. То есть в месяц страна теряет 1 млрд рублей из-за проблемы бездомности, в год — 12 млрд рублей.

Жизнь в таких условиях несет особый риск для здоровья — следовательно, требуются сложное лечение, дорогие операции, возможна инвалидность и ранняя пенсия. Получается, государство оплачивает то, что бездомные люди находятся на улице.

Потерянные деньги — это верхушка айсберга. Настоящая беда в том, что умирают молодые и здоровые люди, которым можно помочь. Эта проблема не регионального (как принято считать у нас в стране), а федерального уровня, поэтому она требует общей программы решения.

В России работают 134 государственных приюта на 8500 мест. Исходя из того, сколько людей живет на улице, конкурс — 29 человек на место. При этом в большинстве приютов бездомные жалуются на короткий срок пребывания, плохое отношение персонала, иногда отказ в размещении из-за прописки другого региона. Мало внимания уделяется психологической и духовной поддержке. А ведь задача любой реабилитации — мотивировать человека двигаться вперед. Грубый, унижающий человеческую личность подход губит на корню слабые ростки мотивации у бездомного при поступлении в приют.

Любое учреждение имеет государственное задание по количеству услуг, которое должно оказать. В случае с приютами план всегда выше, чем позволяет количество коек. Это приводит к резкому сокращению срока пребывания человека в учреждении. Бездомный только успел отойти от прежней жизни, восстановить документы и начать искать работу, как снова попадает на улицу. В итоге ее покидают навсегда не больше 5% таких людей. А то и меньше.

Как это исправить? Месяц проживания бездомного в приюте стоит государству от 12 тысяч до 65 тысяч рублей в зависимости от региона. В среднем по стране — 38 500 рублей. По всей России — 327 млн рублей в месяц, почти 4 млрд рулей в год. Большая сумма, которая расходуется неэффективно. Общество вправе контролировать трату этих средств.

Нужно, как минимум, изменить систему абсолютного права приютов на самостоятельную оценку качества услуг и ввести общественный контроль. Не формальный, как сделали в ряде регионов, включив в общественные советы глав районов и муниципальных депутатов, а настоящий — с независимой оценкой и правом влиять на работу учреждения. Для этого необходимо в общественные советы включить представителей профильных НКО.

Также стоит передать хотя бы часть государственных приютов под управление социально ориентированных некоммерческих организаций. Зачастую они помогают лучше за меньшие деньги. Например, за год работы приюта «Теплый прием» в нем проживали 183 человека, и 102 из них удачно завершили программу реабилитации. У нас жил молодой парень-сирота Женя Акаев, который приехал в Москву из Кемеровской области учиться в МГТУ им. Баумана. Поступил, но не удержался: отчислили после первого семестра. Пытался найти работу и остаться в Москве до следующего поступления, но без регистрации его никто не брал. Так он оказался на улице, квартира в Кемеровской области ему положена только через восемь лет. В приюте, в домашней и спокойной обстановке, он смог подготовиться и поступить в МГУ им. Ломоносова. Сейчас учится на отлично. В государственный приют Женя бы даже не попал: очередь на поступление несколько месяцев.

Подход с привлечением НКО уже используют некоторые регионы. Так, в конце 2017 года тюменский государственный приют передали церковно-общественному центру «Милосердие». Благодаря этому расходы бюджета региона на проект сократились, количество мест в учреждении возросло с 70 до 120, дополнительно был открыт пункт обогрева. Но есть и неудачный опыт.

Чтобы побороть бродяжничество по всей стране, требуется единый системный подход. Для эффективного решения проблемы необходима федеральная программа по преодолению бездомности. И важно, что общественные организации готовы выступить, как эксперты, консультанты и помощники правительства при ее разработке.

Диакония.ru/Патриархия.ru

Материалы по теме

Митрополит Псковский Тихон: В России проходит самая тихая и успешная антиалкогольная кампания — цифры впечатляют! [Интервью]

Митрополит Волоколамский Иларион: Христианство не призывает к пассивности перед злом [Интервью]

Председатель Синодального отдела по делам молодежи принял участие в торжественной церемонии награждения победителей конкурса грантов мэра Москвы

Священники Ярославской епархии навестили пострадавших в аварии 14 сентября

В Храме Христа Спасителя прошло межведомственное совещание по подготовке приходских специалистов

Зачем нужен Всероссийский день трезвости [Статья]

В.Р. Легойда: «Алкоголь — это оружие, которое человек направляет против самого себя»

Церковно-общественный совет по биомедицинской этике принял ряд поправок к документу «О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия»