Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Епископ Кронштадтский Назарий: «Лучший подарок — возвращение Благовещенской церкви»

Епископ Кронштадтский Назарий: «Лучший подарок — возвращение Благовещенской церкви»
Версия для печати
7 декабря 2019 г. 14:44

Интервью наместника Свято-Троицкой Александро-Невской лавры епископа Кронштадтского Назария опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» (№ 12, 2019, PDF-версия).

— Ваше Преосвященство, когда Вы впервые услышали об Александре Невском?

— Думаю, не буду оригинален. Как и все представители моего поколения, узнал об этом человеке из фильма Сергея Эйзенштейна. Очень долгое время Александр Невский отождествлялся для меня с киногероем, блистательно сыгранным Николаем Черкасовым. Кстати, черкасовский персонаж до сих пор меня впечатляет. Считаю, до сих пор ни одна из других попыток изобразить Александра Невского средствами кинематографа даже рядом встать не может по убедительности и глубине образа.

В детстве я считал Александра Невского былинным персонажем, кем-то вроде одного из легендарных русских богатырей со знаменитого васнецовского полотна. Позднее, уже в школе, узнал, что это реальная историческая личность. Конечно, в то время о Священной истории мы и помышлять не могли. Я и по-славянски-то читать учился по шести разрозненным страничкам из Евангелия от Матфея с параллельно напечатанными текстами на русском и церковнославянском языках. Когда после школы поступил в Крымский сельскохозяйственный институт в Симферополе, на весь город там было лишь два открытых храма.

По-настоящему я впервые соприкоснулся с житиями святых, когда начал петь на клиросе в одном из киевских храмов. Церковный праздник — отличная возможность познакомиться с тем или иным святым, ведь ему поешь стихиры, тропарь и кондак! А когда поступил в Ленинградскую духовную семинарию, при любой возможности бегал в Троицкий собор лавры. И конечно, даже не мог предположить, что вернусь сюда наместником возрожденного монастыря.

— Как известно, мощи святого благоверного Александра Невского горели в пожаре во владимирском Рождественском монастыре. Были ли Вы свидетелем какого-то обследования? В каком состоянии мощи?

— При мне специальных обследований не было, но состояние мощей давно уже не тайна. Я впервые увидел мощи Александра Невского, когда уже в должности наместника брал от них частицу по Патриаршему благословению. Мощи представляют собой комплекс весьма разнородных фракций: сметки послепожарного пепла, остатки монашеской мантии, части собственно самих мощей, среди которых выделяются большие кости голени и предплечья, а также фрагменты ребер (один из которых мы передали в Храм Христа Спасителя), части черепа. Так что версия о полностью сгоревших в пожаре останках Александра Невского не имеет ничего общего с действительностью. Тем более что во Владимире мощи пребывали в каменном саркофаге, довольно устойчивом к внешнему воздействию пламени, что, кстати, подтверждается частично уцелевшей мантией.

После революции, когда мощи вскрывались, в серебряной раке обнаружили разной формы и величины подушечки и валики. Но их наличие опять-таки легко объяснимо: эти предметы помещались туда не для «обмана верующих», а просто для придания мощам формы тела, а также для естественного расположения их во внутренней геометрии раки. Когда серебряную раку изъяли, кипарисовый ларец поместили в соборный мощевик, а затем и сами мощи оказались в «плену» безбожной власти до 1989 года. Теперь в оба дня памяти святого благоверного Александра Невского — 12 сентября и 6 декабря — мы снимаем верхнюю крышку большого мощевика и достаем кипарисовый ларец, чтобы верующие могли приложиться к святыне.

— Как лавра готовится к юбилейным дням 2021 года?

— Главное для России торжество состоится здесь, в Санкт-Петербурге, и пройдет в день перенесения мощей, 12 сентября. Конечно, лучше и правильнее праздничную программу растянуть как во времени, так и в пространстве, чтобы она охватила максимальное число территорий и людей и не прошла «для галочки». Собственный подарок к грядущему празднику я уже преподнес: посвятил приближающемуся юбилею свой сборник обо всех существующих в мире храмах святого благоверного Александ­ра Невского, два тома в котором рассказывают о действующих церквах и еще один — об утраченных (кстати, эта работа удостоена премии XIV Международного конкурса издательских проектов «Просвещение через книгу»).

Логично будет, если общероссийское празднование юбилея начнется в Переславле-Залесском, где будущий святой родился, крестился и был «посажен» на княжение. Завершить же торжества лучше всего в день земной кончины Александра Невского в Городце и во Владимире. Такое распределение еще и поможет всем желающим посетить праздники в разных местах Отечества, связанных с памятью святого.

Собственно лаврская программа торжеств у нас готова, есть и наши предложения по петербургской общегородской программе. В беседе с Вами я впервые оглашаю идею, реализовать которую в юбилейный год, думаю, более чем уместно. Она касается видоизменения Елизаветинского крестного хода, ежегодно бывающего у нас 12 сентября. Как правило, по Невскому проспекту в его составе в направлении лавры идут тысячи верующих. Достигнув конечной точки, большинство из них расходятся по домам: площадь просто не вмещает такое количество людей. Поэтому через два года, думаю, лучше поступить наоборот: вместе со святыми мощами выйти из стен лавры, пронести их через весь город и по пути следования принимать людские потоки малых крестных ходов от Казанского и Исаакиевского соборов, Петропавловской крепости и т. д. На Дворцовой площади в этом случае состоялся бы праздничный молебен при участии первых лиц государства и города, который мог бы продолжиться грандиозным концертом. Места всем хватит! Тем более что, к счастью, в 2021 году 12 сентября выпадает на воскресенье, так что перекрытие улиц и площадей, надеюсь, доставит минимальный дискомфорт петербуржцам.

Есть у меня и личная идея, связанная с предстоящим праздником. Неплохо было бы устроить передвижную выставку икон одного святого, а именно Александра Невского, из фондов Русского музея, Московского Кремля, Центрального музея древнерусского искусства и культуры имени Андрея Рублева, Государственного исторического музея, Государственной Третьяковской галереи, Музея русской иконы и некоторых других. Ну и наконец, практически готова фотовыставка о храмах святого благоверного Александра Невского. Городские власти это начинание поддерживают, готовы предоставить площадки для экспозиции петербургские Союз фотохудожников и Исторический парк «Россия — моя история».

Чтобы не получить штукатуркой по голове

— Шесть с половиной лет назад, когда лавра готовилась к своему трехвековому юбилею, мы подробно рассказали (см.: ЖМП, 2013, № 4) о проходивших в ней ремонтно-восстановительных работах. Как известно, далеко не все из них тогда удалось закончить к летним праздникам. Все ли начатое тогда завершено к настоящему моменту?

— Да. Та программа финишировала. Но она носила противоаварийный характер: на наших памятниках фактически проводились углубленный косметический ремонт и самые неотложные работы. Осталось множество проблем в Троицком соборе, где налицо критическое состояние фрагментов декоративной лепнины. В Министерстве культуры я так и сказал: если все мы не хотим, чтобы первые лица государства, другие гости и прихожане попали под обвалившиеся куски — помогите профинансировать работы по реставрации памятника федерального значения, находящегося в государственной собственности!

На словах чиновники нас поддерживают, но времени-то мало: фактически остается единственный летний сезон. Сейчас мы продолжаем реставрационно-восстановительные мероприятия за счет собственных средств. Большая работа проведена по капитальному ремонту бывшего храма-усыпальницы Исидора Пелусиотского, куда сейчас переехал Духовно-просветительский центр. В планах — восстановление Свято-Духовского храма. Ведем активные работы в храме на первом этаже Феодоровской церкви, где под бетонной заливкой обнаружены три десятка захоронений грузинской знати с разбитыми и обезображенными надгробиями.

— Как бы Вы охарактеризовали нынешнее состояние лавры как монашеской общины?

— Всех паломников я всегда прошу молиться о монахах на Невском проспекте. В центре огромного мегаполиса они несут сложное послушание. Когда митрополит Владимир (Котляров) 23 года назад перевел меня сюда с Коневского монастыря на острове Коневец, тут было всего восемь насельников, которые занимали шесть келий-комнатушек. Служить начинали в Никольской кладбищенской церкви. Но фактически лавра как монастырь стала возрождаться с упразднения прихода Троицкого собора и передачи его под управление Духовного собора обители.

Сейчас лавре передан весь исторический монастырский ансамбль, за исключением Благовещенской церкви. В штате у нас 65 монашествующих. Десять из них, правда, окормляются у правящего архиерея Санкт-Петербургской епархии, так что непосредственно в моем распоряжении 55 насельников.

— Достаточно ли этого числа?

— Полностью устроило, если бы их стало двумя десятками больше. Тогда можно было бы обойтись исключительно собственными силами, без посторонней помощи (конечно, кроме специалистов, которых нет среди насельников). Нужны люди и в двух скитах, один из которых — дальний, Никольский — сейчас только формируется.

— Вы упомянули о сложностях для монаха, обусловленных территориальным расположением монастыря. Они общеизвестны. Но вли­яют ли они на текучесть монашеской общины?

— Я соблюдаю принцип свободы как первого и главного из богатств, дарованных Господом человеку. Новичков в кандалы не сажаю: походи, присмотрись, попробуй себя на разных послушаниях. Если решишься не уходить — конечно, с принятием пострига свобода твоя ограничится. Но, разумеется, совсем не исчезнет. Если кто находит себе другое место — насильно не держу! Например, недавно по обоюдному согласию расстались с одним иеромонахом, который много и плодотворно работает с молодежью и активно сотрудничает с телекомпанией «Союз». Он написал прошение о переходе в другую епархию в нашей митрополии, и я его удовлетворил.

Молитва без домовой книги

— Откуда приходят к вам послушники?

— К сожалению, исторически сложилось так, что еще с дореволюционных времен связи с местными духовными школами у нас не очень тесные, хотя мы и соседствуем на едином острове, омываемом водами Невы, Монастырки и Обводного канала. Мы своих насельников посылаем туда получать высшее образование, а вот обратного движения что-то не заметно. Приходят русские из разных регионов страны (причем Санкт-Петербург отнюдь не превалирует), граждане Украины, Белоруссии, Литвы, Эстонии. Главная проблема, ограничивающая экстенсивное развитие нашего монастыря — формальное (с точки зрения российского законодательства) отсутствие жилых помещений. Мы занимаем архитектурный ансамбль, отнесенный к памятникам федерального значения, поэтому получить постоянную регистрацию у нас невозможно. Хотя это, конечно, нонсенс. Бытовые условия тут не хуже, чем в доброй половине петербургских квартир, но домовую книгу нам не дают. Поэтому насельники исхитряются кто как может: получают постоянную регистрацию у родственников, знакомых, доброхотов из числа наших прихожан.

— А реально селить новичков есть куда?

— Пока да. Но основательно сдерживает обустройство новых келий наличие паломнических гостиниц в братских корпусах. Придут десять человек — свободного места не останется, еще десять — и придется думать над этой проблемой.

— Есть ли насельники, которые просятся в скит?

— Скорее, есть такие, которые, слава Богу, не против. Конечно, монаху в городе тяжело. Но человек ко всему привыкает, а вокруг каждого из священников со временем складывается мини-община прихожан. Вырывать такого насельника из монастыря, перебрасывая его на работы в скит, — значит наносить прямой ущерб духовной жизни.

— Сложился ли в лавре более-менее цельный приход?

— Мы городской монастырь, поэтому каких-то принципиальных особенностей у нашего прихода нет. Разве что остался костяк прихожан, составлявших общину Троицкого собора еще как приходского храма Санкт-Петербурга. Жаловаться грех: нашу лавру горожане любят! В надвратной церкви мы проводим венчания, в крипте Троицкого собора устроили крестильный храм с настоящим баптистерием. Людской поток к нам не оскудевает, хотя вместо 16 действовавших в Ленинграде церквей в Санкт-Петербурге открыто уже около четырех сотен православных храмов.

— Выше Вы упомянули о до сих пор не разрешившейся ситуации с передачей Благовещенской церкви. На протяжении этой истории позиция государства несколько раз кардинальным образом менялась. В чем дело? Кто против передачи первого лаврского храма Церкви?

— Против пользователь — Музей городской скульптуры. Это своеобразная копия фарса с передачей Исаакиевского собора, только в миниатюре. Пожалуй, даже более возмутительная: Благовещенская церковь входила в перечень памятников, подлежащих передаче Церкви в соответствии с Распоряжением Президента РФ от 23 апреля 1993 г. № 281-рп «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества». Теперь Музей городской скульптуры пытается представить дело так, будто во все времена это был только храм-усыпальница. Но, хотя здесь похоронен генералиссимус Суворов, многие другие знаменитые петербуржцы, Благовещенская церковь продолжала действовать даже после закрытия лавры как монастыря. Вплоть до января 1935 года здесь ежедневно совершалась Божественная литургия. Более того, там параллельно функционировали два прихода, немного конкурировавшие друг с другом, — один в нижнем храме, посвященном Благовещению Пресвятой Богородицы (это день рождения лавры), другой — в верхнем, престол в котором, к слову, посвящался святому благоверному князю Александру Невскому! Увы, приходится доказывать очевидные вещи...

Да, государство неоднократно меняло свою позицию. В год 300-летия лавры вице-губернатор Василий Кичеджи прилюдно заявил о скорой передаче храма. Но воз и ныне там. А ведь именно в эту церковь были внесены мощи святого благоверного Александра Невского, когда они прибыли в наш город. Им даже пришлось немного подождать в Шлиссельбурге, пока церковь готовили к тому знаменательному событию. Так что вернуть этот храм Церкви к важнейшему юбилею, к которому мы сообща сейчас готовимся — всего лишь честный долг государства и ничего более.

Дмитрий Анохин

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Как живет Зарубежная Церковь в Германии при пандемии коронавируса [Интервью]

Таиландская епархия оказывает помощь соотечественникам, из-за объявления карантина оказавшимся в трудной ситуации

Коневская икона Богородицы и мощи прп. Арсения Коневского принесены в Выборг

Патриаршее поздравление архиепископу Верейскому Амвросию с 15-летием архиерейской хиротонии [Патриарх : Приветствия и обращения]

По улицам Челябинска провезли чудотворную икону Пресвятой Богородицы

Митрополит Вологодский Игнатий совершил объезд Вологды с чтимыми святынями

Морскую акваторию столицы Дальнего Востока обошли с молитвой об избавлении от коронавирусной инфекции

Крестный ход по воздуху состоялся в Ярославской митрополии

Вышел в свет третий номер «Журнала Московской Патриархии» за 2020 год

Соборное дело: от Мурома до Мурманска. Как воздвигают главные храмы епархий [Статья]

Митрополит Мурманский Митрофан: Крайний Север — это место особых людей [Интервью]

Вышел в свет второй номер «Журнала Московской Патриархии» за 2020 год

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Как живет Зарубежная Церковь в Германии при пандемии коронавируса

Архиепископ Владикавказский Леонид: Войны в Южной Осетии и Югославии — трагедии одного ряда

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт. «Жить торжеством Победы Христовой»

Митрополит Волоколамский Иларион: Вопрос Украины не закрыт

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий: Автокефалия должна быть плодом единства Церкви, а не следствием ее разделения

Митрополит Волоколамский Иларион: «Амманский формат» консультаций будет продолжен

Интервью с авторским коллективом книги «Костромская духовная семинария. Историческая энциклопедия»

Игумения Серафима (Шевчик): «Монашество на Украине решительно настроено хранить единство со своей матерью — Русской Православной Церковью»

Надежда есть!

Белорусский экзархат — 30 лет истории