Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы молодых реставраторов и волонтеров, восстанавливающих храмы

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы молодых реставраторов и волонтеров, восстанавливающих храмы
Версия для печати
14 декабря 2019 г. 21:46

13 декабря 2019 года в Сергиевском зале кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с молодыми представителями профессионального сообщества реставраторов и волонтерами, задействованными в программах по спасению памятников церковной архитектуры Русской Православной Церкви. В ходе мероприятия Предстоятель Русской Православной Церкви ответил на вопросы участников встречи.

— Меня зовут Юрий, я приехал из Тюмени. Благодарим Вас за репортажи по телеканалу «Спас» о Русском Севере, благодаря которым я узнал о проекте «Общее дело» и в сентябре смог осуществить поездку. Скажите, пожалуйста, будут ли продолжаться репортажи на эту тему? На мой взгляд, люди из дальних регионов могут узнавать об этом проекте и с помощью телеканала «Спас».

— Вы имеете в виду телевизионные репортажи по каналам «Спас» и «Союз»? Очень бы это приветствовал, и я передам Ваше пожелание относительно репортажей о Севере, с тем чтобы реставрация храмов и вообще проблемы, связанные с сохранением культурных ценностей, получали должное освещение. Попрошу отца Леонида подготовить мое распоряжение руководству телеканала «Спас».

— Меня зовут Владислав, я из Санкт-Петербурга, где мы создаем филиал проекта «Общее дело». Я знаю, что в молодости Вы участвовали в геологических экспедициях. Скажите, пожалуйста, как, по Вашему мнению, экспедиция влияет на развитие личности, ее рост и становление?

— Очень непростой вопрос. В 15 лет я решил уйти из дома и пойти работать в геологическую экспедицию. Когда об этом узнали мои родители, папа воспринял происходящее как волю Божию, а мама всячески сопротивлялась, и первое, что она мне сказала: «Я очень боюсь, что ты попадешь в коллектив людей, которые будут оказывать на тебя плохое влияние». Я еще не представлял себе, что такое геологическая экспедиция, в голове была только романтика, и я подумал: а какое может быть плохое влияние? Но не знаю, чему бы я научился в первой же экспедиции, если бы не главный геолог партии, мудрая женщина, которая ко мне отнеслась как мать и никуда не отпускала. Можете себе представить: осень, идем по болоту, все мокрые, грязные, поздно вечером приходим в какую-то деревню. Кто-то пускает к себе на постой, кто-то нет, и первое, что делает мужская половина — ищет чем бы согреться. Конечно, для пятнадцатилетнего мальчика это было не самое лучшее окружение. Но что, несомненно, помогало мне справляться с этими вызовами, — ясное понимание того, кем я должен был стать. А я хотел стать священником и понимал, что это — определенный этап моей жизни, который нужно обратить во благо. Должен вам сказать, что такая установка мне очень помогла: в конце концов я познакомился с интеллигентными, хорошо образованными геологами, картографами (тогда я занимался картографией), которые меня многому научили.

Так что в любом окружении, даже в том, что несет в себе определенные культурные вызовы, можно находить нечто, что способствует становлению личности. Но я бы не стал особо идеализировать свою ситуацию. Думаю, и сравнивать нельзя с тем, чем занимается отец Алексий. В двух местах мне довелось посетить эту замечательную молодежь — вдохновенную, верующую, интеллигентную; и если бы меня попросили сравнить с тем, что было в моей молодости, я бы сказал, что это день и ночь. Но еще раз хочу сказать: если у человека есть внутренняя позиция, которой он дорожит и которую он готов отстаивать, то даже соприкосновение с очень сильным вызовом, культурным и религиозным, или, лучше сказать, антикультурным и антирелигиозным, можно обратить во благо.

У меня нет однозначной оценки моего личного опыта участия в экспедициях. По крайней мере надеюсь, что не сидел бы здесь с вами, если бы результат был плохой.

— Ваше Святейшество! Меня зовут Егор, я студент из Москвы. Нас часто спрашивают, зачем вы восстанавливаете часовни и храмы в заброшенных местах, там, где никого нет. Для себя я ответил на этот вопрос, но как бы Вы посоветовали на него отвечать?

— Вы знаете, так могут говорить люди, которые просто не понимают, о чем говорят. Здесь уже говорилось, какие памятники помогают современному человеку понять историю архитектуры, историю всей нашей культуры. В первую очередь это культовые сооружения, они словно вехи эпохи. Конечно, человек далекий от культуры может быть к ним невосприимчив. Но задача заключается в том, чтобы и в школе, и, может быть, посредством телевидения помочь людям разобраться в этих темах. Это ведь не просто осколки прошлого, не просто руины — памятники несут в себе определенный стиль, гармонию и красоту. Это словно окна, через которые можно заглянуть в прошлое. А что еще у нас осталось? Каменная архитектура довольно позднего времени, потому что города в основном были деревянные и часто горели. В швейцарской деревне, особенно на востоке страны, где-нибудь в кантоне Граубюнден, легко увидеть традиционный дом с табличкой «XV век». И это жилой дом! Нижняя часть — каменная, верхняя — деревянная. По таким строениям действительно можно изучать историю европейской архитектуры. Нам же от прошлого мало что досталось, значительная часть нашей истории была связана с деревянным зодчеством, которое сохранилось лишь в малой степени. Поэтому то, что сохранилось, представляет собой несомненную ценность, вне зависимости от того, можно ли конкретный памятник назвать шедевром. В любом случае он представляет ценность историческую, культурную, религиозную, напоминая нашему народу о том, что в каждой селе был храм.

Летишь над Московской областью — огромное количество храмов, поистине святая земля! Однако большинство из них полуразрушены. Думаю, восстановление храмов, в том числе в дальнем Подмосковье, может способствовать возрождению деревень. Доводилось видеть такую картину: храм восстанавливается, вокруг ни одного дома, но уже какие-то люди сгружают стройматериалы с грузовичка, и складывается впечатление, что хотят строиться. Ведь места вокруг — невероятной красоты, а присутствие храма притягивает людей, по крайней мере чтобы построить дачу и проводить на ней лето. Так что наши храмы, даже руинированные, имеют очень большое значение; но оно будет еще больше, если мы сумеем их отреставрировать.

— Спасибо.

— Здравствуйте. Я магистрант 2-го года обучения кафедры храмового зодчества МАРХИ. Мой вопрос касается архитектуры храмов отдаленных регионов Арктики: должны ли они представлять собой что-то особенное или должны напоминать храмы Русского Севера?

— Если Вы имели возможность наблюдать за моими перемещениями по стране, то, наверное, обратили внимание на то, что я делаю акцент на Дальнем Востоке, Сибири, Севере. И это совершенно не случайно, потому что нигде каток атеистических гонений не прокатился так страшно, как по самым хрупким, в плане сохранения культурной и духовной традиции, территориям России. Мне удалось побывать в устьях всех великих рек, вдоль российского побережья от Сахалина до Мурманска, во всех портовых городах и населенных пунктах, и я благодарю Бога, что за последнее время в значительной части этих населенных пунктов стали появляться храмы. Но скажу Вам откровенно: не всегда удается задуматься о стиле. Люди строят в соответствии с возможностями, поскольку прежде всего храм нужен как храм. Вспоминаю встречу в Тикси с нашими верующими людьми. Храм очень неплохой, но до шедевров Севера ему далеко. Может быть, на следующем этапе удастся приступить к реализации того, о чем Вы говорите, и вырабатывать некий стиль. Но на данном этапе, когда денег мало, людей мало, всего не хватает, нужно строить то, что возможно. Впрочем, учитывая, что у нас появились специалисты на общецерковном уровне, мы бы смогли оказать поддержку местным энтузиастам в возведении храмов, которые бы соответствовали северной архитектурной традиции.

— Спасибо.

— Добрый день, Ваше Святейшество. Меня зовут Александра, я архитектор Центра классической традиционной архитектуры МАРХИ. У меня следующий вопрос: какую роль, по Вашему мнению, должны играть традиции в творчестве современного архитектора при проектировании православных храмов? Спасибо.

— Очень важный вопрос, поскольку сейчас появилась тенденция экспериментировать при разработке архитектурного облика храмов, как в экстерьере, так и в интерьере. Вообще, Православие — это традиционная религия в том смысле, что она сохраняет ценности прошлого. Это не значит, что Церковь нечувствительна к современности, но потеря способности охранять ценности прошлого грозит колоссальными опасностями для Церкви и общества. Нам иногда говорят: «Как вы нечувствительны к восприятию новых тем». Вы, наверное, слышали, какие упреки бросаются в адрес Церкви: «вы несовременные», «вы нечувствительные», «вы не понимаете». На это мы отвечаем: «У нас несколько иной взгляд. Для нас современность — это часть исторического процесса. А если вы отрываете современность от прошлого, то это очень опасно, потому что тем самым происходит ценностный разрыв. Собственно говоря, в чем заключалась катастрофа революции? В том, что революционеры добились искусственного разрыва между прошлым и настоящим. Предание как поток идей, мыслей, несущий в себе ценности прошлого и актуализирующий эти ценности в современном контексте, — вот что такое традиционализм. Без этого жить невозможно. Но почему революционеры отказывались от традиции? И откуда современная тенденция пренебрегать традицией? Дело в том, что традиция обязывает; традиционные ценности, которые вошли в плоть и кровь народа, имеют нормативное значение. В частности, нравственность, основанная на евангельских принципах, имеет реальные проявления в личной и общественной жизни. Мы говорим, что этими ценностями нельзя жонглировать, ими нельзя пренебрегать, потому что мы тогда потеряем свою культурную идентичность, мы потеряем связь с нашими предыдущими поколениями. В одной из бесед я привел простой пример: «Наверное, есть люди, которых не устраивает церковная архитектура, и они бы хотели вместо храмов видеть какие-нибудь современные здания, супермаркеты, еще что-то. Так вот, можно ли допустить снос церковных зданий в угоду интересам и потребностям современного человека? Конечно, нет!» Вот так же и в системе нравственных ценностей. Нам говорят: «Нужно от этого отказаться, это несовременно». А мы говорим: «Не надо отказываться, потому что это часть традиции, сформировавшей наш национальный облик».

Соединить современные вызовы с системой традиционных ценностей — это и есть задача Церкви. Мы не можем отказаться от ценностей, но мы должны быть чувствительны к вызовам современности, в частности к тому, чем живет молодежь. И мы должны уметь актуализировать ценностные традиции для того, чтобы они жили в сознании людей, а не отвергались как ненужные экспонаты из прошлого.

— Спасибо большое.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Материалы по теме

В Москве на трех площадках открылась выставка «Красота Божьего мира. Великая Победа: наследие и наследники»

В Москве пройдет конференция «Перспективы и возможности развития Всецерковного православного молодежного движения»

Иностранные студенты совершают паломничество в освященный Святейшим Патриархом Кириллом храм мученицы Татианы в Когалыме

Председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации представил книгу «Великая Победа: наследие и наследники»

Президент Татарстана и архиереи Татарстанской митрополии посетили возрождаемый собор Казанской иконы Божией Матери на месте обретения чудотворного образа

Состоялось заседание Организационного комитета по подготовке и проведению празднования 500-летия основания Новодевичьего монастыря

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы молодых реставраторов и волонтеров, восстанавливающих храмы [Патриарх : Приветствия и обращения]

Предстоятель Русской Церкви встретился с молодыми реставраторами и волонтерами, восстанавливающими храмы

Рождественское интервью Святейшего Патриарха Кирилла телеканалу «Россия» [Патриарх : Интервью]

7 января на телеканале «Россия 1» выйдет Рождественское интервью Святейшего Патриарха Кирилла

Предстоятель Русской Церкви посетил прием в честь участников II Бакинского саммита религиозных лидеров мира

Другие статьи

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелю Грузинской Православной Церкви с днем памяти святой равноапостольной Нины

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Блаженнейшему Митрополиту всей Америки и Канады Тихону с годовщиной интронизации

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелю Польской Православной Церкви по случаю дня тезоименитства

Поздравления Предстоятеля Русской Православной Церкви министрам новосформированного Правительства Российской Федерации

Поздравления Святейшего Патриарха Кирилла новоназначенным заместителям председателя Правительства Российской Федерации

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Ю.Я. Чайке с назначением на должность полномочного представителя Президента РФ в СКФО

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла И.В. Краснову с назначением на должность генерального прокурора Российской Федерации

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелю Сербской Православной Церкви с годовщиной интронизации

Поздравление Святейшего Патриарха Кирилла первому заместителю генерального директора иформационного агентства «ТАСС» М.С. Гусману с 70-летием со дня рождения