Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

«Мы пытаемся создать своего рода церковно-китайский язык»

«Мы пытаемся создать своего рода церковно-китайский язык»
Версия для печати
28 декабря 2020 г. 14:38

Работа над переводом Священного Писания на китайский язык ведется силами прихода Русской Православной Церкви на Тайване. За восемь лет подготовлен перевод Евангелия от Марка, готовится Евангелие от Матфея. В ходе работы переводчики разработали базовый словник библейской и богословской терминологии, и, можно сказать, работают над формированием церковно-китайского языка.

Настоятель подворья на Тайване иерей Кирилл Шкарбуль, курирующий этот проект, рассказал «Русскому миру» о том, что надеется: этот перевод сможет передать Слово Божие без искажений и не будет пересказом, каким являются другие переводы Библии на китайский язык.

— Расскажите о своем первом тексте, переведенном на китайский язык.

— Шестнадцать лет назад, когда я начал учиться китайскому языку, у меня сразу возникло желание собрать все имеющиеся китайские переводы Священного Писания, включая переводы нашей Православной духовной миссии в Китае. Переводов довольно много — православные, католические, протестантские, и я начал их собирать. В то время я не был специалистом в этой области, и у меня была мысль на основании имеющихся переводов сделать нечто общее, взяв лучшее из каждого перевода. Позднее я понял, насколько наивными были эти мысли. Когда я взялся за это дело, все оказалось намного сложнее.

Отвечая на ваш вопрос о своем первом переводе… Были переводы книг и небольших текстов, но первой серьезной работой стал перевод Евангелия от Марка. Эта работа заняла около восьми лет, из которых два года наш небольшой переводческий коллектив занимался переводом в ежедневном режиме. Евангелие от Марка мы завершили, а перевод Евангелия от Матфея готов приблизительно наполовину. Даст Бог, работа будет продолжена.

— Евангелие от Марка уже издано?

— К сожалению, пока нет. Хотя для выпуска все готово, есть благословение владыки митрополита Илариона и предисловие, написанное им и уже переведенное на китайский. Но издание — трудоемкая работа, и пока сил и времени на это не хватает. Я провожу службу в четырех городах по всему острову, плюс дополнительные миссии. Сначала были Филиппины, потом Восточный Тимор, потом Папуа — Новая Гвинея. Одному человеку тянуть все это крайне сложно.

— По объему Библия на китайском языке будет толще или тоньше русскоязычной?

— Получается, что тоньше. Один иероглиф приблизительно соответствуют трем-четырем русским буквам. Китайский — более емкий язык. «Милосердие» — 10 букв, а на китайском «жень-цы» — всего два иероглифа. Пятьдесят страниц на русском языке разместятся на 20-30 страницах китайского текста.

— В книжных магазинах Тайбэя сейчас можно приобрести Библию на китайском языке?

— Можно, но это будет не православная Библия. Повторюсь, все переводы Библии на китайский язык неудовлетворительны. Мои представления о том, что можно взять разные переводы и совместить их, оказались несостоятельными, потому что все они очень далеки от оригинала. В них теряется духовная сила, заложенная в Священном Писании, в Слове Божием. Эти переводы — достаточно легкое чтение, пересказ и перифраз Библии. Из описания читатель понимает, что произошло, кто куда пошел и что кому примерно сказал, но не более. Это пособия, учебники, но не само Священное Писание. Перевод, над которым мы работаем, должен позволить нам сказать (пусть и с некоторыми оговорками), что это и есть Слово Божие, только облеченное в китайский язык.

— Какую пользу работа над переводом принесла вам как священнику, изучающему Библию?

— Польза огромная. Здесь развитие идет в двух направлениях — во-первых, происходит более глубокое изучение самого Евангелия, потому что нужно глубоко погружаться в текст, не только в греческий, но даже в арамейский. Доискиваться глубины смысла слов, над которыми раньше сильно не задумывался. Помогла учеба на библейском отделении в Московской духовной академии, по образованию и научным интересам я в первую очередь библеист.

Во-вторых, эта работа была очень полезной в изучении китайского языка, его особенностей и нюансов. В ходе этих занятий члены нашей команды, включая профессиональных лингвистов-носителей китайского языка, каждый день открывали для себя много нового в своем же родном языке. Удалось разработать библейскую терминологию, потому что многие понятия до наших дней не были разработаны на китайском языке.

Варианты самых базовых понятий, предложенные ранее католиками и протестантами, ошибочны. Например, понятие «благословить». Его на китайском языке не было, оно заменялось другими словами, которые имели другой смысл. А в Библии очень важно передавать истинный смысл без искажений. Нужно было разработать особую лексику и фразеологию. Библейская терминология является фундаментальной — далее она используется и в богословии, и в богослужении, и в любых православных текстах.

— Какой китайский эквивалент слову «благословить» вы нашли?

— Из-за того, что китайский язык состоит из иероглифов, которым пять тысяч лет, нельзя просто взять слово из другого языка и адаптировать его. Допустим, в русском языке не было слова «президент», его взяли и адаптировали из другого языка, и появилось новое слово. А в китайском языке новое слово нужно придумать из иероглифов. Нужно подобрать такие иероглифы, которые в комбинации передадут нужный смысл.

Китайский язык в каком-то смысле неудобен, потому что не такой гибкий, включая жесткую грамматическую конструкцию. И риторику греческого языка, гибкого и с оттенками, на китайском передать очень сложно. С другой стороны, китайский язык позволяет создавать новые слова, которые китаец начинает интуитивно понимать. Мы создаем новое слово, которого не было, тем не менее оно уже понятно китайцу. Вот такой интересный феномен. И со словом «благословить» было именно так — мы ввели в использование новое слово.

— С какими еще словами из церковнославянского словаря возникли сложности?

— Таких было очень много. Например, «бодрствуйте». В китайском языке нет такого слова. Есть фраза «оставайтесь пробужденными», «проснитесь» и проч. Слово «бодрствуйте» можно было передать длинной фразой, но хотелось найти одного слово, которое можно использовать и в повелительном наклонении. И когда мы его придумали и предложили, оно было принято носителями языка и очень хорошо легко в язык.

— Текст Библии на русском языке — величественный, нарочито нездешний, уводящий из повседневной жизни с ее светским, простонародным языком. Закладывали ли вы в китайский язык эту особенность Священного Писания?

— Это та проблема, с которой сталкивается любой переводчик на китайский язык, особенно переводчик священных текстов. С ней сталкивалась и наша духовная миссия в Китае еще 160 лет назад. Мы выработали подход, который некоторые критикуют, но мы нашли его наиболее верным. Подход заключается в том, что мы начали создавать или пытаемся создать своего рода церковно-китайский язык.

В древности был создан церковнославянский язык, который отличался от повседневного славянского языка и был необходим для лучшей передачи греческого оригинала Священного Писания. Так и здесь. Есть мнение, что китайских языков несколько — классический, полуклассический, базарно-вокзальный и так далее. Мы же исходили из того, что все это проявления одного языка, и наша задача — взять «душу», или «суть», этого языка.

Используя некоторые элементы классического китайского языка для того, чтобы точнее передать смысл и быть ближе к оригиналу, мы украсили слог, сделав его выше обычной китайской речи. Этим мы убили двух зайцев — текст стал более чистым от каких-то лингвистических примесей и сделался красивее и богаче слогом, более благородным.

Вместе с тем этот текст не таков, что можно открыть и легко, взахлеб, поперек страницы прочитать как книгу или газету. Тут читателю нужно останавливаться на каждом предложении, подумать, сначала понять буквальный смысл. Это трудоемкая работа, но она позволяет читающему не спешить и вдумываться в текст, что очень важно по отношению к Священному Писанию. Современный человек вечно спешит, читает по диагонали, но в данном случае потребуется иное отношение. Первое прочтение будет трудным и медленным, но при втором-третьем прочтении текст будет становиться понятнее и ближе, и человек сможет ощутить всю силу Слова Божия, которая заложена здесь. Со временем каждая фраза станет родной и будет крепко держаться в памяти и сердце человека как истинное семя, приносящее плод.

— Можно ли назвать ваш перевод художественным?

— Нет. Наш перевод более «кроткий» или, говоря иначе, более осторожный. Самая идеальная Библия на китайском языке была бы в том случае, если бы апостол, допустим Марк, сам изучил китайский язык и пересказал на нем все, что содержится Евангелии. Он бы имел право на авторский перевод. Мы же такого права не имеем и обязаны с максимальной точностью передавать священный текст, не только его смысл, но и «букву» (т.е. особенности риторики, семантики, времена глаголов и прочие нюансы), насколько это физически возможно.

В этом особенность нашего перевода — мы отталкиваемся от оригинала, а не от китайского языка. А другие переводы отталкивались от особенностей китайского языка и стремились к тому, чтобы для читателей фразы были знакомыми, и привычные обороты давали максимальную «гладкость» повествования.

— Русская художественная литература, затрагивающая богословские вопросы, известна в Китае и на Тайване? Прежде всего произведения Достоевского, Льва Толстова, Лескова и других.

— Она лучше известна в Китае, даже массовому читателю. Многие читают русских классиков. На Тайване мало читают даже своих писателей, не говоря об иностранных. Вероятно, это влияние образовательных и социальных реформ, настроенных на глобализацию и западный постмодерн.

— Есть ли у вас корпус православных текстов, которые вы хотели бы перевести на китайский язык?

— Такого корпуса пока не составлено, и в данном случае мы отталкиваемся от того, что мы можем. Сейчас я работаю над переводом Охридского пролога Святителя Николая Сербского, поскольку он еще не переведен полностью на китайский язык и не издан. Это очень важный текст для ежедневного духовного чтения. Жития святых важны для миссионерской деятельности, и подобных текстов с наглядными примерами из жизни святых в китайском переводе почти нет.

Беседовал Сергей Виноградов

«Русский мир»/Патриархия.ru

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Когда мы кому-то оказываем помощь, мы оказываем помощь Самому Богу

Митрополит Волоколамский Иларион рассказал о том, как Русская Православная Церковь будет праздновать Рождество во время пандемии

Митрополит Волоколамский Иларион: Мы все очень нуждаемся в Боге

А.А. Кострюков: «Заслуги Зарубежной Церкви по достоинству оценят лишь наши потомки»

Митрополит Волоколамский Иларион: Изгнание первых людей из рая не было «высшей мерой наказания»

В.И. Ресин: Никакая беда не помешает реализовать «Программу-200»

Интервью митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия подмосковным СМИ

Митрополит Волоколамский Иларион: Православной Церкви доверяет абсолютное большинство жителей России

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь в России живет по общим для всех законам