Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Митрополит Волоколамский Иларион: Общими усилиями мы сумеем преодолеть пандемию

Митрополит Волоколамский Иларион: Общими усилиями мы сумеем преодолеть пандемию
Версия для печати
9 июля 2021 г. 17:54

Отвечая на вопросы корреспондента телекомпании RT, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион поделился своими суждениями по таким болезненным для общества проблемам, как продолжающаяся пандемия и информационная кампания против вакцинации от коронавируса.

— Владыка Иларион, Ваш инстаграм-аккаунт все еще заблокирован. Что Вы можете сказать по этому поводу?

— Я думаю, что аккаунт был заблокирован, потому что какая-то группа людей завалила руководство социальной сети «Instagram» жалобами. Я предполагаю, что это были противники вакцинации, так называемые антипрививочники, которые сейчас очень агрессивны. Они пытаются меня атаковать по многим направлениям, например, присылают полные агрессии вопросы в передачу «Церковь и мир», которую я веду уже 12 лет на телеканале «Россия 24». Поэтому у меня нет сомнений в том, что и нынешняя атака исходит от них. А вот почему руководство Instagram не реагирует должным образом на эту атаку, пока непонятно.

Мы сначала получили от Instagram вполне стандартное уведомление на английском языке. В нем говорилось, что аккаунт заблокирован и это может быть связано с такими-то и такими-то причинами, причем перечисление включало и указание на то, что мы якобы не реагируем на какие-то предупреждения. Вот только никаких предупреждений никто нам не присылал.

А сегодня мы получили от Instagram требование, чтобы я туда прислал фото своего паспорта. Я это сделал — пока никаких ответных действий нет.

— Вы говорили, что аккаунт заблокировали из-за жалоб «антипрививочников». Почему они так хотят, чтобы Вас заблокировали?

— Я предполагаю, что именно они отправили эти жалобы, потому что вижу: сейчас единственная столь агрессивно настроенная группа — это именно «антипрививочники». А вот почему они настолько агрессивны, почему так слаженно действуют, — это вопрос, который, пожалуй, стоило бы хорошенько исследовать.

Мне вообще думается, что как вирус пришел в Россию из-за рубежа, так и кампания против вакцинации тоже оркестрована из-за рубежа. Я уже неоднократно высказывал мнение, в том числе в своей передаче, что вирус — это некое биологическое оружие. Может быть, оно появилось естественным путем, может быть, была утечка из какой-то лаборатории, а может быть, все это было сознательно сделано для того, чтобы обрушить мировую экономику. Есть ли такая вероятность, пусть нам скажут эксперты.

Тем не менее, очевидно, что вирус пришел к нам из-за рубежа, то есть это зарубежный продукт. А вакцина, которую изобрели российские биологи, — это наш отечественный продукт, наш ответ на вызов, который был нам брошен. Вакцина создана для того, чтобы защитить людей. Можно предположить, что те же самые силы, которые вбросили к нам вирус, заинтересованы в том, чтобы пандемия у нас длилась как можно дольше, чтобы людей умерло как можно больше, и именно поэтому они очень активно ведут антипрививочную кампанию.

Обратите внимание: люди, которые выступают за прививки, пользуются российскими средствами массовой информации, телевидением, их взгляды отражены в российских новостных агентствах. А вся антипрививочная кампания ведется на просторах Интернета, который контролируется не нами. Не блокируют никого из тех, кто высказывает самые нелепые, самые фантасмагорические теории, касающиеся вакцинации, начиная от того, что якобы женщины, которые привьются, потом не смогут забеременеть, и кончая утверждениями, будто длительность жизни привившихся людей будет на несколько десятилетий меньше, чем тех, кто не вакцинирован. Этот и подобный вздор сейчас циркулирует в сети Интернет, и многие ему, к сожалению, верят. А есть люди, которые сознательно или бессознательно участвуют в антипрививочной кампании (те, кто ведет себя так агрессивно, конечно, участвуют в ней сознательно). Должно быть, не все вовлеченные в эту кампанию сознают, что дирижеры антипрививочной кампании находятся не у нас в России, а за рубежом.

— Немалое число людей в России и в мире относят себя к «антипрививочникам», даже несмотря на пандемию. Многие из них верят в различные конспирологические теории и прикрываются религией. Как Вы думаете, почему так происходит?

— Мне очень жалко таких людей. Я призываю своих прихожан не рыться в том информационном мусоре, которого сейчас очень много на просторах Интернета. Есть вполне достоверные сведения, которые предлагают наши врачи, есть очевидные факты, против которых, по-моему, невозможно возразить.

Вот некоторые люди говорят, мол, есть риск, что после прививки человек умрет, но мы не слышали о случаях, когда бы кто-то привился какой-либо из российских вакцин и от этого скончался, однако ежедневно в России умирают сотни людей от коронавируса. Число умерших от него в стране превысило уже 140 тысяч человек.

А есть еще и те, чья кончина последовала из-за последствий перенесенного заболевания. В Москве был замечательный священник протоиерей Димитрий Смирнов. После того, как отец Димитрий переболел коронавирусом, его парализовало. В разговоре со мной по телефону он рассказал, что совершенно беспомощен. Несколько месяцев спустя отец Димитрий умер. Ясно, что его кончина последовала из-за последствий болезни, но он не входит в число тех 140 тысяч, который официально умерли от коронавируса.

Число жертв этого заболевания огромно: если говорить обо всем мире, количество умерших коронавируса уже перевалило за четыре миллиона. Так сколько же еще нужно жертв для того, чтобы убедить «антипрививочников» если не вакцинироваться самим, то, по крайней мере, не соблазнять своими словами других людей — 500 тысяч жертв среди жителей России, миллион? А во всем мире, может быть, десять миллионов или миллиард?

Люди должны сохранять здравость суждений. Есть цифры, есть факты, и противоречащая им демагогия должна, мне кажется, игнорироваться.

— Недавно Вы заявляли, что те, кто не прививается, будут всю жизнь отмаливать этот грех. Это заявление спровоцировало бурную реакцию и немало интерпретаций. Можете подробнее рассказать, что Вы имели ввиду?

— Есть то, что я говорю, а есть то, что из моих высказываний выхватывается средствами массовой информации и к чему привешивается какой-нибудь заголовок. И на него потом люди реагируют.

В своей передаче я рассказал о человеке, который пришел к нам в храм и сообщил о том, что был «антипрививочником», а потому, когда престарелая мать просила организовать ей вакцинацию, он ей отказал. В результате пожилая женщина умерла от коронавируса, а впоследствии от той же болезни скончалась соседка, которая за ней ухаживала. Сам этот человек тоже заразился и заболел, но выжил. И вот теперь, придя в храм, он спрашивает: как же мне с этим жить? Человек осознал свою вину, понял, что стал невольным убийцей собственной матери. В передаче я сказал, что такие люди будут замаливать свой грех всю оставшуюся жизнь. Я сам видел таких людей, и их сейчас немало.

Мне говорят: почему Вы так активно призываете вакцинироваться? Вы ведь не имеете медицинского образования. А не надо быть медиком для того, чтобы видеть, что происходит вокруг, в каких страшных мучениях умирают люди, больные коронавирусом. Они просто задыхаются. Это кошмарная смерть. Такие пациенты даже не могут проститься со своими близкими — к ним не допускают родственников. Все это видят врачи, видим мы, священники. По сравнению с тем, что происходит, антипрививочная риторика мне кажется просто нелепой и даже кощунственной. И поэтому я не стесняюсь говорить и своих передачах, и в других публичных выступлениях: Бог послал нам сейчас возможность избавиться от пандемии коронавируса, так давайте воспользуемся этой возможностью.

Меня часто спрашивают прихожане: ну когда же это все закончится? Когда пандемия началась, мы не знали, когда ей придет конец, потому что у нас не было «противоядия». Сейчас оно у нас есть — имеются три отечественные вакцины. Если вам не нравится одна, воспользуйтесь другой.

Кто-то заявляет, что при создании вакцины «Спутник V» был якобы задействован биоматериал абортированного младенца — на это уже ответили специалисты из Института имени Гамалеи. Но пусть даже вам не нравится «Спутник V», у нас есть две другие прививки. Пожалуйста, прививайтесь. Давайте уже остановим эту вакханалию вокруг вакцинации. Давайте оглянемся и посмотрим, что вокруг нас происходит.

Вот кто-то говорит: а я чувствую себя здоровым, мне не страшен ковид. Пусть он тебе не страшен, так подумай о других: ты можешь не только сам заразиться, но и стать переносчиком этой заразы. Допустим, ты сможешь перенести эту болезнь или вообще переболеешь бессимптомно, а твоя мать, твоя бабушка, твой дедушка, кто-то из твоих близких заразятся от тебя коронавирусом и умрут. Тебе не стыдно будет потом жить на этом свете?

Вот что я имел в виду, когда сказал, что те, кто не привился или отказал другим в возможности вакцинироваться и поэтому стал причиной чьей-то смерти, будут всю свою оставшуюся жизнь замаливать страшный грех невольного убийства.

— Некоторые люди думают, что вакцинация противоречит личной свободе, которая превалирует над ответственностью перед обществом. Государство ставит ответственность выше. Что думает Церковь?

— Выскажу свое мнение. Думаю, когда идет речь о личных свободах в принципе, мы должны их всячески защищать. При этом когда речь о выживании целого народа, когда люди массово гибнут от вируса, мне кажется, необходимо мобилизовать всю страну для того, чтобы победить болезнь, не церемонясь особенно с теми, кто по каким-то своим глупым или нелепым причинам высказывается против вакцинации.

В России вакцинация является добровольной, это позиция нашего государства. В то же время государство стимулирует вакцинацию самыми разными способами.

Для некоторых категорий работников прививки стали обязательными. Почему было принято такое решение? Потому что есть те, кто работает с населением, через них проходят люди, и нужно этих людей обезопасить. Я думаю, что это очень правильный, трезвый подход.

Вакцинация не стала общеобязательной, ведь есть люди, которые по причинам медицинского характера не имеют возможности привиться. Но мне кажется, что все, кто может вакцинироваться, должны сейчас это сделать — если не ради себя, то ради других.

— Как Церковь помогает в борьбе с пандемией?

— Мы отреагировали на нее в соответствии с предписаниями государственных органов и санитарных служб. Пандемия началась в тот момент, когда мы готовились к празднику Пасхи, а дни от Вербного воскресенья до Светлой седмицы характерны тем, что в этот период люди идут в храм сплошным потоком. По указанию Патриарха в храмах продолжали совершаться богослужения, но доступ для прихожан был ограничен, а где-то и вообще закрыт. При этом из многих приходов были организованы прямые интернет-трансляции. На Пасху люди молились дома — это было, наверное, впервые в истории нашей Церкви. Мы пошли на столь беспрецедентные меры для того, чтобы сохранить жизни людей.

Потом число заразившихся начало спадать, со временем были изобретены вакцины, началась вакцинация, и сейчас храмы открыты. При этом сохраняет свое действие инструкция, которую Патриарх и Священный Синод опубликовали в самом начале пандемии, а недавно Предстоятель Русской Православной Церкви особо напомнил о необходимости усилить противоэпидемические меры.

О каких мерах идет речь? Во-первых, соблюдение в храме социальной дистанции, обязательное ношение масок пришедшими на богослужение, дезинфекция ложечки для причастия после каждого причастника, временный отказ от некоторых традиционных для православного богослужения способов выражения богопочитания и почитания святых — например, от целования икон. А в случае, если происходит целование иконы, работник храма обязан после каждого, кто приложился к образу, протирать поверхность спиртом (конечно, в таком случае икона должна быть в стеклянном киоте). Есть целый ряд ограничительных мер, которые мы стараемся соблюдать.

К сожалению, не все священнослужители прислушиваются к голосу Патриарха. Некоторые игнорируют то, что говорит Священноначалие, а кое-кто, вольно или невольно, сознательно или нет, примыкает к «антипрививочникам», которые сегодня ведут активную и агрессивную кампанию против вакцинации. Но я думаю, что все-таки большинство архиереев и священников, основная часть нашего церковного народа понимают, что противоэпидемические меры соблюдать надо.

Я хотел бы выразить надежду на то, что общими усилиями мы сумеем как можно скорее преодолеть эту пандемию. Я верю в силу Божию и милость Его. Но также хотелось бы верить и в то, что мы все будем поступать разумно, проявлять ответственность по отношению друг ко другу, заботиться об окружающих, что все, кто может вакцинироваться, сделают прививку. Чем быстрее это произойдет, тем быстрее пандемия для нас закончится.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Версия: английская

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Нездоровый ажиотаж вокруг темы доходов Церкви чаще всего связан с антицерковными спекуляциями

Митрополит Волоколамский Иларион: В Александре Невском государственная мудрость сочеталась с личной святостью

Митрополит Волоколамский Иларион: Константинополь посягает на чужую собственность

Митрополит Волоколамский Иларион: Преподавание теологии в России развивается очень динамично

Епископ Барышевский Виктор: Визит Константинопольского Патриарха в Украину принесет страдания миллионам православных украинцев

Митрополит Волоколамский Иларион: Объединение невозможно, если одна из сторон считает другую «еретической»

Митрополит Волоколамский Иларион: В Церкви есть место для каждого человека с его талантами и дарованиями

Последнее интервью архимандрита Мефодия (Петрова)

Митрополит Волоколамский Иларион: На Западе наблюдается диктат меньшинств над традиционным большинством

Архиепископ Владикавказский и Аланский Леонид: «Время быть едиными»