Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Итоги абитуриентской кампании в духовных учебных заведениях в 2021 году: миф о резком падении количества поступающих не подтверждается реальными цифрами

Итоги абитуриентской кампании в духовных учебных заведениях в 2021 году: миф о резком падении количества поступающих не подтверждается реальными цифрами
Версия для печати
26 октября 2021 г. 16:24

Прошли первые два месяца учебного года, когда происходит притирка к учебному процессу как со стороны ректората и профессорско-преподавательской корпорации, так и со стороны студентов. Кроме того, еще в первое время в большей степени возможны перемещения студентов из вуза в вуз, ведь кто-то поступает, а к середине октября понимает, что ему интересны совсем другие предметы и специальности. А иногда возникает желание больше работать, чем сидеть за партой.

Учебный комитет Русской Православной Церкви проанализировал итоги абитуриентской кампании 2021 года. Выявлено, что в последние пять лет наблюдается некоторая стабильность в количестве обучающихся в духовных учебных заведениях Московского Патриархата. Председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерей Максим Козлов рассказал о том, что сегодня актуально в сфере организации духовного образования и о чем говорят цифры.

— В течение последних трех лет наблюдается стабильность приемной кампании в духовные учебные заведения. Значит ли это, что мы достигли предела по набору абитуриентов на данном этапе и в обществе доля церковных людей закрепилась на одном уровне, который вряд ли изменится в ближайшие годы?

— Действительно, если мы сравним количество поступивших на уровень бакалавриата, а также на регентские и иконописные отделения, то мы увидим за последние три-четыре учебных года ситуацию в целом стабильную.

На подготовительное отделение поступили:

  • в 2018/2019 учебном году 589 человек (342 на очное отделение, 247 — на заочное);
  • в 2019/2020 учебном году 677 человек (384 на очное отделение, 294 — на заочное);
  • в 2020/2021 учебном году 464 человека (260 на очное отделение, 204 — на заочное);
  • в 2021/2022 учебном году 447 человек (284 на очное отделение, 183 — на заочное).

На бакалавриате обучались:

  • в 2018/2019 учебном году 4 964 человека (1 709 на очном отделении, 3 255 — на заочном);
  • в 2019/2020 учебном году 5 963 человека (1 972 на очном отделении, 3 991 — на заочном), из них первокурсников 1531 (548 на очном отделении, 983 — на заочном);
  • в 2020/2021 учебном году 5 685 человек (1 987 на очном отделении, 3 698 — на заочном), из них первокурсников 1 366 (525 на очном отделении, 841 — на заочном);
  • в 2021/2022 учебном году 5 732 человека (1 846 на очном отделении, 3 886 — на заочном), из них первокурсников 1 183 (513 на очном отделении, 670 — на заочном).

Конечно же, была определенная разница по годам, но в целом мы видим, что миф о резком падении количества поступающих не подтверждается реальными цифрами.

Это не значит, что нет проблемы с абитуриентами. Если посмотреть по разным учебным заведениям по регионам, то картина будет различной. Действительно, есть целый ряд региональных духовных школ, где количество поступивших стабильно малое, что ставит вопросы о целесообразности вкладывания значительных церковных средств и человеческих ресурсов в их сохранение в таком виде в долгосрочной перспективе.

Но большую обеспокоенность вызывает не только и не столько количество поступающих, сколько уровень нынешних абитуриентов. В решительном большинстве нынешний абитуриент бакалавриата — это выпускник средней школы. Только заметно меньшая их часть имеет за плечами предварительно полученное высшее светское образование. При этом с этими абитуриентами есть несколько проблем.

Одна — это заметное падение уровня знаний выпускников средней школы, констатируемое всеми заинтересованными участниками образовательного процесса. В частности, общегуманитарных знаний, весьма важных для будущих пастырей. Отечественная и, тем более, всемирная история, отечественная словесность, русский язык, не говоря уже об иностранных, часто освоены на том уровне, который никак нельзя признать удовлетворительным. Наверное, это системный результат ситуации в современном среднем образовании в целом как в России, так и в сопредельных государствах. Соответственно, подготовительный курс, который есть в большинстве духовных школ, призван закрыть, ликвидировать эти лакуны, но не могу сказать, что это удается сделать в полном объеме.

Вторая проблема — не будем скрывать, к нам в значительной мере поступают не самые выдающиеся ученики средних школ. То есть, из не самых высоких по уровню знаний сегодняшних выпускников средней школы мы получаем не лучшую их часть. Другой уровень проблемы — это мера их церковности и сознательности при принятии решения о поступлении в духовную школу. И здесь, конечно, в значительной мере нынешние абитуриенты уступают молодым людям, поступавшим в духовные учебные заведения в советское время, когда это был шаг очень сознательный и принимавшийся с учетом всех возможных жизненных последствий для молодого человека, который такой шаг делает в советском государстве, уступают они и абитуриентам 1990-х годов, когда процент и выпускников высших светских школ (университетов и институтов), и просто взрослых людей, получивших возможность после падения внешних барьеров к духовному образованию, был значительно выше. У них и мотивация, и горение духа часто были куда как большими, чем у значительной части нынешних абитуриентов. Это ставит непростую задачу перед воспитательными службами наших семинарий и академий: как из часто теплохладных юношей воспитать достойных будущих пастырей и церковных тружеников.

Не могу не упомянуть и еще об одном приметном обстоятельстве. В стране у нас немалое количество православных гимназий и лицеев (практически во всех митрополиях и в значительной части епархий). Конечно, они являются средней школой, а не предварительной ступенью для мальчиков и юношей к тому, чтобы идти потом непременно в семинарию, но все же когда на протяжении пяти, десяти и более лет из православного лицея или гимназии не появляется ни одного абитуриента в региональную или центральную духовную школу, на мой взгляд, это свидетельствует о неблагополучии в той внутренней атмосфере и тех ориентирах, которые должны воспитываться в стенах православной средней школы, в воспитании готовности к служению, а не только к профессиональному успеху и материальному благополучию.

Тем не менее, констатируем, что других абитуриентов у нас нет, работать нужно с теми, кто поступает, и мы помним, что Бог может и из камней воздвигнуть детей Аврааму (Мф. 3:9), и что Божественная благодать немощное врачует и оскудевающее восполняет. Важно всем нам не опускать рук, профессорско-преподавательской корпорации и администрации делать все, что в их силах с упованием на помощь Божию. Мы — верующие люди и знаем из истории Церкви, что часто показывавшие в годы обучения весьма средние результаты студенты потом становились выдающимися пастырями, а иные из них сейчас в лике святых нашей Церкви.

— Наблюдается высокий интерес к получению образования по программам магистратуры, причем по сравнению с бакалавриатом в магистратуры поступает практически в два раза больше абитуриентов. Откуда приходят эти люди? Почему такая популярность магистратуры?

—  Если говорить о программах магистратуры, то мы видим, что очень значительная часть выпускников бакалавриата, прежде всего очных отделений и прежде всего тех духовных школ, где магистратуры наличествуют, стремятся продолжить свое образование на уровне магистратуры. Во-первых, это можно и нужно приветствовать, потому что еще два года обучения теперь уже с определенной научной специализацией точно помогут пастырю в нынешней ситуации быть ведущим, а не ведомым, не уступать в основных параметрах внешних и церковных знаний своей потенциальной пастве. Часть молодых людей идет в магистратуры, ощущая эту потребность более глубокого образования, а некая внутренняя часть этой части — и призвание к преподавательской или научной деятельности. Часть идет потому, что, заканчивая бакалавриат в возрасте 21-22 лет, они не ощущают себя готовыми непосредственно сейчас приступить к пастырскому служению в столь молодом возрасте, да и не определились многие с нахождением спутницы жизни или с выбором в сторону монашества. При этом нельзя сказать, что у нас в Церкви столь широко присутствуют вакансии для мирян на приходах или в церковных институциях такие, какие могли бы обеспечить существование молодой семьи или хотя бы полноценное финансовое обеспечение одинокого молодого человека. В этом смысле магистратура является неким дополнительным временным интервалом к переходу от студенческой скамьи во взрослую жизнь.

— А что с аспирантурами? Каково их место в духовном образовании Русской Православной Церкви?

— На сегодня аспирантуры у нас есть в духовных учебных заведениях академического статуса. Это наши исторические и ведущие Санкт-Петербургская и Московская духовные академии и переведенная в разряд академии в прошлом году Сретенская духовная школа. Аспирантура также есть, что явствует из названия, в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени свв. Кирилла и Мефодия и в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. Аспирантуры, как мы видим, на сегодня достаточно многолюдны. В нынешнем году в академических аспирантурах обучается более 200 человек. При этом реализуются самые разные направления подготовки, как соответствующие тем магистратурам, которые есть в высших духовных школах, так и дополнительные.

В отношении аспирантур меня более всего беспокоит то, что наши академии на сегодня не вполне успешно справляются с тем, чтобы за три аспирантских года выпускники пришли к защите кандидатской диссертации. Не могу назвать нормальной ситуацию, когда из выпускников аспирантур МДА и ПСТГУ в прошлом году только три человека непосредственно по окончании защитили кандидатские работы. При всех понятных сложностях ковидной эпохи, ими, как кажется, наименее всего должна быть затронута научная сфера, предполагающая в значительной мере самостоятельную работу с источниками, вполне ныне доступными для большинства аспирантов. Допускаю, что есть редкие случаи, когда человек не мог добраться до конкретного архива, с которым была связана тема его работы, но не тринадцать же человек из шестнадцати. И здесь хочется выразить настоятельное пожелание ректорам духовных школ, в которых аспирантуры открыты, чтобы они не стали местом дополнительного трехлетнего припокоения людей, которые за эти три года в результате ничего не сделали, а церковные средства на них были потрачены. Думаю, что Комиссии по распределению было бы правильным озаботиться распределением лиц, которые аспирантуру закончили, но и близко к защите работы не подошли, в регионы, где ничто не будет отвлекать их от работы.

— В скольких духовных учебных заведениях ведется подготовка регентов и иконописцев? Выпускники этих программ получают дипломы государственного образца? Программы охватывают только бакалавриат?

— За последние годы была проведена большая работа по систематизации и упорядочению  подготовки регентов и иконописцев. Завершается процесс преобразования и унификации разноуровневых регентских отделений в полноценные факультеты подготовки руководителей церковных хоров. Таковые факультеты-отделения существуют в 22 учебных заведениях на территории Российской Федерации, в которых на сегодня обучается более четырехсот преимущественно студенток, но, впрочем, и небольшое количество студентов.

Традиционным флагманом регентского образования и по истории возникновения, и по фундированности подготовки является факультет церковного искусства Санкт-Петербургской духовной академии, руководством и преподавателями которого были разработаны основные учебно-методические материалы для современного регентского образования. Следует отметить здесь значительный личный вклад руководителя факультета церковного искусства Елены Михайловны Гундяевой и ее помощников.

Десятилетиями сложилось, что самым большим по количеству и также обладающим своей уже достаточно длительной историей является регентский факультет Московской духовной академии, переживающий ныне период значительных качественных преобразований.

Собственно, высшее образование и диплом государственного образца выдает только Санкт-Петербургская духовная академия. Другие регентские отделения выдают дипломы церковного образца, но для лучших из них задача получения полноценной государственной аккредитации является актуальной, и работа в этом направлении ведется.

Важным является и то, что как регулярно проводимые в основном на базе СПбДА, впрочем, и других вузов, курсы повышения квалификации преподавателей, так и начавшееся проведение фестивалей регентских отделений на порядок увеличивают взаимообщение между преподавателями регентских школ, ведут к преодолению изолированности, замкнутости на самих себе, что очень важно для регентского дела.

Что касается иконописных направлений, то они реализуются в 11 высших духовных учебных заведениях, где обучается порядка трехсот человек. Здесь также есть традиционный лидер, это, конечно же, иконописный факультет Московской духовной академии, связанный еще с именем приснопамятной монахини Иулиании (Соколовой) и возглавляемый ныне известным церковным тружеником архимандритом Лукой (Головковым), который собрал чрезвычайно квалифицированный состав преподавателей, известных иконописцев и накопил большой опыт по подготовке будущих тружеников церковных. Этот опыт также постепенно распространяется и транслируется в другие церковные учебные заведения.

На основном, пастырском отделении эпидемическая ситуация вносит свои драматические ограничения в возможности подготовки священников, но о факультетах церковных искусств здесь сказать нужно особо. Дай Бог, чтобы для регентов и иконописцев эти ограничения закончились как можно скорее именно потому, что все мы понимаем, что певца и иконописца дистанционно сугубо трудно подготовить.

— Как обстоят дела с заочными направлениями подготовки? Кто поступает сегодня на эти отделения, нужны ли они в духовных учебных заведениях?

— Данные инфографики, говорят, что, как и в прежние годы, на заочных отделениях бакалавриата обучается людей больше, чем на очных. Кто эти студенты? Отчасти это те, кто был рукоположен в прежние ли десятилетия еще без получения полного духовного образования, в наше ли время в тех епархиях, которые испытывают кадровый дефицит духовенства до окончания духовной школы, и теперь завершают это образование заочно. Но за последние годы значительно увеличилась часть студентов заочных отделений, которые являются мирянами, людьми взрослыми и в большинстве своем трудятся на приходах, часто совмещая это приходское послушание с основной, подчас весьма значимой и статусной светской работой. Это и преподаватели высшей школы, и сотрудники государственных учреждений, и военные, и люди, причастные к деловой активности, — социальный и возрастной диапазон здесь весьма широк.

Мне видится, что в нынешних обстоятельствах количество взрослых людей, таким образом получающих духовное образование, будет скорее не уменьшаться, а возрастать. Соответственно, нашей задачей является обеспечить качественный уровень этой формы образования. Убежден, что на сегодняшний день путем к повышению качества образования именно на заочных отделениях должно стать поэтапное, но неуклонное введение дистанционного образования вместо устаревшей формы заочного, потому что именно по отношению к заочному дистанционное образование является, конечно, значительно более результативной и качественной формой получения знаний.

Коммуникация с преподавателем и регулярное выполнение заданий в течение всего семестра, а не только при сдаче зачетов и экзаменов во время выездной сессии, доступность основных образовательных источников в интернете — все это побуждает к замене старых заочных секторов на полноценное дистанционное образование. Решения приняты и движение в этом направлении осуществляется. Собственно, в среднесрочной перспективе заочное образование и останется там, где оно будет реализовываться в форме дистанционного.

— Можно ли вообще заочно подготовиться к священству?

— Конечно, если мы говорим о мирянах, получающих духовное образование, а не о клириках, уже рукоположенных, тема встает весьма остро. Это касается приобщения к широкому циклу церковно-практических дисциплин от литургики до гомилетики, от пастырского богословия до хозяйственно-экономической жизни прихода. И в этом отношении тоже видится более продуктивным дистанционное образование, которое в значительной мере увеличивает уровень коммуникации, но конечно, потребуется продумывание и принятие системных решений с точки зрения практической приобщенности заочников к жизни конкретных приходов и епархий. И здесь еще многое предстоит сделать с тем, чтобы ни один человек, обучающийся на заочном отделении, не ощущал себя некоей автономной единицей, получающей образование для себя, а осознавал себя частью церковного организма.

Прямо скажу, здесь мы в значительной мере еще даже не на середине пути к тому, как это может и должно быть в полной мере реализовано. Хотел бы только сразу оговориться: ни заочная, ни дистанционная формы образования не могут и не должны привести к редукции, и тем более к отмене очного образования. Очные отделения были и остаются основными, базовыми для каждой высшей духовной школы. Только вокруг них может консолидироваться и строиться работа заочных отделений. Только если есть сильное, полнокровное, количественно значимое очное отделение, может идти речь о существовании и развитии полноценного заочно-дистанционного образования.

— Особая тема — распределение выпускников духовных учебных заведений. Отслеживает ли Учебный комитет распределение выпускников не из центральных семинарий?

— Распределение выпускников центральных высших духовных учебных заведений определяется документами, принятыми Священным Синодом, в том числе в последней редакции на заседании 23-24 сентября 2021 г. (журнал № 76). Оно затрагивает на сегодня выпускников центральных школ, которые отчасти распределяются в епархии и митрополии, откуда они прибыли на обучение, отчасти — в епархии Дальнего Востока, Севера и другие епархии, испытывающие значительный кадровый голод, в качестве временного распределения. Лучшие из выпускников, в особенности заканчивающие магистратуру или аспирантуру, могут быть призваны в качестве преподавателей в духовные школы или в качестве сотрудников в епархиальные отделы и другие церковные учреждения.

Распределение региональных семинарий находится вполне в ведении правящих архиереев соответствующих митрополий. В целом оно строится на том же принципе преимущественного возвращения в ту епархию, откуда выпускник поступал. Если говорить о центральных школах, то это распределение готовит специально учрежденная Комиссия под председательством Управляющего делами Московской Патриархии, в которую входят сотрудники Управления делами Московской Патриархии и Учебного комитета Русской Православной Церкви. До определенной степени налажен и обратный контакт с выпускниками, и в тех случаях, если условия, которые епархия должна была гарантировать, нарушаются, и в плане рационального использования высококвалифицированного специалиста, и в плане материального обеспечения, выпускник может быть заранее отозван из командировки, что уже неоднократно случалось, а равно может быть приостановлено и распределение выпускников в конкретную епархию. Но в собственном смысле слова распределение — это зона ответственности данной комиссии, а результаты ее работы утверждаются на заседаниях Священного Синода.

— Как работают с выпускниками региональные семинарии, каков процент выпускников становится священнослужителем?

— У меня нет статистических данных о том, какой процент выпускников на сегодня принимает священный сан в ближайшие годы после окончания семинарии, скорее за этой информацией нужно обращаться в Управление делами Московской Патриархии. Сразу оговорюсь, мы не должны исходить из того, сколько выпускников заканчивает учебные заведения в священном сане, в особенности имея в виду упомянутые обстоятельства, что бакалавриат в значительной мере заканчивают весьма и весьма молодые люди. Так что тут скорее нужно отслеживать динамику трех-пяти лет после окончания соответствующей ступени образования и выхода из стен духовной школы. Без статистики, а просто по личному ощущению могу сказать, что процент выпускников, принимающих священный сан, конечно, ниже, чем 15-20 лет назад. Отчасти это связано с тем, что расширилась возможность труда в Церкви помимо собственно священнослужения. Может быть, не достаточно еще расширилась, но все же таковая возможность, в особенности для выпускников магистратуры и аспирантуры, конечно, есть.

Вторая тема здесь — это непростая информационная ситуация в обществе и в целом тенденция к материальному успеху как одному из самых значимых жизненных приоритетов, которая в значительной мере является определяющей для молодого поколения. И здесь, конечно, каждый выпускник духовной школы, выбирающий священство, плывет против течения: и против духа века сего в сущностном смысле, и против тенденций развития современной цивилизации. Но повторю сказанное в начале: укрепляет, что таковые есть, и в немалом числе, и новые делатели на ниву Христову выходят. Уверен, что никакие внешние обстоятельства не воспрепятствуют тому, чтобы добрые искренние молодые пастыри пополняли многотысячный клир Русской Православной Церкви.

Учебный комитет/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Председатель ОВЦС: Украинские власти имеют все возможности для того, чтобы остановить волну гонений на Украинскую Православную Церковь

Человек без фаворитов

Митрополит Волоколамский Иларион: Под видом уврачевания раскола Патриарх Варфоломей его легализовал

Митрополит Волоколамский Иларион: Сегодня уровень смертности от коронавируса в России — общенациональная катастрофа

Митрополит Волоколамский Иларион: Более тесное взаимодействие между странами «Большой двадцатки» — давно назревший вопрос

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь призывает хранить память о всех безвинно пострадавших в годы репрессий

Интервью митрополита Волоколамского Илариона РИА «Новости»

Митрополит Волоколамский Иларион: Ежедневно мы теряем около тысячи человек из-за коронавируса

Итоги абитуриентской кампании в духовных учебных заведениях в 2021 году: миф о резком падении количества поступающих не подтверждается реальными цифрами

Митрополит Волоколамский Иларион: Важно, чтобы межэтнический конфликт не превращался в межрелигиозный