Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Выводы Комиссии по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга

Выводы Комиссии по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга
Версия для печати
2 февраля 2022 г. 14:30

Комиссия по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга, собрала многочисленные вопросы, возникающие в связи с расследованием убийства Царственных страстотерпцев и их приближенных, и, тщательно изучив материалы нового расследования, которое проводилось Следственным комитетом Российской Федерации в 2015-2021 годах, представила публикуемые ниже ответы на них.

Данные материалы предлагаются к размышлению архиереев, священнослужителей, монашествующих и мирян в преддверии Архиерейского Собора. Материалы будут представлены Архиерейскому Собору, которому и надлежит принять «решение о признании или непризнании “екатеринбургских останков” святыми мощами Царственных страстотерпцев <...>, исходя из оценок итоговых материалов комплексной экспертизы» (Постановления Архиерейского Собора 2016 года, пункт 10).

Комиссия по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга, была создана по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в 2015 году.

 

Выводы Комиссии по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга

1. Введение

Вопрос принадлежности останков, найденных под Екатеринбургом в 1991 и 2007 годах, до сих пор остается одним из самых остродискуссионных. Так случилось, что царственные особы, которым при жизни было суждено находиться в центре больших исторических событий и принять мученическую смерть, даже спустя век после своего ухода из жизни по-прежнему остаются в центре ожесточенных споров.

Кто упокоен в Екатерининском приделе Петропавловского собора, чьи останки хранятся в Новоспасском ставропигиальном монастыре, чьи кости были извлечены из захоронений на Старой Коптяковской дороге — больше четверти века об этом спорят не только ученые.

Обстоятельства, которые привели к расстрелу Царской семьи, обстановка, в которой совершались попытки уничтожения останков, проводилось захоронение на Старой Коптяковской дороге, цепочка последующих исторических событий породили путаницу и множество неточностей, а в некоторых случаях — и сознательных подлогов в оформлении документов. Воспоминания очевидцев трагедии порой приобретали разную окраску и новые детали в зависимости от того, для кого предназначались эти мемуары и при какой власти фиксировались. Три четверти века, которые останки пролежали в уральской земле, — не лучшие условия для их сохранности. И тем более не идеальны для установления истины. Однако следствие 1993 года, применив самые современные на тот момент научные методы, сумело идентифицировать останки, найденные на Старой Коптяковской дороге, как принадлежащие членам Царской семьи и тем, кто был верен им до конца.

Эти выводы убедили не всех. Но наука не стоит на месте. За три десятка лет, прошедших со времени первых экспертиз и исследований, появились новые возможности и методы научных исследований. К примеру, в генетике совершен качественный прорыв, который дал возможность ученым с уверенностью говорить о том, что раньше было лишь предположением.

Кроме того, в отличие от следственных действий 90-х годов, которые проводились практически в закрытом режиме, ограничивая возможность какого бы то ни было контроля со стороны представителей Русской Православной Церкви или православной общественности, следственные действия 2015-2021 годов велись прозрачно, в тесном сотрудничестве с соответствующей церковной комиссией. Открытость следственных действий последних лет для Церкви и общества обеспечивает доверие к полученным результатам.

Осенью 2015 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла была образована специальная комиссия по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом (далее — Комиссия). Председатель Комиссии — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

Одновременно Следственный комитет России возобновил расследование по факту гибели Царской семьи. За шесть лет следствия проведены сорок экспертиз: судебно-медицинские (антропологические), криминалистические, молекулярно-генетические, историко-архивные, почвоведческие и другие. К проведению экспертиз привлечены ведущие в своих областях ученые. В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации все эксперты, невзирая на звания и авторитет, предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложные заключения. Материалы дела составляют около 100 томов.

Все эти годы церковная комиссия по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, работала в тесном сотрудничестве со следствием и экспертами. Проводились совместные совещания, в первые два года ежемесячно, на которых обсуждались полученные результаты исследований, и планировалась дальнейшая работа.

Комиссия Русской Православной Церкви и Следственный комитет России предприняли меры к тому, чтобы новые исследования были максимально независимы и объективны. Все работы по изъятию образцов тканей из захоронений в Екатерининском приделе Петропавловского собора г. Санкт-Петербурга от первой до последней минуты фиксировались на видеокамеру. Эти записи сохранены. В момент изъятия формировались две линейки образцов — отдельно для исследований Комиссии и для исследований Следственного комитета. Каждый образец разделялся на две части. Более того, Святейший Патриарх сам лично зашифровал все образцы, которые предназначались для молекулярно-генетического анализа в рамках работы Комиссии, чтобы исключить даже малейшее влияние человеческого фактора на результаты этой работы. Каждый образец под своим шифром отправлялся на исследования в разные лаборатории, которые не знали о работе друг друга.

К комплексу научно-экспертных работ в рамках расследования данного дела, в т. ч. по рекомендациям Комиссии, были привлечены такие авторитетные научные, государственные и экспертные учреждения: МГУ имени М. В. Ломоносова; Российский государственный гуманитарный университет; Института археологии Российской Академии наук; Институт истории и археологии Уральского отделения Российской Академии наук; ФБУ Уральский Российский центр судебной экспертизы Министерства юстиции России; РАНХиГС при Президенте Российской Федерации; Центр истории религии и Церкви Института российской истории РАН; кафедра церковной истории Московской духовной академии; Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова Российской Академии наук; ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова»; ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации; ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Российской Федерации; ГКУЗ Ленинградской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы»; Государственный архив Российской Федерации; Российский государственный архив социально-политической истории; Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации и другие учреждения.

Следственным комитетом была издана книга «Преступление века: Материалы следствия. Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных» в трех томах. В этой книге собраны документальные материалы об убийстве Царской семьи, о сокрытии их останков и расследовании этого преступления. Цель данного издания — ознакомить широкий круг читателей с выводами экспертов и историко-архивными источниками. Сами заключения экспертов, превышающие порой по объему сотни страниц, уже опубликованы или готовятся к публикации в профильных научных изданиях, которые имеются в открытом доступе.

В трехтомнике представлены выдержки из объемных историко-архивных документов. На каждую цитату дается ссылка, и желающие могут по ней ознакомиться с самим документом.

В книге представлен практически весь комплекс исторических источников: материалы следствия А.Д. Наметкина — И.А. Сергеева — Н.А. Соколова, документы официальных органов советской власти, воспоминания участников событий, дневники, переписка, а также материалы современного следствия 1993-2021 годов.

Трехтомник иллюстрирован многочисленными фотографиями и копиями документов, многие из которых опубликованы впервые. Издание снабжено новыми, уточненными схемами Старой Коптяковской дороги и 3D-иллюстрациями.

Следствием и экспертами в 2015-2021 годах был изучен целый ряд материалов, находящихся в закрытых архивных фондах, которые ранее исследователям были недоступны.

Во многом благодаря этому удалось впервые провести сравнительный анализ содержания следственного дела 1918-1924 годов и книги следователя того времени Н.А. Соколова «Убийство царской семьи», в ходе которого выявлены сущностные разногласия.

2. Общие вопросы

1. Перед комплексными комиссионными судебно-медицинскими (антропологическими) экспертизами были поставлены следующие задачи: провести тщательную антропологическую экспертизу «екатеринбургских останков», в первую очередь обратить внимание на следы пулевых, рубленых и колотых ранений на них, поднять архивы Царской семьи относительно всех переломов, трещин, ударов и других повреждений, которые могли оставить следы на костях Царской семьи. Каковы основные выводы антропологической экспертизы?

Комплексные комиссионные судебно-медицинские (антропологические) экспертизы проведены по останкам всех 11 человек.

При официальных раскопках, проведенных в 1991 году в Поросенковом логу, были обнаружены останки девяти человек, которые были условно обозначены цифрами от единицы до девяти. По сомато-генетическим (не путать с молекулярно-генетическими) признакам установлена семейная группа из пяти человек: отец (останки № 4), мать (останки № 7) и три их дочери (останки №№ 3, 5 и 6). Остальные четыре человека (женщина и трое мужчин) не являлись кровными родственниками ни выявленной семье, ни друг другу. Соответствие установленной семейной группе останков двух человек, обнаруженных летом 2007 года в 70 метрах от первого захоронения, условно обозначенные цифрами 146 (подросток) и 147 (молодая девушка), по сомато-генетическим признакам не проводилось ввиду их малого количества. До настоящего следствия дошло чуть более 100 граммов. По анатомическим признакам с достоверностью удалось установить только пол и возраст людей: подросток (мальчик) 12-15 лет и молодая девушка 17-19 лет.

На сохранившихся костных фрагментах всех одиннадцати погибших установлены и зафиксированы многочисленные прижизненные пулевые и штыковые ранения, а также посмертные механические повреждения. Особенно пострадали лицевые части черепов, что в следственной практике, как правило, свидетельствует о попытках изуродовать лица жертв до неузнаваемости.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Глава 10, пп. 11, 12, 15, 18. С. 303-308; 323-331; 338-340.

Неволин Н.И., начальник ГБУЗ СО «БСМЭ», Громов В.С., Крысанов Л.П., Бурухин Б.А. Заключение экспертов № 01/1 (Экспертиза скелетированных костных останков, обнаруженных 11-13 июля 1991 г. в окрестностях г. Екатеринбурга), 18 авг. 1991 г. — 18 нояб. 1993 г. // Уголовное дело № 252/404516-15.

Звягин В.Н., доктор медицинских наук, Алексеева Т.И., профессор, Зубов А.А., профессор, Лебединская Г.В., Рыкушина Г.В., Васильев С.В.,Королев В.В., Березовский М.Е. , Григорьева М.А., Нарина Н.В.,Тишин В.С., Иванов Н.В.

Медико-антропологическое исследование костных останков из Екатеринбургского некрополя // Уголовное дело № 252/404516-15.

Звягин В.Н., доктор медицинских наук; Григорьева М.А., Галицкая О.И., Королев В.В., Нарина Н.В. Заключение эксперта № 1/2008 ОИЛ (Комиссионная судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств) / Российский центр судебно-медицинской экспертизы Росздрава, 2007-2008 гг. // Уголовное дело № 252/404516-15.

Томилин В.В. Судебно-медицинская экспертиза, проведение антропологических и иных исследований, направленных на идентификацию останков // Покаяние: Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи [Избранные документы] / сост. В. Аксючиц. М.: Выбор, 2003. С. 52-78.

Крюков В.Н., профессор, Кузнецов Л.Е., профессор, Клевно В.А., профессор, Гедыгушев И.А., Тупиков А.Е., Мальцев А.Е., Сальников Ю.К. Судебно-медицинская оценка повреждений костей скелетов: заключение экспертов от 21 авг. 1992 г. // Уголовное дело № 252/404516-15.

Попов В.Л., Ковалев А.В. Экспертиза останков, обнаруженных под Екатеринбургом (огнестр. часть) от 20.06.1994 г. // Уголовное дело № 252/404516-15.

2. Вопрос, поставленный перед экспертами-антропологами: действительно ли у скелета № 4 отсутствуют три шейных позвонка, те самые, которые разрушаются при отделении головы от тела? Каковы причины отсутствия части костей у этого и других скелетов?

С 12 по 27 апреля 2016 г. в Екатерининском приделе Петропавловского собора г. Санкт-Петербурга проходили следственные действия по назначенной следствием судебно-медицинской (антропологической) экспертизе. В них приняли участие девять экспертов, в том числе: доктор медицинских наук, директор РЦ СМЭ А.В. Ковалев; заслуженный деятель науки РФ, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор, судебно-медицинский эксперт В.Л. Попов; заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой ортопедической стоматологии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова В.Н. Трезубов; кандидат биологических наук, старший научный сотрудник НИИ и Музея антропологии МГУ Д.В. Пежемский и другие. В качестве понятых в данном следственном действии участвовали судебно-медицинский эксперт Ю.А. Григорьев, представители Музея истории Санкт-Петербурга А.В. Малинин и Н.А. Артемьева. Несколько раз посещали придел и наблюдали за работой директор Музея истории г. Санкт-Петербурга А.Н. Колякин, настоятель Петропавловского собора архимандрит Александр (Федоров), начальник Бюро СМЭ г. Санкт-Петербурга И.Е. Лобан.

В ходе экспертизы останков девяти человек, захороненных в 1998 г. в Екатерининском приделе Петропавловского собора, установлено, что у скелета, обозначенного под № 4 (предположительно принадлежащего святому Николаю II), присутствуют все шейные позвонки, кроме первого, т.к. он был изъят для проведения молекулярно-генетической экспертизы в рамках расследования 23 сентября 2015 г.. На шейных позвонках этого и других скелетов повреждений, свидетельствующих об отчленении голов, не обнаружено. Вот как об этом свидетельствует кандидат биологических наук, старший научный сотрудник НИИ и Музея антропологии МГУ Д.В. Пежемский: «Первые же часы экспертной работы привели нас к заключению о том, что что-то не в порядке с шейными позвонками. Следов отчленения не было, но не хватало важных позвонков именно тех номеров, на которые обычно приходятся травматические разрушения, связанные с отчленением голов. И при дальнейшей работе, когда все скелеты были извлечены из крипты, разложены на специальных столах, и когда мы смогли анализировать анатомический состав всех скелетов, вот в этот момент стало понятно, что произошло перемещение позвонков между скелетами. Все позвонки нашли свои места. И на позвонках не нашлось никаких следов отчленения. Версия об отчленении голов была отброшена».

К такому же выводу пришла и альтернативная экспертиза отдела медико-биологических исследований управления организации экспертно-криминалистической деятельности ГУК СК РФ (эксперты — руководитель отдела М.А. Игнашкин, зам. руководителя отдела С.А. Фролова, ст. эксперт отдела А.А. Федюнин). Из заключения следует, что фрагменты черепов погибших совпадают соответственно с посткраниальными (часть скелета без черепа) скелетами их останков. Только при исследовании черепа, извлеченного из гроба с табличкой «…Демидова А.С.» установлено, что данный череп принадлежит лицу женского генетического пола. Установить иные генетические признаки этого черепа не представилось возможным из-за малого количества и деградации ДНК в исследуемых объектах.

Отсутствие части мелких костей у скелетов можно объяснить их естественным разрушением в период захоронения в результате бактериального воздействия среды окружающего грунта.

Кроме того, часть фрагментов скелетов при вскрытии захоронения в период 11-13 июля 1991 г. не была обнаружена во многом из-за того, что раскопки проходили в крайне ограниченный период и при неблагоприятных метеорологических условиях. Вся процедура вскрытия заняла всего три дня, в то время как на подобную работу профессиональные археологи и антропологи обычно отводят полтора-два месяца.

Это косвенно подтверждает и тот факт, что спустя четыре месяца после этого, в октябре 1991 года, в ходе дополнительного осмотра того же самого места захоронения было промыто около 20 тонн грунта, при этом найдено еще много артефактов (около 300 фрагментов мелких костей, 11 пуль, 14 фрагментов керамики, 13 зубов, около 150 конгломератов мягких тканей, фрагменты веревок). Эти данные фигурируют в информации прокурора Свердловской области В.И. Туйкова для Генерального прокурора РФ Степанкова В.Г. от 14 августа 1992 г. о ходе прокурорской проверки по факту обнаружения 11-13 июля 1991 г. останков группового захоронения.

Кроме того, отсутствие части костей могло быть обусловлено неофициальными вторжениями в захоронение в Поросенковом логу в 1979 и 1980 гг. поисковой группы А.Н. Авдонина и Г.Т. Рябова, а также проведением в этом месте работ по прокладке кабеля. Часть траншеи с кабелем прошла по краю захоронения, в результате чего костные фрагменты нескольких скелетов были стронуты со своих мест. Кроме того, в некоторых случаях костная ткань за более чем 70 лет с момента захоронения подверглась разрушению под воздействием кислоты. В частности, останки № 8, идентифицированные как принадлежащие повару Харитонову, менее всего количественно сохранились, поскольку находились в самом нижнем углу могильника, в месте наибольшего скопления кислоты.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 10., пп. 9, 18; гл. 12, п. 2. С. 289-300, 338-340, 426-430.

Заключение молекулярно-генетической экспертизы № МСК-3085-2015/МСК-4158-2016 от 28 июня 2016 г. (уголовное дело № 252/404516-15).

Информация прокурора Свердловской области В.И. Туйкова для Генерального прокурора РФ Степанкова В.Г. о ходе прокурорской проверки по факту обнаружения 11-13 июля 1991 г. останков группового захоронения, 14 авг. 1992 г. // Уголовное дело № 252/404516-15; Алексеев В.В. Гибель царской семьи: мифы и реальность. С. 235, 236.

3. Еще один вопрос, поставленный перед антропологами, касается следующего факта. В 1891 году во время визита в Японию будущий император России подвергся нападению, при этом ему был нанесены удары саблей по голове. При проведении томографических исследований черепа № 4 перед учеными ставилась задача: выяснить, должен ли был остаться на черепе след от удара саблей? И если да, то присутствует ли этот след на черепе № 4? Что показало исследование?

При визуальном осмотре черепа № 4 антропологами весной 2016 г. в ходе осмотра останков в Екатерининском приделе Петропавловского собора г. Санкт-Петербурга с правой его стороны была установлена область, отличавшаяся по своему виду. Тот факт, что эту область не увидели эксперты следствия 1993-1998 годов, антрополог Д. В. Пежемский объясняет особенностями освещения. Вот его слова: «Этот след при ровном освещении мы, наверное, так же не нашли бы, как его не обнаружили предшественники. Потому что след этот хорошо виден при косых лучах света. При плохом освещении и когда свет падает только с одной стороны. И вот в этот момент при тестирующей этой экспертизе именно такой свет, в основном от снимающих камер, ибо все фиксировалось, на всех этапах полностью документировалось. ‹…› И вот там через эти несколько минут, поворачиваю, я череп повернул правой стороной, правой стороной черепа, да, по отношению к человеку мы говорим о правой стороне. Обнаружил на границе лобной и теменной кости прямо в области лобного шва с правой стороны след от зажившей травмы. ‹…› Очень важно, что на всех этапах, вот этот первый тестирующий, прикосновение было, да, первая экспертиза и в дальнейшем в Екатерининском приделе постоянно находились представители Русской Православной Церкви».

Визуальная находка антропологов в дальнейшем нашла подтверждение при томографических и рентгенографических (микрофокусное, рентген с большим увеличением) исследованиях. Они были проведены экспертами следствия, а также привлеченными специалистами Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова и Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, имеющими ученые степени доктора или кандидата медицинских наук.

При последовательном осмотре поверхности черепа № 4 была выявлена зона локального нарушения рельефа правой половины лобной кости. Это два углубления, расположенные по отношению друг к другу под углом около 26-26,5°, открытым книзу. Оба «желоба» имели прямолинейную форму, их длина составляла соответственно 34,5 и 35,5 мм.

Изученные локальные изменения черепа № 4, вероятнее всего, указывают на давние прижизненные, зажившие переломы правой половины чешуи лобной кости. Продолговатая прямолинейная форма этих изменений допускает возможность их образования от ударов рубящим предметом. Известно, что на шляпе великого князя Николая Александровича, хранящейся в Эрмитаже, наличествуют следы двух ударов сабли, которые также расположены под небольшим углом относительно друг друга. Результаты томографического исследования подтверждены микрофокусным рентгенологическим исследованием (рентген с большим увеличением — в 100 раз), которое проводилось на базе Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербурга.

Вот что говорит об этой редчайшей экспертизе заведующий кафедрой судебной медицины и правоведения Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова, профессор, доктор медицинских наук В.Л. Попов: «Мы провели специальное рентгеновское исследование, которое называется рентгенография с прямым увеличением изображения. Мы получили участок, который был на черепе, скажем, если в кв. см. измерять, 3,5-4 кв.см., а мы получили фотографию в 400 кв. см, громадную фотографию, на которой мы могли изучить структуру костной ткани. И мы подтвердили то, что было обнаружено с помощью МРТ-исследования, мы обнаружили там то же изменение костной ткани — склеротические и остеопоретические изменения костной ткани, что еще раз подтверждает то, что это прижизненный процесс. То есть при жизни по голове останков № 4 было нанесено два удара, причем удара каким-то удлиненным предметом».

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, п. 6. С. 440-451.

Заключение комплексной комиссионной судебно-медицинской (антропологической) экспертизы, проведенной по постановлениям Следственного комитета РФ от 24 марта 2016 г. и 19 дек. 2017 г. // Уголовное дело № 252/404516-15.

4. Известно, что в ходе следствия ставилась задача поднять архивы стоматологов Царской семьи и сравнить их данные с тем, что наблюдается на «екатеринбургских останках». Какими выводами завершилась эта работа?

Были запрошены и приобщены к уголовному делу архивные материалы из так называемой «Папки Рендель». Она названа по фамилии стоматолога М.Л. Рендель, практиковавшей в Тобольске во время пребывания там семьи Романовых. Эти документы хранятся в Тобольском историко-архитектурном музее-заповеднике. Каких-либо данных о проведенном стоматологическом лечении святого Николая II и членов его семьи они не содержат. Архивы других стоматологов Царской семьи не обнаружены. По мнению историка И. Зимина, автора книги «Врачи двора Его Императорского Величества», лечебной стоматологической карты, в современном понимании этого слова, во Дворце не велось.

В ходе изучения стоматологической части заключения судебно-медицинской экспертизы установлено, что у черепа № 4 посмертно утеряно 17 зубов, шесть зубов были удалены прижизненно. Из них четыре (коренные 8, 7, 6, 5, которые не видно при разговоре) — задолго до наступления смерти, а два — за 2-3 месяца до наступления смерти. Возможно и более раннее время удаления, т. к. заживление могло затянуться из-за имевшегося в этой части челюсти хронического воспаления (указано в следах в кости) и из-за постоянного стресса. Факт удаления двух зубов незадолго до смерти, также совпадает с тем, что святой император Николай II обращался за помощью к зубному врачу Рендель в г. Тобольске. В дневнике Императора имеются упоминания о неоднократном посещении им в Тобольске стоматолога Рендель: 10-11, 15, 24 декабря 1917 г.; 11/24 февраля, 18 февраля (3 марта по нов. ст.) 1918 г.

В черепе № 4 сохранились всего 9 зубов. В двух из них присутствовали пломбы, при этом одна из них была амальгамная, а вторая цементная (пломбы первого вида, амальгамные, ставили придворные врачи, а цементные — скорее всего, М.Л. Рендель, т.к. эксперты отметили, кроме разницы материала, еще и другое, более низкое качество выполненных работ). Обе эти пломбы совпадают по своему виду и материалу с пломбами, обнаруженными в зубах черепов молодых девушек (идентифицированных как дочери Императора). Кроме того, на костях челюстей обнаружены трещины и сколы. Этот факт совпадает с историческими данными о том, что расстрелянных добивали ударами прикладов винтовок по головам, а также специально обезображивали лица погибших, чтобы затруднить их опознание.

При исследовании зубочелюстной системы черепа № 4 установлено заболевание парадонтопатия (парадонтоз или парадонтит). Точнее установить не представляется возможным, ввиду отсутствия мягких тканей. Указанные заболевания окончательно не излечиваются, при постоянном лечении может только достигаться состояние ремиссии. Заболевание обостряется и прогрессирует в стрессовых ситуациях, при изменении привычного режима питания, питьевой воды, температурных климатических показателей, в случаях простудных заболеваний. Учитывая, что почти на протяжении двух лет до смерти святой Николай II находился в состоянии постоянного стресса, пародонтопатия безусловно могла обостриться.

О том, что у Императора были очень плохие зубы, говорила зубной врач М.Л. Рендель, лечившая членов Царской семьи в период их пребывания в 1917-1918 годах в Тобольске. Об этом свидетельствуют и воспоминания ее сына Л.А. Ренделя: «Видел я и доктора Боткина, который сопровождал царскую семью, как личный врач царского дома. <…> Он приезжал к матери и просил ее провести курс лечения некоторых членов царской семьи. <…> Мать всегда была левых убеждений, однако врачебная этика перевесила и мать согласилась на это. Я вспоминаю, что в губернаторский дом она ездила со своим инструментом, бормашиной и лекарствами несколько раз. Первым пациентом ее оказался бывший царь — Николай Романов. <…> Больше всего поразило ее, как врача, то, что у него был полон рот гнилых зубов»(Рендель Л.А. Воспоминания // Тобольский ГИАМЗ. Научный архив. КП 13774. Л. 10).

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, п. 8. С. 462-466.

5. Что показало антропологическое исследование костей из второго захоронения? Известно, что масса костных останков из этого захоронения была чрезвычайно мала. Можно ли на основании такого малого количества материала прийти к каким-то выводам?

Проведена комиссионная комплексная судебно-медицинская (антропологическая) экспертиза останков двух лиц, обнаруженных летом 2007 года. Вес останков на момент начала их исследований, после возобновления следствия в 2015 г., составил чуть более 100 граммов. Однозначно костные останки принадлежат двум лицам: подростку (мальчику) 12-15 лет и молодой девушке 17-19 лет, что совпадает с данными Цесаревича Алексия (1904 г. р.) и его сестры Марии (1899 г. р.). В указанном захоронении обнаружены фрагменты костей, которые представляют практически все отделы скелета человека, есть зубы, затылочные кости от двух человек, лопаточные, тазовые, бедренные и берцовые кости.

Малое количество массы останков двух человек обусловлено, видимо тем, что в 2007 г. выбирались фрагменты костей в основном размером не менее 0,5 см. По словам археологов Института археологии РАН, специалистов по древним кремациям, просмотревших фотоархивы раскопок 2007 г., в отработанных материалах, принятых за угли, имеется большое количество обгоревших костных фрагментов, сгоревших до белого каления, которые быстро рассыпаются при малейшем прикосновении и имеют микроскопические размеры. Это же подтверждают и екатеринбургские археологи, которые участвовали в раскопках 2007 г.

Кроме того, обгоревшие фрагменты тел двух человек были залиты серной кислотой, которая также могла за прошедшее время разрушить останки.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 11, п. 4, 6–8, 10, 11. С. 364–382; 384–395; 406-411.

Звягин В.Н., доктор медицинских наук; Григорьева М.А., Галицкая О.И., Королев В.В., Нарина Н.В.. Заключение эксперта № 1/2008 ОИЛ (Комиссионная судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств) / Российский центр судебно-медицинской экспертизы Росздрава, 2007-2008 гг. // Уголовное дело № 252/404516-15.

3. Вопросы, поставленные перед криминалистами

6. В дискуссии о подлинности «екатеринбургских останков» часто звучит вопрос, почему следствие считает невозможным сжечь всех убитых за два дня на Ганиной Яме, но при этом допускает, что за два часа большевики сожгли два тела в Поросенковом логу?

Прежде всего, надо отметить, что никто из участников захоронения тел убитых не говорит о двух часах. Сжигать тела начали после полуночи, когда застряла машина, и жгли до 6-7 часов утра.

Еще 18 июля 1918 г. большевики пытались сжечь тела убитых на Ганиной Яме. Однако, пролежавшие сутки в шахте в ледяной воде тела дымились, но не горели. Про это так рассказывал один из цареубийц чекист М.А. Медведев (Кудрин): «Готового плана перезахоронения у ребят не было, куда везти трупы никто не знал, где их прятать — так же. Поэтому решили попробовать сжечь хотя бы часть расстрелянных, чтобы их число было меньше одиннадцати. Отобрали тела Николая II, Алексея, царицы, доктора Боткина, облили их бензином и подожгли. Замороженные трупы дымились, смердели, шипели, но никак не горели» (Медведев (Кудрин) М.А. Расстрел царской семьи Романовых в городе Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 г. Л. 56. РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 12).

О том же свидетельствовал и участник похоронной команды И.И. Родзинский: «Сначала попытались один труп сжечь, но неудачно» (Запись беседы М.М. Медведева с Г.П. Никулиным, И.И. Родзинским, М.А. Медведевым (Кудриным) и Р.Я. Юровской 18 дек. 1957, в гор. Москве. Л. 3 об).

В течение дня — 18 июля 1918 года — тела, извлеченные из шахты № 7, находились на поверхности, возле нее. Возможно, поэтому в ночь на 19 июля членам похоронной команды удалось частично уничтожить огнем два самых маленьких тела. Надо иметь в виду, что большевики стали сжигать их в небольшом углублении в глинистой почве, о чем свидетельствует археолог С.Н. Погорелов, принимавший участие в раскопках останков в 2007 г. «Мы обнаружили следы большого поверхностного костровища, под которым располагалась часть "ванны" костровища [С.Н. Погорелов имеет в виду углубление в глинистой почве, в котором сжигали два тела], где сжигались тела, и прилегающая к нему яма с останками, что точно соответствует описаниям Юровского и других лиц. Мы предполагаем, что найденные нами затылочные кости черепов двух человек и кусок ткани, а также узость около 0,5 метра костра для сжигания, могут говорить о том, что тела были положены друг на друга в одном направлении голова к голове, а глиняная "ванна", в которой они находились, в дальнейшем стала емкостью для кислоты, которой они были облиты. Возможно, что головы и кусочек ткани не попали в основной эпицентр огня. Складывается впечатление, что при сжигании тел их еще подрубали лопатами для скорейшего уничтожения» (Протокол допроса С.Н. Погорелова от 27 июля 2016 г. // Уголовное дело № 252/404516-15). «Первая яма тоже есть неглубокая, значит, они попытались сначала все-таки в какой-то яме это всё сделать, — говорил он же в интервью в 2007 г. — Почему в яме? — Тоже вариант: это получается в глине, ванночка, в которую можно налить кислоту» (Аудиозапись, сделанная во время раскопок в Поросенковом логу в авг. 2007 г. // Уголовное дело № 252/404516-15).

Главное: тела, видимо, расчленялись, о чем свидетельствует фрагмент правой плечевой кости мальчика, на верхнем конце и на боковой поверхности которого имеются повреждения, возможно нанесенные рубящим предметом с острым лезвием. «К останкам подростка отнесен и диафиз правой плечевой кости... Верхнее окончание костного фрагмента имеет ровный край, плоскость которого образует острый угол с длинной осью кости. <…> Данное разрушение интерпретируется как сруб кости орудием с острым лезвием. Рубящий удар был совершен по сырой кости. Таким образом, это повреждение могло произойти при отсечении руки. На рассматриваемом фрагменте также имеется локальное разрушение стенки диафиза… <…> Можно осторожно предположить, что это разрушение могло произойти в результате секущего удара, нанесенного по плечу орудием с острым лезвием. <…> Правая рука молодого человека была отсечена в результате повторного удара орудием с острым лезвием» (Ерохин Н.Г., Курлаев Е.А., Погорелов С.Н., Ражев Д.И. Сокрытое захоронение в Поросенковом логу. С. 52-53).

«Диафиз правой плечевой кости. Верхний и нижний концы разрушены, степень прирастания эпифизов не ясна. <…> Верхний конец имеет ровную плоскость старого разрушения. Состояние разрушения допускает использование рубящего орудия при его возникновении… Кости несли следы насилия: плечевая кость подростка… разрублен[а]…» (Погорелов С.Н. Отчет об исследовании места сокрытия костных останков, обнаруженных на Старой Коптяковской дороге за Поросенковым логом в Железнодорожном районе г. Екатеринбурга в 2007 г. // Уголовное дело № 252/404516-15).

Очень важно и то, что в действительности тела не были полностью сожжены. Вот что поясняет участник раскопок 2007 г. антрополог Д.И. Ражев: «Я бы хотел отметить, что в настоящей дискуссии порой выдвигаются положения, не имеющие достаточного фактического основания. Так и в этом случае. Утверждают, будто научные исследования и следственные действия показали, что тела в отдельном захоронении, идентифицированные как останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии, были полностью сожжены. Однако, как антрополог, принимавший участие в начальном исследовании этих останков, могу сказать, что это утверждение не соответствует истине. Обнаруженные в отдельном захоронении останки представлены костными фрагментами с разной степенью обгорания: кальцинированные и слабообожженные, — а также костями без следов воздействия огня. К последним относятся кости черепа, части лопаток, плечевая кость, тазовые кости, бедренные кости. Такое состояние костной ткани однозначно указывает на то, что на момент засыпания грунтом на этих костных фрагментах сохранилось существенное количество мягких тканей.

То есть, в выкопанную яму были помещены головы, части корпусов и фрагменты конечностей, в том числе грудная клетка, плечо, тазовый отдел и бедра (характерно, что найдены были кости практически всех отделов скелета). Таким образом, попытка полного уничтожения останков оказалась безуспешной. Сожженными оказались лишь некоторые части. А затылочные области голов, отделы корпуса и прилегающие к ним фрагменты конечностей сохранились как части тел.

— В таком случае, почему же до наших дней сохранилось так мало костей?

— Кости находились в земле, причем недалеко от поверхности, несколько десятков лет. В течение этого времени под слоем грунта проходили естественные деструктивные процессы разрушения мягких тканей и костей. Действительно, в 2007 году мы нашли немного костей, но, конечно, непосредственно после сжигания их было гораздо больше. Об этом говорят факты. На тех фрагментах, которые мы обнаружили, имелись следы естественного разрушения костной ткани, которое, как правило, связано с деятельностью почвенной биоты: бактерий, растений, насекомых и др. В костной ткани достаточно много органического и неорганического вещества, которое потребляется этими организмами. При определенных условиях кости могут истлеть полностью, просто исчезнуть. Вот именно следы такого разрушения и имелись по краям найденных фрагментов. Кроме того, в захоронении были обнаружены подряд идущие зубы верхней челюсти и нижней челюсти. Один из зубов был сломан. Для того чтобы он оказался рядом с другими зубами, он должен был находиться в мягких тканях. Это указывает на то, что в яму попала нижняя челюсть и верхняя челюсть с зубами. Потом костная ткань истлела, а зубы, как лучше сохраняющиеся, остались. Подобным образом истлели и другие кости. Такое часто бывает в случаях, когда имеется доступ воздуха и влаги, что способствует развитию микрофлоры. Кроме того, конечно, свое разрушительное действие оказала и кислота» (Волков Андрей, Ражев Дмитрий. «Антрополог: "Попытка полного уничтожения тел цесаревича Алексея и княжны Марии оказалась безуспешной"» // https://ruskline.ru/analitika/2021/11/23/antropolog_popytka_polnogo_unichtozheniya_tel_cesarevicha_alekseya_i_knyazhny_marii_okazalas_bezuspeshnoi).

Действительно, как известно из воспоминаний самих участников сокрытия останков, при сжигании они использовали керосин или бензин, а затем залили то, что осталось, кислотой. Сохранность костных останков двух человек, найденных в Поросенковом логу в 2007 году, полностью соответствует хронологии и обстоятельствам исследуемых событий.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 1. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Глава 5, п. 5. Глава 6, пп. 1-10. С. 429-431, 468-516.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Глава 11, пп. 4, 7. С. 369, 390.

7. По мнению некоторых исследователей, торфяное дубление, которому подверглись останки, находясь в почве, делает невозможным выделение ДНК. Насколько это мнение ставит под сомнение результаты генетической экспертизы?

В процессе расследования достоверно установлено, что торфяное дубление останков, обнаруженных в Поросенковом логу, исключено. В этом логу почва представлена суглинками, что следует из выводов двух проведенных по делу почвоведческих экспертиз. Мнение о привозе почвы на место мемориала («мостика из шпал»), где ранее были обнаружены останки девяти человек, не нашло своего подтверждения. Почву для исследований брали на различном удалении и глубине залегания от данного «мостика». Кроме того, образцы почвы получили и в месте рядом со вторым захоронением, обнаруженным летом 2007 года. Признаков перемешивания почвы с торфом не обнаружено. По историческим сведениям, через этот лог проходила дорога, ведущая из Екатеринбурга на Шувакишский рынок, здесь же пасли коров, вокруг рос смешанный лес. Захоронение девяти человек, официально вскрытое в 1991 г., находилось под полотном указанной выше дороги. Использование местными жителями торфяного болота для прокладывания дороги через него или выпаса скота представляется почти невероятным. По документам из следственного дела Соколова следует, что машина, использовавшаяся для перевозки тел и застрявшая в Поросенковом логу, вернулась в гараж с загрязнениями глиной, а не болотным торфом.

Из допросов ученых-археологов Института истории и археологии Уральского отделения РАН и Института археологии РАН следует, что при захоронениях в торфяных болотистых местах происходит как бы мумификация мягких тканей, и они очень хорошо сохраняются. Даже через несколько десятилетий и более длительный период времени мягкие ткани сохраняются очень хорошо, что порой делает возможным исследование даже внутренних органов человека, например желудка. В рассматриваемом нами случае все останки были почти полностью скелетированы. В захоронении останков девяти человек оставалось лишь небольшое количество мягких тканей в состоянии жировоска.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, п.12. С. 498-507.

8. Что говорят результаты почвоведческой экспертизы Поросенкова лога о специфике разложения трупов в такого рода почвах?

Проведены две почвоведческие экспертизы образцов почвы от обоих захоронений в Поросенковом логу. Образцы отбирались на разном удалении от захоронений и на разной глубине 20 см, 40 см и 80 см. В ходе отбора участвовали эксперты-почвоведы экспертной лаборатории Минюста России по Свердловской области, а также представители администрации области. Выводы экспертов категоричны: земля в месте захоронений представлена суглинками. Заключения экспертов переданы судебным медикам и антропологам.

Из заключения 2670/05-1 от 27 августа 2019 г. (эксперты ФБУ Уральского РЦСЭ Минюста России) следует, что представленные на исследование почвенные образцы, а именно, пробы из шурфов №№ 1-18, изъятые с глубины 20 см, 40 см и 80 см (всего в количестве 54 образцов) в месте обнаружения костных останков девяти лиц по периметру мемориала, представленного квадратом из девяти железнодорожных шпал, являются легкими и средними песчанистыми суглинками, имеющими различную степень каменистости.

Из заключения 2671/05-1 от 16 сентября 2019 г. (эксперты ФБУ Уральского РЦСЭ Минюста России) следует, что представленные на исследование почвенные образцы, а именно, пробы из шурфов №№ 1-8, изъятые с глубины 20 см, 40 см и 80 см (всего в количестве 24 образцов) в месте обнаружения костных останков двух лиц ‹…›, являются средними и тяжелыми пылеватыми суглинками, имеющими различную степень каменистости.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, п.12. С. 504.

Заключение 2670/05-1 от 27 августа 2019 г. (эксперты ФБУ Уральского РЦСЭ Минюста России). Уголовное дело № 252/404516-15.

Заключение 2671/05-1 от 16 сентября 2019 г. (эксперты ФБУ Уральского РЦСЭ Минюста России). Уголовное дело № 252/404516-15.

9. Еще один спорный дискуссионный момент в установлении истины: воздействие на останки такой химически агрессивной среды, как известь. Ставит ли это под сомнение точность проведенных исследований? Насколько правомерна такая точка зрения?

В рамках расследования и проведения судебно-медицинских (антропологических) экспертиз с привлечением в качестве консультантов ученых-археологов Института археологии РАН, специализирующихся на древних захоронениях, установлено, что известь не способствует уничтожению тел в захоронениях, а, наоборот, создает вокруг тела своеобразный «кокон», в котором мягкие ткани и тела сохраняются лучше, чем при обычном захоронении без применения извести.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, п. 13. С. 507-509.

10. Следующий рассматриваемый вопрос: тела перед захоронением подвергались воздействию серной кислоты. Как она повлияла на сохранность останков?

В рамках судебно-медицинской (антропологической) экспертизы проводились исследования и натурные эксперименты о действии серной кислоты на ткани человека. Они показали: обработанные кислотой биологические ткани человека, подвергшиеся потом сжиганию, сохраняют большую массу, чем не обработанные. Выплеснутая в костер серная кислота приводит к быстрому падению температуры в нем, при этом образуется большое облако испарений, что в сочетании со сжигаемой плотью создает отвратительный запах. Заметим, что в рамках эксперимента на базе научно-испытательной пожарной лаборатории МЧС РФ, выливание кислоты в костер проводилось со всеми мерами предосторожности, с применением защитных металлических щитов, длинного шеста, на котором была закреплена банка с кислотой. В условиях 1918 г. на Поросенковом логу такую безопасность обеспечить было невозможно.

Обработка серной кислотой мертвой плоти членами похоронной команды была проведена, исходя из предположения о скором уничтожении тканей под воздействием кислоты. Однако, как показал эксперимент, проведенный в ходе антропологической экспертизы, поливание кислотой кожи, мягких тканей и костей не приносит какого-либо видимого результата. При полном погружении биологических тканей в емкость с кислотой заметные глазу изменения происходят только по прошествии довольно длительного времени, от нескольких часов до нескольких суток, но полного уничтожения тканей все равно не происходит. Распадению подвергаются костные фрагменты, обгоревшие до состояния белого каления.

Условий для полного погружения тел расстрелянных в кислоту на Ганиной Яме 17-19 июля 1918 года не было ввиду отсутствия как времени, так и емкостей подходящего объема.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 9, п.7 (д, е). С. 167-173.

11. Проводились ли экспертизы о необходимых условиях для уничтожения девяти человеческих тел в обстоятельствах, известных нам по описанию убийства Царской семьи?

В рамках судебно-медицинских (антропологических) экспертиз совместно с судебными экспертами медиками, специалистами и экспертами Следственного комитета РФ, и представителями научно-испытательной экспериментальной пожарной лаборатории МЧС РФ проведены исследования и следственные эксперименты для решения вопроса о возможности полного (без остатка) сожжения тел в кострах, в т.ч. с применением серной кислоты. Как было установлено ранее, кислота замедляет процесс уничтожения тканей человека. Также установлено, что при ее применении (обработке тканей), в конечном результате остается бóльшая масса останков, чем при сжигании необработанной биомассы.

Учеными Института археологии РАН проведен эксперимент по сжиганию туши  свиньи (50 кг). Для этого было израсходовано 5,5 кубометров сухих дубовых рубленных дров (плюс достаточное количество мелких сухих сосновых веток для розжига) и 8 часов времени. Даже после того как костер развалился и полностью прогорел, туша свиньи сохранила свои очертания. Сохранились многие мягкие ткани. Из костей смогли выделить ДНК, пригодную для исследования. Свинья была выбрана для эксперимента, как самое близкое к человеку по своему составу животное. Почему была взята именно неразрубленная туша? По историческим данным и архивным документам, ни в одном из них нет ни одного упоминания о том, что тела расчленялись. В захоронении 1991 г. на скелетах нет признаков расчленения, то есть они были целые. Тем более не было сведений, что их сжигали в бочках. Не выявлено и следов сжигания в бочках и на самой Ганиной Яме в ходе осмотров, начавшихся всего через 10 дней после нахождения там тел убиенных, в конце июля 1918 г. Зато есть данные о том, что на грузовике видели уже пустые бочки из-под бензина (керосина) без каких-либо повреждений и следов горения).

Эксперимент привел к однозначному выводу: в условиях открытой местности при отсутствии должного количества топлива и времени уничтожить огнем тела 11 человек невозможно.

Никаких следов заготовки дров в районе Ганиной Ямы, а также их подвоза со стороны в ходе поисковых работ 1918-1919 годов не обнаружено.

К такому же выводу пришли и антропологи, которые работали параллельно следствию в составе Комиссии. Более того, была организована специальная научная экспедиция в Индию, в город Агру, где ученые работали в специальном месте для ритуального сжигания тел. Итог этого научного опыта подвел Д.В. Пежемский: «Даже в условиях жаркой Индии на кремацию одного тела уходит полтора-два куба сухой, очень теплоемкой, подчеркиваю еще раз, древесины. Простые арифметические действия показывают, какой объем дров должен быть у убийц. За двое суток можно было осуществить заготовку дров в достаточном количестве, но эти вырубки замечены были бы и крестьянами, которые прекрасно знали и свои угодья, и, самое главное, всеми следователями, которые занимались этим делом в 18-м году. Никаких вырубок, никаких использований древесного ресурса для сожжения тел в каком-либо количестве мы не обнаруживаем. Могу сказать точно: сжечь 11 тел, используя только лишь горючие материалы, жидкие горючие материалы, ГСМ, керосин, бензин — это просто невозможно. Гореть будет именно горючий материал, а не сами тела. Для того, чтобы тела сгорели, нужны настоящие костры». Но у членов расстрельной команды был не только дефицит топлива, но и времени для кремации. Это тоже зафиксировано в заключении экспертизы и интервью Д.В. Пежемского: «Даже в идеальных для кремации условиях Индии, при таком количестве и качестве дров, сухой, жаркой погоде, необходимо не менее шести часов на кремацию тела человека небольших размеров, очень хрупкого сложения. Если это взрослые люди нормального телосложения, среднего телосложения, количество часов увеличивается до восьми и чаще всего десяти. Восемь-десять часов нужно для того, чтобы сжечь человеческое тело на дровах. Этого времени у убийц, как мы знаем, не было».

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 9, п. 7. С. 162-173.

12. Впервые в рамках следствия проведена комплексная комиссионная историко-архивная судебная экспертиза. К каким выводам она пришла?

Указанная экспертиза проводилась экспертным советом в составе: Безбородова А.Б., доктора исторических наук, профессора, ректора РГГУ; Васильевой О.Ю., профессора, доктора исторических наук, ранее заведующей кафедры религиоведения РАГС, руководителя Центра истории религии и Церкви Института российской истории РАН; Карпова С.П., академика РАН, президента исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова; Лыковой Л.А., доктора исторических наук, главного специалиста Российского государственного архива социально-политической истории; Перегудовой З.И., доктора исторических наук, главного специалиста Государственного архива Российской Федерации; Пчелова Е.В., кандидата исторических наук, доцента, заведующего кафедрой вспомогательных исторических дисциплин и археографии Историко-архивного института РГГУ; Светозарского А.К., профессора, заведующего кафедрой церковной истории Московской духовной академии; митрополита Псковского и Порховского Тихона (Шевкунова Г.А.), председателя Патриаршего совета по культуре; Христофорова В.С., доктора юридических наук, заведующего кафедрой международной безопасности РГГУ.

В ходе производства данной экспертизы все собранные материалы были тщательно изучены, проанализированы и систематизированы по хронологическо-тематическому принципу. В итоге из множества самых разнообразных свидетельств, воспоминаний и официальных документов, складывается единая картина совершённого злодеяния, а, казалось бы, подчас противоречивые данные лишь дополняют и поясняют друг друга. В результате сопоставления всех имеющихся на сегодняшний день источников естественным образом проясняются многие неясные или до сих пор спорные вопросы. Установлены организаторы и участники убийства Царской семьи и лиц из их окружения. В рамках историко-архивной судебной экспертизы впервые были сопоставлены данные, указанные в официальных протоколах осмотров, составленных следователем Соколовым, с фактами, изложенными в его книге «Убийство Царской семьи», изданной уже после смерти Соколова. Выявлены значительные расхождения между материалами следствия и книгой в деталях и обстоятельствах обнаружения тех или иных следов и предметов. Это имеет большое значение, так как мнение общественности по данному делу в основном складывалось именно по фактам, указанным в книге Соколова, поскольку иные источники по этому вопросу были закрыты для изучения. Результаты современного расследования совпали с выводами экспертов комплексной историко-архивной судебной экспертизы о том, что в ночь на 17 июля 1918 г. в г. Екатеринбурге в доме Ипатьева были расстреляны святой страстотерпец Николай II, его супруга, четыре дочери, сын и четыре лица из их окружения. Также совпали данные о подготовке к убийству, самом расстреле, сокрытии следов преступления и попытках уничтожения тел. Установлено, что тела расстрелянных сначала пытались скрыть в районе Ганиной Ямы, а затем девять из них закопали под полотном дороги на территории Поросенкова лога и над захоронением сделали деревянный настил — «мостик из шпал», а два тела — Алексея и Марии — пытались сжечь недалеко от этого места, их обгоревшие останки сокрыли тут же, под костром, залив их серной кислотой.

Заключение экспертов № 01-2019 от 28 ноября 2019 г. (Комплексная комиссионная историко-архивная судебная экспертиза). Уголовное дело № 252/404516-15.

13. Экспертам-историкам в рамках указанной выше экспертизы ставилась задача: поднять документы по переговорам Ленина с Екатеринбургом в период с апреля 1918 года и до расстрела Царской семьи. Какие результаты дал это анализ?

Установлено, что весной-летом 1918 года в центральных и местных, уральских, органах власти остро обсуждался вопрос о дальнейшей судьбе Царской семьи. Центральная власть в Москве официально придерживалась политики сохранения жизни Царю и его семье до открытого суда. Среди членов исполкома Уральского облсовета (большевиков и левых эсеров) мнения разделились: левые эсеры и некоторые большевики требовали немедленного расстрела бывшего Императора. Остальные большевики поддерживали официальную политику центра. Связь с Москвой по вопросу о казни Царской семьи не прекращалась. Ответственность за согласование решения этого вопроса была возложена на военного комиссара Ф.И. Голощекина, который считался на Урале основным «центровиком» (некоторые даже называли его «верноподданным Ленина»). Он был хорошо известен лично В.И. Ленину и Я.М. Свердлову и пользовался полным доверием ЦК. Именно под его личную ответственность Царская семья была переведена из Тобольска в Екатеринбург, он отвечал за ее безопасность и за согласование всех действий с центром.

Во второй половине июня 1918 года стала очевидной возможность скорого захвата Екатеринбурга частями чехословацких и белых войск. Ввиду возможной близкой сдачи города вопрос о дальнейшей судьбе Царской семьи обострился. По словам Я.М. Юровского, необходимо было решение центра. Для этого в начале июля исполком Уральского облсовета направил в Москву Ф.И. Голощекина.

В.И. Ленин официально заявлял о необходимости организовать в пропагандистских целях открытый суд над Царем в Москве с вынесением смертного приговора. Однако из воспоминаний Л.Д. Троцкого известно, что в личных разговорах с ближайшими соратниками он в то время уже высказывал сомнение в возможности судебного процесса из-за тяжелого положения на немецком фронте. Планы большевиков не исключали шантажа немецкой стороны жизнью царицы, особенно с учетом требований немцев сохранить жизни царицы и царевен. Поэтому официально Ф.И. Голощекину было поручено передать Уральскому облсовету распоряжение как можно скорее организовать суд над Царем в Екатеринбурге, но при этом военный комиссар П.З. Ермаков и член исполкома Уральского облсовета П.М. Быков свидетельствуют о распоряжении Я.М. Свердлова об убийстве Царя в случае невозможности суда над ним по военным обстоятельствам. О распоряжении Я.М. Свердлова не было известно рядовым уральским большевикам, однако его наличие было очевидно из того, что сразу после приезда Ф.И. Голощекина из Москвы «среди начальствующего состава поднялась сутолока, беготня, совещания», то есть началась усиленная подготовка к убийству Царской семьи. Я.М. Юровский единожды в своих воспоминаниях свидетельствует о получении из Перми 16 июля 1918 года телеграммы (или телефонограммы), «содержащей приказ об истреблении Р[оманов]ых». То, что такой приказ был получен из Перми, а не из Москвы, неудивительно. В те годы Екатеринбург относился к Пермской губернии и в условиях революционного хаоса связь Екатеринбурга с Москвой часто шла именно через губернский центр.

Непосредственно после приезда из Москвы 12-13 июля 1918 г. Ф.И. Голощекин в узком кругу на заседании исполкома Уральского областного совета (возможно, даже только его президиума) отчитался о своей поездке. Участники заседания обсудили план убийства Царской семьи, с тем чтобы осуществить его в ближайшее время, без проведения гласного суда. Останки убитых решено было сокрыть. Казнь постановили поручить коменданту дома Ипатьева Я.М. Юровскому, а сокрытие останков — П.З. Ермакову. На том же заседании, видимо, был составлен и рукописный проект официального телеграфного отчета в Москву о казни Царя, точная дата в котором проставлена еще не была. В нем сообщалось только о расстреле Царя, а об остальных членах Царской семьи было сказано, что они якобы эвакуированы.

В здании Уральской областной ЧК 16 июля 1918 г. состоялось совместное заседание членов исполкома Уральского облсовета и членов коллегии УОЧК, на котором было окончательно назначено время — в ближайшую ночь с 16 на 17 июля 1918 г.; были выбраны палачи.

После заседания, около девятнадцати часов, Ф.И. Голощекин и Г.И. Сафаров через Петроград (поскольку телеграфное сообщение с Москвой было нарушено) по прямому проводу передали текст запроса в Москву. Они сообщали о том, что решение участи Царской семьи не терпит отлагательства, что ждать они больше не могут, и спрашивали, нет ли у центра возражений. Текст телеграммы был составлен так, чтобы центру не обязательно было отвечать: само отсутствие ответа было выражением согласия. Телеграмма была передана председателем Петроградского Совета Г.Е. Зиновьевым в Кремль на имя Я.М. Свердлова (копия — В.И. Ленину) в 17 ч 50 мин по новому времени (в Екатеринбурге было 19 ч 50 мин), а получена в Москве в 21 ч 22 мин (в Екатеринбурге 23 ч 22 мин).

По указанному выше свидетельству Я.М. Юровского, в тот же день, 16 июля 1918 года, в Екатеринбурге была получена телеграмма (или телефонограмма) из Перми, «содержавшая приказ об истреблении Р[омано]вых».

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 1. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 1-2, п. 2. С. 7-43, 52-54.

14. Какие доказательства смерти Царской семьи организаторы расстрела представили руководству советской России?

Членами президиума Уральского облсовета 17 июля 1918 года в 12 часов дня была направлена телеграмма В.И. Ленину и Я.М. Свердлову с сообщением о расстреле только одного Царя. Про семью в телеграмме говорилось, что она эвакуирована в надежное место.

В этой телеграмме был также предложен проект официального уведомления населения о расстреле Царя. Копия этого проекта была в тот же день передана из президиума Уральского облсовета в редакцию газеты «Уральский рабочий». Однако облсовет запретил публикацию этой информации до получения согласия от центра.

В 21 час того же дня в Москву была отправлена шифрованная телеграмма за подписью А.Г. Белобородова с информацией о расстреле всей Царской семьи.

Кроме телеграммы о расстреле Царственного страстотерпца и шифрограммы об убийстве всей его семьи, доказательствами их смерти, являются воспоминания (доклады) разных лет участников событий, в том числе при проведении проверки по указанию Н.С. Хрущева в 1964 г. В этих изложениях событий разными лицами и в разное время каких-либо существенных разногласий нет, хотя некоторые из авторов на момент совершения убийства и сокрытия тел не знали друг друга, после этих событий жили в различных местах и не контактировали друг с другом. Более того, возможность корректировки воспоминаний членов похоронной команды исключена, так как похоронная команда постоянно ротировалась, многие из ее членов сразу же отправлялись на фронт без возможности дальнейшего общения между собой.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 7, п. 1; приложение 7. С. 3–6; 793-815.

15. Существует легенда о том, что в Кремль был доставлен сосуд с головой святого императора Николая II. Подкрепляется ли это предание какими-либо документами?

Таких документов не обнаружено. Ни в одном официальном источнике, протоколах допросов того времени, а также докладах и справках лиц, участвовавших в расследовании, мемуарных воспоминаниях участников и свидетелей убийства и сокрытия тел ни разу не упоминается об отчленении головы святого Николая II или голов погибших вместе с ним.

16. Какими документами, связанными с расстрелом Царской семьи, из Екатеринбургских архивов пользовались эксперты?

Весь комплекс документов, находящихся на хранении в Центре документации общественных организаций Свердловской области (бывший партархив), Государственном архиве Свердловской области и Музее истории г. Екатеринбурга изучен в рамках историко-архивной экспертизы. Сканированные и должным образом заверенные копии всех этих документов приобщены к материалам уголовного дела.

17. Делалось ли заключение касательно «Записки Юровского»: сколько существует версий этой записки, происхождение двух последних абзацев записки, приписанных другим почерком? Проводилась ли почерковедческая экспертиза?

По всем вариантам «Записок» Юровского: «Записка Юровского», хранящаяся в ГАРФе (в ходе экспертизы обозначенная как  документ № 1), «Воспоминания коменданта Дома Особого назначения в г. Екатеринбурге Юровского Якова Михайловича, чл. партии с 1905 года, о расстреле Николая II и его семьи», хранящиеся в ЦДООСО (бывший партархив Свердловской области) и обозначенные экспертами как  документ № 2, и расшифровки стенограммы выступления Юровского на Совещании старых большевиков по вопросу пребывания Романовых на Урале 1.02.1934, также хранящаяся в ЦДООСО (документ № 3), — назначены и проведены автороведческая и почерковедческая экспертизы. Из заключения экспертов следует, что автором печатных текстов «Записка Юровского» (документ № 1) и «Воспоминания коменданта Дома Особого назначения в г. Екатеринбурге Юровского Якова Михайловича, чл. партии с 1905 года, о расстреле Николая II и его семьи» (документ № 2) и расшифровки стенограммы выступления Юровского на Совещании старых большевиков по вопросу пребывания Романовых на Урале (документ № 3) является одно лицо. Косвенным признаком того, что автор текста — сам Юровский Я.М., является актуализация подробностей, важных для говорящего, а не для наблюдателя. В тексте описывается, что думал и переживал комендант, передаются его удивление, сомнения, дается оценка событий с позиции говорящего. Юровский имел непосредственное отношение к составлению документа № 1 и документа № 3 в окончательной редакции. Признаков участия группы лиц в составлении текстов документов №№ 1, 2, 3 (за исключением отдельных фрагментов) нет.

Экспертами установлено, что на «записке Юровского», хранящейся в ГАРФе (Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Лл. 31-34), рукописные поправки по тексту сделаны Юровским, а уточняющие записи на полях и дополнение в конце текста — М.Н. Покровским (с мая 1918 г. до конца жизни — заместитель наркома просвещения РСФСР, а с 21 сентября 1920 г. — глава «Комиссии по истории Октябрьской революции и РКП (б)» (сокращенно «Истпарт»), образованной 21 сентября Постановлением СНК Р.С.Ф.С.Р. при Народном Комиссариате Просвещения Р.С.Ф.С.Р.). Рукописные правки в расшифровке стенограммы выступления Юровского на совещании старых большевиков 01.02.1934 выполнены самим Юровским.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Приложение 7. С. 805-815.

Заключение 3/34 от 13 января 2020 г. Центр специальной техники Институт криминалистики ФСБ России. Уголовное дело № 252/404516-15.

Заключение 3/122 от 31 августа 2020 г. Центр специальной техники Институт криминалистики ФСБ России. Уголовное дело № 252/404516-15.

18. Есть ли какие-то факты, касающиеся убийства Царской семьи, в письме Юровского Сталину во второй половине 30-х годов из Кремлевской больницы?

В указанном письме не упоминается о расстреле Царской семьи и об участии в этом самого Юровского, то есть в письме вообще не затрагивается эта тема. Юровский просит Сталина обратить внимание на судьбу своей дочери Риммы, которая на тот момент была арестована (Личный архив М.К. Касвинова).

19. Есть версия, что к письму сына Медведева-Кудрина к Н.С. Хрущеву (1964 года) был приложен план местности, где находится захоронение. Проверялась ли такая возможность в ходе следствия?

В материалах проверки, проведенной в 1964 г. по письму М.М. Медведева, сына участника расстрела М.А. Медведева (Кудрина), на имя Н.С. Хрущева плана местности, прилагавшегося к этому письму, нет. В других материалах и архивах до настоящего времени этот план местности не обнаружен. В самой «Справке об обстоятельствах казни бывшего царя Николая Романова и членов его семьи», подписанной 22.05.1964 начальником Главного архивного управления при Совете Министров СССР Г. Беловым, в тексте указано место захоронения таким образом: «Останки казненных были закопаны в землю утром 19 июля в том же лесу на полпути между дер. Коптяки и Верх-Исетским заводом у пересечения лесной дороги с железнодорожной линией».

Поиски этого места захоронения производить не рекомендовалось. Это косвенно подтверждает тот факт, что в 1964 г. советское правительство не располагало точными координатами места захоронения и не желало эту тему поднимать.

РГАСПИ Ф. 588. Оп. 3. Д. 1; РГАНИ Ф. 5. Оп.55. Д. 62. Л. 229.

20. Известно, что Александр Николаевич Авдонин, геолог, доктор геолого-минералогических наук с детства интересовался судьбой Царской семьи. Существуют ли его дневники или записи тех, кто вместе с ним участвовал в раскопках Поросенкова лога в 1979 году?

В 1960-е гг. А.Н. Авдонин познакомился с Г.Н. Лисиным, который, будучи подростком, в 1918 г. в числе бойскаутов участвовал в осмотре местности в районе шахты № 7 на Ганиной Яме под руководством А.А. Шереметевского. Осенью 1968 г. он показал эти места А.Н. Авдонину. Кроме того, А.Н. Авдонин был знаком с вдовой члена исполкома Уралоблсовета Б.В. Дидковского, которая, со слов мужа, рассказывала ему о захоронении членов Царской семьи на Старой Коптяковской дороге. Авдонин в 1979 году стал одним из первооткрывателей захоронения в Поросенковом логу, с 1991 г. — председатель Регионального общественного фонда «Обретение».

В ходе следствия допрошены: А.Н. Авдонин, его супруга Г.П. Авдонина, Г.П. Васильев, которые во второй половине 1970-х гг. участвовали в поисках и раскопках захоронения девяти человек на Поросенковом логу вместе с Авдониным и Рябовым. (Для справки: Рябов Гелий Трофимович (1932–2015). В 1954 г. окончил Московский юридический институт, работал следователем прокуратуры, впоследствии был внештатным консультантом министра внутренних дел СССР Н.А. Щелокова. Писатель, кинорежиссер, сценарист. Один из первооткрывателей захоронения в Поросенковом логу в 1979 г.). В ходе следствия также допрошена О.А. Рябова, вдова Г.Т. Рябова. У свидетелей получены копии документов и материалов из личных архивов, касающиеся проведения поисковых работ и раскопок в 1970-х и официальных раскопок в 1991 г. и в 2007 г. Данные материалы приобщены к уголовному делу и анализировались в ходе историко-архивной экспертизы. Дневники Г.Т. и М.В. Рябовых (участница неофициальных раскопок в 1979-1980 гг.) ранее были опубликованы академиком РАН В.В. Алексеевым.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 10, п.4. С. 232-253.

21. В воспоминаниях Авдонина и Рябова есть разночтения. Как следствие объясняет разные трактовки? И какая версия представляется наиболее достоверной?

Расхождения в воспоминаниях Авдонина и Рябова несущественны и связаны в основном с вопросом, кому отведена главенствующая роль в этих поисках. Г.Т. Рябов специально в своих публикациях и интервью искажал данные об истинном месте обнаруженного ими захоронения для того, чтобы не допустить его вскрытия посторонними людьми и утери останков. По делу допрошен бывший сотрудник КГБ Свердловской области, которому, после первых интервью и публикаций Г.Т. Рябова в 1989 г., был поручен поиск места захоронения. У него произведена выемка фотографий, справок и рапортов, которые он составлял по этому поручению для своего руководства.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 10, пп.1-9. С. 206-300.

22. Пыталось ли следствие получить показания М.С. Горбачева, бывшего генерального секретаря ЦК КПСС, о том, было ли заинтересовано руководство СССР в закрытии вопроса об убийстве Царской семьи?

Получить показания М.С. Горбачева не представилось возможным. Член экспертного совета по историко-архивной экспертизе А.Б. Безбородов довел до сведения исторической комиссии, что, со слов помощника М.С. Горбачева, последний таких обстоятельств не помнит.

23. Возможно ли было получить показания И.С. Иванова, бывшего в 1993 году первым заместителем министра иностранных дел РФ, о том, было ли в то время заинтересовано руководство России в закрытии вопроса об убийстве Царской семьи?

Этот вопрос не исследовался, так как по результатам изучения архивных материалов и уголовного дела, возбужденного в 1993 г., необходимость в этом отпала. После возобновления следствия по делу об убийстве Царской семьи весь комплекс следственных действий и мероприятий, направленный на изучение обстоятельств произошедшего и идентификации личностей обнаруженных в Поросенковом логу останков 11 человек, был проведен заново. Сам факт возобновления следствия в 2015 году вопрос о заинтересованности руководства России в закрытии вопроса об убийстве Царской семьи сделал неактуальным. Тем более ответ на этот вопрос не влияет на установление истинных обстоятельств расстрела в доме Ипатьева, а также идентификации личности погибших.

24. Каковы были причины отказа следствия 1993 года от основных выводов, сделанных следствием 1918-1922 гг.?

Следствие 1993 года не отказывалось от основных выводов следствия 1918-1922 гг. В материалах архивного следственного дела Соколова нет официального вывода о полном (без остатка) сожжении тел. Эта версия появилась у Соколова гораздо позже, и не в материалах следственного дела, которым он занимался до самой своей смерти в 1924 году, а в его докладе Императрице Марии Феодоровне и его книге «Убийство царской семьи».

Н. А. Соколов приступил к расследованию 7 февраля 1919 года. Изучив следственные материалы, он, так же как и предыдущие участники расследования, пришел к выводу о том, что тела захоронены и необходим планомерный розыск. С этой целью весной 1919 года, когда уже сошел снег, Н.А. Соколов до последнего дня пребывания в Екатеринбурге, 10 июля 1919 года, занимался поиском останков Царской семьи. Его следствие и фактически, и юридически так и осталось незаконченным. 10 июля 1919 г. он допросил сторожа на ж/д переезде недалеко от Поросенкова лога, Лобухина, и его сына и выяснил, что «мостик из шпал» в этом логу появился в ночь на 19 июля 1918 г., когда красногвардейцы на грузовой машине возвращались через Поросенков лог со стороны Ганиной Ямы. Это же подтвердил и офицер Шереметьевский. В день допроса Лобухиных (10 июля 1919 г.) Соколов в своем протоколе осмотра местности (Старой Коптяковской дороги к Ганиной Яме) сделал отметку, что ему поступил приказ о срочной эвакуации из Екатеринбурга вместе с делом и вещественными доказательствами ввиду приближения неприятеля. На следующий день он покинул город и больше не имел возможности вернуться туда и продолжить свое расследование. Следователю Соколову не хватило времени для исследования и проверки полученных сведений на месте.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 9, п. 2, гл. 12, п.14. С. 103-123; 510-513.

25. Были ли запрошены у следователя В.Н. Соловьева акты приема-передачи останков при проведении исследований в 1993 году?

Какие-либо документы, свидетельствующие о приеме-передаче останков для проведения экспертных исследований, Соловьевым не предоставлены, в материалах уголовного дела 1993 г. они отсутствуют. Следствием 2015-2021 гг. все объекты на исследование направлялись заново с соблюдением всех необходимых процессуальных требований.

26. Соответствует ли действительности утверждение петербургского криминалиста В.Л. Попова о том, что в морге Военно-медицинской академии уже после повторного захоронения останков великого князя Георгия Александровича, эксгумированных для генетической экспертизы в 1993 году, находилась коробка с костными фрагментами из захоронения великого князя Георгия?

По утверждению В.Л. Попова, эти фрагменты видел он сам и нынешний заместитель начальника судмедэкспертизы Исаков.

После возобновления следствия в 2015 г. В.Л. Попов является одним из экспертов-антропологов, которым было поручено проведение судебно-медицинских (антропологических) экспертиз. Он рассказал, что задолго до возобновления расследования в 2015 году ему позвонили из морга Военно-медицинской академии с информацией о том, что у них после исследований остались фрагменты ногтевых пластинок (1 или 2 шт.) и небольшое количество волос из захоронения великого князя Георгия Александровича. Костных фрагментов там не было. Следователь В.Н. Соловьев, назначавший экспертизу, после проведенных исследований эти объекты не забрал вместе со всеми остальными. Это решение можно мотивировать тем, что к моменту обнаружения этих объектов в морге уже было проведено повторное вскрытие гробницы великого князя и изъятые оттуда ранее для исследований материалы были возвращены в гробницу. В результате, оставшиеся в морге ногтевые пластинки и волосы были переданы в Санкт-Петербургский общественный фонд ревнителей памяти Государя Императора Николая Александровича, который в то время возглавляла Валентина Васильевна Рождественская.

27. Есть сведения о некоей экспертизе американского антрополога Уильяма Мейплза, в которой говорится о том, что черепа рубили лопатами. Была ли в действительности такая экспертиза? Кто дал задание американцам работать с останками? Какие костные останки и куда были вывезены? Принимались ли меры для их возвращения?

Эксперт Мейплз действительно приезжал в Екатеринбург и участвовал в проведении антропологической экспертизы. По словам Петра Сарандинаки, правнука генерала Розанова, друга следователя Соколова, Уильяма Мейплза пригласили для работы власти Свердловской области в 1992 году.

Кроме Мейплза в экспертных исследованиях участвовали и другие зарубежные специалисты. Документов о том, какие именно костные фрагменты и куда вывозились для исследования, не обнаружены. Сам Петр Александрович Сарандинаки — бывший капитан дальнего плавания, потомок генерал-лейтенанта Российской Императорской армии С.Н. Розанова; организатор и председатель общественной организации SEARСH («Поиск»), иностранный представитель фонда «Обретение». Родился и проживает в США, ныне — пенсионер, активно участвовал в поиске останков Цесаревича и великой княжны Марии в Поросенковом логу, а также в течение многих лет организовывает поиски останков великого князя Михаила Александровича под Пермью.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 10, п. 14. С. 313-319.

28. Изучалась ли статья председателя Следственного комитета А.И. Бастрыкина о недостатках следствия Соловьева (1998)?

Статья изучалась в процессе настоящего расследования, учтены все недостатки, указанные в ней и приняты меры для их устранения.

29. Есть также статья Буранова, которая также критикует следствие Соловьева.

Важно то, что следствие, возобновленное 23 сентября 2015 г., ведется без учета данных, полученных следователем Соловьевым. Проводится полный комплекс следственных действий и экспертиз, направленных на установление истины по делу.

30. Какова история нахождения 70 граммов костных останков?

Поскольку в 1991 г. в захоронении под мостиком из шпал в Поросенковом логу были найдены останки только девяти человек, впоследствии были продолжены поиски останков еще двух членов семьи Императора — святых Цесаревича Алексея и великой княжны Марии. В районе Поросенкова лога поиски проводились ежегодно с 1992-го по 2000 год Институтом истории и археологии Уральского отделения РАН (в первые годы — совместно с фондом «Обретение»). Археологи обследовали около 1000 м2 территории Поросенкова лога и Старой Коптяковской дороги, но поиски были безрезультатными.

В 2004 году в Поросенковом логу вновь проводились раскопки участниками фонда «Обретение» совместно с П.А. Сарандинаки (США), судебно­медицинским экспертом С.А. Никитиным и А.В. Тарасовым. Однако останки двух человек так и не были найдены.

На Ганиной Яме, в районе шахты № 7, также проводились поиски останков Цесаревича и великой княжны Марии. Они были организованы по инициативе А.Н. Авдонина и проходили с 1998 по 2000 год. В работах принимали участие: общественный фонд «Обретение», Уральский филиал центра «Геон», Уральская геологосъемочная экспедиция, Свердловский областной краеведческий музей, американская общественная организация SEARH во главе с ее президентом П.А. Сарандинаки.

В 2006 году поиски возобновились силами местных энтузиастов. Летом 2007 года в 67 метрах к югу от захоронения, вскрытого в 1991 году, было обнаружено второе захоронение. Археологические раскопки прошлых лет закончились, остановившись буквально нескольких метрах от этого места.

Член военно-исторического клуба «Горный щит» Л.Г. Вохмяков 29 июля 2007 года нашел на Поросенковом логу с помощью щупа старое кострище. Удалив саперной лопаткой дерн, он обнаружил угли и находившиеся на небольшой глубине фрагменты костей. При дальнейших профессиональных археологических раскопках были обнаружены две ямы. Одна из них была неглубокой, в ней оказалось кострище с большим количеством углей. Вторая яма примыкала к первой с южной стороны, она была более глубокая, и в ней были обнаружены фрагменты костей и семи зубов; на некоторых из них имелись признаки воздействия высокой температуры и следы повреждений различного характера. Профессиональным антропологом при визуальном осмотре кости и зубы были идентифицированы как останки двух человек — молодой девушки и подростка.

Во второй яме были обнаружены также три пули, кусок ткани с полосками, осколки глазированного с двух сторон толстостенного керамического сосуда из-под серной кислоты, аналогичные осколкам, обнаруженным в захоронении 9 человек в 1991 году, а также железные уголки и гвозди, предположительно от крепежа деревянного ящика, в которых находились кувшины с кислотой. Фрагменты керамики, гвозди и части крепежа были найдены также вблизи двух этих ям в различных местах. Археологом С.Н. Погореловым была предложена реконструкция событий: «Процесс происходил следующим образом: в сторону были отнесены два тела, которые были обложены ветками деревьев и дощечками от ящиков, в которых были привезены кувшины с серной кислотой, политы керосином и подожжены. Недогоревшие останки были закопаны тут же, после чего сверху был разведен еще один большой костер для сокрытия следов сжигания тел. Мы обнаружили следы большого поверхностного костровища, под которым располагалась часть “ванны” костровища, где сжигались тела, и прилегающая к нему яма с останками, что точно соответствует описаниям Юровского и других лиц. Мы предполагаем, что найденные нами затылочные кости черепов двух человек и кусок ткани, а также узость около 0,5 метра костра для сжигания, могут говорить о том, что тела были положены друг на друга в одном направлении голова к голове, а глиняная "ванна", в которой они находились, в дальнейшем стала емкостью для кислоты, которой они были облиты. Возможно, что головы и кусочек ткани не попали в основной эпицентр огня. Складывается впечатление, что при сжигании тел их еще подрубали лопатами для скорейшего уничтожения».

Протокол допроса С.Н. Погорелова от 27 июля 2016 г. // Уголовное дело № 252/404516-15.

Костные останки двух человек, обнаруженные летом 2007 года в 70 метрах от захоронения 9 лиц, в декабре 2015 года переданы на ответственное хранение в Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь.

По указанным выше костным фрагментам назначены и проведены судебно-медицинские (антропологические) и молекулярно-генетические судебные экспертизы. В результате проведенных экспертиз были установлены пол, возраст, рост двух человек, которым принадлежат останки. Один из них — подросток (мальчик) 12-15 лет, ростом 144-145 см; второй человек — девушка 17-19 лет, ростом 159-162 см. Была определена давность захоронения — более 60 лет. Крупные фрагменты костей и зубы идентифицированы и отнесены к двум разным скелетам.

Молекулярно-генетическими экспертизами, проведенными в России, США и Австрии, установлено, что останки, найденные в 2007 году, принадлежат брату и сестре, которые при этом являются детьми родительской пары, чьи останки были обнаружены в Поросенковом логу в 1991 году. Согласно заключению экспертов США и Австрии, вероятность того, что эти останки принадлежат сыну и дочери святых царя Николая и царицы Александры, превышает вероятность того, что родственная связь между ними отсутствует, более чем в 80 триллионов раз (в отношении мальчика) и в 4,36 триллионов раз (в отношении девушки).

Экспертами Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН проведена молекулярно-генетическая экспертиза (заключение эксперта № 1 от 01.10.2008), установлено: останки двух человек, обнаруженных 29 июля 2007 г. в захоронении в районе Старой Коптяковской дороги близ г. Екатеринбурга, принадлежат брату и сестре, генотипы индивидов в двух захоронениях 1991 г. и 2007 г. соответствуют семейной группе: мать № 7, отец № 4, четыре дочери и один сын, полные последовательности мтДНК костных образцов двух человек из второго захоронения и образца из скелета № 7 полностью идентичны полным мтДНК ныне живущих двух ветвей женской линии королевы Виктории (бабушки святой Александры Федоровны). Показано полное совпадение определенных STR-профилей Y-хромосомы из костных образцов скелета № 4 и останков мужского пола из второго захоронения, а также из образцов, полученных от прямых родственников по отцовской линии святого Николая II (потомков Николая I).

Согласно выводам молекулярно-генетических судебных экспертиз, проведенных экспертами Следственного комитета Российской Федерации установлено, что останки двух лиц, обнаруженные в 2007 г. принадлежат дочери и сыну святых царя Николая и царицы Александры. Биологическое родство по обоим родителям установлено с вероятностью для мальчика — 99,99999992 %, а для девушки — 99,9995 %.

Кроме того, в ходе настоящего расследования допрошены лица, принимавшие участие в поисках и вскрытии захоронения двух лиц на Поросенковом логу в 2007 г. К делу приобщены отчеты археологов о проведенных археологических изысканиях, в ходе которых и были обнаружены эти останки, а также копии документов и материалов, выданные участниками поисковых работ.

Экспертами Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН в образцах ДНК, выделенной из останков № 146, выявлен мутантный аллель, т.е. он болел гемофилией.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 11, пп. 1-2, 4-5. С. 341-359, 364-384.

Заключения экспертов (молекулярно-генетическая экспертиза) № 02-2020 от 29.12.2019, заключение эксперта № 1 от 01.10.2008, № МСК-3085-2015/МСК-4158-2016 от 28.06.2019. Уголовное дело № 252/404516-15.

31. Кто оставил надпись — фрагмент стихотворения Гейне на стене расстрельной комнаты дома Ипатьева?

Из заключения почерковедческой экспертизы: рукописная надпись, изъятая в 1918 году со стены подвальной комнаты дома Ипатьева в г. Екатеринбурге, начинающаяся со слов «Belsatzarward…» и заканчивающаяся словами: «…Knechtenumgebracht», исполнена не П.Л. Войковым, не И.И. Родзинским, а, вероятно, Я.М. Свикке.

Для справки: Комиссар Свикке Ян Мартынович (Jānis Svikke, Sviķis; 1885, Вецумниеки, Бауский уезд, Курляндская губерния, Российская империя — 1976, Рига, Латвийская ССР, СССР) — латышский большевик. В 1918 г. был членом Высшей военной инспекции РККА, комиссаром типографии штаба комиссариата Уральского военного округа, курировал в Екатеринбурге издание латышской газеты «Uspreekschu!» («Вперед!»). С 1920 г. — на партийно-преподавательской работе. В 1926 г. окончил МГУ и работал в вузах Москвы. В 1936-1941 гг. — научный сотрудник Института истории, науки и техники АН СССР. В годы Великой Отечественной войны — редактор и директор иностранного отдела Всесоюзного радиокомитета в Москве. В 1945-1958 гг. на редакционной и педагогической работе в Риге. С 1949 г. — доцент. С 1958 г.— на пенсии.

Вывод в категорической форме был бы возможен при наличии дополнительных образцов почерка Я.М. Свикке, исполненных на латинице. В Российской Федерации таких образцов найти не удалось. Возможно, таковые остались в Латвии, где он позднее проживал. Воспоминания и другие документы Я.М. Свикке находятся в архиве в Риге.

Вопрос об этой надписи на стене комнаты поднимался на совещании старых большевиков 01.02.1934. Из выступления Я.М. Юровского на этом совещании следует, что никто из расстрельщиков этого не писал, что надпись, скорее всего, сделана кем-либо из белогвардейцев после взятия ими Екатеринбурга 25 июля 1918 года.

По историческим данным установлено, что Свикке в расстреле не участвовал, но находился в июле 1918 г. в Екатеринбурге. Возможно, он так же, как и многие другие, после расстрела мог посещать дом Ипатьева, доступ в который не был ограничен, и оставил эту надпись на стене расстрельной комнаты.

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 9, п. 9. С. 182-189.

Заключение 3/593 от 19 декабря 2019 г. эксперты Центра специальной техники Институт криминалистики ФСБ России. Уголовное дело № 252/404516-15.

4. Вопросы к Русской Зарубежной Церкви

32. Существуют сведения, что Русская Зарубежная Церковь предоставляла на экспертизу палец великой княгини Елизаветы Федоровны. Экспертиза показала несоответствия генома Елизаветы Федоровны с геномом предполагаемых останков Императрицы. Так ли это?

Упомянутый палец официальному следствию не передавался и по этой причине не исследовался. Ответ на этот вопрос был дан представителями Русской Зарубежной Церкви на совместном совещании, проведенном в 2016 г. в семинарии Сретенского монастыря с участием представителей Следственного комитета и экспертов историко-архивной экспертизы. Никаких материалов, в том числе пальца великой княгини Елизаветы Федоровны, для проведения экспертизы Русская Зарубежная Церковь не предоставляла. Чей палец исследовался неофициальной экспертизой, неизвестно, полученные данные, в отличии от следствия, не сравнивались с образцами биологических родственников Елизаветы Федоровны, а сравнивались только с ДНК-профилем останков № 7. Вполне возможно, что останки великой княгини Елизаветы Федоровны и монахини Варвары при их транспортировке и перезахоронении могли перепутаться между собой.

33. Существуют сведения, что в Брюсселе и США хранятся останки и личные вещи Царской семьи, вывезенные следователем Соколовым (в «синей шкатулке»). Так ли это?

Находки, зафиксированные следствием И. А. Сергеева, были подробно описаны Н. А. Соколовым в протоколах осмотра вещественных доказательств от 10 февраля 1919 г. (ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 2. Д. 4. Л. 10-14) и от 15-16 февраля 1919 г. (Там же. Л. 42-46).

После передачи Н.А. Соколову всего необходимого для работы, адмирал А.В. Колчак поручил генералу М.К. Дитерихсу отправить остальные вещи, принадлежавшие Романовым, в Англию родной сестре Императора великой княгине Ксении Александровне. Одежда, украшения, книги, иконы, фрагменты стен и пола, вырезанные И.А. Сергеевым в расстрельной комнате, и другие вещи были упакованы в 50 ящиков и отправлены поездом во Владивосток. Однако в пункт назначения прибыло лишь 29 ящиков, которые и были погружены 18 марта 1919 г. на английский крейсер «Кент». Груз прибыл в Великобританию и был доставлен великой княгине. По вскрытии оказалось, что бóльшая часть содержимого ящиков была изъята и заменена различным мусором (National Archives FO 371/3977a. Р. 15, 23, 26-29, 38-46, 146-148, 175, 183; ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 13. Л. 1-1 об.; письма полковника А. Дэвидсона Р. Вильтону от 23 ноября 1920 г. и 25 сентября 1930 г. (папка № 1 материалов Вильтона в библиотеке Хафтона Гарвардского университета)).

Часть из полученных вещей была передана великой княгиней в Брюссель в храм-памятник святого праведного Иова Многострадального после его освящения в 1950 г. Среди них: Библия, подаренная Императрицей Цесаревичу Алексею Николаевичу, крест, нательные иконки, найденные в ходе поисков в 1918-1919 гг. на Ганиной Яме, икона святого Иоанна Крестителя, находившаяся в Ипатьевском доме, погон Императора и его шинель. Эти предметы хранятся в храме до настоящего времени.

Кроме того, существует версия, согласно которой в стенах алтаря храма была замурована шкатулка (или сундучок), в которой в 1920 г. были вывезены из России некоторые вещественные доказательства по делу: фрагменты костей, кусочки сальных масс и др. Однако сведения по этому поводу очень противоречивы, каких-либо достоверных подтверждений этому в настоящее время не имеется.

При этом в фонде митрополита Лавра в архиве Свято-Троицкой духовной семинарии имеются копии двух важных документов. Один из них — расписка, датированная 21 января 1940 года, в получении митрополитом Серафимом (Ляде) от князя К.А. Ширинского-Шихматова двух баночек под №№ 133 и 195 с вещественными доказательствами, которые были переданы на временное хранение отцу князя, Алексею Александровичу Ширинскому-Шахматову, самим Н.А. Соколовым. На момент передачи на одной из баночек была надпись: «Вещественные доказательства по делу № 80 "куски сала", описанные в пункте 26 протокола 9-13 августа 1919 года. Судебный следователь Н. Соколов. № 133». Вторая, разбитая баночка тоже хранила куски сала, карандашом на ней была приписка — «сало с тел при сожжении, меши волос с глиной. М. Дитерихс». Эти баночки были переданы князем К.А. Ширинским-Шихматовым в церковь в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в Париже для дальнейшей передачи в Брюссель, в храм-памятник святого праведного Иова Многострадального. На сегодняшний день местонахождение этих баночек следствием не установлено.

Второй документ, датированный 20 марта 1975 г., — акт о передаче протоиерею Димитрию Хвостову в тот же храм-памятник в Брюсселе полковником Д.Г. Лучаниновым ладанки, принадлежавшей капитану П.П. Булыгину. Согласно акту о передаче, в ладанке хранились «частицы останков царской семьи».

На совещании в семинарии Сретенского монастыря в 2016 году представители Русской Зарубежной Церкви пояснили, что при проведении реставрационных работ в Храме-памятнике Иова Многострадального один из сосудов, в которые в свое время следователем Соколовым, были помещены «сальные массы» разбился, но в нем, кроме пыли, ничего не было. В процессе съемок фильма «Цареубийство: Следствие длиною в век» о ходе настоящего расследования съемочной группой Е.Н. Чавчавадзе в указанном храме были сфотографированы и сняты на видео часть реликвий, хранящихся в нем. Среди этих предметов есть ювелирные украшения, нательные образки и иконы, которые были изъяты в процессе «белогвардейского» следствия в 1918-1919 гг. как на руднике у Ганиной Ямы, так и в доме Ипатьева. Бусина, находящаяся в данном храме-памятнике, по внешнему виду и размеру аналогична топазным бусинам, обнаруженным в конце 90-х годов прошлого века в ходе поисковых мероприятий на Ганиной Яме и в настоящее время хранящимся в ГУАК Свердловской области «Свердловский областной краеведческий музей».

5. Общие выводы

34. Что принципиально нового дали молекулярно-генетические экспертизы, проведенные в рамках расследования 2015-2021 года?

Наилучшим ответом на этот вопрос являются официальные заключения экспертов, которые нуждаются в минимальных комментариях. Вот несколько принципиально важных моментов из заключения эксперта № 01-2016 от 09.04.2016 (заведующего лабораторией эволюционной геномики Института общей генетики Российской Академии наук им. Н.И. Вавилова доктора биологических наук, профессора Е.И. Рогаева):

  • ДНК, полученная из нижней челюсти останков № 4 [предположительно Николай II], принадлежит тому же индивиду, что и ДНК, полученная из первого шейного позвонка тех же останков, а также ДНК, выделенная из архивных пятен крови с рубашки Императора, хранящейся в Эрмитаже.
  • Установлено полное совпадение ДНК нижней челюсти останков № 7 [предположительно Александра Феодоровна] с исследованными ранее образцами скелета № 7 и образцами ДНК потомков двух ветвей женской линии королевы Виктории.

Таким образом, выводами данной экспертизы опровергается версия об отчленении голов святых Николая II и Александры Федоровны. Совпадение ДНК, полученной из частей черепа, с ДНК самого посткраниального скелета при отсутствии следов отчленения черепа от скелета делает версию об отчленении голов несостоятельной.

Из заключения того же эксперта № 02-2016 от 09.04.2016:

  • Показано полное совпадение Y-хромосомных профилей между костными фрагментами, изъятыми из гробницы Александра III, фрагментами нижней челюсти и первого позвонка скелета № 4 [предположительно Николай II], эксгумированного 23.09.2015 в Петропавловском соборе г. С.-Петербурга, а также между ними и архивными пятнами крови Императора (пятна крови с рубашки, хранящейся в Эрмитаже) и исследованными ранее фрагментами скелета № 4. В костных образцах, определенных, как принадлежащие Николаю II, не обнаружено аутосомных маркеров, для которых хотя бы один аллель не был представлен у Александра III, что соответствует ожидаемому отцовству. Вероятность отцовства 99,9999988 %.

Из заключения № 03-2020 от 18.03.2020 Института общей генетики Российской Академии наук им. Н.И. Вавилова, эксперт — доктор биологических наук, профессор Е.И. Рогаев.

  • Показана уникальность профиля Y-хромосомы, выявленного в образцах биологических тканей, изъятых с предметов одежды (башлык и шинель) императора Александра II, на основе имеющихся популяционных баз данных.
  • Показано полное совпадение Y-хромосомных профилей между образцами биологических тканей, полученных с башлыка и шинели императора Александра II и фрагментами нижней челюсти и первого позвонка скелета № 4 [предположительно Николай II], эксгумированного 23.09.2015 в Петропавловском соборе г. С.-Петербурга.

Из выводов эксперта следует, что император Александр III и погибший мужчина, останки которого условно обозначены № 4, являются близкими кровными родственниками по мужской линии.

Из заключения экспертов № 02-2020 от 29.12.2019 Института общей генетики Российской Академии наук им. Н.И. Вавилова (Е.И. Рогаев — доктор биологических наук, профессор и Т.В. Андреева, ведущий научный сотрудник, кандидат биологических наук):

«В образцах ДНК, выделенной из костных образцов останков № 7 [Александра Федоровна], выявлена мутация IVS3-3 A˃G в гене F9, ответственная за развитие гемофилии В. Мутация находится в гетерозиготном состоянии и не ведет к развитию гемофилии у ее носителя.

В образцах ДНК, выделенной из костных образцов останков № 6 [Анастасия], выявлена мутация IVS3-3 A˃G в гене F9, ответственная за развитие гемофилии В. Мутация находится в гетерозиготном состоянии и не ведет к развитию гемофилии у ее носителя.

В образцах ДНК, выделенной из костных останков № 3 [Ольга], № 5 [Татьяна] и № 147 [Мария] выявлен аллель дикого типа (А) мутации IVS3-3 A˃G в гене F9 в гомозиготном состоянии, который не ведет к развитию гемофилии у ее носителя.

В образцах ДНК, выделенной из костных образцов останков № 146 [Алексей], выявлен мутантный аллель G мутации IVS3-3 A˃G в гене F9, ответственной за развитие гемофилии В. Мутация находится в гемизиготном состоянии и ведет к развитию гемофилии у ее носителя.

Таким образом, установлено, что в ДНК из останков цесаревича Алексея (№ 146) содержалась только мутантная форма гена F9, из-за чего он страдал гемофилией. В ДНК останков Александры Федоровны и одной из сестер цесаревича Алексея — образец № 6 [предполагаемая Анастасия] присутствовал как мутантный, так и нормальный аллели гена, поэтому они были носителями заболевания, но не болели сами. Остальные дочери императрицы Александры Федоровны [останки № 3 — Ольга, № 5 — Татьяна, № 146 — предполагаемая Мария] были здоровы».

Из заключения тех же экспертов № 01-2020 от 18.03.2020:

«ДНК, полученная из костного фрагмента от останков № 1 из гроба с табличкой "Демидова А.С." принадлежит индивиду женского пола. Полученный профиль мтДНК может быть использован для идентификации данного индивида по женской линии.

ДНК, полученная из костного фрагмента от останков № 2 из гроба с табличкой "Боткин Е.С.", принадлежит индивиду мужского пола. Показано полное совпадение Y-хромосомных профилей ДНК из костного фрагмента останков № 2 и образца ДНК из защечного эпителия правнука по мужской линии Боткина Е.С., что свидетельствует о родстве данных индивидов по мужской линии.

ДНК, полученная из костного фрагмента от останков № 8 из гроба с табличкой "Харитонов И.М.", принадлежит индивиду мужского пола. Определен STR-профиль Y-хромосомных маркеров и показана уникальность STR-маркеров Y-хромосомы ДНК из данного костного фрагмента.

ДНК, полученная из костного фрагмента от останков № 9 из гроба с табличкой "Трупп А.Е.", принадлежит индивиду мужского пола. Определен STR-профиль Y-хромосомных маркеров и показана уникальность STR-маркеров Y-хромосомы ДНК из костного фрагмента от останков № 9.

Данной экспертизой определен полный комплекс генетических признаков всех трех индивидов мужского пола, который может быть использован для идентификации данных индивидов, как по женской, так и по мужской линии».

Из заключения экспертов № МСК-3037-2015 от 29 апреля 2019 года (отдел медико-биологических исследований управления организации экспертно-криминалистической деятельности ГУК СК России (эксперты — руководитель Игнашкин М.А. и заместитель руководителя отдела Фролова С.А.):

«Следы крови на рубашке произошли от погибшего мужчины (останки № 4 из гроба с надписью …[Николай II]. Вероятность случайного совпадения генетических требований составляет 9,79993 х 10-22.

Погибший мужчина (останки № 4), следы которого присутствуют на рубашке и Александр III, костные останки которого исследовались в рамках производства молекулярно-генетической экспертизы № 02-2016, с вероятностью не менее 99,9994% состоят в биологическом родстве, как отец-сын».

Из заключения № МСК-3085-2015/МСК-4158-2016 от 28 июня 2016 года (отдел медико-биологических исследований управления организации экспертно-криминалистической деятельности ГУК СК РФ (эксперты — руководитель отдела Игнашкин М.А., зам. руководителя отдела Фролова С.А., ст. эксперт отдела Федюнин А.А.):

«Установлены генетические признаки всех одиннадцати лиц, костные останки которых были представлены на исследование. В ходе этой экспертизы установлена семейная группа: биологические родители отец останки № 4 [Николай  II ], мать останки № 7 [Александра Федоровна], их дети четыре дочери: № 3 [Ольга Николаевна], № 5 [Татьяна Николаевна], № 6 [Анастасия Николаевна], № 147 [Мария Николаевна], и сын № 146.1 [Алексей Николаевич].

В захоронении, официально вскрытом в 1991 г., кроме Романова Н.А. (останки № 4) находились останки его супруги Романовой А.Ф. (останки № 7) и трех их дочерей (останки № 3, № 5, № 6), вероятность биологического родства между ними и обоими родителями составляет от 99,999999999999998 % до 99,9999999999999994 %. Останки двух лиц, обнаруженных в 2007 г., принадлежат дочери (останки № 147) и сыну (останки № 146.1) Романова Н.А. и Романовой А.Ф. Биологическое родство по обоим родителям установлено с вероятностью для Марии — 99,9995 %, а для Алексея — 99,99999992 %.

Лица, которым принадлежат останки четырех лиц, обнаруженных в захоронении 1991 г., № 1 [Демидова А.С.], № 2 [Боткин Е.С.], № 8 [Харитонов И.М.] и № 9 [Трупп А.Е.] не являются биологическими родственниками ни по отношению друг к другу, ни по отношению к останкам, идентифицированным как Романовы.

По результатам исследования ДНК, в 1217736447 раз более вероятно, что наблюдаемое совпадение аллелей лица мужского генетического пола, которому принадлежит костный фрагмент № 146.1 [Алексей Николаевич], и родительской пары, которой принадлежат останки № 4 [Николай II ], и № 7 [Александра Федоровна], обусловлено тем, что именно данное лицо мужского генетического пола является биологическим сыном родительской пары останки № 4 [Николай II ] и № 7 [Александра Федоровна], нежели, что данное совпадение является случайным».

Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. — Т. 2. — М.: Следственный комитет РФ, 2021. Гл. 12, пп. 2-4. С. 423-437.

Заключение эксперта № 01-2016 от 09.04.2016; Заключение эксперта № 02-2016 от 09.04.2016; Заключение № 03-2020 от 18.03.2020; Заключение экспертов № 02-2020 от 29.12.2019; Заключение тех же экспертов № 01-2020 от 18.03.2020; Заключение экспертов № МСК-3037-2015 от 29 апреля 2019 года; Заключение № МСК-3085-2015/МСК-4158-2016 от 28 июня 2016 г. Уголовное дело № 252/404516-15.

Несмотря на большой объем этого материала, мы не смогли, да и не сможем, охватить результаты всех экспертиз и провести хотя бы обзорно представление всех выполненных работ. Те, у кого имеется желание провести собственный сравнительный анализ, могут обратиться к результатам следствия 2015-2021 года, представленным в трехтомнике «Преступление века: Материалы следствия».

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие документы

Циркулярное письмо митрополита Воскресенского Дионисия о сборе средств на помощь беженцам и пострадавшим мирным жителям

Циркулярное письмо митрополита Воскресенского Дионисия о молитве о восстановлении мира

Рекомендации епархиям Русской Православной Церкви по оказанию помощи беженцам из Донбасса

Выводы Комиссии по изучению результатов исследования останков, обнаруженных в 1991 и 2007 гг. близ г. Екатеринбурга

Методические рекомендации Министерства здравоохранения России по установлению порядка посещения священнослужителями пациентов

Циркулярное письмо митрополита Воскресенского Дионисия о профилактике распространения коронавирусной инфекции

Годовой план проведения православных выставок на территории г. Москвы и выставочных мероприятий, организованных синодальными учреждениями, в 2022 году

Постановление Епархиального собрания города Москвы от 22 декабря 2021 года

Благодарственное письмо Предстоятелю Русской Православной Церкви от Патриарха-Католикоса Эфиопии Абуны Матфия

Положение о церковной аккредитации курсов базовой подготовки в области богословия для монашествующих