Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Епископ Каменский и Камышловский Мефодий: «Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и к наркотикам»

Епископ Каменский и Камышловский Мефодий: «Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и к наркотикам»
Версия для печати
26 июня 2024 г. 16:35

Накануне Международного дня борьбы с наркоманией, который отмечают 26 июня, портал Православие.ru побеседовал с епископом Каменским и Камышловским Мефодием, руководителем Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению. Много лет владыка Мефодий занимался помощью наркозависимым на Георгиевском приходе в Ивановской области, настоятелем которого являлся. Этот опыт лег в основу «Методологии социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине». Сегодня по этой программе работают десятки православных центров помощи в разных российских регионах, и люди после многих лет зависимости начинают новую жизнь — с Богом и без наркотиков. Епископ Мефодий проводит обучающие семинары в разных епархиях Русской Православной Церкви: рассказывает о возможностях Церкви в борьбе с недугом наркомании.

— Владыка Мефодий, что такое страсть наркомании? Откуда она берется?

— Страсть наркомании не является врожденной страстью, это совершенно точно. Она не является основной страстью, базовой. Можно всю жизнь прожить без наркотиков и быть счастливым. Но если кто-то связался с наркотиками и пристрастился, то в организме этого человека происходят болезненные изменения. То есть наркозависимость — это болезнь. Но, кроме того, происходит и приобретение очень сильной тяги к наркотикам. Это и есть страсть. И если человек получил опыт употребления, то формируется страсть.

Но эта страсть не имеет корня в человеке, в отличие от базовых страстей. Человек стал употреблять не для того, чтобы употреблять (в этом нет жизненной необходимости), а для того, чтобы решить какую-то проблему, скажем, одиночества или получения удовольствия, самоутверждения, вхождения в какую-то группу людей, иногда — снятия тяжелых состояний, переживаний… Со временем употребление наркотиков становится целью.

Как и в других случаях, страсть рождает грех. Этот грех с точки зрения государства — административное правонарушение или даже уголовное преступление. Конечно, кроме случаев медицинского употребления, которое строго регламентировано. Но бывали случаи, когда человек начинал лечиться от болезни, а потом оставался в употреблении.

Страсть наркозависимости похожа на страсть блуда. Так же, как и блуд, она имеет духовное начало (через помысл, воспоминание, стремление). Или действует через тело: наркозависимый, может, особо и не думает, но тело загорается жаждой наркотика, употребления.

С одной стороны, эта страсть очень тяжелая. Но, с другой, она не является жизненно необходимой: если человек преодолевает эту тягу в течение какого-то тяжелого периода после ломки, то потом она может практически уйти из жизни этого человека. Как мучащая страсть. А как болезнь она может остаться навсегда, но при определенных самоограничениях с ней можно жить.

— А часто ли наркозависимые приходят за помощью в храм?

— Наркомания — латентное заболевание. Поэтому все разговоры о количестве наркоманов всегда оценочные. Эти люди обычно не попадают в поле зрения. И даже если приходят за лечением, стараются лечиться анонимно. Выбирают клинику, где их не ставят на наркологический учет. А в храмах мы тем более на учет не ставим. И если человек пришел на исповедь и признался, что он наркоман, то священник не может это открыть: у нас тайна исповеди.

Но все-таки можно предположить, что этих людей приходит не очень много. Как и вообще в храмы ходит не так много людей: небольшой процент от общей численности населения. Наркоманов среди нашей паствы немного, но они бывают.

— Ваша книга называется «В храм пришел наркозависимый. Как помочь?». Также во многих храмах висят объявления «Церковная помощь наркозависимым» с телефоном горячей линии.

— Нужно быть готовым к тому, что человек может прийти в храм и с такой проблемой. Или его близкие могут прийти, что происходит чаще. И нужно понимать, что делать. Наскоком и двумя-тремя добрыми советами эта проблема не решается. Для большинства священников вопрос не стоит в том, как помочь человеку справиться с проблемой зависимости. Вопрос стоит: куда перенаправить зависимого человека. Следует направить к тем людям, которые более компетентны и могут оказать профессиональную помощь. В объявлениях о церковной помощи наркозависимым, которые по письму Управления делами Московской Патриархии должны находиться в каждом храме, указан телефон горячей линии, где дежурят наши специалисты.

— На семинарах вы говорите о важности первой встречи в храме.

— Первая встреча всегда важна. Она закладывает фундамент отношений. Конечно, бывает, что ты человека принимаешь, но спустя время происходит взаимное разочарование и ты от этого человека отстраняешься.

В храм приходит наркозависимый, по сути, житель другого мира. Его очень легко оттолкнуть. Установить с ним контакт или как-то его к себе расположить совсем непросто. Но в этом и состоит задача. Ведь если он пришел, а дверь оказалась закрытой, то он, может, больше никогда и не придет.

А с другой стороны, Богу эти люди нужны. Он за них страдал, шел на распятие.

И, кроме того, у Церкви есть технологии помощи этим людям. И технологии такие, какими никакие другие структуры не обладают. Эти церковные технологии из грешников делают не просто людей нормальных и порядочных, но людей святых. И история Церкви это многократно подтверждает: многие люди были в тяжелых грехах, а потом стали великими святыми.

Конечно, мы не делаем из каждого наркомана великого святого. Но помочь выкарабкаться — эту проблему мы можем помочь решить, если у него появится желание прийти за помощью именно к нам.

— Владыка Мефодий, в чем суть церковной реабилитации?

— В покаянии. Но это не значит сидеть и шмыгать носом. Речь о том, чтобы заниматься конкретной работой над собой. Суть церковной реабилитации — аскетическое перевоспитание. Изменить себя, свое мировоззрение, свою систему ценностей. Этим мы занимаемся по тем лекалам, по тем технологиям, которые оставили нам святые отцы.

— А что это за технологии? У многих, кто слышит о православных центрах помощи наркозависимым, сразу возникает картинка: воспитанники в этих центрах с утра до вечера только трудятся и молятся.

— Важное уточнение: у нас нет трудотерапии. У нас есть послушания. Разница принципиальная. Цель трудотерапии — что-то конкретное сделать. А цель послушания — установить контакт, через данную работу достичь единства. Сделать не «как лучше», а «как тебя попросили». Если ты сделаешь как лучше, ты провоцируешь ссору: я сделал не как ты просил, я сделал лучше! И все, возникает конфликт. А когда человек сделал так, как его попросили, то даже если он испортил что-то, то тот, кто его попросил, сам поймет, что сам виноват. Будет расположен извиниться, и контакт установится. Трудовое послушание — это компонент системы выздоровления. Но далеко не единственный.

Молитва — это такое действие, которое переворачивает сознание человека. В молитве очень важно осознание предстояния. К человеку, который становится на молитву, приходит переживание, что все мы под Богом ходим, а это совсем другая жизненная установка. Прежде человек думал, что он все сам «порешает» — как кошка, гуляющая сама по себе. А оказывается, нет, все мы ходим под Богом. А раз все в руках у Него, значит, с Ним надо как-то договариваться. Молитва переворачивает сознание. Человек осознает существующую реальность, в чем ему помогает также голос пробуждающейся совести. Начинает свою совесть не только слышать, но и лечить.

Есть еще пост. В глубоком смысле это контроль над собой. Научиться себя контролировать — от самых простых вещей до самых сложных. Речь не только о наркотиках, а вообще о своих делах, мыслях, желаниях. Степень контроля бывает очень разная. Наркозависимые воспитанники начинают с минимальной, с самых простых упражнений: контролируют свою тягу к наркотику.

Также у нас есть покаяние — это Таинство примирения с Богом. Это огромный дар человеку. Ты наделал глупостей, гадостей, подлостей, а потом можно так подойти к Богу и попросить прощения. Правильно попросить. И Бог готов простить.

И, кроме того, есть сакраментальная жизнь, участие в таинствах: будущий век уже пришел, и мы в нем участвуем через таинства.

— За привычным «труд и молитва» — такая глубина и такая сила…

— Молитва, пост, послушание — вещи серьезные, фундаментальные. Вот если нет послушания, то вся наша жизнь — суета. «Суета сует и суета всяческая» (см. Еккл. 1:1-14). А если есть послушание, то это путь — путь в Царство Небесное.

И ведь нигде больше, как в Церкви, этого нет. Что-то есть, а в полноте — нет. Можно сказать, что Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и от тяги к наркотикам.

Среда, где происходит выздоровление зависимого человека, это и есть Церковь. И это главное. Главным деятелем церковной реабилитации является Бог, здесь действуют Божественные энергии. И можно видеть, когда зависимого человека коснулась Божия благодать.

— Центров под крылом Русской Православной Церкви более полусотни, и все они разные…

— Это только так кажется. В этих разных центрах Бог — один и тот же. Так же и храмы: есть маленькие и бедные, а есть величественные, с богатым убранством. Но Бог один! Мы исповедуем единую апостольскую кафолическую Церковь. Бог ищет людей, которые поклоняются Ему в духе и истине. А поклоняться можно на всяком месте.

Бог действует во всех этих церковных центрах, которые мы признаем своими. Да, разные священники, но они уполномочены на это послушание Церковью. Да, немного разные программы, но все они от Бога и к Богу.

— Просто в каких-то православных центрах помощи наркозависимым почти монашеский уклад, а где-то гораздо более вольная обстановка…

— Так и святые тоже разные. Есть пророк Илия, известный своей жесткостью, а есть Серафим Саровский, который всех обнимал любовью. Когда дается благодать, она не меняет особенностей характера. Или другой пример: есть учитель добрый, есть строгий. Но главное, чтобы он знал предмет. Тогда и у того, и у другого ученики усваивают знания. Кому-то полезен строгий, кому-то — мягкий. Не хочешь жесткого — бери мягкого. И наоборот. Только спасайся!

— А если в храм за помощью приходит не сам зависимый, а его близкие, которые говорят, что муж или сын не хочет выздоравливать? Тут есть какие-то технологии помощи?

— Надо помочь родственникам зависимых, увидеть их собственную проблему, которую они, как правило, не видят, и им помочь начать выздоравливать. И практика показывает, что когда они сами начинают выздоравливать духовно, то их здоровье начинает передаваться и ближнему, самому наркозависимому. И он тоже может начать выкарабкиваться. В Церкви есть работа и с близкими людьми зависимого человека — созависимыми.

Наркоман может появиться в любой семье, даже в самой здоровой. Но если он появился и употребляет, то вся семья в итоге заболевает. Наркомания — социальная болезнь: она заражает ближних зависимого, деформирует их жизнь.

Когда созависимые люди прозревают и начинают вести себя правильно, они сами уже видят, что делать и как поступить. Тем более они хорошо знают близкого им человека и им легче понять, что именно надо сделать.

— Иногда благодаря зависимому родственнику человек впервые приходит в храм и серьезно меняет свою жизнь.

— Важно понять: работать можно только над собой. А не пытаться переделать другого человека. Нам не дано этого вообще! Мы можем показать пример, создать благоприятные условия — может, другой человек что-то сможет увидеть и осознать. Это именно то, что мы можем сделать.

И это относится не только к наркозависимым, а вообще ко всем. Это вещи универсальные, просто мы их применяем к наркоманам. Принцип очень простой: я не могу заставить вас себя любить, мне верить, меня уважать. Я могу стать человеком, достойным уважения, любви, веры. Но будете ли вы меня уважать, любить и мне верить — это ваш выбор.

Люди даже Господу не верят: «…свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму…» (Ин. 3:19). А мы требуем от близкого: верь мне! Это беда созависимых. Нужно успокоиться и не пытаться исхитриться и кого-то исправить. Спасение праведных — от Господа.

Но работа над собой членов семьи обычно влечет и положительные перемены в жизни самого наркозависимого. Хотя бывает иначе: наркоман может уйти из дома. Но не это важно. Когда человек начинает заниматься своим исправлением, он понимает, что это и есть самое правильное — работа над собой, а не над наркоманом. Что не только у наркомана беда, а у меня беда!

— Тогда какова главная цель церковной реабилитации наркозависимых?

— Наставить на путь, дать человеку правильное направление. Человек будет меняться в любом случае, ведь все мы постоянно меняемся, но в какую сторону? Если навстречу Богу, то Бог Сам выйдет нам навстречу, как вышел блудному сыну. А если мы уйдем в дальнюю страну, то останемся там без Бога. А дальняя страна — это тьма кромешная. Куда направиться — выбор за нами.

Привести человека к Богу мы не можем. Направиться к Богу человек может сам, но дойти до Бога не в его силах. Правда в том, что не человек доходит до Бога, а Бог приходит к нему. Когда человек поворачивается к Богу лицом, тогда Бог к нему приходит. Не человек Бога догоняет — догнать Бога невозможно и прийти к Нему невозможно. Бог говорит: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Ин. 15:16).

Если правильно понимать простые евангельские истины, то можно правильно сложить жизнь. И, чтобы ее правильно строить, не надо быть семи пядей во лбу. Евангелие написано простым языком, доступным, по сути, любому человеку.

— То есть помочь человеку повернуться к Богу лицом — это цель церковной реабилитации?

— Да. И двигаться навстречу Богу.

— Скажите, а остается ли какая-то «печать наркомана» (духовные или психологические особенности) у людей, которые долгое время употребляли наркотики, хотя уже давно в ремиссии?

— Наша беда в том, что это мы людей «припечатываем». Нашими мнениями, суждениями. А человек всегда не равен своей «печати». Сказать, что человек наркоман, — это осудить его. Но Бог не благословил нам произносить суд. Вообще, надо учиться видеть в людях Бога, а не мучащую его страсть.

К нам не наркоманы приходят — приходят Василий, Петр, Дмитрий, у которых есть проблемы. И мы общаемся с Петром, Василием, Дмитрием, но не с наркоманами. Если кто людей «припечатывает», скорее всего, он и сам «припечатанный». Каким судом судите, таким и будете судимы. Надо это понять. Надо пройти как-то мимо этой «печати». Какой бы ни был человек падший, заблудившийся, грязный, в нем все равно сохраняется образ Божий.

— Владыка, но вот чисто практически… Можете ли вы как специалист по помощи зависимым, например, понять, какой из трех ваших собеседников ранее долгое время употреблял наркотики?

— Я долгое время учился тому, чтобы не видеть этого. Я вижу людей, а не наркоманов. Если видишь наркоманов, тебе будет трудно заниматься темой помощи. Если видишь людей, у тебя получится.

— А если какой-то священник, побывав на вашем семинаре, почитав «Методологию», захочет помогать зависимым? С чего начать на своем приходе? К чему нужно быть готовым?

— Есть понятие «призвание». Если ты призван, то Бог будет помогать. А если нет, то не о чем беспокоиться. Мы на Георгиевском приходе были призваны. Глухой приход, уединенное место, но Бог так устроил, что мы оказались в этой теме. В итоге прошли свой длинный путь.

Если человек призван Богом и от этого призвания не откажется, то потихонечку все придет. В том числе можно будет и наши книги почитать, и с нашими специалистами пообщаться. Мы люди церковные, мы не выдумали ничего такого, чего в Церкви нет. Мы взяли только то, что в Церкви есть. Действует Бог, лечит Церковь, а мы вносим свою малую лепту.

— А как понять, что ты призван? Нельзя ли как-то пройти мимо призвания?

— Как это пройти мимо? В том и вопрос, чтобы не пройти мимо! Шел священник, увидел израненного человека и… прошел мимо. Шел левит — прошел мимо. Шел некто самарянин — остановился и помог, как мог. Кто-то мог бы помочь лучше. Но помог самарянин (см. Лк. 10:30-37).

Просто поступи как надо, когда Бог пришлет к тебе страждущего. Пришлет одного, другого — поступи, как велит Евангелие. И ты призван. Ну, а если Бог тебе такого человека не послал — значит, ты не призван.

Мы все оказываем помощь зависимым, только зависимости бывают разные. А технологии работы со многими страстями одинаковые. Они носят универсальный характер.

— 26 июня — Международный день борьбы с наркоманией. Можно ли сказать, что это ваш профессиональный праздник или хотя бы ваш день?

— Мы помогаем наркозависимым не один день в году. На протяжении многих лет мы боремся с этим страшным недугом.

Беседовала Наталья Лисовая

Православие.ru/Патриархия.ru

Материалы по теме

Кинельская и Тверская епархии передали помощь жителям зоны конфликта. Информационная сводка о помощи беженцам (от 17 июля 2024 года) [Статья]

Протоиерей Михаил Потокин: Нужны добровольцы для помощи людям на Донбассе [Интервью]

Служба «Милосердие-на-Дону» доставила помощь на Донбасс. Информационная сводка о помощи беженцам (от 16 июля 2024 года) [Статья]

Служба «Милосердие Лисичанск» передала одежду детям. Информационная сводка о помощи беженцам (за 12-15 июля 2024 года) [Статья]

В Свято-Димитриевском училище сестер милосердия открыт набор студентов на дневное отделение

Состоялся визит делегации врачей Маланкарской Церкви Индии в Россию

Врачи больницы святителя Алексия оказали помощь в приеме пациентов в больнице Северодонецка

Сестры милосердия Белгорода доставили помощь беженцам из Харьковской области. Информационная сводка о помощи беженцам (за 29 июня — 1 июля 2024 года) [Статья]

Организованный при участии Екатеринбургской митрополии слет трезвости и здоровья «Урал-2024» собрал участников из 32 городов России

Епископ Каменский и Камышловский Мефодий: «Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и к наркотикам» [Интервью]

До 50% выпускников православных реабилитационных центров возвращаются к нормальной жизни

В Оптиной пустыни прошел семинар по помощи зависимым людям «Школа консультанта»

Кинельская и Тверская епархии передали помощь жителям зоны конфликта. Информационная сводка о помощи беженцам (от 17 июля 2024 года) [Статья]

Протоиерей Михаил Потокин: Нужны добровольцы для помощи людям на Донбассе [Интервью]

Служба «Милосердие-на-Дону» доставила помощь на Донбасс. Информационная сводка о помощи беженцам (от 16 июля 2024 года) [Статья]

Другие интервью

Епископ Каменский и Камышловский Мефодий: «Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и к наркотикам»

Митрополит Калужский Климент: Лауреаты Патриаршей литературной премии и традиция семейного чтения

Протоиерей Максим Козлов: Постарайтесь прикоснуться к Пасхе в Светлую неделю

Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл: «Духовному лицу нельзя быть в обозе»

Интервью протоиерея Максима Козлова журналу Сербского Патриархата «Православие»

«Исследуйте Писания». Патриаршая программа изучения Библии на приходах: первые итоги

Митрополит Будапештский Иларион: Ватикан уступил либералам в вопросе однополых пар

В.Р. Легойда: Выживание традиционной семьи важнее, чем глобальное потепление

Достучаться до сердец и приобщить воинов к святым таинствам Церкви