Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Значение Первой Духовной миссии на Аляске в свете цивилизационного подхода. Доклад митрополита Калужского и Боровского Климента

Значение Первой Духовной миссии на Аляске в свете цивилизационного подхода. Доклад митрополита Калужского и Боровского Климента
Версия для печати
19 октября 2013 г. 12:37

18 октября 2013 года в Издательском Совете Русской Православной Церкви состоялся круглый стол «Русское Православие в Америке в 1793–1917 гг. К 220-летию первой русской православной миссии в Америке». На открытии мероприятия с докладом выступил председатель Издательского Совета митрополит Калужский и Боровский Климент.

В это время 220 лет назад в столице Российской империи — Санкт-Петербурге шли последние приготовления перед отправкой на Аляску Первой Духовной миссии. Ее члены положили начало постоянному, никогда не прерывавшемуся пребыванию православного духовенства в Северной Америке.

Перед первыми миссионерами стояли задачи, которые были поставлены не только Церковью и инициаторами их направления — купцами, желавшими монополизировать пушной промысел на Тихоокеанском севере, но и царской властью. Из всех задач, стоявших перед миссионерами, остановлюсь на тех, реализация которых наиболее ярко демонстрирует цивилизаторское воздействие русских миссионеров на местных уроженцев Аляски.

Главной целью миссионеров была проповедь Евангельских ценностей и распространение русской православной культуры среди местного туземного населения. Учитывая то, что алеуты, эскимосы, тлинкиты имели другой культурный код, то от проповеди миссионеров требовалось глубокое воздействие на ментальность жителей. Они должны были изменить цивилизационные установки с языческих на христианские.

Однако в Петербурге понимали, что словом их не научишь, т.к. автохтоны не знали русского языка, а миссионеры языка местных народов, поэтому Синод по предписанию Императрицы Екатерины II дает начальнику Первой миссии архимандриту Иоасафу (Болотову) инструкцию, в которой указывает, что основным средством воздействия на местных жителей должны быть личная жизнь миссионеров [1].

И в действительности, с самого начала деятельности миссии выяснилось, что миссионерам трудно вести проповедь на местных языках, требовались переводчики (толмачи), и в языках коренных народов Аляски недостаточно выразительных средств для объяснения христианских понятий. Архимандрит Иоасаф писал об этом: «И самые толмачи не могут порядочно выражать им хотя бы своими словами разум учения нашего» [2].

Последующие события показали, что должно было пройти не одно десятилетие, чтобы наиболее адекватные слова в своих языках для перевода на них молитв и текстов Священного Писания нашли сами автохтоны, восприявшие Православие. Таковыми были: алеут Иван Паньков (помощник святителя Иннокентия), креол Константин Ларионов и другие. В Библиотеке Конгресса США совсем недавно был выявлен интересный документ — замечания, сделанные К. Ларионовым к переводам на кадьякский язык Ильи Тыжнова. В частности, Ларионов отметил, что первые переводчики переводили слово «причащение» как «кровопитие», и предлагал заменить его на уместное слово, означающее «сочетание или сближение с Богом», т.е. «приобщение»[3], что точно передает смысл этого таинства.

В период деятельности Первой Духовной миссии был сделан первый перевод на язык кадьякских эскимосов молитвы «Отче наш»[4]. Авторами этого перевода были креол Парамон Чумовицкий и ученый иеромонах Гедеон (Федотов), находившийся на Аляске в 1803-1807 гг. К сожалению, этот текст молитвы был забыт через несколько лет после отъезда иеромонаха Гедеона в Россию. Это был первый миссионерский опыт изучения коренных языков Аляски. Он только заявил о стремлении русских миссионеров донести аборигенам христианские понятия на понятном им языке, что впоследствии стало отличительной чертой служения там миссионеров.

Помимо языковой проблемы объективным препятствием в христианизации туземцев Аляски было распространенное среди них многоженство.  Этому были свои причины. Количество жен было одним из факторов, определяющих статус мужчины в обществе. Чем влиятельней он был, тем больше было жен. Миссионерам пришлось приложить много сил в борьбе с этим пороком. Они крестили автохтонов только при условии заключения церковного брака с одной женой и обещании хранить ей верность[5]. Это способствовало введению у местного населения одной из основных норм российского социального устройства.

Еще одним важным воздействием на ментальность местного населения было богослужение и общая молитва. Миссионеры, совершая богослужение или иные молитвенные последования, возносили прошения за царя и Отечество, а в беседах разъясняли аборигенам смысл и необходимость этих молитв. Так в сознании местных жителей формировались представления об устоях российского государства и об обязанностях его граждан по отношению к монарху и вообще к власти, им указывали на важность послушания и необходимость сохранять верность царю. В результате миссионеры осуществили мирное восприятие туземным населением Аляски российского подданства.

Богослужения проходили в специально оборудованном помещении — храме в честь Воскресения Христова на о-ве Кадьяк — первом православном храме не только на Аляске, но в Америке. Через это местные жители начали знакомиться с храмовым зодчеством и принципами российского градостроения, поскольку в царской России храм являлся градообразующим элементом. В память об этой стороне спектра межкультурных контактов, осуществляемых членами Первой духовной миссии, в настоящее время в г. Кадьяк построен деревянный храм, в точности повторяющий первый храм, построенный на Аляске.

Другое церковное здание — часовня на о-ве Еловый — была построена во время проживания там преподобного Германа, дольше всех из первых миссионеров прожившего на Аляске. Уединившись на о-ве Еловый, он основал там скит, который назывался «Новый Валаам». Со временем на другой стороне острова поселились несколько семей, которые обращались к преподобному за советом. Монах Герман, не будучи священником, примером своей подвижнической жизни и мудрым советом содействовал спасению многих людей разного звания и национальной принадлежности, родившихся на Аляске или оказавшихся в ее пределах по долгу службы. Своим заступничеством за туземцев перед местным руководством компании он, насколько это позволяли обстоятельства, смягчал отношения между представителями разных цивилизаций.

В его деятельной сострадательной любви к ближнему проявилась социальная направленность миссионерского служения. Во время эпидемии на Кадьяке преподобный Герман посещал больных, погребал скончавшихся, собирал у себя осиротевших и заботился о них. Детский приют, который основал преподобный, стал первым социальным учреждением на Аляске. Он обучал своих воспитанников русской грамоте, особенно чтению Священного Писания, учил их молитвам, воспитывал в них христианские добродетели и прививал им хозяйственные навыки. Он внес существенный вклад в обучение сельскому хозяйству местных жителей, живших до появления русских охотой и собирательством.

О последнем следует сказать особо. С самого начала пребывания на Аляске члены Первой духовной миссии занимались растениеводством. В течение 10 лет они опытным путем определяли возможности выращивания в условиях аляскинского климата 20 огородных и зерновых культур, опробовали различные почвы и начали с успехом применять морскую капусту в качестве удобрения[6].

Важен был не только личный пример миссионеров, но и разъяснительная работа. Так, иеромонах Гедеон писал о том, что, посещая селения туземцев, он не только совершал таинства (Крещения, Венчания) и разъяснял православное вероучение, но и внушал местным жителям гражданские нормы и приемы ведения оседлого хозяйства[7]. Под влиянием христианского отношения к труду как к добродетели изменялось сознание туземцев, которые традиционно воспринимали тяжелый труд земледельца как унизительное занятие[8]. Под влиянием миссионеров автохтоны Аляски перенимали у русских более прогрессивный хозяйственный уклад и систему жизнеобеспечения, основанную на производстве.

Введение сельского хозяйства и строительство храмов на Аляске способствовали смене образа жизни местного населения с кочевого на оседлый и переходу к новому для него типу хозяйствования, основанному на производстве.

Наконец, важный аспект служения на Аляске первых миссионеров составляет учебная деятельность. Помимо обучения детей русских промышленников (креолов) в школе, миссионеры обучали некоторых из них, подготавливая к служению в церкви. Результатом светского и церковного образования креольского населения была его социализация — грамотные креолы становились полноправными членами «колониального» общества Русской Америки: служили начальниками поселений, переводчиками, бухгалтерами, приказчиками, мореходами, причетниками. В последующие годы местные уроженцы, одинаково владевшие русским и туземным языками, воспитанные в православной традиции, сыграли существенную роль в распространении и укоренении среди местного населения Аляски русской цивилизации.

Деятельность на Аляске Первой духовной миссии представляет собой новый опыт распространения православия на самых отдаленных, пограничных территориях Российской империи. Параллельно с Евангельской проповедью члены миссии осуществляли мирное введение автохтонов в мир русской цивилизации. В результате на Аляске сформировалось уникальное социокультурное явление, именуемое «Русская Америка».


[1] РГИА: Ф. 796. Оп. 74. Д. 210. Л. 37 — 40об., 41-46.
[2] АВПРИ. Ф. 341. Оп. 888. Д. 117. Л 1об.
[3] Library of Congress. Manuscript Division. Records of the Russian Orthodox Church in Alaska. Box С 2. F. 16. Л. 8-9
[4] См. Православные тексты на кадьякском (алютик) языке. http://www.asna.ca/alaska/index-ru.html. Электронный ресурс.
[5] АВПРИ. Ф. 341. Оп. 888. Д. 117. Л. 1.
[6] См. Гедеон [Федотов], иеромонах. Из рукописи соборнаго иеромонаха Александро-Невской лавры о. Гедеона (точная копия) // Очерк из истории Американской православной духовной миссии. С. 260-261.
[7] Гедеон [Федотов], иеромонах. Из рукописи соборного иеромонаха Александро-Невской лавры о. Гедеона // Очерк из истории Американской православной духовной миссии. С. 240.
[8] О существовании таких представлений у тлинкитов см. Гринёв А.В. Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741—1867). С. 80.

Издательский Совет/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие статьи

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на межхристианских собеседованиях между представителями Русской Православной Церкви, Сербской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в Словении

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Главная задача — познакомить как можно больше современных читателей с жизнью и духовным наследием святителя Феофана

Теология в светском образовательном пространстве

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на конференции «Всеправославный Собор: мнения и ожидания»

Выступление епископа Выборгского Игнатия на курсах повышения квалификации для руководителей епархиальных отделов по делам молодежи

Вступительное слово митрополита Волоколамского Илариона на заседании круглого стола «Культура диалога и просветительство — общая гуманитарная задача религиозной и светской дипломатии»

Доклад митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия на круглом столе «Воспитание и образование: духовно-нравственные аспекты»

Доклад митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия на открытии XXIV Международных Рождественских образовательных чтений

Академия в ликах: Собор святых Киевской духовной академии

Порядок аккредитации СМИ на XXIV Международные Рождественские образовательные чтения «Традиция и новации: культура, общество, личность»