Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Интервью архиепископа Волоколамского Илариона журналу «Шпигель»

Интервью архиепископа Волоколамского Илариона журналу «Шпигель»
Версия для печати
14 декабря 2009 г. 17:57

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата архиепископ Волоколамский Иларион ответил на вопросы журнала «Шпигель». Интервью опубликовано в № 51 журнала «Шпигель» за 2009 год.

— Как Вы объясните разницу между Православной, Католической и Протестантской Церквами?

— Православную и Католическую Церкви разделяют лишь некоторые различия в богословии и в моделях церковного устройства. Так, мы не признаем верховную власть Римского Папы над другими Церквами. Однако различия между Православием и католичеством не носят фундаментального характера. Мы признаем Таинства Католической Церкви. Если католический священник переходит в Православие, мы его принимаем как священника. Что же касается протестантских церквей, их мы не признаем Церквами и видим в них лишь сообщества христиан. У нас имеются фундаментальные различия во взглядах на богословские и нравственные вопросы.

— Какие именно?

— Многие протестантские церкви либерализовали свои представления о нравственности, с богословских позиций оправдывают гомосексуализм, благословляют однополые пары. Некоторые отказываются считать грехом аборт. У нас нет общего понимания Церкви и церковного устройства. В частности, в отличие от нас и от Католической Церкви, протестанты рукополагают в священники женщин.

— Из-за того, что председателем Совета Евангелической Церкви в Германии в лице Маргот Кессманн была избрана женщина, Вы прервали Ваш диалог…

— Так ситуацию представили в некоторых средствах массовой информации. Я же говорил только о том, что мы не сможем продолжать богословский диалог в прежних формах.

— Что в конечном итоге сводится примерно к одному и тому же. Вы не хотите вести переговоры с госпожой Кессманн?

— До сих пор у нас проходили встречи между Главами наших Церквей, то есть между Патриархом и председателем Совета Евангелической Церкви в Германии. Теперь такая встреча становится невозможной.

— В Германии и в западном обществе это вызывает большое непонимание. Ваша Церковь предстает как представитель ультраконсервативных сил.

— Мы на это идем. Избрание председателя — это внутреннее дело Евангелической Церкви в Германии, мы уважаем право выбора тех людей, которые отдали голос за госпожу Кессманн. Но у нас тоже есть свои права — в частности, определять формат нашего участия в диалоге, когда изменяются обстоятельства. Патриарх не может встречаться с женщиной-«епископом».

— Вопрос пола настолько важен?

— Это не вопрос пола, а вопрос отношения к христианской традиции. Мы считаем, что женщина не может продолжать линию апостольского преемства, как это делают православные и католические епископы. Кроме того, встреча Патриарха Кирилла с госпожой Кессманн выглядела бы как признание нашей Церковью женского священства. Наши верующие этого не поймут — а в нашем понимании именно церковный народ является хранителем православной веры.

— Госпожа Кессманн заявила, что смысл экуменического диалога заключается как раз в признании различий, в понимании церковного устройства и миссии церковнослужителей. Однако Вы хотите устранить женщин от участия в диалоге?

— Нет, в диалоге между нашими Церквами и прежде участвовали женщины — но они были в сане священников, а не епископов. В ноябре и декабре должны были состояться торжества по случаю 50-летия нашего диалога, в Москве и в Берлине. После того, как произошло избрание госпожи Кессманн, я предложил, чтобы торжества в Москве состоялись в запланированном формате, с тем, чтобы епископ Вольфганг Хубер мог приехать в Москву. Но для меня лично приехать в такой ситуации в Берлин на торжества оказалось затруднительным, поэтому я предложил, чтобы торжества в Берлине возглавил мой заместитель. В ответ на это Евангелическая Церковь в Германии, даже не посчитав нужным связаться со мной лично, заявила об отмене всех торжеств. Я сожалею об этом, не думаю, что следует реагировать таким образом.

— Очевидно, Ваше предложение прислать заместителя сочли оскорбительным?

— Возможно. Однако такая импульсивная реакция не соответствует тому уровню, на котором между нами до сих пор существовали отношения. Я готов встретиться с представителями Евангелической Церкви в Германии — хоть в Германии, хоть в Москве.

— С госпожой Кессманн?

— Думаю, с моим визави в Евангелической Церкви в Германии.

— Это мужчина?

— К счастью, да. Епископ Мартин Шинденхютте.

— Госпожа Маргот Кессманн и епископ Мартин Шиндехютте обратились к Патриарху с письмом с просьбой прояснить свою позицию. Есть ли уже какой-то ответ?

— Авторы письма получат ответ либо за подписью Патриарха, либо за моей подписью.

— Отношения с Католической Церковью развиваются более гармонично — при том, что в прошлом между вами было немало разногласий.

— Не только были, но и остаются разногласия. После распада Советского Союза на Западной Украине греко-католики силой захватили сотни православных храмов, тысячи православных верующих практически были изгнаны на улицу. Нам говорят, что Греко-Католическая Церковь автономна. Но коль скоро Греко-Католическая Церковь является частью Католической Церкви, мы считаем, что Рим должен найти возможность повлиять на ситуацию там.

Я даже не сомневаюсь, что Ваш следующий вопрос будет о возможности встречи Папы Римского Бенедикта XVI и Патриарха Московского Кирилла.

— И когда же состоится «саммит» глав двух Церквей?

— Мы такой встречи не исключаем и очень надеемся, что она состоится. Папа Бенедикт XVI хорошо понимает существующие трудности и потому не форсирует вопрос о своей встрече с Патриархом и, тем более, о посещении России, как это делалось при его предшественнике. Мы благодарны ему за это. Кроме того, мы следим за его высказываниями и поддерживаем его, когда он защищает традиционные христианские нравственные ценности. Однако просто протокольная встреча и рукопожатия перед телекамерами нас не интересует.

— Тогда что же интересует?

— Мы хотим прорыва в наших взаимоотношениях. Когда ситуация на Западной Украине радикально улучшится, когда мы, православные и католики, раз и навсегда договоримся, что мы не соперники, переманивающие друг у друга верующих, тогда встреча между Папой Римским и Патриархом Московским станет возможной. Мы союзники, мы стоим перед одним вызовом — вызовом воинствующего секуляризма.

— Этот воинствующий секуляризм, с Вашей точки зрения, локализован в первую очередь в России или на Западе?

– На Западе. В России он не является государственной идеологией. Он присутствует, но наши верующие противостоят его проявлениям, выступая за  традиционные ценности, такие как семья, деторождение и ценность человеческой жизни.

— Чем отличается ситуация на Западе?

— В частности, Европейский суд по правам человека в Страсбурге намеревается запретить Распятия в итальянских школах. А это попрание традиционных христианских ценностей.

— Но тогда и школьницам-мусульманкам тоже должно быть разрешено приходить на занятия в платке.

— А почему бы и нет? Но здесь есть еще один фактор — религия большинства. Для Саудовской Аравии — это ислам, а для России — православное христианство. В Курске чудотворную Коренную икону Божией Матери «Знамение», главную святыню русского православного зарубежья, встречали более 60 000 человек. 4 ноября, когда в России праздновался День народного единства, мы совместно с представителями других религий устроили шествие на Красной площади. Патриарх шел в первом ряду, лидеры мусульман, иудейской общины и буддистов — во втором. Это был своего рода видимый символ: у нас многоконфессиональное общество, но Патриарх, — это глава «Церкви большинства». Он объединяет наших верующих и способствует эффективному функционированию механизма межрелигиозного взаимодействия. Патриарх должен в каком-то смысле быть духовным лидером всего народа, а не только православных верующих.

— Сегодня новый Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, наряду с президентом Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным, является одним из самых влиятельных людей России. Не ставит ли это под угрозу разделение Церкви и государства?

— Отнюдь. Мы не вмешиваемся в политику и не даем рекомендаций, за кого голосовать. Церковь открыта для людей разных политических убеждений.

— Как Вы относитесь к сегодняшней внутрироссийской дискуссии  о личности Сталина?

— Мы должны смотреть в глаза исторической правде. Существуют неопровержимые доказательства того, что при Сталине происходили массовые репрессии. Мы, наверное, никогда не узнаем точное количество репрессированных, но речь идет о миллионах расстрелянных, лишенных имущества, изгнанных с родной земли. Это была репрессивная система, которая на протяжении нескольких десятилетий уничтожала свой собственный народ.

— Но сегодня в России вновь раздаются голоса, утверждающие, что у Сталина есть и заслуги.

— Преступлений, которые я назвал, нельзя оправдать ни этими заслугами, ни победой во Второй Мировой войне. Победу в войне одержал не Сталин, а народ.

— Ваше Высокопреосвященство, благодарим Вас за беседу.

Вопросы задавали заместитель главного редактора Мартин Дёрри, Кристиан Нееф и Маттиас Шепп.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Материалы по теме

Есть ли будущее у межхристианского сотрудничества? [Статья]

Митрополит Волоколамский Иларион: События на Украине обострили проблему унии перед христианским сообществом [Интервью]

Митрополит Волоколамский Иларион: Образ Блаженнейшего митрополита Владимира вошел в историю Украины исключительно со знаком плюс [Интервью]

Заявление Службы коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата в связи с решением Церкви Англии о допуске женщин к епископскому служению [Документы]

«Дабы Европа сохранила свою душу». Сообщение для прессы по итогам собеседования представителей Русской Православной Церкви, Сербской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в Словении [Документы]

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на межхристианских собеседованиях между представителями Русской Православной Церкви, Сербской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в Словении [Статья]

В Любляне состоялись собеседования представителей Русской Православной Церкви, Сербской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в Словении

Предстоятель Коптской Церкви выразил признательность Святейшему Патриарху Кириллу за соболезнования в связи с убийством священника Рафаэля Муссы

Председатель Отдела внешних церковных связей прибыл в Словению

Другие интервью

Крещение Руси — событие выше любых конъюнктурных обстоятельств

Митрополит Волоколамский Иларион: Главное в моей жизни — это Церковь

Митрополит Волоколамский Иларион: Всем в своей жизни я обязан Церкви

Епископ Владикавказский Леонид: «Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

Священник Александр Волков: Стремлений бойкотировать Собор на Крите не было и в помине

В.Р. Легойда: На сегодняшний день я не вижу угроз единству Вселенской Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Московский Патриархат предлагает совместными усилиями продолжить подготовку Собора

Митрополит Волоколамский Иларион: Исламского терроризма не бывает

В.Р. Легойда: Соборы — это норма церковной жизни, а не ее искажение

Игумен Арсений (Соколов): Без христиан Ближний Восток лишится самой значимой части своей идентичности