Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Сергей Кравец: «Мы делаем энциклопедию силами всего православного мира»

Сергей Кравец: «Мы делаем энциклопедию силами всего православного мира»
Версия для печати
5 июля 2019 г. 13:39

Уже больше 20 лет в Москве идет работа над Православной энциклопедией. Запланировано 75 томов, вышло больше половины. Этот издательский проект во многом уникален. Прежде всего тем, что это первый и пока единственный в мире фундаментальный научный труд по двухтысячелетней истории Православия. Из сугубо церковного издания энциклопедия уже давно стала общегуманитарным национальным проектом. О том, как возникла идея ее создания, какие трудности и открытия готовит каждый новый том и чем еще сегодня живет Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» рассказал его создатель и руководитель Сергей Кравец.

— Сергей Леонидович, как вам, человеку со светским образованием, выпускнику факультета журналистики МГУ, доверили делать столь ответственное церковное издание?

— К тому времени я уже много лет занимался изданием серьезной церковной литературы вместе с моими коллегами в созданном нами издательстве Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Тогда, в 1997 году, мы уже сделали самое солидное по тем временам церковное и научное издание — «Историю Русской Церкви» в 12-ти томах на основе труда митрополита Макария (Булгакова). И кстати, были единственными, кто сумел объединить вокруг церковного издательского проекта большое количество светских ученых из Академии наук, Московского университета и небольшое сообщество церковных ученых, которое тогда существовало.

Когда мы заканчивали макариевскую «Историю», Святейшему Патриарху Алексию II, мне кажется, стало просто жалко, что закончится этот проект и первый в нашей постсоветской истории слаженный коллектив церковных и светских ученых разойдется по своим институтам, факультетам и академиям. Собрать второй раз их будет очень сложно. И тогда в разговоре с ним и возникла эта идея попытаться сделать такую фундаментальную православную энциклопедию, которую уже пытались создать дважды. Но и первый, дореволюционный опыт, и второй опыт, в 70-е годы XX века, оказались не очень удачными. Тогда ни Предстоятель Церкви, ни кто-либо другой не очень представляли себе, какое огромное издание из этого вырастет, насколько оно окажется фундаментальным, и, в общем, даже не очень понимали, что мы будем делать. Патриарх тогда произнес решающую фразу: «Трудно найти более неподходящее время для начала энциклопедии, но другого времени у нас не будет».

— Патриарх имел в виду ведь не только дефолт 1998 года?

— Безусловно. Заканчивалось десятилетие потерянных для науки молодых людей, тех, кто после университета в начале 1990-х, когда заниматься наукой было невозможно, уходили в бизнес, государственное управление, на телевидение — куда брали, где можно было заработать так, чтобы прожить. Образовавшийся большой десятилетний разрыв надо было заполнять. Именно тогда, в конце 1990-х, стали появляться молодые ребята, которым жилось не просто, но тем не менее они хотели заниматься наукой. И Патриарх говорил про них, что это наша последняя надежда. Ведь до конца не было уверенности в том, что этот разрыв удастся преодолеть. Мы тогда набрали основной костяк редакции энциклопедии из выпускников университета и наблюдали, как наши молодые авторы становились зрелыми учеными.

С уверенностью могу сказать: сегодня устойчивая часть российского научного мира в его гуманитарной области — это авторы Православной энциклопедии. Мы также тщательно следили, чтобы появлялись церковные молодые ученые. И они стали появляться. Не сразу. Сразу очень тяжело конкурировать с маститыми коллегами. Основной вопрос, который тогда задавался нашими молодыми: куда нам с ними соперничать, они в архивах сидят, а мы на службе пономарим? Но потом постепенно выработался целый круг молодых церковных авторов, которые со временем стали серьезными учеными и к которым сегодня с большим уважением относятся их светские коллеги.

— То есть можно говорить о том, что издание Православной энциклопедии инициировало развитие церковной науки?

— Можно. Ведь существует два вида энциклопедии — кодифицирующая, когда научное знание уже есть и его надо только четко систематически описать. Таковой является Большая российская энциклопедия, выпуском которой я также руководил. Отсылать при работе над Православной энциклопедией к дореволюционной церковной науке было невозможно, она устарела. Новой еще нет, она вот только появляется. Светской науки, которая бы занималась историей Церкви или богословием, тоже не существовало. Отправлять людей изучать зарубежные источники — тоже не вариант. Далеко не все владеют языками, и к этим источникам нельзя обращаться как к истине в последней инстанции. Там много споров, они содержат разные версии, разные трактовки. И потому нам пришлось строить основу для церковной науки. Нашей задачей стало не описание готового здания, а постепенное его построение. Поэтому Православная энциклопедия относится ко второму виду энциклопедий — фундаментальной. Сначала ведь шла речь о 20-25 томах. Но по мере того, как от тома к тому энциклопедия становилась все более фундаментальной, появилось 75 томов. Сейчас мы работаем над 54-м. Планируем в течение пяти лет завершить это издание.

— У вас большой авторский коллектив?

— Где-то под тысячу человек. Мы прошли период самого большого расширения. В энциклопедии бывает так: сначала людей немного, потом находятся все более и более узкие специалисты, их становится очень много, а под конец издания, когда уже научная редакция опытная и знает, кто есть кто, авторский коллектив снова немного сжимается, потому что уже заказывают надежным авторам, точно зная, что это будет квалифицированная статья. Да и сами редакторы зачастую выступают авторами. У нас же количество кандидатов и докторов наук, как в научно-исследовательском институте. За это время молодые ребята, которые пришли к нам после университета, все защитились. Многие из них стали университетскими преподавателями. Это очень хорошо, потому что позволяет научному редактору быть не сторонним наблюдателем научного процесса, а его активным участником. Таким образом он гораздо лучше ориентируется в мире современной науки.

— Для энциклопедии пишут настоящие ученые-звезды — историки члены-корреспонденты РАН академик Сергей Карпов, Борис Флоря, Павел Уваров, археолог Леонид Беляев и многие другие. Как эти корифеи светской науки реагировали на предложение сотрудничать с церковным изданием?

— Борис Николаевич Флоря с нами с самого начала. В этом смысле трудно сказать, кто чей воспитанник: он пришел к нам уже признанным выдающимся ученым. И то, что он начал с нами работать, было очень важно. Эти церковные темы оказались для него интересными, этот новый мир в какой-то степени он знал, но профессионально стал им заниматься вместе с нами. Так же как и Александр Назаренко, Анатолий Турилов, Леонид Баталов и многие другие. И те, кто вошел в нашу команду позже, присоединились именно тогда, когда увидели, что у энциклопедии высокий научный уровень. Многие ученые гуманитарного цикла считают, что Православная энциклопедия сейчас задает наиболее высокий научный уровень в гуманитарной области.

— У вас много зарубежных авторов. Как с ними налаживался контакт?

— Это очень зависело от той стороны. Кто-то с самого начала понял, что это очень важно. Как, например, Грузинская Православная Церковь, которая до сих пор принимает самое активное участие в создании энциклопедии. И все это благодаря прежде всего Святейшему Патриарху Илии II. Мы с ним несколько раз встречались, я ему рассказывал и показывал энциклопедию, и он очень заинтересовался и поддержал этот проект. Если вспомнить, как мы делали статью о Грузинской Православной Церкви, то на последнем этапе ее обсуждали и снимали какие-то спорные моменты в тексте два Патриарха. Не говоря уже о том, что я летал к Патриарху Илие, а руководитель их делегации — выдающийся ученый, директор Грузинского национального центра рукописей Заза Абашидзе — прилетал сюда. В Грузии десятки авторов. Такая же ситуация в Болгарии. Чуть послабее Сербия, но тоже есть очень хорошие авторы. На днях встречался с румынской делегацией, они сейчас очень активно работают над подготовкой статьи о Румынской Православной Церкви. Есть некоторые не самые сильные Церкви с точки зрения науки, как, например, Албанская Церковь, и все статьи там писал сам Предстоятель. Статьи получились хорошие.

Зато с самого начала у нас не задались отношения с Константинопольским Патриархатом. Они считали, что мы ничего не сделаем ценного, не верили в российский потенциал. Как мне сказал один замечательный сербский архиерей, «вы разрушили своей энциклопедией старую устойчивую традицию восприятия — от русских деньги, от греков — мудрость. Вдруг берете и приносите энциклопедию. Это был большой удар для греческой стороны».

— А вам важно, чтобы о зарубежных Поместных Церквах писали их представители?

— Мы все читали книги о нашей Церкви, написанные иностранными авторами, и немало встречали в них несуразностей, даже просто ошибок. Зная это, мы стараемся получить или статью автора той Церкви, или по крайней мере рецензию. Мы же делаем не энциклопедию Русской Православной Церкви, мы делаем энциклопедию всего православного мира с помощью всего православного мира: о сербах писали сербы, о грузинах — грузины, о румынах — румыны. Даже о Финляндской Православной Церкви у нас пишут финны.

— Какие темы оказались самыми сложными в работе над энциклопедией?

— Трудные статьи бывают разных видов. К примеру, многофакторные, многоаспектные статьи. Например, статья «Москва», в которой говорилось о церковной жизни столицы. Авторский коллектив был человек 30. Очень много информации, которую надо было свести вместе, в единую систему.

Есть же статьи, может быть, не такие объемные, но сложные по теме, которые нужно уметь перевести на энциклопедический язык не упрощая, и чтобы было понятно многим. Вот сейчас у нас была статья про апостола Павла. Там помимо биографии подробный разбор его убеждений, его взаимоотношений с иерусалимскими апостолами. И это очень непростые проблемы, но о которых мы не могли не написать.

Бывают еще очень трудные статьи, связанные с межцерковными конфликтами. Очень тяжело далась статья про Македонскую Церковь. Мы испытывали сильнейшее давление со стороны непризнанной Македонской Церкви, Сербской Церкви, Болгарской Церкви — в общем, со стороны всех заинтересованных сторон. Тут надо было пройти таким образом, чтобы сказать правду. В ходе подготовки этой статьи в Македонию полетела целая делегация: я, наш редактор, ученые и специальный представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. Первый, с кем мы общались, когда прилетели, был Президент Македонии. Потом была встреча с членами Правительства Македонии, затем с нами беседовал глава Македонской Церкви, затем — ученые. Такой высокий уровень, на котором нас принимали, свидетельствует об отношении зарубежных Церквей к Православию сегодня. Это то, что по-настоящему важно для них, за что нужно бороться силами всей страны. Мы это хорошо чувствуем по тому, как изменилось отношение других Поместных Церквей к нашему проекту. Приезжаешь в какой-нибудь далекий монастырь в Сербии и вдруг видишь там зачитанные тома нашей энциклопедии. И такой пример не один.

— Православная энциклопедия — государственный национальный продукт. В начале 1998 года Президент Борис Ельцин решил поддержать этот проект и морально, и финансово во многом благодаря позиции тогда еще будущего президента Владимира Путина. Существует сразу несколько Советов — попечительский, общественный и наблюдательный, которые участвуют в работе над энциклопедией. Нет ли давления на вас со стороны Правительства или отдельных чиновников?

— Нет. Так же, как нет давления и со стороны Патриархии. Мы в этом смысле абсолютно автономны. Инициаторами обращения к тем или иным службам и специалистам в церковной или государственных сферах всегда выступали мы сами. Мы просим МИД посмотреть текст, если нужно уточнить последние изменения в законодательстве каких-то стран. Так же работаем с ОВЦС или Патриархом. Когда мы готовили статью о Москве, конечно, сильно задействовали московские власти — просили статистику по всем религиозным организациям за несколько лет. Подчеркну: Патриарх волен затребовать на предварительное чтение любую статью, поскольку энциклопедия выходит под его общей редакцией. Но это — редкий случай. Иногда Святейший просит, чтобы мы были внимательнее в подготовке тех или иных статей. Но, как правило, Патриарх доверяет компетентности наших авторов и редакторов.

— Вы всегда говорите, что в статьях стремитесь к достоверности. С этим тоже нет проблем? Наверняка у какой-то стороны или у героев возникало желание приукрасить что-либо или о чем-то не говорить, ведь эта информация останется на века?

— Нечто подобное случалось в самом начале нашей работы. Один из епископов, который был в расколе, прислал нам письмо с просьбой не упоминать об этом в его биографии. Мы переслали это письмо тогда еще Патриарху Алексию II, и он очень жестко сказал: писать, как есть. И этого принципа — как есть, так и писать — мы и придерживаемся. У нас бывали конфликты, когда мы отказывались от статей, присланных из епархий, поскольку они совершенно нас не устраивали по качеству, и заказывали статьи светским ученым, краеведам.

Один из громких конфликтов у нас был с Александром Драбинко (когда он еще не был митрополитом, а был игуменом) по поводу статьи о митрополите Владимире (Сабодане). Он требовал, чтобы мы что-то убрали, а что-то добавили, и мы очень сильно конфликтовали. Мы и с другими епархиями иногда конфликтуем. Бывает, мы хорошо знаем, что конкретный исследователь — лучший по этой теме, а из епархии вдруг приходит письмо или звонок, что у епархиального архиерея с этим человеком плохие отношения, поэтому не стоит с ним сотрудничать. Для нас это не аргумент. Это проблема самого архиерея.

— Какие горячие темы и открытия ждут нас в оставшихся томах?

— Этот год у нас год Петра и Павла. Следующая буква «Р» будет не очень тяжелой. Хотя там Рязань — одна из старейших наших епархий. И Румынская Православная Церковь. Буква «С» — это Сергиевский том. Очень сложной будет буква «Ф», и не только потому, что существует множество святых на букву «Ф», но это еще и Франция. Давно уже идет работа над статьей о Польше, поскольку Польша и Речь Посполитая — это очень сложные темы. Одной из самых сложных будет Украинская Православная Церковь и Украина. У нас есть украинские авторы, но с ними сейчас не просто сотрудничать. Кто-то из них отказывается продолжать работать, кто-то просит об анонимности. Казалось бы, такая простая вещь — надо заплатить автору гонорар. Но на Украине сегодня по политическим причинам сложно получать деньги из Москвы. Я надеюсь, что, когда мы дойдем до буквы «У», ситуация изменится в лучшую сторону.

— Со временем подход к статьям менялся?

— Он стал жестче. Совсем недавно была статья об одном архиерее XVIII века. Я потребовал значительно сократить ту часть, где говорится о том, что характерно было для любого архиерея XVIII века, а оставить только его выдающиеся качества, одним из которых, кстати, была особая жестокость. Многие тогда пороли священников, но он мог запороть до смерти. Телесные наказания для священников были отменены только на рубеже XVIII-XIX веков.

— Кто сегодня основной читатель Православной энциклопедии?

— Студенты светских вузов. Мы судим об этом по электронной версии энциклопедии, где они частые посетители. Причем мы можем очень четко сказать, когда у кого из них экзамены. Если в топе самых читаемых статей вдруг оказываются не «Иисус Христос» или «Владимирская икона», а «Кодекс Юстиниана» и держится несколько дней, значит, юристы сдают экзамены. Студенты читают и «бумажную» версию, поскольку с известной периодичностью к нам обращаются институтские библиотекари с просьбой заменить вышедшие из строя тома энциклопедии.

— Почему семинаристы не читают? Казалось бы, это ваша целевая аудитория?

— Уровень интеллектуальной заинтересованности. Только в этом дело. Но именно академические и семинарские преподаватели жалуются на прямое списывание или copy-past из электронной версии.

— А священники?

— К сожалению, сегодня священник не является неотъемлемой частью образованного общества. Кто был в императорской России образованным обществом? Преподаватель, врач, священник — три кита. Сегодня не всякий школьный учитель, врач и священник — носитель образования. Но я думаю, эта ситуация изменится. Сейчас мы живем в мире энергоресурсов, поэтому очень важно материальное. А когда мы войдем в экономику знаний, образование будет цениться значительно выше. В связи с этим вспоминаются слова Патриарха Алексия II о том, что этой энциклопедией мы создаем возможности не только для нашего, но и для будущего поколения. Поэтому мы сейчас работаем на будущее.

— Где сегодня распространяется Православная энциклопедия?

— Прежде всего в библиотеках — как в светских, так и в храмовых и епархиальных. Энциклопедия — это в первую очередь библиотечный продукт. Но есть среди наших постоянных читателей около семи тысяч человек, которые покупают тома в свою личную библиотеку.

— Трудно себе представить, что после завершения издания Православной энциклопедии такой уникальный коллектив разойдется. Вы не думали о том, как можно еще использовать этот громадный потенциал?

— Проблема есть. Патриарх Кирилл уже года два на заседаниях наших Советов говорит, чтобы все думали о том, что будет дальше. Нет ничего сложнее в книжном деле, чем энциклопедия. Ко всему прочему, нужны большие средства для работы такого коллектива, поэтому должны быть поставлены реальные задача и цель. Конечно, люди с удовольствием останутся в сплоченном коллективе. У нас ведь нет текучки кадров. Они как пришли, так и работают.

— Помимо энциклопедии возглавляемый вами Церковно-научный центр ведет интернет-портал «Седмица.ru». Он отличается от других новостных порталов тем, что печатает много переводных статей. У вас нет собственной корреспондентской сети. Вы сознательно пошли на это?

— Мы создавали портал в самом начале 2000-х годов. Он возник раньше «Патриархии.ru». Было время, когда мы публиковали главные церковные новости раньше, чем «Патриархия.ru». Но постепенно «Патриархия.ru» набрала силу, возникло много других порталов, связанных с церковной тематикой. Мы стали искать свою нишу и нашли ее — это церковно-религиозные новости со всего мира. Поэтому среди наших пользователей чуть больше половины — россияне, остальные — из-за рубежа — ближнего, прежде всего из Украины, и дальнего — из Германии, США. Мы, конечно, не самые первые по количеству пользователей среди религиозных порталов, если считать «Седмицу.ru» и Православную энциклопедию как два отдельных сайта. А если сложить количество пользователей этих двух ресурсов, то мы окажемся в лидерах. Кто-то идет смотреть «Седмицу.ru», кто-то — энциклопедию, а источник у них один — мы.

— Также у вас есть передача «Православная энциклопедия» — настоящий телевизионный долгожитель. Она выходит в эфир уже 18 лет. Не было желания как-то изменить ее формат?

— С периодичностью раз в месяц мы собираемся и обсуждаем, что бы нам поменять в программе. Мы же скованы внешними условиями: временем эфира (утро субботы) и хронометражом (26 мин). Это накладывает определенные жанровые ограничения. Проводим исследования, какие передачи воспринимаются лучше, какие хуже. Поняли, что ничто ни от чего не зависит. Большое количество внешних факторов определяет, что в этот момент зрители смотрят — нашу программу или что-то другое. У нас бывают интереснейшие выпуски программы с небольшим зрительским рейтингом и не самые удачные выпуски с зашкаливающим рейтингом, которые держат 5-6 % всех телезрителей в этот день.

— Почти все годы существования программы ее ведет протоиерей Алексий Уминский. Вам важно было, чтобы ведущим стал священник?

— Да, конечно. Но это не главное. Ведущий — это, безусловно, важная фигура, но важнее гости, то есть приглашенные специалисты. И отец Алексий умеет разговаривать с гостем. А боюсь, что наш традиционный священнослужитель умеет слушать больше себя.

— Ваш церковно-научный центр успешно снимал много интересных документальных и художественных фильмов, которые имели высокий зрительский рейтинг и были отмечены фестивальными призами. Почему давно не появляются новые картины?

— Пока нет идей. Те фильмы, которые мы сняли, сначала рождались у меня в голове. А потом уже приходили профессиональные сценаристы, режиссеры, и начиналась работа. Сейчас я не могу придумать и не могу самому себе объяснить, зачем это нужно.

— Вы как-то говорили, что по Большой Российской энциклопедии можно судить о нашем национальном характере: куда движется нация, на какой стадии развития она находится. А по Православной энциклопедии о чем можно судить?

— О характере нашей Церкви. И основная его черта — это всемирная отзывчивость, то, о чем говорил Достоевский. Вот мы делаем Православную энциклопедию, и нам интересны все. В отличие от греческой энциклопедии, где греков интересуют в основном они сами, и там у них описываются куча наяд и прочих богинь и сатиров, потому что они греческие, а святых других Церквей почти нет. Из Русской Церкви представлены только Серафим Саровский и Сергий Радонежский.

Также можно говорить об огромном жизненном потенциале Русской Церкви. Он складывается из того, что каждый раз, иногда совершенно невероятным образом, наша Церковь или может перетерпеть, или может, наоборот, восстать.

***

По составу Православная энциклопедия делится на пять относительно равных частей:

  • 24% статей посвящены истории и современного положения Русской Православной Церкви;
  • 25% — статьи по истории остальных Православных Церквей;
  • 18% — статьи по богословию, церковному праву и Священному Писанию;
  • 20% — статьи редакций литургики, церковной музыки и церковного искусства;
  • 13% — статьи по истории Римско-Католической Церкви, протестантизма, религиоведения и страноведения.

Пять интересных фактов о Православной энциклопедии:

  1. Самая большая буква в Православной энциклопедии — А — 3 202 статьи.
  2. Самое распространенное имя в Православной энциклопедии — Иоанн — 638 статей.
  3. Самая большая статья о городе — «Москва».
  4. В эфир на канале «ТВ Центр» за годы существования телепрограммы «Православная энциклопедия» вышло более 800 программ.
  5. Художественный фильм «Поп», созданный кинотелекомпанией «Православная энциклопедия», помимо приза за лучшую женскую роль на международном кинофестивале «Золотой витязь» также получил первую Патриаршую премию в области киноискусства 2010 года.

Сергей Леонидович Кравец родился в 1962 г. в Москве. В 1984 г. окончил факультет журналистики МГУ. Затем работал над диссертацией «Эстетика Павла Флоренского». В 1988 г. становится редактором отдела журнала «Литературная учеба», где начинает публиковать сочинения Вл. Соловьева, В. Розанова, А. Лосева, новые переводы Нового Завета. В 1994 г. создается издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, где С. Кравец становится главным редактором. С 1996 г. организатор и руководитель Церковно-научного центра «Православная энциклопедия». В 2002 г. назначен ответственным редактором Большой Российской энциклопедии и ответственным секретарем ее Научно-редакционного совета.

Беседовала Елена Алексеева

ЖМП № 6, 2019

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Игумен Арсений (Соколов): Книги мудрых Израиля — это земля, а книги пророков — это Небо [Интервью]

Гимны Богу, соединяющие века (окончание) [Интервью]

Митрополит Воронежский и Лискинский Сергий: Нужно уметь давать человеку надежду [Интервью]

Вышел в свет восьмой номер «Журнала Московской Патриархии» за 2019 год

Вышел в свет 54-й том «Православной энциклопедии»

Сергей Кравец: «Мы делаем энциклопедию силами всего православного мира» [Интервью]

Воссоединение Киевской митрополии с Русской Церковью: как это было и почему [Интервью]

В ЦНЦ «Православная энциклопедия» издан сборник материалов, посвященных воссоединению Киевской митрополии с Русской Православной Церковью в 1676-1686 гг.

«Строить будут после меня». К 75-летию со дня кончины Патриарха Сергия (Страгородского) [Статья]

В МДА прошла национальная научная конференция «История Церкви: факт и мысль»