Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Неделя вторая Великого поста: память свт. Григория Паламы

Неделя вторая Великого поста: память свт. Григория Паламы
Version for print
3 March 2007 г. 15:37

В современных богослужебных книгах память свт. Григория Паламы отмечается дважды — 14 ноября (ноябрьская память) и в неделю 2-ю Великого поста (триодная память).

Установление нобярьской и триодной памятей святителя. Вопреки распространенным в литературе представлениям (ср.: Meyendorff J.Introduction à l'étude de Grégoire Palamas. Paris, 1959. P. 169; Les Regestes des actes du Patriarcat de Constantinople, N 2540) нет оснований считать, что патриарх Константинопольский свт. Филофей Коккин, автор первоначальных службы и Жития свт. Григория Паламы (по собственному свидетельству свт. Филофея в томосе Собора 1368 г.; см.: PG. 151. Col. 711), установил именно триодную память святого. Эти представления основаны, во-первых, на убеждении исследователей в неизменности практики литургического почитания свт. Григория Паламы; во-вторых, на атрибуции триодной службы свт. Григория Паламы свт. Филофею; в-третьих, на словах самого свт. Филофея, который в соборном томосе о замене локального почитания свт. Григория Паламы общецерковным проводит параллель между ней и историей прославления свт. Афанасия К-польского († после 1315), когда в неделю Торжества Православия в храм Св. Софии монахами-почитателями свт. Афанасия была торжественно внесена его икона, и только потом почитание святого было утверждено как общецерковное (PG. 151. Col. 712). Но последний из этих аргументов не может служить основанием для отождествления установленного в 1368 г. общецерковного почитания свт. Григория Паламы (см.: Rigo. 1993) с его триодной памятью — история с процессией с иконой свт. Афанасия в неделю Торжества Православия приведена свт. Филофеем лишь в качестве примера, а сам факт шествия с иконой святого в эту неделю (когда ежегодно совершалось шествие с различными иконами) вовсе не влечет за собой увязывание памяти святого с периодом Великого поста (так, память упоминаемого свт. Филофеем свт. Афанасия К-польского совершается 24 октября),— а исследование рукописей XIV–XVI вв. опровергло оба других аргумента. Во-первых,— как убедительно показал диак. (ныне прот.) Василий Волудакис в своем анализе данных греческой рукописной традиции (исследователь использовал лишь рукописи собраний Греции, но его выводы подтверждаются и на материале греческих рукописей др. собраний),— практика петь службу свт. Григорию Паламе во 2-ю неделю Великого поста возникла не ранее 2-й пол. XV в. (Boloudakes. S. 33–42; одно из наиболее ранних свидетельств о появлении этой практики, неупоминаемое Волудакисом, содержится в рукописи Vindob. Gr. Theol. 187. Fol. 72, ок. 1500 г.), тогда как ноябрьская память святого, напротив, была известна уже к последней четверти XIV в. Во-вторых, ноябрьское последование свт. Григория Паламы сохранилось уже в современных свт. Филофею рукописях и содержит в том числе 2 канона с именем Филофей в акростихе, а триодное последование свт. Григория Паламы известно по рукописям не ранее рубежа XV и XVI вв. и вместо канонов авторства Филофея, как правило, содержит другой канон — без акростиха в тропарях, но с именем Георгий в акростихе богородичнов.

Таким образом, представления об установлении свт. Филофеем триодной памяти свт. Григория Паламы не имеют подтверждения в источниках, в то время как авторство свт. Филофея для канонов и ряда других песнопений ноябрьской службы свт. Григорию Паламе и почитание им 14 ноября как дня смерти святителя (свт. Филофей пишет, что свт. Григорий Палама почил на следующий день после памяти свт. Иоанна Златоуста, то есть 14 ноября; см.: PG. 151. Col. 635) — несомненны. Но, если выбор 14 ноября как дня памяти свт. Григория Паламы очевиден, причины установления триодной памяти святителя менее ясны. Для их выяснения можно прибегнуть к свидетельству главного гимнографического текста триодного последования свт. Григория Паламы — канона. Имя Георгий в акростихе богородичнов, присутствующее в этом каноне, характерно для многих канонов авторства гимнографа IX в. Георгия, поэтому можно предположить, что комплект богородичнов был заимствован из одного из них; однако среди опубликованных канонов Георгия эти богородичны не встречаются. С другой стороны, те факты, что канон был создан около середины XV в.; что имя Георгий носил в миру один из самых известных православных богословов того времени — патриарх К-польский Геннадий II Схоларий; что свт. Марк Эфесский, оказавший большое влияние на будущего патриарха Геннадия, известен как автор нескольких песнопений в честь свт. Григория Паламы; что сам Геннадий II Схоларий написал канон свт. Григорию Паламе с акростихом «Схоларий» в богородичнах, привели диак. Василия Волудакиса к выводу об авторстве Геннадия Схолария (еще до принятия им монашества) также и для триодного канона свт. Григорию Паламе (Idem. S. 40). Можно высказать и дальнейшее предположение — что само установление памяти свт. Григория Паламы в неделю, следующую за неделей Торжества Православия, принадлежало патриарху Геннадию Схоларию и имело целью подчеркнуть отказ Православной Церкви от предложенной на Ферраро-Флорентийском Соборе унии с католичеством и других соблазнов того времени.

Две памяти святителя в греческой традиции. Вплоть до XVIII в. обе памяти в греческой традиции сосуществовали (см.: Giagkou. S. 120–127), однако в печатные греческие Минеи последование свт. Григория Паламы не вошло, а к 1-й пол. XX в. ноябрьская память святого в греч. практике практически перестала совершаться (ср.: Idem. S. 121) — помимо отсутствия службы в печатных Минеях этому способствовала большая популярность триодной памяти свт. Григория Паламы, а также сложность соединения службы 14 ноября с более древней памятью этого дня (14 ноября — память ап. Филиппа и заговенье на Рождественский пост). Уже в XV в. сложность соединения служб свт. Григория Паламы и ап. Филиппа привела к тому, что память свт. Григория Паламы могла переноситься на 13 ноября (когда празднуется память свт. Иоанна Златоуста — так в Типиконе Athen. Bibl. Nat. 2047, составленном в Фессалонике при блж. Симеоне Солунском), на воскресенье перед 13 ноября или на 5 ноября (см.: Boloudakes. S. 53; Giagkou. S. 121–124). Можно предположить, что день 5 ноября был выбран для празднования памяти свт. Григория Паламы по той причине, что в этот день отмечается память др. святого по имени Григорий, свт. Григория Александрийского, не имеющая отдельного последования (чаще всего в Минеях в этот день приводится вседневная служба мчч. Галактиона и Епистимии), а сам день близок к воскресенью перед 13 ноября.

В печатные греческие издания Типикона ноябрьская память не входит в отличие от триодной, которая указывается в Типиконах уже с первопечатного издания (Венеция, 1545. [S.] 184–185). Последование святителя в значительной степени вытеснило более древнее триодное последование (отменены канон, посвященный притче о блудном сыне (см. о нем: Bertoniere. P. 84–87, 94; выводы Г. Бертоньера о службе свт. Григорию Паламе неверны, поскольку он не был знаком с работой диак. Василия Волудакиса; см. также статью Блудного сына неделя), и другие песнопения — то же, как правило, и в афинских изданиях Постной Триоди; однако в римских изданиях Триоди, напротив, древнее последование сохраняется, а службы свт. Григорию Паламе нет; впрочем, в римском издании Анфологиона 1964 г. она напечатана), но на литургии нет ни чтений из Апостола и Евангелия, посвященных свт. Григорию Паламе (только рядовые), ни песнопений в его честь (только недели), а устав службы в целом можно сравнить с уставом соединения памяти шестеричного святого с воскресным днем. В приходских греческих Типиконах протопсалта Константина (Typikon ekklesiastikon kata to ethos tes tou Christou Megales ekklesias. Konstantinoupolis, 1838. S. 165–166; славянская версия этого Типикона доныне используется в Болгарской Церкви) и принятом ныне в греческой практике Виолакиса Типиконе (Biloakes. Typikon. S. 339–340) устав службы в целом тот же, что и в старопечатных Типиконах, но на литургии появились песнопения святого (чтения по-прежнему только рядовые, поскольку греческая приходская практика избегает соединения двух литургийных чтений). В Церквах, перешедших на новоюлианский календарный стиль, отдельную проблему составляет устав соединения триодной службы свт. Григория Паламы с последованием праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, который в рамках этого стиля может приходиться на 2-ю неделю Великого поста (см.: Mpekatoros. 1964).

В отличие от триодного гимнографического последования свт. Григория Паламы, имеющего сравнительно небольшой комплект песнопений (в первую очередь потому, что оно всегда соединяется с воскресным и, согласно части памятников, триодным последованиями; возможно, также и по причине его первоначально дополнительного значения), ноябрьская служба свт. Григория Паламы, состав которой несколько различается в ее изданиях (см.: Boloudakes. S. 43–48; Paschos. S. 372–373), содержит максимально полный гимнографический корпус; несомненно, составивший ноябрьскую службу свт. Филофей Коккин предполагал совершение ее как бденной (см. Знаки праздников месяцеслова). К XX в. регулярное совершение ноябрьской службы свт. Григорию Паламе сохранялось лишь в практике Фессалоники; во 2-й половине XX в. благодаря интересу к наследию свт. Григория Паламы эта служба снова стала получать распространение наряду с триодной, чему во многом способствовали научное издание службы диак. Василием Волудакисом (Boloudakes. 1978), а также создание новых песнопений в честь свт. Григория Паламы известным гимнографом XX в. монахом Герасимом Микраяннанитом (см., например, подготовленное им издание службы на юбилей преставления свт. Григория Паламы: Gerasimos Mikragiannanites. 1959).

Две памяти святителя в русской традиции. В русской традиции XV — 1-й половины XVII в. триодная память свт. Григория Паламы была неизвестна (триодное последование 2-й недели Великого поста соединялось, как и в греческой традиции до 2-й половины XV в., с минейным последованием рядового святого), тогда как ноябрьская память была известна широко — таким образом, в русской традиции до середины XVII в. сохранялась греческая практика 1-й половины XV в. и была неизвестна последующая, что объясняется исторической ситуацией (разрывом отношений между Русской и Константинопольской Церквами в середине XV в.). Не входя в Минеи, ноябрьская служба свт. Григория Паламы регулярно выписывалась в сборниках служб русским святым и праздникам — или под 14-м (например, рукописи РГБ. Троиц. осн. № 617, XV в.; № 619 и 628, 2-я пол. XVI в.; № 626, XVII в.; ГИМ. Син. № 315 и 317, XVI в.), или под 5-м (например, рукописи ГИМ. Син. № 677 и 891, XVI в.) ноября. Присутствие службы свт. Григорию Паламе в составе сборников служб русским святым указывает на то, что она была переведена на славянский язык отдельно от основного корпуса минейных служб вероятно в XV в. Неопределенность даты празднования свт. Григория Паламы — то 5, то 14 ноября — сохраняется и в старопечатных московских изданиях богослужебных книг. В первопечатном Типиконе 1610 г. (Л. 306 об.— 307) память свт. Григория Паламы указана под 5 ноября, но с предписанием петь ее в др. (по усмотрению экклесиарха) день, поскольку 5 ноября — память свт. Ионы Новгородского; в изданной в том же году ноябрьской Минее память свт. Григория Паламы указана под 14 ноября (Л. 147), но вместо текста службы дана лишь отсылка на «Книгу новых чюдотворцев», то есть сборник служб русским святым. В Типиконе 1633 г., в котором по сравнению с Типиконом 1610 г. опущено большинство указаний на особенности рус. богослужебной практики, память свт. Григория Паламы отсутствует; в Типиконе 1641 г. (последнем из печатных дониконовских) память свт. Григория Паламы отмечена 14 ноября, без указания богослужебного последования.

Текст ноябрьской службы среди старопечатных московских изданий был опубликован в дополнительной части (соответствует рукописным сборникам служб русским святым) Трефология 1637 г., а также в дополненных службами русским святым (помещены «за числом», то есть вслед за обычными службами) изданиях Минеи 1645 и 1666 гг. (Минеи Ноябрь и Сентябрь–ноябрь соответственно). Открывающая текст службы рубрика допускает совершение, при желании настоятеля, всенощного бдения — хотя последование (включающее в себя все элементы для совершения полиелейной службы) не имеет обычных для бденной службы комплектов стихир на стиховне малой вечерни и на литии (в греческом ноябрьском последовании эти стихиры есть; в русском последовании отсутствует также и первый из двух канонов патриарха Филофея — он обращен не только к свт. Григорию Паламе, но и к Трем святителям и поэтому, видимо, не был переведен на славянский язык).

В ходе богослужебной реформы 2-й половины XVII в. ноябрьское последование свт. Григория Паламы, как не имевшее аналога в современных справе греческих изданиях Минеи, из русской Минеи было исключено, что отразилось и на тексте Типикона: в исправленном московском Типиконе 1682 г. под 14 ноября дается отсылка на 2-ю неделю Великого поста, а из издания 1695 г. и последующих упоминание о службе свт. Григория Паламы 14 ноября вообще исключено. Триодная память, напротив, вводится в русскую практику — она неизменно присутствует во всех изданиях русского Типикона, начиная с московского 1682 г., правленного с использованием греческих старопечатных изданий, и занимает свое место в Постной Триоди (в украинских изданиях Постной Триоди (например: К., 1628, 1648), правленных по греческим печатным книгам уже в 1-й половине XVII в., последование свт. Григория Паламы появилось раньше, чем в московских). Согласно послениконовским русским Типиконам, триодная служба свт. Григория Паламы имеет в целом тот же устав, что и в первопечатном греческом Типиконе, но древние песнопения Триоди, посвященные притче о блудном сыне, сохранены, а на литургии есть, кроме рядовых, и песнопения и чтения святому (прокимен из Пс 48; Евр 7. 26 — 8. 2; Ин 10. 9–16; причастен — Пс 111. 6b).

Возникший в середине XX в. интерес к наследию свт. Григория Паламы имел одним из своих следствий возобновление печатания ноябрьской службы святителя в русских богослужебных книгах — она присутствует не только в московском издании Минеи 1978–1989 гг. (так называемая зеленая Минея, в которую включено множество ранее никогда не включавшихся в русские издания Минеи служб), но и в качестве приложения в репринтных воспроизведениях Миней синодальной печати (например, М., 1997). Славянский текст вновь появившегося в русских Минеях ноябрьского последования свт. Григория Паламы (имеющего вид полиелейной службы без малой вечерни) очень близко воспроизводит текст дониконовских изданий и не только не выверен заново по греческому оригиналу, но даже содержит такие языковые особенности, какие последовательно устранялись в ходе реформы русского богослужения 2-й пол. XVII в.

Состав ноябрьского последования свт. Григория Паламы (древнейшие известные рукописи: Athen. Bibl. Nat. 2008, 1365–1375 гг.; Vindob. Gr. Theol. 201, 2-я пол. XIV в.; анализ последования (без учета второй из названных рукописей): Boloudakes. S. 43–71; греческий текст: Ibid. S. 73–143) включает в себя (не считая богородичнов): два отпустительных тропаря 4-го плагального (т. е. 8-го) гласа (Orthodoxias hodege, eusebeias didaskale: (Православия наставниче, благочестия учителю:) и Orthodoxias ho phoster, Ekklesias to sterigma: (Православия светильниче, церкве утверждение:); в русской Минее — только один тропарь, Православию наставниче, святителем украшение:, являющийся (несмотря на свое начало) сокращенным вариантом второго из двух указанных греческих тропарей); кондак на подобен «Взбранной Воеводе»: To tes sophias hieron kai theion organon: (Премудрости священный и божественный орган:) с икосом; канон Трем святителям и свт. Григорию Паламе (в русской Минее его нет; 4-го плагального гласа; акростихи: в тропарях: Ton theologon synodon hymno ton megalon (Богословов великих единомышленника воспеваю), в богородичнах: Philotheos (Филофей); ирмос: hArmatelaten Pharao ebythise: (Колесницегонителя фараоня погрузи:); начало: Ton theologon ton trion ton sympnoun (Единодушного трем Богословам)); канон свт. Григорию Паламе (есть и в греческом, и в русском последованиях; 1-го гласа; акростихи: в тропарях: Stathmen anymno dogmaton ton entheon (Богодохновенное правило догматов воспеваю), в богородичнах: Philotheos (Филофей); ирмос: Sou he tropaiouchos dexia: (Твоя победительная десница:); начало: Sy ton charismaton te pege (Ты дарований источнику)); несколько седальнов (различаются в разных рукописях; немаловажно, что русское последование содержит тот же набор седальнов, что и древнейшая рукопись греческая последования, Athen. Bibl. Nat. 2008, тогда как в позднейших греческих рукописях корпус седальнов меняется); светилен; 14 самогласнов (включая славники; в русской Минее — только 4, по причине отсутствия стихир на литии (8 самогласнов) и на малой вечерне) и 5 циклов стихир-подобнов (в русской Минее — только 4) (количество и состав стихир различаются в рукописях; данные приведены по изданию диак. Василия Волудакиса). Последование составлено свт. Филофеем Коккином, но не все песнопения были написаны им заново — ему принадлежат оба канона и кондак с икосом, светилен, стихиры-подобны (по крайней мере часть), вероятно, седальны, — тогда как, например, 12 из стихир-самогласнов заимствованы (с небольшими изменениями) из последований вмч. Димитрия Солунского (6 самогласнов), святителей Иоанна Златоуста (2 самогласна), Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского и прп. Афанасия Афонского (по 1 самогласну). Заимствование песнопений из службы вмч. Димитрия Солунского объясняется тесной связью свт. Григория Паламы с Фессалоникой, из других указанных служб — сопоставлением свт. Григория Паламы с великими богословами прошлого и с афонским монашеством (Boloudakes. S. 63–69). Сопоставление свт. Григория Паламы с величайшими православными богословами является основной темой и первого из двух канонов авторства свт. Филофея, свт. Григорию Паламе и Трем святителям; во втором его каноне и других написанных свт. Филофеем песнопениях не раз поэтически поднимаются темы нетварного Света и учения свт. Григория Паламы о Боге (см., напр.: Ibid. S. 64–65).

Греческий текст написанных свт. Филофеем Коккином ноябрьского последования и Жития свт. Григория Паламы был впервые издан в 1784 г. в Вене прп. Афанасием Паросским (см.: BZ. 1899. Bd. 8. S. 71–73; Petit. P. 101–102); корпус седальнов и стихир в этом издании значительно отличается от выписываемых в рукописях, что заставляет предположить авторство самого прп. Афанасия для части из них (Boloudakes. S. 57–59); на утрене здесь — 2 канона, второй из указанных выше (1-го гласа) и из триодного последования; в книге также приведены два канона свт. Григорию Паламе для пения на молебне: авторства прп. Афанасия Паросского, 4-го плагального (т. е. 8-го) гласа, с обратным алфавитным акростихом от омеги до каппы в 1–6-й песнях (кроме богородичнов), ирмосы и богородичны взяты из малого молебного канона Божией Матери, начало: hOs organon theion tou Pantourgou (Как божественный орган Вседетеля), и авторства (согласно прп. Афанасию; канон выписан — позднейшей рукой — и в Athen. Bibl. Nat. 2008, без указания атрибуции) монаха Манассии, 2-го плагального (т. е. 6-го) гласа, с поврежденным акростихом, ирмос: hOs en hepeiro: (Яко по суху:), начало: Kata to plethos ton ponon kai odynon (По множеству тягот и скорбей) (Boloudakes. S. 148–170).

Состав последования свт. Григория Паламы во 2-ю неделю Великого поста. Последование свт. Григория Паламы, помещенное в современной греческой и славянской Постной Триоди в неделю 2-ю Великого поста, включает в себя: тропарь 4-го плагального (т. е. 8-го) гласа: Orthodoxias ho phoster, Ekklesias to sterigma: (Православия светильниче, церкве утверждение:); канон 4-го гласа, без акростиха (но с именем песнописца Георгия в акростихе богородичнов), ирмос: Anoixo to stoma mou: (Отверзу уста моя:), нач.: Retoron hoi entheoi kai theologon hoi prokritoi (Риторов божественнии, и богословов изряднии); кондак с икосом; седален; светилен; 2 самогласна и 2 цикла стихир-подобнов (самогласны в последовании взяты из служб свт. Григория Богослова и свт. Иоанна Златоуста; подобны отсутствуют в ноябрьском последовании свт. Григория Паламы согласно современной русской Минее, но известны по греческим рукописям ноябрьского последования (первая группа подобнов — только по позднейшим)). Все последование приписано авторству патриарха Филофея Коккина, что является ошибкой — главная составляющая последования, канон, ему не принадлежит (возможно, автор канона — патриарх Геннадий Схоларий; свт. Филофею, как было показано выше, принадлежат каноны не триодной, а минейной службы свт. Григорию Паламе), хотя ряд мелких песнопений, совпадающих с песнопениями ноябрьской службы и известных по древнейшим рукописям, действительно были написаны свт. Филофеем; атрибуция ему всего триодного последования свт. Григория Паламы целиком обязана своим появлением тому, что свт. Филофей был широко известен как автор ноябрьской службы (Boloudakes. S. 33–41; Paschos. S. 368–371).

Другие песнопения святителю. Кроме канонов, вошедших в ноябрьское и триодное последования свт. Григория Паламы, по греческим рукописям известен еще один канон свт. Григорию Паламе на 14 ноября, плагального 4-го (т. е. 8-го) гласа, с акростихом: Theion Theoj se tois brotois doron nemei (Божественный дар Бог тебя смертным дает), ирмос: hArmatelaten Pharao ebuthise: (Колесницегонителя фараоня погрузи:), нач.: Theias Theou athanasias, endoxe (Божественного бессмертия Бога, преславне) (Tameion. S. 94), а также канон свт. Григорию Паламе, написанный патриархом Константинопольским Геннадием Схоларием, 2-го гласа, с акростихом: hE se polis stephei se tois hymnois, pater (Град твой гимнами тебя венчает, отче) и именем Схоларий в богородичнах, ирмос: Deute, laoi, asomen: (Приидите, людие, воспоим:), нач.: hE epi soi lampsasa charis tou Pneumatou (Осиявшая тебя благодать Духа) (издание: Siderides. 1921; текст воспроизведен в книге: Gennade II (Georges) Scholarios. Oeuvres completes / Ed. L. Petit, X. A. Siderides, M. Jugie. P., 1931. Vol. 4. P. 394–397). В XX в. монахом Герасимом Микраяннанитом было написано множество новых песнопений свт. Григорию Паламе, как в отдельности (два полных последования, молебный канон, акафист и др.), так и вместе с другими святыми (полное последование, молебный канон и акафист святителям Фотию Константинопольскому, Марку Эфесскому и свт. Григорию Паламе; полное последование Трем святителям и свт. Григорию Паламе; молебный канон прав. Анне, матери Пресв. Богородицы, ап. Андрею Первозванному, вмч. Димитрию Солунскому, святителям Феоне Солунскому и свт. Григорию Паламе и прп. Иоанну Кукузелю и другие) (Paschos. S. 374–375).

Помимо отдельных памятей свт. Григорий Палама поминается в службе собора Афонских святых во 2-ю неделю по Пятидесятнице. Во 2-й половине XX в. в православном мире также получили распространение иконографические изображения и гимнографические последования Собора Трех новых святителей или Трех столпов Православия — святителей Фотия Константинопольского, Марка Эфесского и Григория Паламы.

Лит.: Siderides X. A. Gennadiou Scholariou kanon eis Gregorion ton Palaman // Gregorios Palamas. Thessalonike, 1921. T. 5. S. 137–141; Petit. Bibliogr. d. acolouthies grecques. P. 101–102, 244–245; Gerasimos Mikragiannanites, mon. hIera hymnologia en te mneme tou hagiou patros Gregoriou archiepiskopou Thessalonikes tou Palama: epi to heortasmo tes hexakosiostes epeteiou apo tes en Kyrio koimeseos tou hagiou 14 Noembriou 1359 — 14 Noembriou 1959. Thessalonike, 1959; Mpekatoros G. Gregorios ho Palamas: Taxis latreias // ThEE. 1964. T. 4. St. 794–796; Boloudakes B., диак. [ныне прот.] Akolouthia tou en hagiois patrou hemon Gregoriou archiepiskopou Thessalonikes tou Palama. Peiraieus, 1978; Rigo A. La canonizzazione di Gregorio Palama (1368) ed alcune altre questioni // RSBN. 1993 [1994]. Vol. 30 (N. S.). P. 155–202; Bertoniere G. The Sundays of Lent in the Triodion: The Sundays Without a Commemoration. R., 1997. (OCA; 253); Giagkou Th. X. hO heortasmos tes mnemes tou hagiou Gregoriou Palama // hO hagios Gregorios ho Palamas sten historia kai to paron: Praktika diethnon episthmonikon synedrion Athenon (13–15.11.1998) kai Lemesou (5–7.11.1999) / Ep. G. I. Mantzarides. hAgion Oros, 2000. S. 113–128; Paschos P. B. hYmnographika ston hagio Gregorio Palama // Ibid. S. 365–377.

Диакон Михаил Желтов