Russian Orthodox Church

Official website of the Moscow Patriarchate

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Patriarchate

Интервью протоиерея Максима Козлова журналу Сербского Патриархата «Православие»

Интервью протоиерея Максима Козлова журналу Сербского Патриархата «Православие»
Version for print
18 April 2024 year 12:52

Беседа с протоиереем Максимом Козловым, председателем Учебного комитета Русской Православной Церкви, ректором Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени равноапостольных Кирилла и Мефодия (ОЦАД), опубликована 15 апреля 2024 года в 1370-м номере журнала Сербского Патриархата «Православие». Материал приурочен к 15-летней годовщине со дня открытия ОЦАД.

— Ваше Высокопреподобие, уважаемый отец Максим, благодарим Вас за то, что нашли время побеседовать с нами и поделиться своими мыслями в связи с 15-летием Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Давайте начнем с небольшого исторического экскурса. С какой целью было основано высшее учебное заведение, ректором которого в настоящее время являетесь Вы? Как проходило становление ОЦАД?

— Решение о создании Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия было принято по инициативе Святейшего Патриарха Кирилла 31 марта 2009 года на первом в его Патриаршество заседании Священного Синода Русской Православной Церкви. Формально ОЦАД была образована из филиала Московской духовной академии, действовавшего на тот момент при Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата. Однако задачи, поставленные перед ОЦАД, отличались от того, чем занимался филиал Московской духовной академии. Как было отмечено в соответствующем решении Священного Синода, ОЦАД была создана для специальной подготовки управленческих и церковно-дипломатических кадров Московского Патриархата. Такую цель создания ОЦАД необходимо видеть в более широком контексте задач, стоявших на тот момент перед Русской Православной Церковью. Как впоследствии вспоминал Святейший Патриарх Кирилл, решение о создании ОЦАД принималось «с ясным пониманием того, что одной из самых важных проблем, стоящих ныне перед нашей Церковью, является проблема подготовки богословских кадров и кадров священнослужителей». Таким образом, подготовка управленческих и церковно-дипломатических кадров, развитие церковной науки стали тем целеполаганием, с которого началась история ОЦАД. Вокруг решения этих задач строилось все последующее развитие учебного заведения.

Так, уже в 2009 году состоялся первый набор на программы аспирантуры и повышения квалификации. Через год при ОЦАД была открыта магистратура, которая мыслилась в качестве подготовительной ступени для будущих аспирантов, на которой они могли бы усовершенствовать свои исследовательские навыки и подготовиться к научной работе в аспирантуре. Со временем магистратура ОЦАД выросла в самостоятельное направление деятельности, которое сегодня представлено шестью магистерскими программами, охватывающими такие области, как каноническое право, историческая литургика, патрология, внешние церковные связи и роль теологии в общественном пространстве. Еще одно направление образовательной деятельности ОЦАД связано с повышением квалификации разных категорий церковных работников.

Образовательная деятельность ОЦАД неразрывно связана с научной работой. В 2011 году на базе ОЦАД, а также ПСТГУ, МДА и СПБДА был создан объединенный диссертационный совет по защите докторских диссертаций по богословию и церковной истории. Дальнейшее развитие диссертационных советов в ОЦАД нельзя рассматривать в отрыве от более широкого контекста развития теологии как научной специальности в России. С 1990-х годов в России шел процесс формирования признаваемой государством научной специальности теология. Он завершился в 2016 году, когда на базе ОЦАД и еще трех московских вузов (МГУ, РАНХИГС и ПСТГУ) был создан первый в России диссертационный совет по теологии. С того времени и по сегодняшний день в ОЦАД регулярно проходят защиты кандидатских и докторских диссертаций по теологии.

Безусловно, образовательная и научная деятельность требуют соответствующей материально-технической базы. В этом отношении с 2009 года также был пройден значительный путь. Если в 2009 году ОЦАД располагалась в Отделе внешних церковных связей, то сегодня у ОЦАД есть свой полноценный кампус, расположенный в историческом центре Москвы на Черниговском Патриаршем подворье. На территории подворья располагаются два храма XVI и XVIII вв., посвященные Усекновению главы святого пророка Иоанна Предтечи и святым мученикам Михаилу и Феодору Черниговским соответственно. В кампус ОЦАД входит также культурный центр «Книжная палата в Черниговском», сочетающий функции книжного магазина церковной литературы с пространством для проведения всевозможных культурных мероприятий — выставок, концертов, лекций, мастер-классов.

— Сербский монах Досифей (Обрадович), живший в XVIII веке, писал о получении сербским духовенством образования так: «Где бы мог дьяк учиться, разве в Киеве или в Москве?» Академическое образование в России имеет свою долгую историю, и мы с гордостью можем сказать, что на страницах этой истории записаны имена многих сербских студентов, обучавшихся в русских духовных школах. Общецерковная аспирантура и докторантура имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия является сегодня одним из этих духовных учебных заведений. Преемницей традиций каких духовных школ является, с Вашей точки зрения, ОЦАД? Какие традиции для Вас наиболее значимы и актуальны?

— Нельзя сказать, что ОЦАД является преемницей какого-то конкретного учебного заведения, кроме разве что аспирантуры Московской духовной академии, существовавшей при Отделе внешних церковных связей, но то учреждение было и с иными целями, и иных масштабов: в нем готовили квалифицированных сотрудников для церковно-дипломатической и административной деятельности, и только отчасти преподавателей высших духовных учебных заведений.

Если посмотреть на этот вопрос более глобально, то можно сказать, что ОЦАД по типу вуза находится в ряду исторических духовных академий Русской Православной Церкви. Дореволюционные академии, также как ОЦАД, принимали людей, уже получивших семинарское образование. Это было духовное образование высшей квалификации, подготовка научных кадров и тружеников церковной администрации. И сегодня ОЦАД не имеет собственного бакалавриата, а принимает тех, у кого он уже есть — теологический или общегуманитарный. Конечно, главная цель Общецерковной аспирантуры и докторантуры — это, с одной стороны, работать на то, чтобы вся система высшего духовного образования Русской Православной Церкви максимально была самовоспроизводящейся, то есть так готовила преподавателей для духовных школ в достаточном количестве, чтобы привлечение специалистов из системы высшего светского образования было не по необходимости, как сейчас порой приходится это делать, а исключительно учитывая яркие персоналии.

Другая цель — это формирование церковной науки, которое является следствием развития высших учебных духовных заведений. Однако на данный момент у нас зачастую процесс развития самих вузов опережает развитие церковной науки. ОЦАД призвана сокращать эту дистанцию. На это работают в том числе и диссертационные советы — как церковные кандидатский и докторский, так и ВАКовский совет по теологии, в котором ОЦАД работает вместе с Московской духовной академией и Московским государственным университетом.

В лучшую пору своего бытия дореволюционное высшее духовное образование соединяло принцип просвещенной свободы богословского, церковно-исторического, канонического исследования с принципом послушания церковному Преданию. Выражусь словами протоиерея Сергия Булгакова, который когда-то сказал следующее: «Каков критерий искания истины для церковного ученого? Проверить собственное мнение Преданием церковным». Если ты видишь противоречия между выводами, к которым ты пришел, и совокупностью Предания, то надо понять, что приоритетно в данном случае Предание. Но, с другой стороны, это послушание Преданию должно соединяться со свободой академического исследования, с желанием и способностью проводить исследование не только в частных и периферийных безопасных областях богословского, канонического, исторического или литургического знания, но и там, где проблемность очевидна, ощущается и переживается сегодня.

— Престиж и значимость учебного заведения в настоящее время оценивается через такой показатель, как обучение иностранных студентов. Два года назад я сам закончил в ОЦАД магистратуру. Считаете ли Вы, что обучение иностранцев — это действительно важный показатель уровня учебного заведения? И является ли для Вас в контексте современных вызовов, с которыми сталкивается Церковь, обучение иностранцев приоритетной задачей?

— В силу всем нам понятных причин сейчас количество иностранных студентов в ОЦАД не велико, хотя они есть, в особенности, среди аспирантов и соискателей. Тем не менее ОЦАД сохраняет открытость для принятия студентов, поступающих из других Поместных Православных Церквей. Мы очень ценим, в частности, братское сотрудничество с Сербской Православной Церковью, с вузами Сербской Православной Церкви, и всегда были и будем рады студентам, поступающим из дорогой сердцу каждого русского православного человека Сербии. В разные годы обучение в ОЦАД успешно завершили около 10 представителей Сербской Православной Церкви. Среди них есть епископы, священники и миряне.

Мне представляется, что интересным для иностранных студентов может стать целый ряд профилей магистратуры ОЦАД. Может быть, в первую очередь, это профиль, посвященный внешним церковным связям Русской Православной Церкви, но также и исторической литургике, патрологии и каноническому праву. Думается, что интересной перспективой для иностранных студентов могут быть и те магистерские программы, которые у нас реализуются совместно с Высшей школой экономики, с возможностью получения двух дипломов по теологии в общественном пространстве, церковному праву и юриспруденции.

— В духовных школах учебная программа сопровождается и богослужебной жизнью. При ОЦАД находятся два храма — святителя Иоанна Крестителя и святых мучеников черниговских Михаила и Феодора. Как образовательная и учебная деятельность сочетается с духовной жизнью студентов? 

— Формально являясь приходскими храмами, еще более формально — Патриаршими подворьями, объединенными в одну религиозную организацию — храмы святого Иоанна Крестителя и мучеников Михаила и Феодора Черниговских де-факто, конечно, являются храмами академическими. В них среди клириков значительно представлены члены администрации Общецерковной аспирантуры и докторантуры, в них на регулярной основе собираются учащие и учащиеся для совместной молитвы, в них начинается и заканчивается учебный год. Сейчас идет процесс постепенного увеличения объема присутствия церковной, приходской, практической жизни среди студентов ОЦАД, обучающихся в очной форме. В силу разных факторов в прежние годы этой стороне жизни уделялось меньшее внимание, и если что-то и корректируется из практики предыдущего исторического периода, то это как раз духовно-воспитательная работа, неотъемлемая для студента религиозного вуза от участия в богослужебной жизни.

— Насколько я знаю, ОЦАД создавалась при Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата, можно сказать, что это своего рода школа церковной дипломатии. Какова роль ОЦАД в международном сотрудничестве, в обмене опытом с учреждениями за рубежом, в содействии диалогу между Православной Церковью и другими религиозными общинами?

— На сегодня продуктивное взаимодействие ОЦАД с Отделом внешних церковных связей ничуть не утратило своей актуальности. Более того, теперь, когда руководство двумя учреждениями разделено, появилась большая мера самостоятельности, и оба партнера несут ответственность за результаты этого сотрудничества. Сейчас это, например, выражается в пересмотре и актуализации магистерского профиля по внешним церковным связям — как с учетом научно-богословского его наполнения, так и реалий межцерковной жизни. В частности, ОЦАД на сегодня является флагманским церковным учреждением по изучению Древних Восточных Церквей. Это не только те курсы, которые читаются на магистерском профиле, но и личное взаимодействие, посещение храмов, которые в Москве принадлежат представителям Древневосточных ветвей христианских церквей; это проведение совместных общекультурных мероприятий, выставок. Могу отметить, что во время недавнего визита главы Ассирийской Церкви Востока Мар Авы III он встретился в стенах ОЦАД с преподавателями и студентами, и это была очень интересная и продуктивная встреча.

— 15 лет — это, конечно, не юбилей, и итоги подводить рано, но все-таки за это время в ОЦАД было немало сделано. Какие из достижений, значимых результатов Вы бы отметили?

— Соглашусь с тем, что 15 лет — это не юбилей, а некоторая точка на векторе исторического развития. Здесь можно говорить о заданности и о данности.

Говорить, что на сегодня ОЦАД стала общецерковно признанным научно-богословским центром, который по факту именования — как, скажем, Московский государственный университет или Высшая школа экономики в светской системе — является привлекательным для всех в системе высшего духовного образования, было бы рисовать слишком оптимистичную картину.

Но это заданность — чтобы ОЦАД стала такого рода вузом, венчающим систему высшего духовного образования Русской Православной Церкви. Ради реализации этой изначальной цели, поставленной некогда Святейшим Патриархом Кириллом, мы все — члены администрации, преподаватели, студенты и сотрудники ОЦАД — и трудимся в этом месте.

Из достигнутой данности я бы, прежде всего, отметил плод деятельности наших диссертационных советов. За эти годы в ОЦАД защитили диссертацию 53 кандидата богословия и теологии, 20 докторов, многие из которых и сегодня являются действующими лицами в системе Российской науки — как церковной, так и светской. Еще большее количество выпускников ОЦАД трудится в качестве преподавателей в высших духовных учебных заведениях. Немалую роль играют курсы повышения квалификации, организуемые ОЦАД для самых различных направлений церковных сотрудников — как в центре, так и в епархиях, это равно важный функционал Общецерковной аспирантуры и докторантуры.

— ОЦАД является местом проведения различных конференций, темы которых касаются не только богословских, но и межрелигиозных, социально-политических и культурных вопросов. Как ОЦАД справляется с вызовами современного общества в целом и молодежи в частности?

— Важной чертой ОЦАД является способность внутренне трансформироваться, исходя из того, что сегодня требует церковная жизнь. Для того, чтобы справляться с вызовами современного общества, мне представляется чрезвычайно важным избегать позиции страуса, зарывающего голову в песок, или позиции человека, пытающегося скрыться в уютном домике от бурь, от проблем и вызовов современного мира. Даже если создается иллюзия, что у вас получилось — это именно иллюзия, потому что придет буря, и от надежности вашего домика ничего не останется. И здесь мы должны трудиться для того, чтобы воспринимать эти новые вызовы, и, по возможности, заранее искать на них ответы и решения возникающих проблем.

В качестве примера могу привести ситуацию со стремительным развитием феномена искусственного интеллекта, который захватывает все большие области общественной жизни в целом и высшего образования и науки в частности. В те дни, когда мы записываем это интервью, в Общецерковной аспирантуре и докторантуре проходят организованные вместе с Высшей школой экономики прецедентные не только для системы высшего духовного образования, но в целом для системы высшего образования, курсы по изучению различных аспектов искусственного интеллекта, актуальности этических выводов, которые с этим связаны. Мы планируем распространить данный опыт со временем и на всю систему высшего духовного образования.

Не менее важным является воспитание в наших учащихся и выпускниках того, что я бы назвал просвещенным патриотизмом. Под этим я подразумеваю, с одной стороны, сочетание определяющих для нас исторических корней христианства в жизни общества и государства с пониманием вселенского характера Православия, и роли каждой Поместной Церкви — для нас прежде всего Русской Православной Церкви — в этой общей мозаике вселенского христианства. С другой стороны, важно, чтобы просвещенный патриотизм включал в себя любовь к Отечеству, осознание своего долга перед ним.

— Каким Вы видите будущее ОЦАД? В каком направлении Вы бы хотели, чтобы эта духовная школа развивалась?

— Есть русская пословица: «Глаза боятся, а руки делают». Какими бы непростыми нам ни казались вызовы современности, проблемы, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни, мы должны делать то, что по правде Божией, по совести христианин делать должен, в том числе и в развитии высшего образования, и в развитии вуза. Да, конечно, нам хотелось бы более подготовленных выпускников бакалавриата, большей их устремленности к научной работе, большей потенции к научно-аскетическому ограничению ради достижения значимых результатов в своей деятельности. Но даже если мы на сегодня не видим таковых в достаточном количестве, это означает только то, что мы должны продолжать трудиться, воспитывать и находить таких молодых людей, которые бы формировали будущее нашей церковной науки. Собственно, фигура молодого церковного ученого, получившего достаточную профессиональную подготовку, знакомого с традицией Церкви, и одновременно включенного в контекст современного научного развития, и видится главной целью и главной перспективой развития Общецерковной аспирантуры и докторантуры. Чем больше будет таких выпускников, тем яснее будут дальнейшие перспективы развития ОЦАД.

— И последний вопрос: что бы Вы посоветовали молодым людям, которые планируют поступать в ОЦАД или другое высшее духовное учебное заведение?

— Молодым людям в сане, клирикам и мирянам, юношам и девушкам, поступающим в ОЦАД или в любое другое высшее духовное учебное заведение, прежде всего, пожелал бы, во-первых, не бояться сложностей, с которыми можно столкнуться при обучении. Любая серьезная научная деятельность подразумевает то, что это нелегко. Наверно, почти каждый, занимавшийся или занимающийся наукой серьезно, проходил через этапы, когда руки опускались, и казалось, что «этого я выучить не смогу». Когда я учился на кафедре классической филологии в МГУ, то изучал два древних и два новых языка одновременно. И суток порой тогда не хватало просто даже для подготовки к текущим занятиям. Но нужно не бояться и не опускать руки, не халтурить.

Во-вторых, я пожелал бы абитуриентам помнить и о внутреннем пафосе этого обучения, понимании того, что это не просто личный интерес, и, тем более, не эскапизм, уход от действительности в изучение, казалось бы, не самых актуальных и не самых животрепещущих научных или учебных вопросов, а дело нужное для вашей собственной души, для высшего церковного образования и для Церкви.

Беседовал сотрудник Информационного отдела Священного Архиерейского Синода Сербской Православной Церкви,

выпускник ОЦАД Стефан Зелкович

Пресс-служба ОЦАД/Патриархия.ru

Version: Russian