Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

«Не хочу учиться — хочу стать семинаристом»? Протоиерей Вадим Леонов о будущих пастырях и их образовании

«Не хочу учиться — хочу стать семинаристом»? Протоиерей Вадим Леонов о будущих пастырях и их образовании
Версия для печати
8 июля 2022 г. 11:26

Об иллюзии «быть православным и бескультурным», а также к чему должен быть готов будущий семинарист и кто сегодня хочет стать пастырем в интервью порталу Православие.ru рамышляет и.о. ректора Сретенской духовной академии протоиерей Вадим Леонов.

— «Не хочу учиться, хочу стать семинаристом», — такие слова довелось мне услышать от одного славного юноши в ответ на упрек матери, что он забросил в школе математику с физикой. Отец Вадим, расскажите, пожалуйста, с каким обязательным багажом знаний должен прийти в духовную школу абитуриент?

— Такая иллюзия у ребят раньше встречалась чаще, сейчас, слава Богу, реже. У нее обычно две причины. Первая — это устаревший дореволюционный миф, что диплом в семинарии (бурсе) можно получить без среднего уровня образования. Этим удобно прикрывается элементарная человеческая лень и нежелание развиваться. Вторая причина — непонимание того, что священник — не просто человек, общающийся с Богом, но он также постоянно находится в общении с самыми разными людьми, он член Церкви, существующей в современном мире.

Для общения с Богом действительно не требуется много слов и знаний, ведь даже малое дитя может прекрасно общаться с Господом, и здесь нет необходимости в высшем образовании или ученой степени. Но священнослужитель призван помогать людям выстраивать их отношения с Богом и ближними. А для этого он должен уметь говорить с людьми на одном с ними языке, владеть их понятиями, представлениями, культурным багажом, жизненным опытом. Если этого в священнике нет, то он останется без паствы, будет отдален от прихожан своей культурной безграмотностью, своим невежеством — это печальная судьба.

Поэтому от каждого поступающего в духовные академии и семинарии уже на вступительных экзаменах требуется продемонстрировать базовый уровень образования не только в сфере богословских дисциплин (основы вероучения, Священное Писание, история Церкви, богослужение), но и светских. Имеются в виду не только высокие результаты ЕГЭ по русскому языку и истории, но и требования в области естественнонаучной и общекультурной подготовки. В Сретенской духовной академии абитуриенты проходят специальные тесты, где определяется их уровень по этим направлениям.

— Вы сказали, что священнику нельзя быть безграмотным и бескультурным. Почему это может иметь печальные последствия? И неужели науки, в том числе точные науки, так уж нужны?

— Культура, помимо всего прочего, — это универсальный язык взаимодействия. В той мере, насколько вы владеете этим языком, вы способны сформировать широкий круг общения. Для священника, который по определению призван приводить людей к Богу, — это стартовая позиция для начала диалога с любым человеком, который оказался перед ним. Конечно, в таком диалоге должен произойти переход с душевного (культурного) на духовный уровень, но без первой ступени лестница в небо может оказаться недоступной.

Противопоставление православной жизни и культурной чаще встречается у монашества. Звучит это приблизительно так: «Не хочу быть священником, хочу быть монахом, а монах — это тот, кто постоянно общается с Богом, поэтому светские знания и общекультурная подготовка мне не нужны». В чем здесь ошибка? Многие монахи со временем становятся духовниками, и у них может возникать проблема коммуникации, о которой я упомянул ранее. Кроме того, монахи, по слову прп. Иоанна Лествичника, являются примером для мирян, и если последние воспримут этот стереотип, то им в мирской жизни придется столкнуться с маргинализацией, с вытеснением из всех значимых жизненных процессов.

Еще в VIII веке прп. Иоанн Дамаскин описал ересь гносеомахии, что буквально означает «отвержение знания», «борьба со знаниями». Последователи этой ереси считали, что для спасения достаточно соблюдать в простоте принципы благочестия, а от светских и даже богословских знаний можно повредиться, впасть в гордость, поэтому надо их избегать и даже отвергать. Тот юноша, о котором Вы упомянули в начале нашего разговора, сам того не ведая, продемонстрировал свою приверженность этой ереси. В последующие века многие святые отцы упоминали о ее существовании и всегда ее осуждали, как неправильный, неприемлемый подход к духовной жизни.

Поскольку мы завели разговор о значении изучения наук для будущих священнослужителей, то выделю еще несколько важных моментов.

Во-первых, существуют два способа богопознания — естественный и сверхъестественный, которые соотносятся между собой как подготовительный и основной этап духовной жизни. Естественное богопознание происходит через созерцание гармонии, красоты, премудрости, причинности, целостности бытия. Научное познание мира, продиктованное искренним стремлением к истине и не зашоренное атеистическими идеологическими установками, очень часто становится прямой дорогой к естественному богопознанию. Поэтому среди ученых всегда были и будут верующие люди в большом числе: Исаак Ньютон, Рене Декарт, Блез Паскаль, Майкл Фарадей, Михаил Ломоносов, Грегор Мендель, Роберт Бойль, Уильям Кельвин, Дмитрий Менделеев, Иван Павлов, Альберт Эйнштейн, Макс Планк — этот список можно продолжать долго. Для всех этих ученых с мировым именем наука была важным подспорьем для личных религиозных прозрений. Этот ресурс науки не истощился и в наши дни, в том числе и для людей, которые осваивают хотя бы базовые понятия в научных сферах.

Второй аспект — апологетически-миссионерский. Многие современные научные данные могут помочь привести человека к вере. Например, в 1983 году известным физиком Джоном Уилером, на основе имеющихся научных данных об особенностях взаимосвязи мировых физических констант, был сформулирован антропный принцип: наблюдатели (т.е. люди — разумные существа) необходимы для обретения Вселенной бытия. То есть если бы параметры вселенной отличались от своих наблюдаемых значений лишь на небольшую величину, разумная жизнь, в привычном нам понимании, не могла бы образоваться. Другими словами, бытие и развитие наблюдаемой нами Вселенной выстроено под человека-наблюдателя. Эта идея, которую физики сформулировали независимо от богословов, очень близка свидетельству Библии о том, что Бог сотворил мир для человека, и потому человек есть венец творения. Это лишь один пример для иллюстрации, но их можно было бы привести множество. И об этом надо знать, этим материалом необходимо владеть.

Третий аспект мною уже описан выше: священство — это призвание приводить людей к Богу. Без знания культурного языка прихожан священник будет не способен выполнять свою миссию.

Не использовать данные ресурсы современному священнику — это стратегическая ошибка в пастырской деятельности.

— Мы видим, что среди священников и монахов есть и юристы, и психологи, и доктора, и экономисты... Нельзя сказать, что это продиктовано исключительно нашим временем, ведь мы знаем, к примеру, святителей-врачей. Но и нельзя отрицать, что требования к священнослужителям сегодня иные. В каких пастырях нуждается нынче Церковь и паства?

— Церковь, прежде всего, ищет благочестивых, умных, добрых, отзывчивых молодых людей, которые готовы послужить Богу и ближним. Обладают ли они высшим светским образованием или нет — это не принципиальный вопрос. Для получения высшего богословского образования в духовной школе вполне достаточно качественного среднего образования.

Когда же светские специалисты, пройдя определенный жизненный путь, например, юриста, врача или программиста, ощутили призвание Божие к священнослужению и решили поступать в духовную школу (а таких людей сейчас достаточно много), то такие люди приходят не просто со своей верой и намерениями, но с соответствующим багажом знаний и профессиональных навыков. Практически всегда (что удивительно) эти знания — будь то знания в области юриспруденции, архитектуры, экономики, программирования, медицины, технических или естественных наук, — находят применение в их будущей пастырской деятельности.

В этом плане могу поделиться и своим опытом. До поступления в семинарию я завершил обучение в Московском станкоинструментальном институте и Будапештском техническом университете, получив дипломы обоих вузов по специальности «Робототехнические системы и комплексы». Еще на 4 курсе ко мне пришло осознание, и духовник поддержал мое намерение поступать в духовную школу. Казалось, что техническое образование мне уже не понадобится в жизни. «Надоело возиться с "железяками", хочется пообщаться с живыми существами и Источником жизни», — думалось мне, и я уже вознамерился бросить обучение в светском вузе, но духовник запретил мне это делать, сказав, что все в жизни нужно доводить до конца. Таким образом, я доучился в светских вузах и уже после этого поступил в духовную семинарию. Меня не покидало ощущение, что я выполнил послушание духовника, теперь могу спокойно изучать богословие и забыть о своем прошлом.

Но все оказалось иначе. Далее, на всех жизненных этапах, как семинарском, так и священническом, мое светское образование приносило мне пользу. Прежде всего, важным оказался навык научной системной работы, который весьма качественно отрабатывался в светских вузах. Когда же в Московской духовной семинарии открылся компьютерный центр, то меня, как студента с техническим образованием, туда сразу направили, и я оказался в своей среде. После этого, когда я уже принял сан священника и вскоре стал преподавателем, то в образовательном процессе стали применяться новые технологии — и здесь также пришлось пользоваться старым багажом. Два года подряд в Сретенской духовной академии мы проводим Международную научно-богословскую конференцию «Бог — человек — мир», где богословы, ученые и философы совместно обсуждают актуальные гуманитарные проблемы. И здесь снова оказываются востребованы знания и навыки, приобретенные как в светских, так и в духовных учебных заведениях. Поэтому могу с уверенностью сказать, что у тех семинаристов, которые обладают не только качественным средним образованием, но и светским высшим, большие перспективы в церковной среде.

— А кто и почему сегодня хочет стать священнослужителем, богословом и поступает в духовную академию?

— Если говорить в общем, то я бы разделил поступающих в духовные школы на две группы. Первая — это вчерашние школьники, которые сразу после выпуска подают документы в духовные семинарии. Чем они характеризуются? Юность, свежий взгляд, подвижность, восприимчивость и большие возможности для роста. Однако часто такие молодые люди еще не полностью самоопределились в своем выборе жизненного пути, порой не осознают серьезности осуществляемого ими шага. У части из них есть проблемы с самоопределением. В то же время у таких ребят огромное преимущество в том, что они — «чистый лист бумаги», на котором можно писать нечто полезное и важное для их будущей жизни. Но новые записи для своей будущей жизни они должны делать сами, осмысленно, не под диктовку. Однако в этом у них еще не хватает навыка. Поэтому здесь требуется большая пастырская и педагогическая работа.

Вторая группа — это достаточно взрослые люди, которые осознанно приходят в Церковь, чтобы послужить Богу. У них, как правило, есть профессия, семья, дети. Проходя свой жизненный путь, они ощутили призвание — служить Богу, служить Церкви. Это очень ценная группа среди наших абитуриентов. Проблем с самоопределением у них нет, их не надо уговаривать, доказывать, объяснять простые вещи. Но здесь есть другие проблемы: первая — то, что они уже не «чистый лист бумаги», а корректировать существующее негативное содержание — непростая задача; вторая проблема — то, что с возрастом способность учиться у человека снижается. Когда человеку 30 и более, он учится не столь успешно, как человек, которому 20. С освоением знаний у этих возрастных ребят бывают проблемы. Мы очень любим и тех, и других наших студентов, стараемся помочь каждому, они для нас — подарок от Бога, но приходится учитывать особенности как одних, так и других.

— Вы видите плоды образования и воспитания студентов?

— Плоды образования — это не только защищенные дипломы и высокие оценки на экзаменах. В духовной школе важным является и духовное воспитание, а здесь уже используются совсем иные подходы. Здесь на первое место выходит богослужебная молитвенная жизнь и взаимодействие семинариста с духовником, который должен быть у каждого из них. Духовные наставники и администрация наблюдают, как происходит духовное возрастание семинариста. Если все гармонично и целостно, то все этому только рады, если же возникают проблемы, то стараемся помочь. Если у будущего священника не появится свой осознанный, отрефлексированный духовный опыт, то он не будет способен нести свое пастырское служение, даже обладая обширными знаниями.

В духовной жизни нельзя быть только теоретиком. Невозможно начитаться книг и стать хорошим священником, если ты сам не пережил встречу с Богом. Осознанный личный духовный опыт — это фундамент богословского образования.

Образовательная составляющая — это надстройка. Если фундамента нет, то, как сказано в евангельской притче (ср. Мф. 7:23-27), дом, построенный на песке, будет разрушен наводнением или иным жизненным потрясением.

У каждого семинариста, как и у всякого человека, возникают свои сложности — это нормально. Однако преодоление их возводит любого человека на новую духовную ступень. Человек — это существо, которое призвано совершенствоваться. Тяга к росту и развитию должна быть не только поддержана, но и реализована в рамках духовной школы. К этому развитию, надо признать, не все готовы. Главный тормоз для совершенствования — самолюбие, лень, страх и маловерие. Молодые люди часто готовы, чтобы им, как маленьким деткам, вкладывали ложечкой в рот пищу, но трудиться и добывать эту пищу самостоятельно — эти навыки осваивают далеко не все. Этому требуется научить. Если человек это освоил, то мы за него спокойны.

В духовной школе не принято, чтобы человек отучился, а потом исчез. В Сретенской духовной академии мы сохраняем связь со всеми нашими выпускниками. Духовники, которых студенты обретают в Сретенском монастыре, как правило, поддерживают с ними контакты. Мы регулярно проводим совместные Божественные литургии с нашими выпускниками, встречаемся, общаемся. Если у человека возникают кризисные моменты в личной жизни, а такое, конечно же, бывает, то мы стараемся не оставлять его в этот трудный период жизни.

— К чему самому главному должен быть готов будущий семинарист? С какими проблемами приходится сталкиваться им и вам?

— К тому, чтобы развиваться и совершенствоваться в Боге. Если росток этого стремления посеян в душе человека, то он обязательно проявится. Человек будет возрастать и как пастырь, и как семьянин, и как ученый богослов. Если же эта мотивация не сформирована, то это тяжелый случай. Тогда человек просто будет отбывать свое существование в духовной школе, и если получит диплом, то о его пастырских перспективах говорить не приходится.

Для меня важно, чтобы человек ощутил свое Божественное призвание и добровольно, сознательно его воспринял. Мы готовим, прежде всего, пастырей Церкви, поэтому главенствующая цель, чтобы желание молодого человека стать пастырем, с которым он и пришел в духовную школу, не только не исчезло, но развилось и стало осознанным выбором.

Если же у студента есть научный, административный или творческий потенциал, то и здесь требуется предоставить возможности для раскрытия. Но надо понимать, что особые способности в узких сферах, например, к серьезной научной деятельности, есть у небольшой группы учащихся. И это нормально. В светском вузе также в аспирантуру по призванию идут около 5% выпускников. Главное, чтоб у этих особо одаренных ребят был социальный лифт, возможности внутри Церкви реализовать свои таланты. Могу сказать ответственно, что в Сретенской духовной академии такие возможности есть.

— Вы уже знакомитесь с нынешними абитуриентами?

— К приемной кампании в этом году мы стали готовиться заранее. В январе мы открыли школу абитуриентов. Как мы увидели, потребность в богословских знаниях базового уровня среди молодых людей достаточно высока. Это нас приятно удивило! Среди них есть те, кто уже подали документы для поступления в Сретенскую духовную академию. Мы надеемся, что этот проект станет подспорьем для поступающих в нашу духовную школу и с точки зрения подготовки, и с точки зрения формирования мотивации.

— Что бы Вы пожелали тем, кто еще за школьной партой, но уже решил посвятить свою жизнь Богу, и тем, кто в этом году готовится к вступительным экзаменам в духовную академию?

— Желаю вам быть смелыми и решительными на пути к Богу. Приготовьтесь, вас ожидает удивительный мир, несравнимый ни с одним квестом, фэнтези или геймплеем. С такой ясностью вы еще никогда не сталкивались с этим миром — миром общения с Богом, общения с людьми, которые стремятся стать лучше, добрее, чище. Вам в этом мире будут предоставлены огромные возможности для духовного и душевного роста, для реализации ваших талантов, но вместе с тем вы возьмете на себя и большую ответственность — не только за себя, но и за тех людей, которые в будущем пойдут за вами. Не бойтесь совершенствоваться в Боге. Преображение человеческой души — это самое удивительное и яркое переживание в жизни человека, и у вас есть шанс ощутить это чудо в самом себе. Бог уже протянул к вам Свою руку, ответный шаг за вами.

Беседовала Ольга Мамона

Православие.ru/Патриархия.ru

Все материалы с ключевыми словами

 

Другие интервью

Протоиерей Максим Козлов: ОЦАД — магистратура, аспирантура и докторантура для всей системы высшего духовного образования

Докторантура в системе подготовки научных кадров Русской Православной Церкви

Почивать на лаврах некогда. О радостях и трудностях православной школы и перспективах выпускников

Протоиерей Максим Козлов: В непростые времена сохранение богословской науки очень важно для внутреннего здоровья и будущего народа

Митрополит Нижегородский Георгий: «Мы верим, что Господь пребывает среди нас, когда мы обсуждаем проблемы монашества»

«Попытки всерьез заниматься церковнославянским языком воспринимаются как недостойные». Интервью заведующей кафедрой древних и новых языков Сретенской духовной академии Л.И. Маршевой

Митрополит Нижегородский Георгий: Призывает к служению Сам Господь. Наша задача — не погасить в молодежи это горение

Нужно быть внимательным пастырем и педагогом

«Не хочу учиться — хочу стать семинаристом»? Протоиерей Вадим Леонов о будущих пастырях и их образовании

«Решили сделать России плохо». В.Р. Легойда об уходе от Болонской системы