Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Игумения Иулиания (Каледа): Все мы нуждаемся в совете опытных людей

Игумения Иулиания (Каледа): Все мы нуждаемся в совете опытных людей
Версия для печати
31 декабря 2015 г. 14:11

Беседа с заместителем председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству, настоятельницей Зачатьевского ставропигиального женского монастыря Москвы игуменией Иулианией (Каледой).

— Матушка, третий год Вы исполняете послушание заместителя председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству. Сегодня о деятельности Отдела многие судят по монашеским форумам, работе членов Коллегии, которые все чаще выезжают в монастыри для решения важных вопросов монастырской жизни, печатным изданиям, адресованным к монашествующим. Расскажите, чем еще занимается Синодальный отдел по монастырям и монашеству. С какой целью он был учрежден?

— Отдел (изначально Комиссия по делам монастырей и монашества) был учрежден решением Священного Синода для оказания помощи возрождающимся монастырям в устроении монашеской жизни согласно каноническим положениям Русской Православной Церкви.

В 1990 году была образована Синодальная комиссия по делам монастырей, которую в разные годы возглавляли епископ Владимирский и Суздальский Евлогий (ныне митрополит Владимирский и Суздальский), почивший ныне епископ Орехово-Зуевский Алексий (впоследствии архиепископ Костромской и Галичский) и архиепископ Сергиево-Посадский Феогност. Решением Священного Синода от 15 марта 2012 Синодальная комиссия была преобразована в Синодальный отдел по монастырям и монашеству. В своей практической деятельности Отдел наиболее тесно взаимодействует со ставропигиальными монастырями.

По благословению Патриарха председатель Отдела, наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност вместе с членами Коллегии проводит собеседования с кандидатами перед приемом в монастырь, рукоположением духовенства, перед иноческим, монашеским и схимническим постригами. Владыка регулярно служит в ставропигиальных монастырях, старается быть в курсе монастырских проблем, в той или иной степени помогает эти проблемы решать.

Правящим архиереем и Священным архимандритом ставропигиальных монастырей, как известно, является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству регулярно знакомит Его Святейшество с последними событиями жизни монастырей, предоставляет информацию о них.

Синодальный отдел также осуществляет взаимодействие с епархиальными монастырями, епархиальными архиереями и при необходимости с Управлением делами Московской Патриархии.

Например, для того, чтобы открыть новый монастырь в епархии, правящий архиерей в письменной форме испрашивает благословение Святейшего Патриарха. Прошение поступает в Синодальный отдел, после чего члены Коллегии Отдела выезжают на место, чтобы ознакомиться с ситуацией, увидеть жизнь общины, посмотреть, есть ли условия для монашеской жизни. Наличие общины — это главное условие для создания монастыря. Иногда, слава Богу, редко, но бывает, что есть храмы, здания, а общины как таковой нет. Чаще, конечно, бывает наоборот: есть полуразрушенный монастырь, пусть не очень хорошие, но все же условия для проживания, и есть община. Даже небольшая община, в которой собрались люди во имя Христово, чтобы вместе осуществлять свое спасение, бороться со страстями и обретать дорогу к Богу, является необходимым условием для начала монастырской жизни.

Внешние условия жизни будущего монастыря должны также соответствовать определенным требованиям государственной системы (наличие оформленного права на имущество, на земельный участок). Для помощи вновь возникающим обителям в 2011 году Комиссией по делам монастырей и монашества были разработаны предложения по основным критериям открытия новых монастырей, вошедшие в состав Рекомендаций Священного Синода епархиальным архиереям касательно открытия монастырей.

— Бывает ли, что Коллегия приезжает, чтобы закрыть монастырь?

— У нас нет такого понятия — закрыть монастырь: есть понятие упразднить монастырь. Бывали случаи, когда от архиереев поступали прошения об упразднении монастыря. Скажем, монастырь оказывается в самом центре города, и община лишается надлежащих условий проживания. Тогда архиерей принимает решение создать на этом месте архиерейское подворье или приходской храм, а общину перевести туда, где есть более подходящие условия для жизни монашествующих. Иногда архиерей принимает решение упразднить монастырь из-за малого количества насельников, но общинная жизнь при этом продолжается.

— Матушка, Вы сказали, что Синодальный отдел помогает монастырям решать проблемы. Как именно Отдел получает сигнал с просьбой о помощи?

— В Отдел сигнал от епархиальных монастырей, как правило, поступает из Управления делами Московской Патриархии. Именно туда приходят письма от епархиальных архиереев и из монастырей. Управделами направляет их к нам с соответствующей резолюцией от священноначалия, чтобы мы разобрались в ситуации.

— Управделами — это первая инстанция, куда могут обратиться за помощью монастыри?

— Монастырская жизнь многогранна: одни вопросы находятся в ведении правящего архиерея епархии, по другим бывает необходимо обратиться в Управделами. На практике к нам достаточно часто звонят игумены и игумении посоветоваться, как поступить в той или иной ситуации повседневной монастырской жизни, и мы всегда стараемся помочь в решении практических вопросов, связанных с канцелярией, хозяйственной деятельностью, реставрацией, отношениями с государственными органами или касающихся внутренней жизни обителей. Хочется отметить, что по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла епархиальные монастыри с каждым годом все теснее сотрудничают с Синодальным отделом по монастырям и монашеству. Так, в декабре этого года в рамках регионального этапа XXIV Международных Рождественских образовательных чтений состоялось первое собрание руководителей епархиальных структур, ответственных за монастыри, участники которого имели возможность обсудить вопросы монастырской жизни в регионах, проблемы юридического и хозяйственного характера, а также познакомиться с основными направлениями деятельности СОММ. 130 человек стали участниками этой встречи, в том числе представители таких отдаленных епархий, как Южно-Сахалинская и Курильская, Читинская, Корсунская.

— Хорошо ли принимают Комиссию Отдела в монастырях, когда она приезжает в епархии по сигналу о помощи?

— Как правило, очень хорошо. Конечно, нас, как любое начальство из Москвы, ждут «со страхом и трепетом». Мы же, в свою очередь, всегда стараемся приехать, чтобы по-братски или по-сестрински помочь. Все члены Коллегии сами являются игуменами и игумениями монастырей и знают монастырскую жизнь изнутри. Им знакомы все проблемы и искушения монашества, и поэтому мы приезжаем совсем не для того, чтобы найти и наказать виновных, а чтобы помочь справиться с той или иной ситуацией. Поэтому, как правило, в процессе общения складываются добрые, а иногда даже и дружеские отношения с монастырями, в которые мы приезжаем.

— Еще одно направление деятельности Отдела — это монашеские форумы и конференции, которые стали традиционными. Материалы конференций Отдел публикует на официальном сайте, позже они выходят в печатном виде. К сожалению, не у всех желающих есть возможность посещать конференции и другие форумы. Расскажите, какова цель этих встреч.

— Такие встречи нужны нам, прежде всего, для общения. Господь говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них». Хотя мы и являемся игуменами или игумениями монастырей, все мы нуждаемся в советах опытных людей, ведь совершенству, как известно, нет предела.

Когда мы получили благословение Святейшего Патриарха проводить конференции, стали думать над тем, как именно это надлежит делать. У всех нас одна цель: искание Христа, созидание Царствия Небесного внутри своего сердца, борьба со страстями, а это и есть святоотеческий путь исполнения евангельских заповедей. «Христос вчера и днесь Той же и во веки», и монашеская традиция остается неизменной. И хотя мы, слабые и немощные, люди ХХI века, не можем нести подвигов, которые несли христиане первых веков, но исполнять Заповеди, бороться со страстями, очищать свое сердце, чтобы в него могла вселиться благодать Святого Духа, мы обязаны. Именно поэтому было выбрано направление освещения монашеских традиций и опыта Отцов, как этим традициям следовать.

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла мы изучаем опыт Поместных Церквей, приглашаем на форумы монашествующих со Святой Горы Афон, из монастырей других Поместных Церквей. Но, что очень важно, мы не стремимся перенимать особенности той или иной Церкви, не собираемся менять традиции, сложившиеся у нас, а лишь стараемся приобщиться к богатому святоотеческому опыту, который был накоплен за два тысячелетия истории христианства.

На первую конференцию, которая состоялась в 2013 году в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, был приглашен митрополит Лимасольский Афанасий, который 22 года подвизался на Святой Горе Афон, был игуменом монастыря, а в настоящее время окормляет несколько мужских и женских обителей на острове Кипр. Владыка высказал очень важную мысль о том, что когда мы собираемся вместе, то говорим об опыте святых Отцов и о той традиции, которую они передавали друг другу — от учителя к ученику. При этом речь идет о духовных основах монашеского делания, а внешние формы, такие, как разнообразие покроя монашеского облачения, никакого значения для нашего спасения не имеют. Встречаясь, мы говорим о сущности монашества, о том, как соединиться со Христом.

Во время наших встреч игумены и игумении монастырей делятся своими размышлениями, основанными на святоотеческом учении и собственном опыте, как положительном, так и отрицательном, с тем, чтобы помочь друг другу избежать ошибок и получить пользу в деле устроения монастырской жизни.

— На последней конференции, которая проходила 23-24 сентября 2015 года в Покровском ставропигиальном монастыре Москвы, игумены и игумении обсудили ряд вопросов в формате круглых столов. Причем вопросы монастырской жизни женских и мужских обителей обсуждались отдельно — игумены и игумении собирались за круглыми столами в разных зданиях. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от прошедшего мероприятия. Кажется, обсуждение за круглым столом для игумений проходило достаточно живо?

— Это первый опыт проведения подобного круглого стола. Мы специально не готовили заранее темы сообщений, а решили просто обсудить вопросы внутреннего руководства сестрами, поделиться друг с другом своими мыслями и опытом. И, в общем, обсуждение, действительно, получилось живым. Возможно, не все были к нему готовы, но мы вполне довольны этим первым опытом. Игумении говорили о том, может ли монастырская община стать семьей, как построить в сестричестве добрые отношения, основанные на взаимном доверии сестер как к игумении, так и между собой. Это очень важный момент внутренней жизни монастыря: ведь можно правильно все устроить с административной точки зрения, но не иметь при этом полноценной монашеской общины, и тогда монастырь не будет семьей, где люди любят и уважают друг друга.

Еще говорили о том, что очень важно игумении, исполняя административные послушания, оставаться матерью для сестер, вместе бывать на богослужениях, на общей трапезе, общаться с сестрами. Ведь пример игумении вдохновляет и организует. Если матушка вместе с сестрами молится на службе, то Сам Господь начинает действовать между ними.

В монастыре, как и в семье, невозможно все время только делать дела, только исполнять послушания. Всем бывают нужны моменты отдохновения, когда люди просто встречаются, разговаривают друг с другом. На примере своего монастыря я вижу, как это нужно сестрам. Мы стараемся находить возможность собираться вместе: обсуждать монастырские вопросы, читать святых Отцов или проповеди Патриарха, осмысливать прочитанное, вместе ездить в паломнические поездки. Все это способствует преодолению отчуждения и объединяет монашескую общину.

Очень важно, когда мы не боимся друг другу что-то сказать, когда сестры высказывают свое мнение, свое видение того или иного вопроса. Конечно, последнее слово всегда остается за игуменией, но очень важно для монашеской общины, когда все ее члены имеют возможность высказываться. Ведь, по слову апостола, в первой христианской общине были одно сердце и одна душа — так должно быть и у нас. Для этого бывает нужно услышать друг друга и прийти к общему мнению. Ведь после того, как мы находим общее решение, мы начинаем действовать и очень важно, чтобы наши действия отражали наше единодушие. Все эти вопросы обсуждались за круглым столом.

— Вы сказали, что очень важно для игумении, исполняя административные послушания, оставаться матерью. Но и мать, какой бы ласковой ни была, вынуждена время от времени проявлять строгость. Часто ли игумении приходится быть строгой с сестрами? В чем тяжесть игуменского креста?

— Всегда легче по-доброму договориться с человеком, но когда не получается, приходится, что называется, употреблять власть. Мне это очень трудно дается, я человек мягкого характера и потом сама переживаю едва ли не больше тех, к кому была строга. Сестры имеют разные характеры, и очень важно в каждом конкретном случае находить такой способ воздействия, который принесет сестре наибольшую духовную пользу. В монастыре как в семье: если мать не будет ограждать свое дитя от опасности, ребенок может искалечиться. Хотя иногда и мать допускает некоему отрицательному опыту быть, если чадо не понимает по-хорошему, для его же блага.

Игумения несет ответственность за души сестер. Во время поставления в сан читается особенная молитва, где Господом ей поручаются души сестер, которые она должна привести ко Христу и за которые даст ответ в день Страшного суда. В этом вся тяжесть креста игумении — ответить не только за себя, но и за вверенные души. Ведь на самом деле никто из нас не сможет ничего сказать в свое оправдание. Если такие праведники, как преподобный Сисой Великий, перед кончиной говорили, что не знают, положили ли начало покаянию и угодны ли Господу их дела, то что сказать нам, грешным, о себе? Эта ответственность только повергает нас к стопам Спасителя и Матери Божией с мольбой о помощи исполнить послушание, потому что человеческими силами это невозможно.

Игумения Сергия, настоятельница Дивеевской обители, самого большого женского монастыря в России, когда ее попросили на одной из наших встреч поделиться опытом созидания монастыря и спросили, что ей помогает в игуменском служении, ответила, что, прежде всего, конечно, молитвы ко Господу и осознание своей немощи. Матушка тогда сказала: «Я понимаю, что сама не могу управить своих сестер, поэтому всегда молюсь за них и возлагаю все упование на Господа, на Владычицу Небесную, на преподобного Серафима».

— Матушка, Вы являетесь членом Президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. В этом году Комиссию Присутствия по вопросам организации монастырей и монашества возглавил митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий. Проект «Положения о монастырях и монашествующих» при обсуждении в сети собрал очень большое количество комментариев. В каком состоянии находится документ в настоящее время и почему, как Вы думаете, к нему проявили такой интерес не только монашествующие, но и миряне?

— Проект «Положения о монастырях и монашествующих» подготовлен Комиссией по вопросам организации монастырей и монашества и передан в Секретариат Присутствия для рассмотрения на Архиерейском Соборе.

В настоящее время Комиссия под председательством Высокопреосвященного митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия разрабатывает образец Устава внутренней жизни монастыря. Это важные документы, которые помогают нам организовать как внешнюю, так и внутреннюю монашескую жизнь.

Что касается интереса мирян к этим документам, то есть удивительные слова преподобного Иоанна Лествичника: «Свет инокам — ангелы, а свет мирянам — иноки». Монастыри всегда были для мирян своего рода маячками среди бурного житейского моря и привлекали людей не только из числа тех, кто решил посвятить себя Богу, но и вообще всех верующих. Взирая на эти маячки, христиане обретают свой путь ко спасению. Вспомним, как раньше созидались поселения, как возник, например, Сергиев Посад. Преподобный Сергий удалился из мира для спасения своей души. Но вокруг его келии в глухом лесу начали селиться братия, потом обычные люди, и так возникло целое поселение. Известно, что вокруг многих монастырей образовывались сначала слободки, а потом города. Так было всегда, и будем надеяться, что так и будет. И в наши дни мы нередко узнаем, что когда где-то в глубинке возрождается монастырь или подворье, то жизнь вокруг меняется: люди приходят к вере, близлежащие деревни поднимаются из руин, земля начинает плодоносить, повышается рождаемость... Поэтому, я думаю, интерес к монашеской жизни всегда был и остается у мирян и в наши дни.

Беседовала Екатерина Орлова

Синодальный отдел по монастырям и монашеству/Патриархия.ru

Другие интервью

Игумения Иулиания (Каледа): Все мы нуждаемся в совете опытных людей

Интервью управляющего делами Московской Патриархии митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия МИА «Россия сегодня»

Епископ Троицкий Панкратий: Нельзя формализовать духовную жизнь

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Служение ближнему должно стать делом каждого христианина

Межсоборное присутствие: итоги и перспективы

Протоиерей Павел Великанов: Информационная деятельность напрямую связана с нравственной ответственностью

Протоиерей Павел Великанов: Подготовленные Межсоборным присутствием документы касаются всей полноты Церкви

Протоиерей Всеволод Чаплин: «Церковь всегда участвовала и будет участвовать в решении важных для народа проблем»

Митрополит Волоколамский Иларион: «В процедуре возвращения из раскола не должно быть ничего унизительного»

Интервью секретаря Управления делами Московской Патриархии игумена Саввы (Тутунова) порталу «Интерфакс-Религия»